Олег Мушинский

Кровавое золото

В Лесавках появилась ведьма. Такое тут время от времени случалось. Лесавки были редкой глушью: туманный край на склонах горной гряды, покрытой вековым лесом. Под сенью деревьев укрывался разрозненный конгломерат маленьких поселков. В горах были шахты. В шахтах копались люди. Тут добывали золото.

Издалека Лесавки выглядели привлекательно. Особенно для юных ведьмочек, бежавших от излишне навязчивой опеки инквизиции. Привлекательно, правда, до первой ночевки в лесу под открытым небом. Утром они обычно убирались восвояси или куда-нибудь еще, не беспокоя местного куратора инквизиции по пустякам.

Вот и в этот раз, получив доклад о встрече с ведьмой, он лишь махнул рукой и сказал:

— Да и хрен с ней. Сама уйдет.

За окном уже стояла осень, хмурая и дождливая. Такая погода обычно выгоняла из нор даже самых упорных, но эта ведьма не ушла. А еще в округе стали пропадать люди.

Административным центром Лесавок служил поселок Чага. Полсотни деревянных домиков выстроились по обе стороны единственной извилистой дороги. Здесь были и двух- и даже трехэтажные строения, но деревья были еще выше. На крышах, на земле и на дороге лежали первые опавшие листья. В этом году помимо традиционно всех оттенков желтого было множество красных.

Ранним утром по дороге проехал одинокий мотоциклист. Он был высок ростом и абсолютно лыс. Крючковатый нос придавал ему сходство с орлом, а его кожаный плащ был того оттенка темно-бордового, каким обычно бывает засохшая кровь.

Миновав факторию, мотоциклист остановился перед штабом инквизиции. Тот разместился в двухэтажном домике, выкрашенном в легкомысленный розовый цвет. Широкое окно на втором этаже украшал красно-синий витраж, где инквизитор в балахоне сжигал уродливую ведьму. Композицию венчал традиционный лозунг: «Да сгинет скверна!» Ниже на стене, аккурат под костром, висел выцветший плакат, который призывал неинициированных ведьм сдаваться добровольно.

Мотоциклист взбежал на крыльцо и постучал кулаком в дверь. Ему открыла невысокая брюнетка в деловом костюме. У нее было симпатичное личико, которое слегка портил длинный шрам над левой бровью.

— Инквизитор Юлиус Берг, — резко бросил гость, проходя внутрь. — Меня ждут.

— Секретарь Инга Морис, — в том же тоне отозвалась брюнетка. — Да, ждем.

Берг остановился и криво усмехнулся.

— Рад познакомиться, Инга, — сказал он. — Прошу прощения за мои манеры, я спешу.

— Если спешите к господину куратору, то он наверху, — ответила Инга. — Прошу за мной.

Они поднялись по широкой лестнице на второй этаж. Деревянные ступеньки едва слышно поскрипывали под ногами. На стене висели портреты предыдущих кураторов. Все они, казалось, неодобрительно разглядывали гостя.

Кабинет нынешнего куратора занимал добрую половину этажа и выглядел необычайно просторным. Всю его обстановку составляли три стола, кресло и несколько стульев.

Центр комнаты занимал помпезный стол из красного дерева. На нем в гордом одиночестве стоял телефон. Аппарат был богато инкрустирован золотом. Впрочем, приглядевшись, Берг даже на глаз определил, что золото с примесями и самое дешевое. Второй стол выглядел классической рабочей лошадкой. Простой, функциональный и заваленный бумагами.

Третий стол заслуживал особого внимания. На нем с большим старанием была воссоздана объемная карта округа — домики, горы, леса, шахты, кладбища. Ее создатель «населил» леса стаей волков и десятком оленей. В карту была воткнула дюжина красных флажков. Древком каждому служила длинная портновская игла. Сам флажок был аккуратно подписан: профессия, имя, фамилия, дата, а иногда и время.

В кресле за помпезным столом сидел куратор. Это был более чем в меру упитанный человечек с круглым лицом. Откинувшись в кресле и прикрыв глаза, куратор буквально источал ауру умиротворения.

К сожалению, судя по отчетам, на весь округ аура не распространялась. Количество пропавших без вести уже перевалило за десяток. Напуганные люди требовали принятия немедленных мер, а в Песчанках чуть было не сожгли старуху-травницу, объявив ее ведьмой. Впрочем, бабка оказалась не божьим одуванчиком и, спустив с цепи пса, так решительно пресекла противоправные действия, что о костре никто больше не заикался.

Заслышав шаги, куратор приоткрыл глаза и скосил взгляд на посетителя. Заметив знак инквизиции на плаще, он удостоил гостя поворота головы.

— Да сгинет скверна, — произнес куратор официальное приветствие.

— Сама не сгинет, — бросил в ответ Берг.

По лицу куратора скользнула тень недовольства.

— По мере сил мы ей в этом помогаем, — сказал он.

— Из Дворца инквизиции ваши усилия незаметны, — ответил Берг.

Благодушная маска на лице куратора стала больше похожа на каменную.

— Если Великий инквизитор будет недоволен моей работой, он скажет мне это сам.

— Когда разбирательство дойдет до Великого инквизитора, может быть уже поздно что-то говорить, — ответил Берг. — Но сейчас меня интересует не столько ваше бездействие, сколько одна конкретная ведьма. Та, что появилась у вас пару недель назад.

— А точнее, пятнадцатого октября сего года, — сказал куратор. — И с этого времени она у нас числится в оперативной разработке.

За этой фразой отчетливо чувствовалась другая: «Как видите, мы вовсе не бездельничаем». Куратор снял трубку телефона и набрал трехзначный номер.

— Ян, поднимись ко мне, — велел он.

Меньше чем через минуту к их компании присоединился еще один сотрудник местного отделения инквизиции. Среднего роста, средней комплекции, в старой и уже порядком заношенной армейской форме — такую тут носили многие, — его запросто можно было принять за обычного охотника.

— Ян, — сказал куратор. — Что у нас по последней ведьме?

— Ищем, — коротко ответил Ян и кивнул в сторону стола с картой.

Куратор наградил его недовольным взглядом.

— Как я понимаю, флажки — это те, кто пропал с приходом ведьмы? — спросил Берг.

Ян снова кивнул, в этот раз ни на что конкретно не указывая. Берг подошел поближе к карте. Ведьма действовала с размахом. Флажки были раскиданы по всему округу. Один человек там, другой тут. Последней ее жертвой, судя по датам, был лум — безобидный кладбищенский утешитель. Чем он помешал ведьме, Берг даже представить себе не мог. Лум пропал три дня назад.

— Связь между жертвами установили? — спросил Берг.

— Нет, — ответил Ян. — Эти люди жили далеко друг от друга и по работе не пересекались. На кладбище, где работал лум, ни у кого из пропавших родные не захоронены.

— Ясно, — сказал Берг. — Скажите, Ян, а что по ведьме вам известно сейчас?

Как оказалось, немногое. Некто Всеслав Черепан, сотрудник службы «Чугайстер», заметил ведьму еще на автобусной станции. Та долго сидела в кафе, словно кого-то ожидая, а затем уехала из поселка на местном автобусе. У чугайстера были какие-то свои дела, поэтому выяснять, куда направилась ведьма, он не стал, но ближе к вечеру зашел со своим докладом в инквизицию.

— С чего бы это? — удивился Берг.

Служба чугайстеров занималась исключительно нежитью и в дела инквизиции обычно не лезла.

— Знаете, специфика маленького города, — сказал куратор. — Здесь всем до всего есть дело.

— Всеслав сказал — интуиция, — добавил Ян.

— Я бы хотел с ним побеседовать, — сказал Берг.

— Я тоже, — ответил Ян.

— Они уже три дня как не появляются, — сообщила Инга.

— Но это не значит, что чугайстеры у нас в списке пропавших, — поспешил уточнить куратор, стрельнув в сторону секретарши суровым взглядом. — Они, бывает, неделями не показываются. Должно быть, гоняются по горам за очередной нежитью.

— Очень на это надеюсь, — сказал Берг, подразумевая: «Если они уже лежат мертвые под елочкой, у тебя, приятель, точно серьезные неприятности».

— Я расследовал последние исчезновения, — произнес Ян. — Всегда был след ведьмы, но в офисе чугайстеров она не засветилась.

— Вот! — уверенно сказал куратор таким тоном, каким обычно говорят: — «Что, съел?»

— Тем не менее вы вломились в их офис, — сказал Берг Яну.

Куратора он проигнорировал.

— Почему вломился? — спокойно ответил Ян. — Ключи же есть.

— Откуда?

— Да они всегда их у нас оставляют, — пояснила Инга. — Когда в горы собираются. Мало ли, вернутся по одному или из центра кто приедет, а у нас всегда кто-то есть.

Под «кто-то» она, скорее всего, имела в виду себя. Говоря это, Инга машинально махнула рукой, указывая на второй столик. За ним на стене висела квадратная доска. Там, на гвоздиках, висели ключи. Под каждым была приклеена аккуратная бирка с указанием, откуда ключи и кому их можно выдавать.

— Чугайстеры приехали, — тихо сказал Ян и кивком указал за окно. — Но это не наши. Похоже, городские.

На дороге перед штабом остановился микроавтобус с мигалками на крыше. Из него вышли трое крепких парней в облегающих черных костюмах. Поверх костюма у каждого была наброшена жилетка из рыжего меха. Все трое дружно направились к крыльцу. Инга пошла их встретить.

— Что-то зачастили к нам гости, — заметил куратор.

— Возможно, на то есть причина, — сказал Берг.

— Мне таковая неизвестна, — ответил куратор.

Берг бросил внимательный взгляд на Яна. Тот был спокоен и невозмутим.

Тем временем, следуя за Ингой, новоприбывшие поднялись на второй этаж. У каждого на шее висела на цепочке серебряная пластинка. На ней было выгравировано удостоверение.

— Служба «чугайстер», старший группы Николай Кривонос, — равнодушно-казенным тоном, каким обычно бросают через плечо «благодарим вас за содействие», отбарабанил один из них. — Могу я получить ключи от офиса нашей службы?

— А могу я взглянуть на ваше удостоверение поближе? — тем же тоном отозвался куратор.

Кривонос снял с шеи пластинку и протянул ее куратору. Тот внимательно изучил ее и только потом махнул рукой Инге. Брюнетка вручила старшему чугайстеру связку ключей. Он молча сунул их в карман, едва заметно кивнул Инге, мол, спасибо, и все трое повернулись к лестнице.

— Сдается мне, господа, у нас с вами есть одно общее дело, — сказал Берг.

Чугайстеры остановились и обернулись.

— У вас свои дела, у нас свои, — ответил за всех Кривонос. — Занимайтесь своими и не лезьте в наши.

И они двинулись дальше.

— Что ж, как хотите, — бросил им вслед Берг и повернулся снова к куратору. — А мы с вами займемся поиском ведьмы.

— А мы ее нашли, — сказал Ян, по-прежнему глядя в окно.

Со стороны фактории по дороге шла девушка. Она была одета в длинный светло-серый плащ и такие же брюки. Ее рыжие волосы развевались на ветру, а на правом плече висела объемистая сумка; из тех, что называют «мечта оккупанта». Сумка была чем-то плотно набита, но девушка несла ее так, словно бы та вовсе ничего не весила. А еще девушка шла босиком.

— Хм... Сейчас вообще-то не май месяц, — заметил Берг.

— Некоторые ведьмы легко переносят холод, — сказал куратор, равнодушно глядя на девушку.

Он даже не привстал с кресла, чтобы лучше видеть. Берг, напротив, подошел к самому окну, внимательно разглядывая ведьму. Раньше ему не доводилось видеть ее вживую. Только на фотографиях.

До того как стать убийцей, ведьма позировала для рекламы, и у инквизитора была возможность рассмотреть свою цель во всех ракурсах. В том числе в самых фривольных. Как рассказал Бергу один из рекламных агентов, ведьма легко сбрасывала одежду, едва заходила речь о солидном гонораре. Правда, о том, что их модель — ведьма, агент не знал. Впрочем, опять же по его словам, это обстоятельство если и повлияло бы на что-то, то лишь на размер ее гонорара, и почти наверняка в плюс. Это вам не бедная деревенская ведьмочка без образования, которую суеверный бакалейщик не возьмет фасовать продукты.

Вот только на цветных фото ведьма могла похвастаться отличным загаром, а сейчас она была настолько бледна, что не всякое привидение смогло бы с ней поспорить по этой части.

— А ведь она все лето провела на курорте, — тихо заметил Берг.

— Погодите! — удивленно воскликнула Инга. — Это не она.

— Да, — чуть помедлив, согласился Берг.

А еще он мысленно взял на заметку, что девушка сообразила это раньше его, инквизитора, у которого были фотографии ведьмы и не один месяц на их изучение, тогда как у Инги — лишь словесное описание, сделанное чугайстером. Впрочем, в тот момент додумать эту мысль помешала следующая.

— Это нежить, — сообразил Берг.

Заслышав последние слова, чугайстеры дружно подобрались. Кривонос метнулся к окну, взглянул на девушку и уверенно сказал:

— Точно, это нявка.

— Некоторые особо упрямые умирают в горах от голода и холода, — столь же равнодушно добавил куратор. — Такое иногда случается, но они сами виноваты. У нас двери открыты круглосуточно...

— Теперь это наша добыча, — перебил его Кривонос.

Он резко мотнул головой, и все трое, точно волчата, заметившие зайца, метнулись вниз по лестнице. Куратор слегка поморщился и продолжил:

— Ян, подготовьте рапорт о закрытии дела.

— Сделаю, — сказал тот и ушел вниз.

Куратор прикрыл глаза, всем своим видом давая понять, что все происходящее его больше не касается. Инга нахмурилась. Берг молча смотрел в окно.

Нявка брела по дороге, ступая по разделительной полосе. Немногочисленные прохожие с удивлением глядели на нее. Дама с собачкой на поводке торопливо скрылась за углом. Слева из домика вышел кряжистый мужчина в полицейской форме. Увидев нявку, он остолбенел. Нежить равнодушно прошла мимо него. Из здания инквизиции выскочили чугайстеры. Вслед за ними вышел Ян. Он остановился на верхней ступеньке.

Нявка шагала, безучастная ко всему. Кривонос заступил ей путь. Двое других обошли ее с флангов. Нявка остановилась и медленно, словно бы через силу, подняла голову, заглянув в глаза чугайстеру. Тот что-то произнес. Нявка уронила сумку на дорогу и опустилась на колени.

Чугайстеры окружили девушку. Одновременно выбросив руки в стороны, они коснулись друг друга пальцами, начиная ритуал. Когда он закончится, от нявки останется лишь сморщенная безжизненная оболочка. Правда, для этого надо было довести ритуал до самого конца.

Чугайстеры едва начали, когда прогремел первый выстрел. Голова Кривоноса лопнула, как перезрелая дыня. Двое других успели удивиться и рухнули, сраженные пулями.

— Стреляли со стороны фактории, — спокойно отметил Берг. — И калибр неслабый.

Тем временем нявка вынула из сумки охотничий карабин и выпрямилась. Полицейский, увидев оружие, почувствовал себя в родной стихии и выхватил пистолет.

— Оружие на землю! — рявкнул он.

Нявка развернулась к нему, вскидывая карабин к плечу. Два выстрела прогремели как один. Оба мимо.

— Назад! — закричал Ян, бросаясь к полицейскому. — Тебе ее не взять!

В следующую секунду из-за угла фактории появилась ведьма. Неудивительно, что даже Берг поначалу обознался. Ведьма и нявка были похожи, точно сестры-близнецы. Они даже одевались одинаково, только ведьма не была босой. Она носила высокие сапожки столь же серого цвета.

А еще вместо карабина она держала в руках два пистолета. Стреляя с двух рук, она на ходу уложила полицейского, а затем и Яна. Инга вскрикнула. Берг машинально отметил, что в этом крике было много злости и немного удивления, но ни грана страха.

— Бог мой, но это же не по правилам! — воскликнул куратор. — Ведьмы не пользуются оружием!

— Ведьмы бывают разные, господин куратор, — проворчал в ответ Берг, расстегивая плащ. — Конкретно этот вид называется чемпион округа Рина по стрельбе из пистолета.

У него самого на поясе висел револьвер.

— Откуда вы это знаете? — спросила Инга.

— Не первый день за ней гоняюсь, — отозвался Берг, вытаскивая оружие.

Люди на улице, опомнившись, бросились врассыпную. Нявка палила по ним. Берг распахнул окно и, тщательно прицелившись, послал пулю в разбушевавшуюся нежить. Посылка пришла точно по назначению. Нявка дернулась. Затем она подняла голову, увидела в окне инквизитора и улыбнулась. Улыбка у нее была хищной.

Берг выстрелил снова. Убить нявку невозможно — она уже мертва, — но от бегущих горожан инквизитор ее отвлек. Теперь нявка палила по нему. Витражи разлетались вдребезги, и цветное стекло усеивало пол. Ведьма тоже несколько раз выстрелила. Куратор вскочил на ноги и тотчас рухнул обратно в кресло. Пуля ведьмы попала ему в шею. Инга метнулась к нему.

— Мертв? — спросил Берг.

— Да!

Берг шепотом помянул лешего.

— Динка, хватай сумку — и в дом! — прилетел с улицы крик ведьмы.

Голос у нее был звонкий. Берг даже назвал бы его приятным, если бы не был так поглощен поиском ответа на вопрос: как без чугайстеров упокоить нявку с карабином и, похоже, целой сумкой боеприпасов. Он выглянул в окно. Ведьма с нявкой бежали к крыльцу штаба. Ведьма на ходу перезаряжала оружие. Нявка чуть отстала.

— Прикройте меня, — скомандовал Берг и рванул вниз по лестнице.

— Как?! — прошептала Инга.

Входная дверь открылась, и через порог шагнула ведьма. Ее лицо сморщилось, словно от зубной боли. Ведьмы в присутствии инквизитора всегда чувствовали себя паршиво. Правда, не настолько, чтобы это их останавливало. Берг шагнул ей навстречу. Во взгляде ведьмы отразилось легкое удивление. Берг поймал этот взгляд и ввинтился в него своим взглядом. Словно в колодец нырнул. Мозг привычно замерял силы ведьмы. Потенциал был велик, но не пробужден. Информатор Берга был прав. Ведьма так и не прошла инициацию.

На секунду Берга это озадачило. Если ведьма не желала становиться ведьмой, то она вполне могла обрести нормальную для простого смертного жизнь. На дворе, чай, не Средневековье. Встала бы на учет и жила себе спокойно.

Хотя, конечно, какая там законопослушная жизнь с нявкой-то в багаже? Тут действительно только в бега подаваться. Однако для беглянок эти двое вели слишком уж бурную жизнь.

Нявка появилась в дверном проеме секунду спустя. Она легко вскинула карабин к плечу.

— Берегись, — раздался сзади крик Инги.

Только инквизитор собрался последовать разумному совету, как его сильно толкнули в спину. Зрительный контакт разорвался. Ведьма отпрянула. Берг рухнул на пол и рядом упала Инга. В ту же секунду нявка выстрелила. Пуля ударила в стену между двух портретов. Ведьма выхватила у нявки сумку и с размаху швырнула ее внутрь. Та тяжело плюхнулась у основания лестницы. Судя по тому, с какой скоростью рванули прочь ведьма с нявкой, тут намечался очень неприятный сюрприз.

— В погоню! — крикнула Инга, вскакивая на ноги.

Берг едва успел поймать ее и толкнуть под лестницу. И тут рвануло! Весь дом вздрогнул. Окна вылетели. С потолка осыпалась штукатурка, со стены — портреты. Стойку при входе разнесло в щепки. Металлическую вешалку — всю перекрученную — нашли потом в придорожной канаве, обильно присыпанную битым стеклом.

Основной удар приняла на себя лестница. Когда Берг с Ингой, пошатываясь, выбрались из-под нее, на том, что от лестницы осталось, уже начинался пожар.

— Ну и какого черта вы влезли? — проворчал Берг.

— Да вы же сами сказали прикрыть! — возмутилась Инга.

— Но не собой же!

— А больше у меня ничего нет. Оружие только у господина куратора было, а он...

Она шмыгнула носом. Берг подошел к входной двери. Та удержалась, хотя верхнюю петлю вырвало с мясом. Ведьмы с нявкой нигде не было видно. Автомобиля чугайстеров — тоже. Красный мотоцикл инквизитора лежал на боку. Здание фактории полыхало. Вокруг суетились люди. По улице, завывая сиреной, промчалась пожарная машина.

Берг оглянулся. Огонь уже охватил всю лестницу и остатки мебели слева от нее. Инга пыталась сбить пламя занавеской. Занавеска загорелась. Инга швырнула ее в огонь, напутствовав весьма недобрым словом. Часть пожарных, заметив пламя в штабе, устремилась к нему. Один по дороге спросил у Берга, не осталось ли внутри еще живых. Тот ответил, что нет, и вывел Ингу из дома.

— М-да, — сказал инквизитор, когда они вышли на улицу. — Нам еще здорово повезло, что нявка оказалась таким паршивым стрелком. Вообще ни в кого не попала.

— Зато ведьма настреляла за двоих, — возразила Инга.

Неподалеку стояла карета «Скорой помощи». Усатый доктор с сожалением разглядывал трупы. Ведьма подтвердила свою чемпионскую репутацию. Помощь доктора никому не потребовалась. Берг жестом подозвал его и поручил позаботиться об Инге. Сам он склонился над своим мотоциклом. Машина чугайстеров его бортанула, но серьезных повреждений Берг не заметил. Он поднял мотоцикл и поставил его на подножку.

— Я с вами, — решительно заявила Инга.

— Думаю, вам хватит ужасов на сегодня, — возразил Берг.

— Да, хватит, — резко ответила Инга. — Больше никаких убийств. Давайте посадим эту тварь на цепь.

Плечи девушки расправились. Доктор предложил девушке какую-то микстуру. Инга залпом проглотила ее, поморщилась и заявила, что готова к бою. Берг усмехнулся.

— А вот вы напрасно усмехаетесь, — заметила Инга. — Я выросла в этих краях и знаю тут каждый камушек в лицо, а вы только что приехали.

— Да, это аргумент, — согласился Берг.

Из фактории вынесли человека, и один из спасателей на ходу громко призывал врача. Доктор подхватил свой саквояж и поспешил к ним.

— Так что теперь? — спросила Инга.

— Я думал, это вы у нас проводник, — ответил Берг.

— Но мозговой-то центр — вы, — парировала Инга.

Берг усмехнулся и сказал:

— Хорошо, тогда давайте вместе подумаем. У ведьмы есть подруга с того света — нявка. Нявки обычно сохраняют тот облик, какой у них был при жизни. Значит, при жизни они с ведьмой были сестрами. Вероятно, одна из сестер погибла, а вторая как-то призвала ее обратно, и теперь пытается защитить. Да, эта нявка многое объясняет.

Впервые ведьма привлекла внимание Берга в округе Рина, когда выиграла ежегодный чемпионат по стрельбе. Богатая молодая дама появилась буквально из ниоткуда и утерла нос всем здешним знаменитостям.

Несколько позднее информатор Берга сообщил, что чемпионка-то — ведьма! Впрочем, она тогда точно не была инициирована, а, стало быть, оставалась — пусть с некоторыми оговорками — обычным человеком. Да, собственно, почему бы ей и не оставаться человеком? Ведьма легко сошлась с предыдущей чемпионкой — Эрикой Шталлер, дочерью известного в округе торгового магната. Соперницы на стрельбище в обычной жизни быстро стали лучшими подругами. Эрика ввела ведьму в местное высшее общество, и та легко в него вписалась. Еще бы: красивая, обаятельная и далеко не «бедная родственница».

И вдруг ведьма убила Эрику и подалась в бега. Берг долго ломал голову, с чего бы это, и, за неимением других разумных версий, предположил, что ее склонили-таки на инициацию. Правда, никаких ведьминских способностей она так и не проявила. С Эрикой она покончила банальным выстрелом в голову.

— Думаю, интуиция чугайстера намекала именно на нежить, — сказал Берг. — Возможно, он даже узнал ведьму, а значит, мог знать и про ее мертвую сестру. Мне удалось установить, что ведьма родом откуда-то из вашего округа. Вам она, кстати, не показалась знакомой? Она ведь примерно вашего возраста.

Говоря это, инквизитор внимательно взглянул на Ингу. Та быстро помотала головой.

— Что ж, округ большой, — сказал Берг. — Но тогда остается вопрос: зачем ведьма напала на инквизицию? Если мы примем за отправную точку, что ведьма защищает сестру и уничтожает тех, кто мог бы ее выдать, то ваше отделение никакой угрозы в этом плане не представляло. Столичные чугайстеры, пожалуй, тоже отпадают. Думаю, они просто подвернулись под руку, но сумка с динамитом предназначалась инквизиции. Почему?

Инга слишком поспешно, по мнению инквизитора, пожала плечами.

— Ян не успел проработать все связи, — добавила брюнетка. — Он просил вызвать ему в помощь еще оперативников, но господин куратор отказал. Он все надеялся, что ведьма уйдет сама... Обычно они уходили.

— Но не в этот раз.

— Да. — Инга вздохнула. — В конце концов мне пришлось отправить запрос во дворец через голову начальства. Нарушение субординации, конечно, но вы же сами видели, что тут у нас творится.

— Видел, — сказал Берг. — И вы совершенно правильно поступили, что известили нас.

Взгляд Берга скользнул по мертвецам. Помощники доктора аккуратно укладывали их в ряд на обочине.

— Ведьма тут настоящую войну развернула, — сказал Берг. — Остается вопрос: ради чего? Если все жертвы видели нявку и могли опознать ее, то та должна была метаться по всему округу как ужаленная. Нет, здесь что-то еще. Хорошо бы, конечно, получить полный список пропавших, — тут инквизитор оглянулся на горящее здание штаба, — но с этим, видно, придется обождать.

— Список здесь, — ответил Инга, постучав тоненьким пальчиком себе по лбу.

— Замечательно, — сказал Берг. — Покойный куратор, по крайней мере, умел подбирать толковых сотрудников. Хорошо, думаю, можете добавить в свой список местных чугайстеров.

— Но Ян же сказал, что не нашел у них ведьминого следа, — напомнила Инга.

— Он и самих чугайстеров не нашел, — ответил Берг. — И я догадываюсь почему. Ваши чугайстеры напали на след ведьмы с нявкой и сейчас лежат где-нибудь, как эти.

Инквизитор указал в сторону мертвецов.

— Это городские, — с ноткой презрения бросила Инга. — В городах нявки запуганные да зашуганные, а наши тут таких тварей ловили — жуть одна.

— Опыт — это хорошо, но даже самого опытного охотника можно подловить. К счастью, на ведьм это тоже распространяется, так что мы с вами идем на охоту. И начнем мы, пожалуй, с пропавшего лума. Нежить и кладбище. Ваши чугайстеры просто обязаны были проверить такую очевидную зацепку. Они уехали и не вернулись. Хм... Скажите, Инга, а что это было за кладбище?

— Шахтерское, — тотчас отозвалась Инга. — Название такое. Там шахта была рядом, но ее пару лет назад закрыли. Выработали подчистую, ну и устроили торжества по такому случаю. У нас вообще любят праздники, был бы повод, так что пришли и шахтеры с семьями, и хозяева, и деревенские из Моховиков. В общем, торжественно вывозили оборудование, и, как говорят, кто-то был неосторожен с запасами динамита. Рвануло так, что мало не показалось. — Она машинально коснулась шрама на лице. — Многих вообще в клочья разметало. Потом по кускам собирали. Ну и похоронили их всех тут же, на кладбище.

— Вот как? — сказал Берг. — Что ж, думаю, нам не помешает туда наведаться. Дорогу покажете?

— Конечно.

За поселком в горы уходили аж три дороги. Все они были запущенные и раскисшие после недавнего дождя. Инга уверенно указала на левую. Мотоцикл взревел. Грязь летела из-под колес и оседала на сапогах и одежде. Кое-где ехать рядом с дорогой было удобнее, чем по ней. Выше в горах стало посуше, но и заметно холоднее. Инга жалась к спине инквизитора.

— Здесь направо, — крикнула девушка в ухо Бергу.

Инквизитор кивнул. Он сбросил скорость и аккуратно вписался в поворот. Эта дорога так заросла травой, что без подсказки Берг принял бы ее за какую-нибудь просеку. По обеим сторонам стеной вставали чахлые, болезненные елки.

— Там еще раз направо, и будем на месте, — пообещала Инга.

Сразу за вторым поворотом на дороге лежал вверх колесами обугленный остов машины. Дальше путь преграждали ворота. Две створки были собраны из перекрещенных жердин, щедро обмотанных колючей проволокой.

Берг остановил мотоцикл. Луч света отразился в кусочке металла под передним колесом. Поверх него отпечаталась босая ступня. По размеру след вполне подошел бы нявке. Берг наклонился и поднял кусочек металла. Это оказалась согнутая серебряная пластинка с оборванной цепочкой. На лицевой стороне было выгравировано удостоверение на имя Всеслава Черепана, чугайстера. На обороте темнело бурое пятно. Берг потер его пальцем.

— Похоже на кровь, — сказал инквизитор. — Что ж, вот вам и пропавшие чугайстеры.

— Бог мой, неужели она такая сильная? — прошептала Инга.

— Вряд ли, — ответил Берг. — Умная. Вон смотрите.

Он указал вперед. Между воротами и автомобилем темнела воронка.

— Это не колдовство, — сказал Берг. — Их попросту взорвали.

— Чем?

Берг пожал плечами:

— Я, по правде говоря, не сапер, по одному виду сказать не смогу. Наверное, тоже динамит. Здесь у вас полно шахт, так что, думаю, его достать — не проблема. Ведьма прикинула, где остановится машина перед воротами, и заложила хороший заряд. Когда чугайстеры приехали, оставалось только запалить шнур.

Инга огляделась по сторонам.

— Значит, она устроила засаду?

— Да, — сказал Берг. — Как я говорил, эта ниточка была слишком очевидна. Они должны были сюда приехать.

— И мы тоже попадем в засаду?

— Вот сейчас и узнаем, — ответил Берг, слезая с мотоцикла и расстегивая плащ. — Я бы предложил вам остаться здесь, но вы ведь все равно не согласитесь. Да и пес его знает, где будет безопаснее.

Инга решительно кивнула. Берг вынул револьвер, и они направились к воротам. Створки были достаточно приоткрыты, чтобы пройти по одному, не касаясь их. За воротами начиналась широкая площадка, где запросто мог бы развернуться самосвал. Еще дальше темнел вход в шахту. Перед ним стояла на рельсах одинокая вагонетка. В тени виднелся подъемник. Слева от ворот стоял дощатый сарай. Выглядел он так, как и положено выглядеть зданию, заброшенному несколько лет назад.

Сразу за воротами в грязи отпечатался след босой ноги. Он указывал на сарай.

— Думаю, нам туда, — сказал Берг.

— И как мы будем их брать? — шепотом спросила Инга.

— Сориентируемся по месту, — сказал Берг. — Не волнуйтесь, импровизировать мне не впервой, и, как видите, я еще жив.

— Я не волнуюсь, — ответила Инга, хотя голос ее свидетельствовал об обратном. — Просто хотела получше подготовиться. Нявка и ведьма вместе... Никогда о таком не слышала.

— Да, это очень большая редкость, — сказал Берг. — Но о паре подобных случаев я читал в наших архивах, так что мы наступаем не вслепую.

У сарая было два входа с одного торца. Один — широченные ворота, другой — обычная дверь ближе к правому углу. Берг выбрал дверь. Взявшись за ручку, он очень осторожно потянул на себя. Дверь открылась легко и без малейшего скрипа.

Внутри царил легкий полумрак. Изначально для естественного освещения служили окна под потолком, но они были такими грязными, что свет пробивался сквозь них с большим трудом. Этот недостаток частично компенсировали широкие щели в крыше. Склад был заполнен штабелями массивных деревянных ящиков. Один стоял отдельно у самого входа. Берг заглянул в него. Тот был пуст.

— Это под оборудование, — тихо проинформировала Инга. — Которое вывозить собирались. Ну а потом и вывозить нечего стало, да и владелец новый как-то к этому хламу интереса не проявил.

— Ну так отсюда вывезти дороже, чем бросить, — столь же тихо согласился Берг.

Он медленно двинулся по проходу между штабелями. Крышу подпирали деревянные столбы. Ближе к середине Бергу попалась на глаза пара массивных агрегатов. Их металлические детали покрылись ржавчиной. Сразу за вторым агрегатом оказался небольшой закуток. Там, прямо на полу, был сложен из камней очаг. Над ним висел закопченный котелок. В котелке что-то булькало, а под ним горели толстые ветки.

— Она... — шепотом начала было Инга.

Инквизитор жестом велел ей замолчать. В ту же секунду из бокового прохода между штабелями вышла нявка. Она держала в руках карабин.

— Берегись! — рявкнул Берг.

Инга послушно метнулась в укрытие. В качестве такового она вполне благоразумно выбрала массивный агрегат из пусть и ржавого, но металла. Нявка дважды выстрелила, еще раз подтвердив свою репутацию скверного стрелка. Одна пуля звонко щелкнула по верхнему щиту агрегата в двух метрах над головой Инги, вторая и вовсе улетела куда-то в молоко. И это в забитом почти под самую крышу помещении! С этой мыслью Берг машинально взглянул вверх — и увидел ведьму.

Она сидела на стропилах. Левой рукой ведьма держалась за перекладину, а в правой у нее был пистолет. Мгновение спустя грянул выстрел. Берг почувствовал, как пуля обожгла щеку. Сам он выстрелил дважды. Ведьма вскрикнула. Нявка выстрелила в Берга. Пуля щелкнула по агрегату и рикошетом ушла в ящики.

Инквизитор выстрелил в ответ, целясь не в нявку, а в ее карабин. Он промахнулся. Секундой спустя все здание содрогнулось от взрыва. Крыша просела, а потом и вовсе рухнула, сминая рушащиеся штабеля. Берг вскинул руки, закрывая голову от падающих обломков. С большей их частью он благополучно разминулся, но стропило основательно приложило его по спине. Берг рухнул лицом вниз. Кисть с револьвером угодила в огонь. Берг отдернул руку и выронил оружие. Сверху продолжал сыпаться всякий мусор.

Перед глазами инквизитора появилась босая ступня. Она была маленькая и чистая. Ни царапин, ни грязи. Потом появилась вторая. Нявка спокойно прошла мимо инквизитора. Берг повернул голову. Взрыв проделал в штабелях широкий проход. Нявка, закинув карабин на плечо, уходила по нему прочь.

Берг поднялся на колени и огляделся по сторонам. Верхняя половина сарая теперь загромождала нижнюю. По деревянным обломкам бежали языки пламени. Из-под расколотой доски торчал ствол револьвера. Берг вытащил оружие и привычно осмотрел его. На первый взгляд револьверу досталось куда меньше, чем его хозяину. Берг поднялся на ноги и вновь увидел ведьму.

Ее придавило обломками. Позади закутка оказался еще один агрегат. Выглядел он аналогично первым двум, но оказался менее устойчивым. Когда ведьма вместе с крышей рухнули вниз, агрегат опрокинулся на нее. Ноги ведьмы скрывались под широченным щитом. Грудь и левую руку придавило ящиками. Пистолет валялся в паре метров ближе к проходу. Ведьма тянулась к нему, но без всяких шансов.

Берг подошел и забрал пистолет. Сзади послышался шорох. Берг развернулся. Рядом стояла Инга. Девушка сжимала в руках короткий ломик.

— Все отлично, — сказал Берг. — Мы победили.

— А... — Инга взглядом указала на нявку.

Путь нежити преградила стена. Нявка пнула ее ногой. Пара досок вывалилась наружу, и нявка вышла в открывшийся проем.

— Динка! — крикнула ведьма.

В ее голосе звенело отчаяние. Нявка даже не обернулась.

— Она ушла, — сказал Берг, обращаясь к ведьме. — Ты должна была знать, что этим все и закончится. Нежить приходит только с одной целью: погубить того, кто пробудил ее.

— Она обещала, что мы будем вместе, — прохрипела ведьма.

— Думаю, она тебя не обманула, — ответил Берг, окидывая взглядом ту махину, что придавила ведьму. — Нам тебя не вытащить, так что твой костер будет здесь.

Деревянные обломки быстро охватывало пламя. Во взгляде ведьмы отразился страх.

— Мы... — начала она и закашлялась. — Я богата. У меня есть золото. Оно может стать вашим.

— Лучше скажи, где пропавшие люди?! — спросила Инга. — Что ты с ними сделала?

Взгляд ведьмы переместился на брюнетку.

— Убила, — выдохнула ведьма. — Трупы в шахте. Они заслужили смерть. Каждый из них.

— Чем же? — спросил Берг.

— Они устроили здесь взрыв, — прохрипела ведьма. — Убили людей. Убили Динку. Она ничего им не сделала! Они хотели прикарманить последнюю партию золота. Убили всех, кто знал о ней. Но Динка не знала! Она просто оказалась рядом. Случайно. Теперь только я знаю, где золото. Хватит на всех.

— Ты предлагаешь нам взятку?! — возмутилась Инга.

— Да. И очень большую.

— В Рине ты убила Эрику Шталлер, — сказал Берг. — Вряд ли из-за этого золота. Думаю, она узнала про нявку и хотела ее выдать. Так?

Ведьма прохрипела нечто утвердительное. Ее взгляд неотрывно следил за язычками пламени. Те быстро подбирались к добыче с трех сторон. Револьвер в руке инквизитора выстрелил. Убрав оружие, Берг вынул из кармана портативный фотоаппарат. Сделав снимок мертвой ведьмы, он кивнул Инге:

— Идемте.

Секретарша послушно побрела за ним. Когда они вышли со склада, нявки уже нигде не было видно. Берг подобрал загоревшуюся палку и с ней в качестве факела вошел в шахту. Слева стоял серый пикап. Клеть подъемника была сдвинута вправо. Берг бросил вниз факел. Тот упал на трупы. Ведьма с нявкой не мудрствуя лукаво просто сбрасывали тела в шахту. Три верхних трупа были одеты в черные костюмы чугайстеров.

— Что теперь? — спросила Инга.

— Рутина, — сказал Берг. — Документальное оформление всего этого. Справитесь?

— Вполне, — ответила Инга. — Только вызовите мне полицейских из Моховиков. Сама я туда не полезу.

Ее взгляд не отрывался от тел на дне шахты. Факел догорал.

— Не боитесь остаться тут одна? — спросил Берг.

Инга помотала головой.

— Ведьма мертва, — сказала она. — А этот лес для меня как родной. Но если вы поторопитесь, я буду вам благодарна. Ночевать я хочу в своей постели.

Берг внимательно взглянул на нее и коротко кивнул.

— Как скажете, Инга. Всего хорошего.

Пока мотоцикл летел вниз по дороге, Берг привычно сложил в уме отчет о деле. Холодные скупые строчки о том, как неинициированная ведьма уничтожила полтора десятка человек, полагая, что защищает сестру-нявку, а на самом деле роя себе могилу. В конце отчета прилагалось сообщение для криминальной полиции о рукотворном характере взрыва на шахте и краже большой партии добытого там золота. Отмечать, что секретарь-инквизитор Инга Морис, скорее всего, знала как минимум нявку, а возможно, и обеих сестер, Берг счел излишним.


Инга еще долго стояла у входа в шахту, погрузившись в свои мысли. Слева от нее раздался шорох раздвигаемых кустов. На свет вышла нявка.

— Ну что, подруга, — сказала Инга. — Твоя сумасшедшая сестра наконец успокоилась. И чугайстеры вместе с ней. Только должна тебе сказать, Динка, что сегодня вы сильно перегнули палку. Те уроды в шахте заслужили свое, и это они еще легко отделались, но какого лешего вы напали на инквизицию?!

Ответа не последовало.

— Ладно, куратор на лапу брал, — проворчала Инга. — Но Ян-то всегда был честным парнем. Я даже подумала, что ты и меня хотела угробить. Лучшая подруга называется.

Вместо ответа нявка протянула ей аккуратно сложенный лист бумаги. Инга нетерпеливо развернула его. На тетрадном листке была нанесена карта. Инга сразу узнала место. На карте была обозначена старая шахта, которую лет десять назад похоронил большой оползень. Аккуратная стрелка показывала, где теперь можно было проникнуть внутрь. Крестик в одном из ответвлений шахты был подписан: «Золото здесь».

— Отлично, — сказала Инга. — Я так и знала, что они его не вывезут, пока история не забудется. Спасибо. — Она криво усмехнулась, и добавила: — Я так понимаю, лезть туда смертельно опасно?

Нявка уверенно кивнула. На какое-то мгновение Инге показалось, что мертвая подруга готова вырвать у нее карту обратно.

— За меня не бойся, — сказала секретарь, пряча бумагу во внутренний карман. — Я же выросла на этих шахтах. Забыла уже, как мы с тобой по заброшкам лазали? Для меня это будет легкая прогулка.

— Тогда до скорой встречи, подруга.

Голос нявки прозвучал так тихо и безжизненно, что его запросто можно было принять за причудливое дуновение ветра. Инга вскинула голову. Нявка исчезла. Остался только ветер.


Выбрать рассказ для чтения

48000 бесплатных электронных книг