Андрей Силенгинский

Тринадцатый принц

— Ты — дура, дочь моя! — голос короля прокатился по пустоте тронного зала, едва за последним принцем с его свитой закрылась дверь.

Принцесса сделала шутовской книксен.

— Да, папенька. Есть в кого. И я не имею в виду мою бедную матушку.

Король подёргал себя за напудренный локон парика и быстро стрельнул глазами по застывшим изваяниями у дверей стражникам.

— Ты это... Поаккуратней с Моим Величеством. Тут тебе не детская комната. Административное помещение, понимать надо. А я при исполнении!

Принцесса, уставшая от долгого стояния на ногах, уселась прямо на подножие трона. Чересчур короткая юбка (предмет утреннего скандала с отцом) для этого явно предназначена не была. Стражники принялись старательно изучать потолок. Тот, что помоложе, покраснел до кончиков ушей и теперь прилагал неимоверные усилия, чтобы вернуть лицу естественный цвет. Когда он подумал, что с ним сделает Его Величество, если хотя бы заподозрит в... отвлечении от несения службы, краснота сошла очень быстро.

Впрочем, и королю, и его дочери, было не до терзаний юного стражника. Принцесса, не глядя на отца, сердито дёрнула плечиком.

— При исполнении, так исполняйте! Ко мне какие претензии?

— Какие претензии?! — король соскочил с трона, впечатал в пол два шага и залихватски повернулся кругом, вспомнив годы, проведённые в гвардии. — Кому замуж пора, тебе или мне?

— Это уж вам виднее, папенька.

— Не дерзи отцу!

Король в сердцах сплюнул на натёртый до блеска пол. Из стены тут же выскочил юркий кругляш кибер-уборщика и моментально свёл на нет следы экспрессивности Его Величества.

— Чем тебе последний-то принц не понравился, а? — уже спокойней спросил король. — Ладно, я понимаю, было бы как в нравоучительных историях для малышей: злой и жадный отец пытается выдать дочь за старого богатого урода. Так ведь нет! Красавчик — хоть картины пиши. И пишут, между прочим. А она выкобенивается!

— Фи, папенька! — принцесса сморщила носик. Вышло это у неё очень изящно. Как, впрочем, и всё, что она делала.

Его Величество в молодости был натурой дерзкой и мятежной, никаких правил не признавал, кроме тех, что устанавливал сам. И в жёны себе взял не принцессу или хотя бы герцогиню, а самую красивую девушку планеты. Ага, провёл конкурс и взял.

Брак вышел неудачным абсолютно во всех отношениях, кроме одного, — принцесса унаследовала красоту матери. Многие считали, что дочь даже поэффектней будет.

— Ну, ладно, ладно, — сварливо согласился отец. — Нос воротит. Так пойдёт? Чего нос воротишь?!

Принцесса хихикнула.

— Слишком уж он красивый, папенька.

— Чего?! — вытаращился король. — А не офигело ли Твое Высочество?

Принцесса хихикнула ещё раз.

— Вы, Ваше Величество, интонацию-то слушайте. Слишком, говорю, красивый. Понимаете? Он, знаете ли, больше как-то на вас заглядывался, чем на меня.

— Тьфу ты! — король добавил ещё пару слов, которые нежелательно произносить монархам при исполнении, и совсем ни к чему слушать юным принцессам.

Кибер-уборщик снова метнулся к ногам короля, но тот, проявив отменную реакцию, встретил его добрым пинком. Робот шмякнулся о стену и развалился на куски. Зная привычки Его Величества, всех роботов во дворце делали не слишком прочными. Сокрушённые механизмы впитывали в себя часть высочайшего гнева, которая, в противном случае, пролилась бы на подданных.

— Точно? — переспросил король.

— Зуб даю! — побожилась принцесса.

Король покачал головой.

— Какого ж дьявола он тогда... свататься?

— Традиции, папенька, — нравоучительно объяснила принцесса. — Институт монархии держится на традициях.

— Ладно, — король махнул рукой. — Забудем про него. Но принц Завнавии тебе чем не угодил? Тут-то не придерёшься, пялился на твои ноги так, что хотелось ему в зубы дать.

Принцесса презрительно скривилась.

— Бабник! Король всплеснул руками.

— Ну, знаешь! Тебе не угодишь!

— Ваше Величество, — принцесса встала и положила королю голову на плечо. Приём безотказный, она знала. — Признайтесь, ведь вы не хотите такой доли для своей дочери? Сижу вечно одна в своих покоях, а дражайший муженёк мой по всей галактике сеет своё...

— Хватит! — одёрнул дочь король. — Бог с этой Завнавией. Название ещё дурацкое. Гровынию с её принцем тоже к чёрту, пустыня, а не планета... Мануэля туда же — тоже мне, пятидесятилетний принц... Ну, а этот, как его... Тиму... Тимирумилан? Гос-споди, где такие имена берут? С ним что не так?

Принцесса вздохнула.

— С ним всё так. Честно говоря, он бы, наверное, был мне хорошим мужем.

— Ну? — король пожал плечами.

— Всё дело в том, что он — принц Сабарга.

Король снова пожал плечами. Но смотрел почему-то куда-то в сторону.

— Весьма богатая планета.

— Угу, — согласилась принцесса. — Только вы делаете вид, что забыли одну маленькую деталь. На Сабарге среднегодовая температура даже на экваторе минус три градуса. Я понимаю, что на холоде всё лучше сохраняется, и ценю вашу заботу обо мне...

— Прекрати паясничать, — устало сказал король. — Согласен, не самая комфортабельная планета. А вот Альгашур? Там точно тепло.

Принцесса заглянула отцу в глаза.

— Вы серьезно, Ваше Величество? А ничего, что принц Джабрад в своё время станет не королем, а султаном?

— Король, султан... Не в названии дело.

— Конечно, не в названии! — принцесса всплеснула руками. — А в том, что султану Альгашура по закону положено иметь не менее семи жен!

Король слегка смутился, но сдаваться не собирался.

— Но пока-то Джабрад холост! Совсем холост.

— Папа! — напряжённым тоном протянула принцесса.

— Что такое? Моя дочь боится конкуренции?

— Папа!

Это было сказано уже тоном последнего предупреждения. За таким тоном обычно следует скандал. А одного скандала в день королю было более чем достаточно. Король тяжело вздохнул, вернулся на трон и подпёр голову кулаком.

— Дочь, — сказал он умиротворяющим, домашним голосом. — Ты понимаешь, что женихи закончились? Двенадцать принцев — это всё, что может нам сегодня предоставить обитаемая Вселенная. Монархия снова выходит из моды...

Принцесса фыркнула.

— Как будто свет клином сошёлся на принцах. — Сошёлся, принцесса, сошёлся, — увещевал король. — Ты — дочь короля, и не можешь выходить замуж за кого попало.

Принцесса закатила глаза.

— А вот я знаю одного короля, который женился вовсе не на принцессе...

— Дурак был этот твой «один король»! — Его Величество обрушил свой кулак на подлокотник трона. — Дурак! Попадись мне сейчас этот сопляк, я бы ему такого пендаля отвесил...

— Ваше Величество, — одёрнула отца принцесса. — Вы же в административном здании. И при исполнении.

— Дочь, надо выбрать, — заискивающим тоном сказал король. — Подумала бы ещё, а?

— Не из кого выбирать! — отрезала принцесса. — Не из кого! Я хочу выйти замуж по любви!

Король стянул с головы парик и вытер им пот со лба.

— Доченька, — совсем проникновенно сказал он. — Так выходи по любви, я же только за. Но полюбить надо принца. Кроме вопросов чести и всего такого, нужно элементарно обеспечить своё будущее. Или ты думаешь, я всю жизнь буду тебя содержать?

— Конечно! А куда вы денетесь, папенька.

— Никуда не денусь, — согласился король. — И содержать буду. Только ведь... Это сегодня я король, а завтра меня, к примеру, отравят. Или прирежут в собственной постели. А то и вовсе, — короля передёрнуло, — объявят парламентскую республику. Так что... давай ещё разик по кандидатам пройдёмся.

Принцесса набрала полную грудь воздуха.

Возможно, скандал, которого не хотел никто из присутствующих, всётаки разразился бы. Но в это время в тронный зал вошёл герольд. Одна из основных обязанностей герольда — входить именно тогда, когда назревает скандал.

— Его Высочество принц Эльдорадии Макар просит аудиенции.

— Какой Эльдорадии? — изумился король.

— Какой Макар? — заинтересовалась принцесса.

— Прикажете впустить? — осведомился герольд.

Король махнул рукой:

— Давай! — и напялил парик обратно на голову.

Принцесса нежной ручкой стёрла с лица короля следы пудры.

— Ну вот, Ваше Величество, а вы говорите, монархия из моды выходит. Вот и на Эльдорадии принц появился.

— Да где вообще эта Эльдорадия? — король потёр нос, включив тем самым детектор лжи.

Не то, чтобы человеку уж и соврать нельзя. Тем более принцу. Но, согласитесь, всегда интересно знать, в чём именно он врёт.

Принц Макар оказался молод, высок, плечист и дерзок лицом. Одет он был, пожалуй, чересчур крикливо, но вкусы в разных концах Вселенной слишком разные, чтобы обращать на это большое внимание.

Свиту принца составляли два таких же дюжих молодца, одетые поскромнее, но также безвкусно.

— Ваше Величество, — принц склонился в совершенно дурацком поклоне. Видно, что монархия на Эльдорадии совсем молодая. — Я примчался сюда через четыре гиперперехода, чтобы иметь счастье видеть вашу прекрасную дочь.

В носу короля чуть-чуть защипало, что означало не совсем полную искренность принца. Вполне терпимо для церемониала.

— Ну, значит, ты уже осчастливился, увидел, — размеренно сказал король. — Дальше посмотрим. Эльдорадия — это где вообще?

— Папа, он же сказал — четыре гиперперехода, — прошипела принцесса. Король скосил глаза на дочь и понял, что в этот раз её особо уговаривать не придётся.

— Сектор восемнадцать-бэ, — ответил принц.

И не соврал.

— И давно вы на своей планете пришли к самому справедливому общественному строю? — спросил король.

— Три дня назад.

Детектор молчал!

— Ого! — удивился Его Величество. — А ты шустрый малый.

— От вас я принимаю это в качестве комплимента, — принц открыто улыбнулся. — Буду предельно откровенен, Ваше Величество.

— Да уж постарайся, — хмыкнул король.

— Моего отца нет в живых, и я вполне мог бы уже быть королем Эльдорадии. Но по нашим законам я должен быть женат.

Детектор молчал.

— Узнав, что Ваше Величество намеревается выдать замуж прелестнейшую девушку Вселенной, я, не медля ни минуты, отправился в долгий путь.

Лёгкое пощипывание в носу. Это бывает даже при идущих от чистого сердца комплиментах.

— Это всё здорово, конечно, — ворчливо сказал король. — Но мы ничего не знаем о вашей планете. Вдруг она пустынна?

Принц снова улыбнулся.

— Ваше Величество, на Эльдорадии всего одна пустыня. И она вся поместилась бы в границах Вашего поместья. Предвосхищая следующие вопросы, скажу, что по насыщенности металлами моя планета стоит в одном ряду с Шаархамом и Евманикой.

Брови короля полезли на лоб. Принц сравнил Эльдорадию с двумя крупнейшими центрами добычи металлов обитаемой вселенной, а в носу даже не защипало!

— Не буду чрезмерно хвастать, — сказал принц, — промышленная добыча руды на Эльдорадии ещё как следует не разработана. Но перспективы вы сами можете оценить.

Король оценил.

— Климат? — спросил он.

— Я бывал на всех уголках Эльдорадии, — ответил принц. — И нигде мне не приходилось страдать ни от холода, ни от чрезмерной жары. Но я не сказал о главном. Дело в том, что мне принадлежит одна седьмая часть всей планеты.

Сначала король не понял.

— Так ваша власть распространяется не на всю планету?

В улыбке принца засквозила снисходительность.

— На всю. Когда я женюсь, стану полноправным властителем Эльдорадии. Я говорю о правах собственности. Я лично я владею четырнадцатью с лишним процентами планеты.

Это было не просто хорошо, это было невероятно. Но детектор лжи молчал!

— Покажите документы, — выдохнул король. Кто их знает, эти детекторы...

— Папа! — возмущенно вскричала принцесса.

— Всё в порядке, Ваше Высочество, — принц отвесил галантный, как ему казалось, поклон. — Я уважаю деловой подход.

Он развернул перед королем сразу несколько голограмм, которые тот принялся пристально изучать, без стеснения проверяя печати встроенным в указательный палец правой руки сканером.

Всё было правильно! Планета Эльдорадия... Сектор восемнадцать-бэ... Принц Макар... Права собственности.

Когда король закончил свою инспекцию, принцесса уже стояла под руку с принцем. Признаться, пара была красивая.

— Благословляйте, Ваше Величество, — тоном, не терпящим возражений, сказала принцесса.

Король вздохнул.

— Ты уверена, дочка? Августейшие особы не разводятся...

Что-то ему не нравилось. Король сам не мог понять, что именно.

— Уверена! — твёрдо сказала принцесса. — Что ж... — Его Величество развёл руками. — Торжественные мероприятия проведём где-то через недельку — народу надо подготовиться к ликованию. А с оформлением документов тянуть не будем. Совет, как говорится, да любовь.

Хлопотное это дело — регистрация брака. Перед бюрократией бессильны даже короли. Его Величество чувствовал себя уставшим и опустошённым. Молодые удалились в покои — в разные: роспись росписью, а первая брачная ночь возможна только после свадьбы, король придерживался строгих правил.

Его Величество в своей опочивальне развернул терминал и погрузился в просторы галактической сети. Не для развлечения, понятное дело. Монарх должен держать руку на пульсе событий в обитаемой Вселенной. И не ограничивать себя официальными сводками.

Внимательно просмотрел новости спортивные, зевая прокрутил светские. На пикантных остановился чуть подробней. Напоследок заглянул в раздел курьёзов, перед сном полезно посмеяться над всевозможными проявлениями человеческой глупости.

Одна новость привлекла его внимание. Сначала король сам даже не понял, чем именно.

Семеро молодых людей... одни издания именовали их авантюристами, другие — идиотами, а скандальный «Голос» назвал аферистами, никак, впрочем, не аргументировав свою позицию. Так вот, семеро молодых людей вскладчину купили завалящий астероид трёхкилометрового размера. Сама по себе эта покупка, разумеется, не тянула на раздел курьезов, да и вообще вряд ли заслуживала внимания.

Интересное было дальше.

Наша семёрка дала взятку Галактической Ассоциации Именований, и ГАИ, чья продажность давно вошла в поговорку, присвоила астероиду звание планеты, с выправкой всех необходимых документов. После этого взятка, необходимая для установления на «планете» монархического строя, выглядела уже сущими копейками.

Как сквозь туман король прочитал название, данное семёркой своему астероиду.


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг