Александр Рубис

Переполох в доме с колоннами

— Я распоряжаюсь всеми коммунальными службами России, — седо волосый мужчина бросил корм лебедям, которые плавали в пруду возле поваленных ворот. — На меня работает штат охраны и многочисленный обслуживающий персонал, но я не могу понять сверхъестественное явление, которое случилось этой ночью. Два боевых слона ворвались на мою усадьбу. Восемь человек в старинных доспехах и два всадника попытались подойти к дому. Сотрудникам моей охраны пришлось применить оружие, но одного из них зарубили мечами.

Василий Шурупов, пятидесятилетний сотрудник Санкт-Петербургского бюро расследований «Антианомалия», приподнял густые брови. Боевые слоны? Доспехи? Ну, прямо театр какой-то. Штурмовать современное здание с допотопным оружием могут лишь сумасшедшие. Только вот медицина пока не сталкивалась с подобными массовыми помешательствами.

— Полиция установила личности нападавших? — спросил Василий.

— Она не смогла этого сделать. Эти люди как будто никогда не существовали.

— Мне нужно посмотреть видеозапись нападения.

Чиновник вызвал по телефону начальника охраны. Через пару минут у пруда появился высокий человек в строгом костюме.

— Павел, покажи Василию Николаевичу запись побоища, — приказал хозяин. — И вообще, помоги ему в расследовании.

Верзила повёл в дом. Двухэтажный, с колоннами и лоджиями, он был окружён фонарями и цветочными клумбами. Недавно отремонтированная дверь вела в огромный холл. Две широкие лестницы, покрытые ковровыми дорожками, поднимались наверх, но Павел вошёл в одну из комнат первого этажа. По его просьбе молодой человек в синей форме включил запись рокового дежурства.

Взглянув на батальную сцену, Шурупов поморщился.

— Меня интересует то, что происходило на улице, до стрельбы.

Охранник отмотал запись назад. Монитор отразил полутёмные кирпичные дома с деревянными заборами. По проезжей части пронеслись несколько автомобилей. Затем из-за угла показались боевые слоны, всадники и вооружённые копьями и мечами пешие.

Василий задумчиво сел в кресло. Ни светящегося портала, ни шумовых эффектов. Значит, странное войско проникло в город не из далекого прошлого. Откуда же оно взялось?

— Вы уже напали на след? — насмешливо спросил Павел.

— Не совсем, — ответил Шурупов. — Ясно, что они не путешественники во времени. Возможно, это какие-то призраки.

— Я думал, вы скажете, что это сектанты.

— Сектанты носят на теле причудливые амулеты, распятия и прочие религиозные символы. Я не заметил на этих воинах ничего подобного.

— В городе есть любители старины. Иногда они дают представления с постановками боевых сцен. Я сам видел битву на мечах, копьях и булавах.

— Интересная версия, только вряд ли эти любители смогли бы достать боевых слонов.

Начальник охраны ничего не ответил. Василий ещё раз просмотрел видеозапись и попросил увеличить изображение. Среди старых клёнов стала видна фигура в дорогих доспехах. Голову человека венчала корона.

— У них, оказывается, был командир, — констатировал Шурупов.

Павел перевёл на экран скептичный взгляд.

— И что нам это даёт?

Василий пожал плечами. Почему в этих ряженых молодцах что-то кажется знакомым? Как будто они вовсе не люди, а нечто символичное, несущее скрытый смысл. Стоп! Ну, конечно, они не люди!

— Король, два слона, два коня и восемь пешек, — вслух перечислил Шурупов. — Не хватает только ладей и ферзя. Эти воины — не что иное, как оживлённые шахматные фигуры!

— Что-то я никогда не слышал о волшебнике, который может оживлять фигуры на доске.

— А этот человек и не хотел, чтобы о нём кто-то слышал. Ведь он готовился к нападению на дом вашего хозяина. Кстати, я не уверен, что эта попытка не повторится. На вас нападали воины в светлых одеждах, а в шахматах есть ещё и черные фигуры.

— Не волнуйтесь, мы тоже хорошо подготовлены.

— Вы недооцениваете серьезность положения. Эти фигуры исправно выполняют приказы того, кто их посылает в бой. Сегодня вы их перебили, но завтра всё может закончиться намного хуже.

— Но что мы можем сделать? — простонал Павел. — В вашу гипотезу никто не поверит без хороших доказательств. Евгений Александрович, конечно, может уехать, но где гарантия, что его не найдут в другом городе?

Василий подпер голову руками. Действительно, как остановить кровопролитие? Найти владельца шахматных фигур? Задача вполне выполнимая, если учесть некоторые особенности противника.

— Мы должны поймать шахматиста, — сказал Шурупов. — Скорее всего, перед очередным нападением он будет где-нибудь недалеко, — например на лавочке, что стоит за углом дома. У него будет шахматная доска с фигурами, но сам он будет один. Время, скорее всего, он опять выберет ночное.

Начальник охраны кивнул.

— За углом есть летнее кафе. Других комфортных условий поблизости нет. После наступления темноты я пошлю туда своих лучших людей.

— Пошлите, но запомните: они должны схватить чародея до того, как он станет оживлять фигуры.

Павел удалился для подготовки группы захвата. Остаток дня Василий провёл на теннисном корте. Чиновник играл с дочерью — расторопной, но невыносимо гордой девицей. Наконец, солнце спряталось за листвой фруктового сада, и вскоре наступила ночь.

Через час в дом доставили щуплого, в поношенной одежде, человека. Евгений Александрович, которому уже доложили о сути дела, пожелал побеседовать с ним в своём кабинете. На фоне роскошных картин и классической французской мебели задержанный выглядел крайне запущенным, но глаза его горели неприкрытой ненавистью.

Расположившись в кресле, хозяин с любопытством осмотрел незнакомца.

— Ну, дорогой гость, представьтесь, для начала.

— Не будет у нас с вами никаких начал, — презрительно ответил мужчина.

— Это почему же? Мои люди застали вас за таким интересным занятием... Вы, кажется, пытались превратить шахматные фигуры в живых убийц?

По знаку чиновника один из охранников ударил шахматиста под дых. Схваченный застонал и метнул в Евгения Александровича уничтожающий взгляд.

— С вашей лёгкой руки поднимаются цены на коммунальные услуги. Мой отец умер из-за вас в нищете. На то, чтобы заплатить за отопление, уходит половина моей зарплаты. Вы грабите свой народ!

Шурупов остановил занесённый кулак Павла.

— Показания этого гражданина должны дополнить мой доклад. Я бы не хотел, чтобы он утратил способность говорить.

Евгений Александрович неохотно успокоил телохранителей.

— Теперь понятно, чем я не угодил народу. Послушайте, незнакомец, а вам не приходило в голову, что цены на газ во многом зависят от международного рынка?

Шахматист усмехнулся.

— Приходило. Однако простые россияне страдать из-за этого не должны. Вы, олигархи, после перестройки обнаглели до предела. Вы прекрасно знаете, что простой человек не может бороться за свои права. Он не может нанять адвоката, получить нормальное образование, защитить свою жизнь на улице, потому что из-за таких, как вы, у него нет ни денег, ни здоровья.

— Допустим, — согласился Василий. — Давайте поговорим о шахматах. Как вы ухитрились вдохнуть жизнь в куски пластмассы?

— Я и сам не знаю. Я пытался организовать акцию протеста. Найти соратников было непросто — многие люди стали скептичными, трусливыми, равнодушными. У всех работа, семьи, дети, словом, есть, что терять. Однажды я анализировал сыгранную партию и вдруг подумал: если фигуры станут моими солдатами, то виновный не уйдёт от наказания. Они бесстрашны, исполнительны... Эта идея так меня увлекла, что постепенно прекратила казаться бредовой. Я обнаружил, что пешки, кони и слоны понимают меня, как живые существа. Затем подумал: неплохо было бы придать им реалистичный вид. И однажды у меня это получилось! Пешки стали настоящими копейщиками, кони и слоны — настоящими животными. Я дождался ночи, превратил фигуры в воинов. Охрана атаку отразила, ну, а второе нападение вообще сорвалось — помешали ваши сотрудники.

Шурупов удивленно покачал головой. Сила воли, помноженная на фантазию, ненависть, обострённое чувство справедливости и любовь к игре сотворили чудо. Жаль, но чародей скоро попадёт в тюрьму, а шахматы не будет видеть долгое время. Увезти бы его отсюда, потому что Евгений Александрович, наверно, мечтает закопать несчастного в саду.

— Ваши герои убили охранника, — напомнил Василий, — и за это вам придётся отвечать по закону. Что касается вашего гражданского возмущения, то здесь я судить не берусь. А вот в шахматы с вами сыграл бы, если, конечно, ваши фигуры не будут на меня набрасываться с мечами.


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг