Дэвид Веллингтон

Орбитальный распад

[Ниже приводится запись последнего радиоконтакта с Международной космической станцией, обнаруженная на резервном диске в «Космическом центре имени Линдона Б. Джонсона» в Хьюстоне, штат Техас. В ту ночь на борту станции были три астронавта и один космонавт, чьи имена стали нам известны благодаря инициалам, обозначенным в стенограмме:


ДХ: Джексон Харцфельд, «Харц», командир экипажа;

СФ: Сергей Фаворов, координатор проекта с российской стороны;

КР: Карл Гернси, научный специалист;

МД: Марсия Джерниган, бортинженер.


В дальнейшем в стенограмме весь персонал центра управления полетами идентифицируется как ЦУП.

Учитывая события той ночи на Земле, неудивительно, что видеозапись последующих событий была утеряна. Однако мы смогли собрать по кусочкам частичный отчет о произошедшем со слов этих последних космических путешественников. Слишком чувствительным натурам и тем, кто страдает от посттравматического расстройства, вызванного событиями той ночи, рекомендуется немедленно прекратить чтение.]


ЦУП: Вперед, Харц! Нервничаешь?

ДХ: Немного.

ЦУП: Все будет хорошо. Просто не забывай улыбаться. Вы начинаете в пять. Ты готов?

ДХ: Да, я готов, только...

ЦУП: Два. Один. Давай.

ДХ: Привет, начальная школа Бейкер! Меня зовут Джек Харцфельд, и я говорю с вами из космоса! Я нахожусь на Международной космической станции. Смотрите, я парю в воздухе! Это потому, что в космосе нет гравитации. Я нахожусь на орбите Земли — можете спросить своего учителя, что такое орбита. Прямо сейчас я нахожусь практически над Питтсбургом, на высоте около двухсот пятидесяти миль. Когда сегодня вечером стемнеет, вы сможете меня увидеть. Я буду яркой точкой, быстро двигающейся по небу...


[Часть презентации ДХ для начальной школы Бейкер была удалена как не представляющая интереса. Одновременно с проведением презентации бортинженер МД наблюдала за приближением космического корабля «Союз», который должен был состыковаться с МКС и доставить трех новых членов экипажа, что позволило бы ДХ вернуться домой.]


МД: Центр управления, я вошла в визуальный контакт с «Союзом TMA-21M». Эти цифры немного...

ЦУП: Подтверждаем, Джерниган. Мы потеряли радиосвязь с «Союзом». Никого не слышно, и наша телеметрия, кажется, слегка сбоит. С какой скоростью он приближается?

МД: Где-то на десять метров в секунду выше установленной. Перейти на ручное управление?

ЦУП: Отрицательно, Джерниган. Мы не можем связаться с экипажем. Обещаем, что решим эту проблему в самое ближайшее время. Но в данный момент мы вынуждены отменить стыковку. Исключительно из соображений безопасности.

МД: Харцу это не понравится. Он в таком стрессе... Парни, я жду не дождусь, когда он покинет эту жестянку, я же вам говорила...

ЦУП: Мы перенесем стыковку на завтра. С ним все будет в порядке.

ДХ: ...станция построена из модулей, это что-то вроде кирпичей «Лего». Фактически мы построили станцию по частям из того, что называем модулями. Первые ее отсеки назывались «Zvezda» и «Zarya», это русские названия, поскольку эти модули были построены русскими, вроде нашего Сергея. Сергей сейчас бегает по беговой дорожке, потому что в космосе надо постоянно тренироваться, иначе мышцы станут слабыми. Сергей, скажи «привет»...

СФ: Привьет, амерьиканские дети!

ДХ: Ха-ха, Сергей довольно забавный парень. Он говорит по-английски не хуже нас с вами, не позволяйте ему ввести вас в заблуждение.

СФ: Да, он говорит правду.

ДХ: Эх, Сергей! В любом случае, в основном мы живем и работаем в модуле «Звезда», но я говорю с вами сейчас из построенного Америкой лабораторного модуля под названием «Судьба». Есть также лаборатории под названием «Коламбус» и «Квест». Еще у нас есть модуль «ЛУЧ», похожий на воздушный шар, в котором можно парить в воздухе, это что-то вроде надувного дома. Также есть модуль «Купол», который почти полностью состоит из окон, поэтому мы можем смотреть оттуда наружу. Мы называем его нашим наблюдательным модулем. Эй, посмотрите на эту ручку — видите, как она плавает в воздухе? Она не может упасть, потому что без гравитации здесь нет...

МД: Хьюстон, мне нужно проверить «Союз».

ЦУП: У нас тут все нормально. Что вы видите?

МД: Подхожу поближе, чтоб было удобнее. Вы отменили стыковку?

ЦУП: Подтверждаем, МКС. «Союз» должен пройти мимо, на достаточном от вас расстоянии.

МД: Проверьте расстояние еще раз, Хьюстон, он — он слишком близко, мы...

ЦУП: Он по-прежнему на расстоянии пятидесяти метров, и кто-нибудь — да, кто-нибудь обязательно починит радиосвязь. Так, МКС, мы не предполагаем каких-либо проблем. У «Союза» есть еще пять минут, этого достаточно, чтобы устранить ошибку и отрегулировать курс, если потребуется.

МД: Очень на это надеюсь, Центр.

ДХ: ...и что все хотят видеть? Конечно же, нашу ванную! Это вопрос, который задают каждому астронавту — о том, как же мы принимаем в космосе ванну. Что ж... не хотелось бы быть слишком грубым. Однако, в космосе все совсем по-другому. На самом деле — на самом деле... позвольте мне вам честно сказать, детишки. Космос... космос — это дерьмо собачье.

ЦУП: Харц? Ты только что...

ДХ: Я здесь уже три месяца. Я болен и охренеть как устал от летающих ручек и присасывающейся к моей заднице вакуумной помпы каждый раз, когда я собираюсь посрать.

ЦУП: Харц, пожалуйста, ответь. Ты...

ДХ: Центр, тут никого нет.

ЦУП: Повтори еще раз.

ДХ: Хьюстон, говорю вам — я смотрю на экран с пустой классной комнатой. Ни детей, ни учителя. Что, черт возьми, здесь происходит?

ЦУП: Сейчас проверим. Окей, окей... Да... держись, Харц.

ДХ: Господи, вы можете там собраться, наконец? Я репетировал эту глупую презентацию несколько часов, и...

ЦУП: Хорошо, у нас есть... объяснение — там какая-то эвакуация в школе. Они сейчас все на автостоянке, и полиция...

ДХ: Срань господня. С детьми все в порядке? Скажите мне, с ними...

ЦУП: Мы уверены, что все в порядке. Очевидно, ничего серьезного. Просто какие-то учения на случай стрельбы или чего-то такого. Подобные мероприятия проводятся регулярно.

ДХ: У них там... как вы это назвали? Учения на случай стрельбы? То есть они учат детишек, что надо делать, если в школу вломится какой-нибудь псих и начнет стрелять?

ЦУП: В мое время нас учили прятаться в бомбоубежище. Может, ты там и останешься, Харц? Может, тут, внизу, не слишком безопасно?

ДХ: Ха-ха-ха, как смешно. Нет, Центр, этой ночью я возвращаюсь домой. Я собираюсь расцеловать свою девушку, погладить свою собаку и выпить около пятидесяти бутылок пива. Так, ладно, что нам теперь делать? Нет смысла продолжать презентацию без детей...

ЦУП: Держись, Харц.

ДХ: Что?

ЦУП: Только держись. У нас... не то чтобы проблема, но все же...

МД: «Союз» продолжает приближаться. Центр, вам нужно сообщить им, что вы отменили стыковку. Или мне придется сдвигать нашу чертову МКС с его пути.

ЦУП: Джерниган, отрицательно, мы выяснили, в чем проблема, или точнее...

МД: Ага, вижу я, как вы там «выяснили». Я вижу снаружи «Союз», и он движется слишком быстро.

ЦУП: Неполадок с радиосвязью нет, проблема не в этом, мы просто не можем достучаться до экипажа.

МД: Повтори еще раз?

ЦУП: Экипаж не отвечает. Возможно, произошла разгерметизация во время взлета...

МД: Вот дерьмо. Вы хотите сказать, что его команда мертва? Они там мертвые и...

ЦУП: МКС, без паники. Мы будем смещать станцию, хорошо? Мы просто передвинем станцию и...

МД: Он уже рядом! Он уже здесь и движется слишком быстро, слишком...


[Последующие семнадцать секунд в расшифровке отсутствуют, предположительно из-за отказа основной коммуникационной антенны МКС. Еще тридцать секунд в расшифровке присутствуют одни помехи, лишь иногда можно разобрать голоса.]


КР: Центр, они отсоединились...

МД: ...разгерметизация в лабораторном модуле «Кибо», в «Коламбусе», в «Судьбе», в...

КР: ...потеряно, фотогальванические решетки с левого борта снесло, мы потеряли несколько тепловых радиаторов, сейчас проверяем какие, мы потеряли «Кандарам-2», у нас дыры в корпусе, сквозные...

ДХ: Сергей! Сергей, уходи оттуда... Сергей!

МД: Центр, пожалуйста, выйдите на связь, Центр! Центр, пожалуйста, пожалуйста...

ДХ: Сергей! Я должен... я не могу остаться, я должен...

КР: ...паршиво себя чувствую, мои уши, черт, это кровь... у меня кровь из...

МД: «Коламбус» утерян, балка «П-1» утеряна, балка «П-2», балка «П-3» и стыковочный модуль «Пирс» утерян.

КР: ...немного... не могу... мое зрение какое-то суженное и нечеткое, мой нос... из носа течет кровь...

МД: Центр! Ну, давай же, Центр! Мы...

ДХ: Сергей... мне так жаль, дружище... мне так жаль...


[Радиосвязь между ЦУП и МКС не удавалось восстановить до 23 часов 04 минут. Несколько строк стенограммы были неразборчивы и поэтому удалены из финального текста. Считается, что они принадлежали стонущему от боли КР.]


МД: ...четвертая ступень светится желтым. Пятая ступень светится желтым.

ДХ: Я мог бы...

МД: Шестая ступень... так, это что-то новенькое. Она совсем не светится. Седьмая ступень...

ЦУП: МКС, вы нас слышите? МКС, ответьте, пожалуйста!

МД: ...красным. Вот дерьмо. Седьмая ступень светится красным. Это... это плохо, Харц, ты...

ДХ: Я мог спасти его, Марсия. Я мог его спасти. Я мог.

ЦУП: МКС, пожалуйста, ответьте. Вы нас слышите?

МД: Хьюстон? О, господи, Хьюстон, это вы! Мы уже думали... мы...

ЦУП: Нам потребовалось время, чтобы подключить наверху вспомогательную антенну.

МД: ...остались одни. Подумали, что мы...

ЦУП: ...мало энергии, и большая часть наших видеоканалов утеряна. Можете рассказать, что случилось?

МД: Что случилось?! Вы хотите знать, что случилось? Вы должны знать это лучше, чем мы, Центр. Мы здесь как слепые котята.

ЦУП: У нас тут, внизу, ситуация не лучше, чем у вас. Я могу видеть вас и Харца, но никак не могу найти Карла или Сергея, ты можешь...

ДХ: Сергей мертв. Я убил его.

ЦУП: ...повтори еще раз, Харц?

МД: Он драматизирует. Харц, заткнись хоть на секунду, окей?! Центр... у нас тут полная задница. «Союз» врезался в нас на очень большой скорости. Он прошел прямо сквозь лаборатории, и осколки разбили все наши солнечные батареи. Мы держимся на запасных батареях, но надолго их не хватит. Нам требуется немедленная помощь.

ЦУП: Сергей мертв?

МД: Да. Да, он мертв. Да, Центр. Член экипажа Сергей Фаворов погиб, время смерти... это не имеет значения. Харц и Сергей были в лабораторном модуле «Судьба», когда в них врезался «Союз». Харц смог перебраться сюда, на «Звезду», до того как произошла разгерметизация. А Сергею не повезло, он был...

ДХ: Он все еще был привязан к беговой дорожке, и не смог освободиться. Центр, я мог помочь ему, мог вытащить его оттуда. Я беру на себя полную ответственность, как командир группы, и также потому, что... мать вашу, я мог ему помочь, но... я так испугался! Я хотел сбежать оттуда поскорее...

МД: Харц, сука, заткнись! Дай мне рассказать им о нашей ситуации или мы все сдохнем!

ЦУП: Что с Карлом? Карл жив?

МД: Да, Центр, подтверждаю. Но он в очень плохом состоянии. Когда в нас врезался «Союз», он был в обитаемом модуле «ЛУЧ». Видимых повреждений «ЛУЧ» не понес, и я думаю, Карл решил, что все порядке. Он исследовал причиненный ущерб, выясняя, что можно спасти после удара, и наверное не заметил, что «ЛУЧ» теряет воздух. Это же по сути большой надувной баллон, наверное, его проткнуло... он начал сообщать о признаках декомпрессионной болезни, но когда я его оттуда вытащила, Карл уже был без сознания. Я притащила его сюда и накачала снотворным, поскольку не знала, что еще сделать. Он потерял немного крови, и у него красные глаза. Не знаю, что делать. Я не полевой хирург, Центр, я просто не знаю.

ЦУП: Теперь «ЛУЧ» закрыт? «Звезда» герметична?

МД: Да.

ЦУП: В каком состоянии ваши системы жизнеобеспечения, МКС?

МД: Так себе. У нас заканчиваются запасы кислорода, а кислородные генераторы либо сломаны, либо на нулях. С едой и водой, я думаю, все в порядке. Температура слегка поднялась, но пока еще вполне приемлемая. Мы сможем продержаться пару дней, этого как раз хватит, чтобы вы прислали сюда спасательный корабль. Если мы будем экономны. Реальная проблема — это энергия. Я отключила все, что напрямую не связано с нашим жизнеобеспечением, кроме пары ламп, но и их вскоре придется выключить. Мы можем использовать аккумуляторную батарею, но... ее не хватит надолго. Не хватит, но мы как-нибудь это переживем. Верно, Харц?

ДХ: Я...

МД: Я сказала, что мы это переживем, Харц. Скажи «да».

ДХ: Да.

МД: Мать твою, скажи, «да, мы выживем». Скажи это!

ДХ: Черт, да. Мы... выживем.

МД: О, господи. Центр, да скажите что-нибудь. Хоть что-нибудь, хотя бы... хотя бы что-то — скажите мне, как это могло произойти, почему вы не отследили расстояние между нами и «Союзом», почему мы не смогли вовремя переместить станцию. Скажите мне, почему это с нами происходит. Я не хочу слышать, что еще нужно разбираться. Я не хочу слышать, что вы не знаете. Я должна понимать, что произошло.

ЦУП: Хорошо...

МД: Пожалуйста, Центр. Давайте уже.

ЦУП: Я... слушайте. Мы не пытаемся оправдаться. То, что с вами случилось, — да, это целиком и полностью наша вина.

МД: Хм.

ЦУП: Опять же, не в качестве оправдания, но... здесь сегодня работает лишь около половины команды. Там что-то происходит, какой-то грипп или что-то вроде того, и у нас просто не хватало людей, не было подходящих специалистов...

МД: Ты слышишь это, Харц? Это не твоя вина. Посмотри на меня, ты, ублюдок!

ДХ: Ааа. Господи Иисусе, зачем меня так тиранить, Марсия, ты...

МД: Ты не убивал Сергея. Это сделал Центр. Они признались в этом, слышал? Они только что сказали об этом. Так что, это не твоя вина. Понял? Понял?

ДХ: ...понял.

МД: Но если ты не поможешь мне прямо сейчас, если не начнешь работать вместе со мною, то убьешь меня. И Карла. Ты понимаешь это?

ДХ: Конечно, Марсия. Конечно.

МД: Центр, я выключаю радио для экономии энергии. Буду докладывать каждые полчаса. Убедитесь, что кто-то будет слушать эфир, когда я буду выходить на связь.

ЦУП: Принято, МКС.


[Следующее сообщение было получено в 23:37 по Гринвичу.]


МД: Центр? Я в «Куполе», гляжу прямо на вас. На Землю. Мы над Калифорнией, я там вижу лесные пожары — чудесное зрелище. Я знаю, что это ужасно, что это бедствие, но здесь это просто мерцающие огни, красные всполохи среди зелени. Я думаю, в этом есть особая красота. Вы знаете, для этого целой жизни не хватит — чтобы просто полюбоваться этими видами.

ЦУП: Ты говоришь так, будто у тебя слегка улучшилось настроение, Марсия.

МД: Правда? До этого я была просто подавлена. Я плачу... и кажется, не могу остановиться. Черт. Большие и крутые тетки-астронавты, оказывается, не приспособлены... к аду. Может быть, мне лучше, потому что я отлучилась на секунду от Харца. Он работает, но так медленно, словно резину тянет. Помогает, наверное, но, черт его подери... Быть с ним рядом... ладно, это неважно. Давайте поговорим о нашем спасении. Когда прибудет наш спасательный корабль?

ЦУП: Мы работаем над этим. Как только у нас будет точная информация, мы дадим знать.

МД: Конечно. Конечно. Вот дерьмо. Хорошо. Черт, у меня тут все в слезах. Они отлетают от меня и как будто дрейфуют к воздуховодам. Я соберу их, прежде чем они что-нибудь закоротят, не волнуйтесь.

ЦУП: Мы верим в тебя, Марсия.

МД: Спасибо.

ЦУП: Послушай, тут есть кое-что... может быть, лучше, чтобы Харц этого не слышал.

МД: Давай.

ЦУП: Мы получили какие-то странные показания приборов. Должно быть, это какая-то аномалия, не надо ничего предпринимать из-за этого. Это ровным счетом ничего не значит.

МД: Давай уже.

ЦУП: Беговая дорожка. В «Судьбе». Она движется.

МД: Что?

ЦУП: Беговая дорожка, которую использовал Сергей. Приборы показывают, что она все еще двигается, будто он продолжает бежать. Что, конечно, невозможно.

МД: Да.

ЦУП: Ничего серьезного. Но тебе нужно быть в курсе этого. Потому что она разряжает ваши батареи.

МД: Я поняла, Центр.


[23:46 по Гринвичу]


ДХ: ...должен. Мы должны! Если он...

МД: Харц собирается...

ДХ: Если Сергей все еще жив, я имею в виду, может быть, там еще остался воздух, или...

МД: Хьюстон, вы слышите?

ЦУП: Мы здесь, Марсия. Пожалуйста, сообщи, в чем дело?

МД: Я помогаю Харцу надеть один из старых русских скафандров «Орлан-М». Я помогаю ему только потому, что он по-прежнему командир экипажа, и отдал мне приказ. Прошу вас зарегистрировать, что я не согласна с его решением.

ДХ: Мы не можем оставить его там просто так! Он может умереть в любую минуту!

ЦУП: Пожалуйста, подтвердите это. Харц надевает скафандр — зачем? Так он может...

МД: Он собирается идти в «Судьбу». Чтобы посмотреть, жив ли Сергей.

ДХ: Помоги мне с этим, Марсия. Помоги мне надеть перчатки, вот тут... Теперь шлем.

МД: Да, сэр.

ЦУП: Харц, это пустая трата ресурсов. Если вы откроете воздушный шлюз, то потеряете много воздуха. Мы не советуем вам сейчас это делать.

ДХ: Понял. Марсия, открой люк.


[Следующая запись принималась непосредственно с радиопередатчика в скафандре ДХ. Сигнал был маломощный, ЦУП на Земле принимал его на пределе своих возможностей. В результате, некоторые слова разобрать не удалось. В стенограмме они отмечены четырьмя звездочками (****).]


ДХ: Хорошо. Я вошел. Я... Ух ты... В модуле адский беспорядок, повсюду мусор и оголенные провода. О Господи. **** ... **** хомяки, которых мы взяли сюда, чтобы изучить их поведение при низкой гравитации. Они... хм, тут вокруг летают клочья меха... Не хочу даже думать о том, что тут произошло.

ДХ: Темно. Фонари у меня в костюме не **** помогают, со всем этим летающим вокруг дерьмом, но... да, я вижу Сергея, он... вот дерьмо! Он **** он двигается! Он... он идет по беговой дорожке!

ДХ: Нет, Марсия. Нет! Иди на хрен, он каким-то образом жив, я не... да, неважно, я... да, я тоже это вижу. Да, я вижу открытый космос сквозь эту дыру в стене, **** **** **** да, я знаю, это значит, что здесь нет воздуха. Нет. Нет, Марсия... Нет. Иди на хрен. На хрен. На хрен все это...

ДХ: Сергей... можешь**** **** ****. Ты меня слышишь, приятель? Нет, нет, конечно, нет. Марсия, его глаза открыты. Он смотрит на меня... он хочет чего-то **** **** ****.

ДХ: Сергей, ты **** **** **** **** ****?

ДХ: Я просто... отстегну ремни, которые удерживают его в этой **** штуке. Просто... черт. Ладно, Сергей, просто **** помоги мне, просто **** эй, давай, просто **** **** **** эй! Эй, пошел вон! **** **** **** Господи! Господи! Марсия!

ДХ: **** **** **** **** **** **** **** ****!

ДХ: **** укусил меня за рукав **** **** **** зубы, просто **** сука! Твою мать! Я теряю воздух, я **** Марсия, открой гребаную **** теряю воздух, он прокусил прямо через шесть слоев **** **** о Боже, о, Боже, о, ****.

ДХ: Марсия! Открой ****!


[00:07 по Гринвичу]


МД: Центр? Центр, вы там? Какого черта? Где...

ЦУП: Извините! Извините, пришлось сбегать в туалет, я не очень хорошо себя чувствую. Давайте, МКС... докладывайте.

МД: Господи, Центр, вы в порядке?

ЦУП: Просто расскажите, что у вас произошло. В этой, тьфу... в «Судьбе». С Сергеем.

МД: Он напал на Харца. Попытался его укусить.

ЦУП: Ох...

МД: Это не... я имею в виду, что он не мог быть жив, однако он взял и напал на Харца, прокусил рукав его костюма. Своими зубами, черт возьми.

ЦУП: Где он сейчас?

МД: Харц? Он здесь, пытается выбраться из костюма. Он в шоке, но...

ЦУП: Нет, черт возьми. Я имел в виду Сергея. Где Сергей?

МД: ...ммм, ну. Кхм...

ЦУП: Где он? Пожалуйста, будь конкретнее.

МД: Он... ну, он все еще в «Судьбе». Харц выбрался через люк, как вы знаете, очень спешно. Он сильно испугался. И захлопнул за собой люк... он запечатал его до того, как Сергей успел его схватить. Мы оба решили, что... хм...

ЦУП: Марсия, это... очень важно, нам надо это знать. Сергей смог укусить Харца сквозь костюм? Он укусил Харца или только повредил костюм?

МД: Я не уверена, секунду...

ЦУП: Мы должны знать, Марсия. От этого многое зависит.

МД: Подождите... нет, он... Харц, какого черта ты все еще сидишь? Нет, Центр, у него нет повреждений, он... Центр?

ДХ: Я в порядке, черт возьми. Все нормально.

МД: Центр? Центр? Вы здесь?

ЦУП: Прошу прощения, но предыдущий оператор вынужден снова отлучиться в ванную комнату. Это чрезвычайная ситуация. У нас тут какая-то неприятная ерунда происходит, у всех проблемы с кишечником. Сейчас я его замещаю. Значит, вы говорите, что все в порядке, Сергей изолирован, прямого контакта во время укуса не было и...

ДХ: В порядке? В каком порядке?! Вы даже не представляете...

МД: Центр? Что происходит? Что... я имею в виду, что у вас там, внизу, творится?

ЦУП: Вам не о чем беспокоиться.

МД: Когда я включила радио, я услышала... просто там были... по всему эфиру были сигналы бедствия, тревоги и даже пару сигналов SOS с кораблей в море, из полицейских участков, с армейских баз и...

ЦУП: Вам не о чем беспокоиться. Вы должны сосредоточиться только на том, чтобы выжить, хорошо? А мы сделаем все возможное, чтобы доставить вас домой. По рукам?

МД: Я... понимаю. По рукам.


[00:37 по Гринвичу]


МД: Центр? Центр, прием!

ЦУП: Мы на связи.

МД: На этот раз не так много сигналов бедствия в эфире. Может, у вас там дела уже получше?

ЦУП: Может быть. Слушайте, мы связались с Россией, о том, чтобы вместе направить к вам спасательную миссию. Мы работаем над этим. Можете продержаться еще немного?

МД: Карл не сможет. Его дыхание... он еле-еле дышит, и пульс слабый.

ЦУП: Хорошо.

МД: Нет, не хорошо, ничего хорошего в этом нет, но я думаю...

ЦУП: Мы должны быть реалистами.

МД: Да. Наверное, это именно то, что я собиралась сказать.

ЦУП: Марсия, мне нужно дать вам несколько новых инструкций. Вам они... не понравятся. Но это важно. Если Карл умрет, вам нужно произвести... определенные действия.

ДХ: Карл будет жить. Я знаю, как делать искусственное дыхание.

ЦУП: Отрицательно, Харц. Не трогайте его. Не сейчас, и особенно если он... если он умрет.

ДХ: Я больше никому не позволю умереть. Не на моей смене. Особенно, после того, как Сергей...

ЦУП: Марсия, можешь ли ты перебраться в «Купол»?

МД: ...хорошо, я... ну вот, я одна, ты этого хотел, да? Ты хотел, чтобы я оказалась там, где Харц нас не услышит.

ЦУП: Да. Марсия, слушай меня очень внимательно. В тот момент, когда Карл умрет... или когда ты решишь, что он мертв — ты должна будешь проломить ему голову.

МД: ...подождите. Я не... можешь повторить еще раз?

ЦУП: Это очень важно. В тот момент, когда ты решишь, что он уже мертв.

МД: Я не знаю, смогу ли это сделать, Центр.

ЦУП: Не обсуждается. Это приказ от Управления полетами.

МД: Центр, ты понимаешь, как безумно это звучит? Ты... Ты понимаешь...


[Согласно записи эфира, в этот момент разговор между МД и Центром был прерван повторяющимся громким и лязгающим звуком. Восстановить связь не удавалось в течение пяти минут. Все это время слышно лязганье и грохот.]


МД: Центр, это...

ДХ: Это Сергей! Он стучится в люк, он бьет по нему! Он хочет войти, он хочет...

МД: Центр, я знаю, как это звучит, но Харц прав, Харц...

ЦУП: Марсия, на этот счет у нас есть инструкции, у нас есть...

ДХ: Я пойду впущу его, мы сможем его успокоить. Все будет...

МД: Не смей!

ДХ: ...все будет хорошо, мы подготовимся, мы его свяжем и...

МД: Отойди от люка! Харц, ты, ублюдок, не смей...

ДХ: Я открываю люк, Центр. Если он жив, значит, с той стороны есть воздух, все в порядке, все будет...

МД: Центр, я пытаюсь его остановить, я пытаюсь остановить Харца, но он... он — ах!..

ЦУП: Марсия, прием. Марсия?

МД: Этот ублюдок ударил меня по лицу, теперь он...


[Раздается громкий, ревущий звук, по-видимому, из-за потока воздуха, покидающего модуль «Звезда». Слышен крик, но кто его издал неизвестно. Следующие шесть минут в эфире слышен только ЦУП.]


ЦУП: Марсия. Марсия, если ты меня слышишь. Ты знаешь, что нужно сделать.

ЦУП: Марсия? Ты слышишь? Тебе нужно закрыть этот люк. Тебе нужно закрыть люк и убедиться, что Сергей остался на другой стороне.

ЦУП: Марсия, сделай это, это важно.

ЦУП: Марсия, прием?

ЦУП: Марсия?


[Нормальная, двусторонняя связь восстанавливается в 00:48 по Гринвичу.]


МД: Я слышу тебя, Центр. Я слышу тебя. Он...

ЦУП: Ты сделала то, что должна была. Ты ведь понимаешь, что происходит, правда?

МД: Нет, черт побери, нет, я ничего не понимаю. Я...

ЦУП: Ты умная женщина, Марсия. Ты все поймешь. Если я это скажу открыто, то ты мне не поверишь. Если произнести это вслух, это будет звучать смешно. Но ты видела лицо Сергея, не так ли? Ты видела его лицо. Я его отсюда видел. И вы тоже должны были это увидеть.

МД: Я видела.

ЦУП: Да.

МД: Ты... ты не тот же самый оператор, с которым я разговаривала перед этим.

ЦУП: Нет. Нет, они все ушли. Я единственный, кто остался. И еще, я... ну, вынужден это сказать, но я не смогу остаться здесь надолго.

МД: О, нет. Нет, не надо...

ЦУП: Расскажи, что случилось. Просто расскажи это мне.

МД: Он... Харц, я имею в виду. Он открыл люк. Там не было воздуха, так что... наш воздух просто вытянуло в космос, и я не могла дышать. Не могла думать. Харц был там, в люке, а потом Сергей... Сергей схватил его. Он укусил Харца, вцепился ему в горло, Центр. Потекла кровь, но ее всю... всю вытянуло через открытый люк. Сергей утащил Харца... наружу...

ЦУП: Нет. Нет, он этого не делал. Да, он укусил Харца. Но он не вытаскивал его наружу.

МД: ...он...

ЦУП: Мы не в той ситуации, чтобы лгать друг другу, Марсия. Давайте пообещаем, что не будем дурить друг друга. Я видел все через камеры.

МД: Хорошо.

ЦУП: Скажи мне, что ты сделала.

МД: Я... Я толкнула Харца. Я толкнула Харца в «Судьбу», а затем закрыла люк. Запечатала его.

ЦУП: Ты поступила правильно.


[00:53 по Гринвичу]


МД: Теперь они оба там. Оба...

[Слышны повторяющиеся громкие удары.]


[01:39 по Гринвичу]


МД: Так... плохо? Там внизу действительно все так плохо?

ЦУП: Да.

МД: И никакого спасательного корабля... не будет?

ЦУП: Да.

МД: У меня есть еще кое-что, что я должна сделать. Правильно? Я должна, гм, проверить Карла.

ЦУП: Да.

МД: Он, что же... он не дышит. Пульса нет. Он... вот дерьмо!

ЦУП: Марсия?

МД: Дерьмо, вот дерьмо! Господи! Мать твою, глаза, его глаза, они открыты, но... но... НО...

ЦУП: Сделай это.

МД: Да, я имею в виду... я имею в виду, да, он в отключке, он в отключке из-за снотворного, но пытается шевелиться, он, он... тут где-то есть огнетушитель.

ЦУП: Сделай это.

МД: О, Боже! О, Боже мой! Что я... Центр, центр... тут... тут...

ЦУП: Давай.

МД: Тут кровь и... и куски мозга, везде, просто везде, они попадают в вентиляционные отверстия, о, Боже, мне сейчас станет плохо, тут только что частицу его мозга засосало в воздушный фильтр, он... он...

ЦУП: Вздохни глубже.

МД: И они по-прежнему там, в «Судьбе», все еще колотят по люку, и...


[По неизвестным причинам связь была утеряна до 02:19 по Гринвичу. Первый звук, который появился в эфире после устранения неполадок, удалось идентифицировать как принадлежащий бортинженеру МД, — это был плач.]


МД: Центр? **** Центр?

ЦУП: Я еще... здесь.

МД: **** **** **** **** ****.

ЦУП: Эй! Ну же!

МД: У тебя такой голос **** **** ****. Тебя... ну, ты понимаешь? О, Боже. **** **** ****.

ЦУП: Да. Да, на меня напали. Я... Я умру, Марсия. А потом...

МД: Нет, не говори. Мы оба знаем, что это правда, просто не... не говори этого.

ЦУП: Хорошо.

МД: Господи, господи. **** **** ****. Заткнитесь! Мать вашу, заткнитесь! Заткнитесь! Заткнитесь! Они все еще там, продолжают стучать кулаками, по **** **** ****.

ЦУП: Там ты в безопасности, Марсия. Они не смогут до тебя добраться.

МД: Заткнитесь, гребаные ублюдки! Хватит! Просто хватит, остановитесь, остановитесь... ****.

ЦУП: Я буду с тобой столько, сколько смогу.

МД: Карл... и Харц... я убила их.

ЦУП: Ты сделала то, что должна была сделать. Разве не этому вас учили на тренировках? Выжить, чего бы это ни стоило? Неужели вас этому не учили?

МД: Да... да, учили. Но если спасательного корабля не будет...

ЦУП: Не будет.

МД: Мне нужно беречь энергию, но... когда ты почувствуешь, что это происходит... Когда поймешь, что время почти настало. Свяжись со мной. Пожалуйста.

ЦУП: Ты действительно хочешь это услышать?

МД: Ты все, что у меня теперь осталось, Центр.


[03:58 по Гринвичу]


МД: Центр.

МД: Прием, Центр. Пожалуйста.

МД: Пожалуйста, прием.

МД: Пожалуйста.


[04:21 по Гринвичу]


МД: Ты ублюдок. Ты же обещал мне...

МД: Они... все еще колотят по люку. Они не останавливаются ни на секунду, если меня кто-нибудь слышит... Твою мать. Я ведь все еще ученый, так? Меня ведь отправили сюда, чтобы проводить эксперименты над хомяками.

МД: Значит, теперь я буду проводить эксперименты над этими... кем бы эти твари ни были.

МД: Испытуемый положительно реагирует на острую черепную травму.

МД: Испытуемому не требуется кислорода для поддержания процессов метаболизма.

МД: Испытуемый... а, на хрен все это!

МД: Мать вашу, заткнитесь, заткнитесь, хватит, остановитесь **** **** ****!


[06:46 по Гринвичу]


МД: Батареи почти сели. Это, наверное, мое последнее...

МД: Господи. Воздух. У меня перед глазами пятна. Чувствую себя немного... легкое головокружение.

МД: Пожалуйста. Заткнитесь... Заткнитесь... Пожалуйста.

МД: Центр? Ты не... Я имею в виду, может, ты все еще слушаешь. Я просто... просто подумалось тут — может, ты еще слышишь...

МД: Может быть, ты думаешь, что мой голос звучит так, будто мне сейчас очень хорошо.

МД: А, может, ты думаешь о чем-то другом. О чем-нибудь... более человечном.

МД: Центр — что это было? Что за шум?


[06:48 по Гринвичу]


МД: Это экипаж «Союза». Это экипаж «Союза», и они... кое у кого из них повреждения, а один... у него разбито стекло шлема, но я вижу его, вижу, как он смотрит на меня, смотрит через иллюминаторы «Купола», и... они бьют по стеклу, бьют по нему своими кулаками...


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг