Джон А. Руссо

На следующий день

Шериф Макклелланд запалил пропитанный бензином факел и ткнул им в облитый все тем же бензином погребальный костер.

Пирамида из трупов зомби с шипением вспыхнула, языки пламени, взметнувшись, лизнули утреннее небо. Шериф со своим отрядом пристрелил около двух дюжин этих плотоядных упырей, шатавшихся вокруг фермы Миллера.

— Как думаешь, Винс, мы всех их прикончили, а? — спросил шериф у помощника.

— Ну, мы, конечно, постарались выкорчевать тварей изо всех нор и пустили каждому по пуле в башку, но не поручусь, что кое-кому не удалось смыться в лес. Выстрелы их пугают. Как и огонь. Они могли задать стрекача, услышав нашу пальбу, — ответил Винс.

— «Вертушка» пока кружит в небе, — заметил Макклелланд. — Если парни кого-нибудь засекут, они дадут нам знать. Давайте-ка вернемся в Уиллард кружным путем через долину, вдруг в тамошних домах еще остались живые люди.


Хрипящие, пускающие слюни зомби брели через лесок. Кое-кто тащил куски недоеденных тел людей, пойманных на ферме Миллера. Один уселся под деревом и принялся обгрызать человеческую руку, на которой еще болтался браслет, когда-то прелестный, а теперь — обгоревший и утративший свои яркие краски. Совсем недавно он принадлежал девушке, вместе со своим приятелем оказавшейся во взорвавшемся пикапе.

Слюнявый зомби впился крупными желтоватыми зубами в добычу и оторвал очередной шмат мяса. Уронив на землю обглоданную кость, он медленно поднялся и побрел за остальными зомби, уже почти скрывшимися за деревьями.

Из-за ствола протянулась изуродованная рука и схватила остатки его трапезы. Неупокоенная девушка принялась ворча обсасывать кость. При жизни девицу звали Барбарой, и у нее был брат Джонни. Именно Джонни помог другим, таким же как он мертвецам, вытащить ее из фермерского дома.

Но когда они убили Барбару, брат не дал им полностью сожрать ее тело. Конечно, отдельных кусков явно не хватало. Там и сям зияли кровавые прорехи от укусов и отвратительные раны. Губы, нос и уши отсутствовали.

Сзади подкралась мерзкая девчонка, которую прежде звали Карен, и попыталась отобрать обглоданную руку. Барбара потянула добычу к себе, и кость вновь упала на землю. Обе зомби, тут же позабыв о лакомстве, споро заковыляли за остальными.


Сразу за двухрядным асфальтированным шоссе, пересекая лес, вилась трасса газовой компании. На широкой травянистой обочине чинно выстроился ряд телефонных столбов с натянутыми проводами.

Монтер Джед Харрис, долговязый, темноволосый и усатый тридцатилетний бородач, надев «кошки» и широкий кожаный ремень с полным набором инструментов, взобрался на столб. Одет Джед был в клетчатую рубаху, джинсы и бейсболку с логотипом Уиллардской энергетической компании. У столба стоял его фургончик все с тем же логотипом. Обнаружив обрыв и пробормотав «Неудивительно», Джед приготовил кусачки, плоскогубцы и изоленту.

Между тем, из леска вышло трое зомби, которые направились к фургону. Довольно долго они, пуская слюни, пялились на Джеда. Монтера предупредил пес. Унюхав вонь мерзких упырей, Барни залаял и запрыгал по пассажирскому сиденью, где до этого мирно спал. Один из зомби поднял булыжник и саданул им по окошку фургончика.

Барни завыл, и Джед начал спускаться. Боковое стекло разлетелось мелкими брызгами, лапы зомби ухватили пса. Тот цапнул протянутую руку и повис на ней, злобно рыча. Не разжал челюсти он и тогда, когда тварь отпрянула, при этом вытянув пса через разбитое окно, и они вместе повалились на землю.

— Барни! — закричал Джед.

Другой зомби размахнулся и стукнул камнем по голове пса. Тот завизжал. Камень опустился в другой и третий раз, пока пес не затих.

Спрыгнув наконец вниз, Джед выхватил из свисавшей с пояса сумки большую отвертку и молоток-гвоздодер. Разъяренный убийством своей собаки, он накинулся на одного из жадных до живой плоти зомби. Попытался ударить молотком по голове, но промахнулся и лишь задел плечо. Двое других придвинулись ближе, и Джед понял, что попал в беду. Они окружили его, словно голодные койоты — лань.

Харрис ткнул отверткой в глаз одному из зомби. Тот недоуменно попятился. Однако две других слюнявых твари не обратили на это ни малейшего внимания, преграждая подступы к фургону. Джед, размахивая молотком и отверткой, пошел на них.

Ближайший зомби, хитро поднырнув, схватил Джеда за ногу. Харрис упал, выронив отвертку, но удержав молоток. Он отбивался, стараясь вырваться, однако мертвец грузом лежал поперек ног. Монтер попытался уползти, но зомби мертвой хваткой вцепился в лодыжки. Немного высвободившись, Джед принялся колотить молотком по его голове. Бил и бил, пока тварь не замерла, уставившись в небо мутными желтоватыми буркалами. Из треснувшего черепа сочилась черная кровь.

Подняв взгляд, Джед увидел еще пятерых упырей, показавшихся из-за деревьев. Вскочив, он побежал. Зомби заковыляли за ним. Откуда-то спереди вынырнули еще трое, перекрывая ему путь. Джед остановился, размахивая молотком, совершенно не уверенный, что это ему поможет.

Вдруг раздался рокот мотора. Джип свернул с шоссе на дорогу газовой компании и направился прямо на троицу мертвецов. К удивлению Джеда, успевшего мельком глянуть на машину, за рулем сидела молодая блондинка. Она врезалась в зомби, разметав в стороны двоих и размазав третьего о телефонный столб. Джип резко развернулся, притормозив в нескольких футах от Джеда.

— Залезай! Быстро! — крикнула девушка.

Долго уговаривать Харриса не пришлось. Распахнув пассажирскую дверь, он прыгнул на сиденье, и джип рванул с места, подальше от подступавших упырей.

Когда машина вывернула на шоссе, Джед наконец посмотрел на свою спасительницу. Та оказалась не только смелой, но и очень хорошенькой. Блузка с глубоким вырезом и задравшаяся юбка демонстрировали великолепную фигурку.

— Спасибо, что спасла мне жизнь! — проорал Джед, стараясь перекрыть рев двигателя.

— Ради всего святого, скажи, за каким чертом тебя сюда понесло? — прокричала она в ответ. — Неужели ничего не знаешь?

— На меня напали, — недоуменно ответил Джед. — Понятия не имею, кто они такие. Убили моего пса. Похожи на сумасшедших или в стельку пьяных. Или еще что-то в этом роде.

— Какие там сумасшедшие! Они — мертвые.

— Чушь!

— Именно так все и думают. Но теперь весь мир встал на уши. Мертвецы оживают. Ты что, телевизор не смотришь и радио не слушаешь?

— Да я уже черт-те сколько торчу в этой дыре, ремонтирую обрывы проводов. А после того как наш головной офис перестал отвечать, работать стало куда сложнее. Так что я просто занимаюсь своим делом, ликвидируя неисправности. Такое впечатление, что везде — сплошные обрывы, словно все вокруг вдруг вышло из строя.

— Тут целое государство вышло из строя! Оно трещит по швам, и никто не знает почему. Эта все вспышка странной новой эпидемии, никто не понимает, что происходит.

— Я утратил связь с миром. Мы с Барни ночевали в палатке, а то и просто под открытым небом. А теперь... теперь мой Барни мертв.

— Как тебя зовут?

— Джед Харрис. А тебя?

— Даниэла Грир. Торгую вразнос косметикой и всем таким прочим. У меня много клиенток среди фермерш. Живу в Уилларде, но когда в разъездах — сплю прямо в машине. Я тоже ничего не знала об этой чуме, или как там ее называют, пока не напоролась на обглоданный труп женщины в гостиной одного дома. Электричество и телефон не работали, и я подалась в полицейский участок. В джипе работало радио, там как раз передавали экстренный выпуск новостей. Так я и узнала о том, что происходит.

— А я работаю на Уиллардскую энергетическую. Они отправили меня сюда после того, как патер из церкви Святого Уилларда позвонил в головной офис и сказал, что ни в церкви, ни в школе нет электричества. Пока я сюда добирался, позвонила еще куча народу с жалобами на отсутствие электричества в этом районе.

— Не хотелось бы тебя прерывать, — продолжила Даниэла, — но нам лучше проверить школу. Их наверняка окружили.

— Кто окружил? Как их зовут-то? Дуболомы? Сумасшедшие?

— Не знаю. Может, упыри? Власти говорят, их нужно убивать. Или они нас, или мы их.


Приземистое каменное строение с витражами, где размещалась католическая церковь Святого Уилларда, стояло нетронутым. А вот маленькую школу атаковали множество раз, высокие окна были заколочены, но многие стекла, — обычные, не витражные, — под досками уже оказались разбитыми. Вокруг топталось почти два десятка голодных упырей, желавших прорваться внутрь и сожрать живых.

Оборону организовал патер Эд, мужчина среднего возраста, в сутане и колоратке[1]. Церковь находилась по другую сторону приходского кладбища, слишком далеко, чтобы дети успели до нее добежать, особенно пяти-шестилетки. Поэтому, в соответствии с советами из радиопередач, патер решил дожидаться спасателей. Отыскал молоток и крупные гвозди. Теперь он попытался удержать тяжелую доску, одновременно забивая гвоздь, но выходило не очень.

— Энни! — окликнул патер. — Помоги мне, пожалуйста!

Энни Кимбл, веселая, милая девочка двенадцати лет, подошла и придержала край доски, пока патер заколачивал гвоздь. Радио на учительском столе зашипело помехами, и сестра Хиллари сказала:

— Опять появился сигнал! Слушайте! Сейчас будет новый выпуск.

Все, включая патера, Энни и прочих детей, окружили стол. В новостях рассказали о вооруженных полицейских и добровольцах, прочесывающих сельскую местность, и о том, что помощи, вероятно, придется еще подождать. Диктор рекомендовал всем оставаться в укрытиях и покидать их только в случае непосредственной опасности.

— Видите, дети, как правильно мы поступили? — сказала сестра Хиллари. — Здесь мы будем в безопасности. Бог услышит наши молитвы, и спасательный отряд прибудет. А пока мы должны вверить себя заботам всемогущего Творца.

Светловолосый Берти Сэмюэлс, развитый не по годам, но крайне избалованный мальчик, захныкал:

— По радио сказали не так! У них не хватает на всех спасателей! Мы обречены! Я хочу к папе!

— Совсем скоро ты увидишь своего папочку, Берти, — попыталась успокоить мальчика сестра Хиллари. — Он не может забрать тебя прямо сейчас. На улицах слишком опасно.

— Хочу к папе! — заревел Берти.

— Тихо! — шикнул на него патер. — Они могут тебя услышать. Ты привлекаешь их внимание.

Энни и ее мать, Дженис, подошли к окну в дальней стене и увидели то, чего так опасался патер Эд. Зомби, выглядевшие более хитрыми, чем прежние, принюхивались к запаху молодой человеческой плоти.

— Господи! — выдохнула Энни. — Их еще больше, чем раньше!

— Твоя правда. Боюсь, живыми нам отсюда не выбраться, — сказала ее мать и перекрестилась.

Некоторые ребятишки заплакали, и громче всех — малыш Берти.

— Успокойся, Дженис! — взмолился патер Эд. — Ты еще больше испугаешь детей.

Дженис вернулась к окну и встала рядом с дочерью, глядя, как подтягиваются все новые и новые зомби. Среди них ковыляли Барбара, Джонни и Карен, превратившиеся в живых мертвецов в течение последних суток, хотя Дженис, разумеется, ничего об этом не знала.

— Дети, давайте помолимся, — сказала сестра Хиллари. — Подойдите ко мне, Дженис. И ты тоже, Энни.

— Что случилось с радио? — спросила Энни. — Почему оно так резко замолчало?

— Просто новости закончились, — ответила ей мать.

— А мне кажется, что там все умерли, — девочка взяла в руки радиоприемник и потрясла.

— И мы тоже! Мы тоже скоро умрем! — зарыдал Берти. — Я хочу к папе! Хочу к папе... к па-а-пе-е...

В комнату вошел дворник Пит Джилли с ящиком для инструментов в руках и кисло посмотрел на Берти. С грохотом опустив свою ношу на парту, он сказал:

— Да сколько ж можно терпеть вопли этого засранца? Свалю я, пожалуй, отсюдова, и вся недолга.

— Что вы от него хотите? — попыталась урезонить дворника Дженис. — Он всего-навсего ребенок.

— Господь сказал: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне», — напомнила сестра Хиллари.

— Да ежели б Иисус знавал нынешних деток, сам бы их под зад коленом выставил! — заорал Пит и шмыгнул в чулан, где хранились швабры и тряпки.

Порывшись за упаковками с рулонами туалетной бумаги и бумажных полотенец, он вытащил полпинты виски. Воровато отхлебнул глоток-другой, сунул фляжку в карман комбинезона, вернулся в комнату к ящику с инструментами, достал острое долото и тоже положил в один из карманов.

— Эх, ружьишко бы, — пробормотал он, — а не эти железяки. Думаю, если ударить долотом одну из тех тварей в глаз, они отступят, и я смогу прорваться. В сарае мой мопед стоит. Думаю, у меня получится. Эти мертвяки как вареные.

— Но их там много, — возразил патер. — Ты не сможешь пробиться сквозь толпу на мопеде. Он слишком легкий.

— А если, значится, эдак зигзагом? Все ж таки в старших классах я был полузащитником. Потому как ежели одна из ваших чахлых баррикад рухнет, мы все пойдем мертвякам на корм.

И Пит, больше не скрываясь, решительно вытащил свою фляжку и на глазах у детей отпил виски. Затем закурил и выдохнул колечко дыма. Патер укоризненно посмотрел на дворника, но промолчал.

— Постыдился бы, Пит! — не выдержала сестра Хиллари.

— Сил у меня уже нет, терпеть твои поучения, сестра! — огрызнулся дворник. — Если уж мне предстоит помереть, то хоть напьюсь да накурюсь напоследок!

Двое шестилеток, одетые в шортики, рубашечки с короткими рукавами и аккуратные галстучки, захихикали. Сердито взглянув на Пита, патер Эд гаркнул:

— Сейчас же потуши сигарету, или я сам сверну тебе шею!

— Не трудись, святой отец, я сматываю удочки! — рявкнул в ответ дворник. — Хоть к черту на рога, лишь бы подальше отсюда. Не пытайтесь меня остановить.

— Я только запру за тобой заднюю дверь. И да спасет Господь твою грешную душу.

Они подошли к серой железной двери. Патер с громким щелчком отпер замок. Там, на бетонном крыльце стояли мусорные баки. Мужчины осторожно выглянули наружу. Ни на газоне, ни около сарая из алюминиевых листов никого не было. Пит снова отхлебнул виски и спрятал фляжку в карман комбинезона.

— Удачи тебе, Пит. Может, все-таки передумаешь?

Но тот молча вышел во двор, и патер запер за ним дверь.

Сжимая свое долото, Пит прокрался к задней стене сарая. Достал из кармана колечко с ключами, длинной цепочкой привязанное к шлевке. Трясущимися руками вставил ключ в висячий замок, откинул скобу. Оглянулся и успел засечь подбиравшихся к нему зомби. Джонни, Барбара и Карен, урча и пуская слюни, шли на добычу. В панике Пит рванул дверь, забежал в сарай и, так быстро, как только мог, вывел оттуда мопед. Вскочив в седло, попытался завести мотор. Мотор молчал. Пит попытался еще раз. И еще.

Трое упырей подступали все ближе. Джонни остановился и вытащил полено из поленницы. Мотор чихнул и зарычал, выпустив облачко темного дыма.

— А теперь попытайтесь меня поймать, говнюки! — заорал в пьяном угаре Пит, отшвыривая долото, и направил мопед прямо между Барбарой и Джонни.

Если бы ему удалось прорваться, он был бы спасен. Однако чья-то полуобглоданная рука угодила между спицами переднего колеса, и мопед перевернулся. Пит вылетел из седла, стукнулся головой о ствол дерева и замер, раскинув руки и ноги. Его шея согнулась под неестественным углом, на лице застыла ужасная гримаса смерти.

Наблюдавший за всем этим патер Эд отшатнулся от заколоченного окна.

— Они таки его настигли, — безжизненным голосом произнес он. — Это ужасно. Не смотрите.

Впрочем, все и так знали, что дворника жрут.


Пощелкав кнопками радиоприемника, Даниэла сказала:

— Хочу новости послушать. Даже если мы доберемся до школы, как будем спасать детей? У нас и оружия нет.

— А мое ружье в фургоне осталось, — протянул Джед.

— Сразу за тем перекрестком — универмаг. Там должны быть дробовики, винтовки, даже пистолеты. Мы могли бы взять несколько, а если магазин закрыт — выломать дверь.

— Это в случае, если зомбаки нас не опередили, — заметил Джед.


Под небольшим узким мостом, перекинутым через грязный ручей, весь в зеленоватой пене и пятнах бензина, обнаружились сразу семь зомби. Отряд шерифа заметил, как они ползают там между старыми покрышками и всяким барахлом. Парни открыли стрельбу прямо с моста. Когда все закончилось, трупы упырей остались лежать в грязной воде.


Полуоторванная, широко распахнутая дверь висела на петлях. У самого входа в магазин на гравии лежали три объеденных тела.

— Чтоб тебя! — воскликнула Даниэла. — Тут, похоже, побывала целая орда этих тварей!

— Как-то не хочется соваться туда с голыми руками. У тебя нет монтировки?

— Нет. Как насчет алюминиевой бейсбольной биты? Я держу ее под сиденьем.

— Оставайся в машине. Если что, сигналь, — сказал Джед и, прихватив биту, вышел наружу.

Внутри магазина царил беспорядок. Выбитые окна, разгромленные стеклянные витрины. На полу валялись банки консервов, какие-то продукты, прочие товары, все — растоптанное, залитое кровью. Перехватив покрепче биту, Джед размахнулся и саданул по стеклянной дверце шкафчика с оружием. Взял две винтовки, отыскал патроны, зарядил.


Тем временем в школе при церкви Святого Уилларда некоторые дети начали реветь в голос. Остальные, за исключением плаксы Берти, от страха не могли даже пошевелиться, не то что лить слезы. Дженис, пытаясь успокоить малыша, взяла его на руки и стала баюкать. Сестра Хиллари на коленях молилась в углу.

Патер Эд и Энни Кимбл, сидя у разных окон, следили сквозь щели в приколоченных досках за передвижениями зомби. Внезапно послышался шум мотора, становившийся все громче и отчетливее.

— Сюда кто-то едет! Смотрите, святой отец! Неужели нас спасут? — закричала Энни.

Патер метнулся к ее окну, присмотрелся и сказал:

— Кажется, машина Кайла Сэмюэлса.

Берти как ветром сдуло с колен Дженис:

— Ура! Это мой папа! — заорал мальчик и подбежал к Энни, горя желанием немедленно увидеть своего отца.

Однако зомби уже окружили автомобиль Кайла Сэмюэлса. Выйти из машины не было никакой возможности, и мужчине оставалось только сидеть, замерев от страха. Упыри, возглавляемые Джонни, Барбарой и Карен, принялись колотить в окна камнями и поленьями, тянуть за откидной верх. Наконец, заднее ветровое стекло разбилось, и внутрь потянулись мертвые руки.

Лицо Берти стало похожим на маску безнадежного ужаса.

— Не смотри туда, Берти! — закричал патер.

— Папа!.. Мой папочка!.. — завопил мальчик, кинулся к двери и попытался ее открыть.

Однако Энни, бывшая куда сильнее малыша, оттащила его, хотя в ее собственных глазах плескалась бесконечная боль.

Переднее ветровое стекло разлетелось, брызнув осколками в лицо Кайла. Он прикрылся руками. Ткань откидного верха не выдержала и треснула. Теперь мерзкие лапы тянулись к нему со всех сторон. Мужчина в отчаянии попытался завести мотор и повернул ключ зажигания. Машина рванула с места. Кайл надеялся подобраться как можно ближе к спасительной школе, но на капоте, закрывая весь обзор, повисли Карен и Барбара. Третий зомби пролез сквозь разбитое заднее стекло и начал душить Кайла, который вынужден был отпустить руль.

Потерявший управление автомобиль с грохотом врезался в поленницу. Джонни с Барбарой отлетели прочь, а сама машина чуть не перевернулась. Опасно накренившись, она врезалась в стену школы и взорвалась, превратившись в огненный шар.

В школьной стене образовался широкий пролом. Град огненной шрапнели поразил Дженис в спину. Женщина упала, ее одежда загорелась. Энни кинулась к матери, чтобы потушить пламя собственным телом, но сразу поняла, что дело гиблое. Дженис не шевелилась, ее пожирал огонь.

— Скорее! — закричал патер. — Нам надо выбираться! Все к задней двери!

— Нет! Там мой папочка! — завопил Берти и бросился к горящей машине.

Сестре Хиллари удалось в последний миг перехватить мальчика.

— Нам остается только молиться за его душу, — сказала она.

Берти продолжал рыдать, и его плач подхватили остальные десять детей.

Задний двор, через который безуспешно пытался прорваться Пит Джилли, оставался их единственной надеждой. Но туда уже приковыляло несколько упырей, привлеченных запахом жареной плоти Дженис Кимбл. Патер подбежал к поленнице и схватил полено потолще.

— Вооружитесь чем-нибудь, чтобы отбиваться от них! — закричал он.

Все поспешили последовать его совету. Двое зомби почти настигли патера, но он ударил одного по лицу, и тварь упала, забившись точно в судорогах.

На задний двор начали стягиваться другие зомби, и трое детей так и не смогли добраться до поленницы. Кровожадные упыри набросились на них, повалили вопящих малышей и начали свой кровавый пир.

Оставшиеся дети, вместе с патером Эдом и сестрой Хиллари, побежали к лесу. По пути зомби, выскочив из-за кустов, поймали еще двоих детей. Выжившие продолжали бежать, надеясь найти хотя бы временное пристанище. Их преследовали с полдюжины зомби, двигаясь заторможенной деревянной походкой, злобно шипя и пуская слюни.


Даниэла резко прошла крутой поворот на шоссе.

— Боюсь я того, что мы можем обнаружить, — сказал Джед. — Вроде как там что-то взорвалось.

— Похоже на то, — кивнула она. — Видишь дым за деревьями? Как раз в этом месте находится церковь Святого Уилларда.

Несколько минут спустя Даниэла затормозила у края гравийной площадки. Они с Джедом ошеломленно уставились на открывшуюся им картину. Школа горела. От автомобиля, врезавшегося в ее стену, остался один покореженный остов. Зомби, растаскивающие куски человеческих тел, обходили пламя по широкой дуге. Некоторые столпились у останков мертвых детей, очевидно попытавшихся спастись от пожара. Неупокоенные мертвецы, словно стая голодных койотов, сражались за куски мяса.

— Мы опоздали, — произнес Джед. — По-видимому, школу захватили.

— Детей должно было быть больше, — возразила Даниэла. — Как думаешь, куда они могли убежать?

Заметив что-то, свисавшее с куста на краю поляны, Джед подошел поближе.

— Скапулярий[2], — сказал он. — Смотри, трава примята. Похоже, здесь пробежали люди.

— Мы должны попытаться их найти. Они наверняка безоружны, а у нас есть винтовки. Им потребуется помощь, особенно детям.


Ведомая патером Эдом группка выживших добралась до небольшой поляны у крутого утеса. В его склоне виднелась пещера, выглядевшая надежным убежищем, если только им удастся взобраться по узкой тропе. У самого подножия сидело четверо зомби, доедая останки какого-то несчастного.

Всхлипывающие дети с тревогой ждали, что придумают взрослые, чтобы их спасти.

— Видите ту пещеру? — спросил патер Эд. — Если мы прогоним упырей, заберемся туда и забаррикадируемся, она будет практически неприступной крепостью.

— Можно было бы отпугнуть тварей огнем, но у нас его нет, — заметила сестра Хиллари. — Не думала, что когда-нибудь такое скажу, но хотелось бы мне иметь оружие.

Умненькая Энни подумала, что они могли бы наделать факелов еще в школе, но тогда у них не было на это времени: они должны были спасаться, если не хотели быть съеденными.

— А если попробовать обойти утес? Взобраться на вершину, а уже оттуда спуститься в пещеру, — предложил патер.

— Как же мы спустимся? — удивилась Энни.

— Ну, нам потребуется веревка или что-то в этом роде, — ответил патер Эд.

— Однако у нас ее нет, — оборвала его разглагольствования сестра Хиллари. — Надо признать, святой отец, мы неважно экипированы для похода. Жизнь, проведенная в молитвах, подготовила нас разве что к загробной жизни, но отнюдь не к выживанию на этом свете.

— Не отчаивайтесь, — сказал патер. — Господь нас не оставит.

Внезапно раздался оружейный залп, и четверо упырей, пировавших около утеса, оказались повержены. Из леса вышли двое сурового вида мужчин, вооруженных полуавтоматическими винтовками AR-15 и пистолетами.

— Благодарю тебя, Господи! — выдохнула сестра Хиллари и перекрестилась.

Однако патер Эд смотрел на нежданных спасителей настороженно. Те были одеты в джинсы, фланелевые рубахи, кожаные жилеты и тяжелые ботинки. На поясах — кожаные патронташи с боеприпасами. Послышался шум мотора, и патер обернулся. Из-за деревьев выехал синий фургон, оттуда выбрался третий мужчина, одетый и вооруженный так же, как первые.

— Так-так-так, и кто это у нас тут? — грубым голосом спросил он, плотоядно глядя на ребятишек.

Дети, словно цыплята, сгрудились вокруг священника и сестры. Один из тех, кто стрелял в зомби, произнес:

— Больше заложников, больше корма для зомби, Блейз.

— Мясник дело говорит, — поддержал его приятель. — Взрослые меня уже задолбали.

— Во-во, — откликнулся первый. — Мы со Стэном друг друга понимаем.

— Прошу вас, чем бы вы тут не занимались, мы не будем на вас доносить, — взмолился патер. — У нас нет сотовых телефонов, у нас вообще ничего нет.

— Ради Бога, не причиняйте зла детям, — добавила сестра Хиллари.

Мужчины осклабились. Тот, кого назвали Блейзом, сказал:

— Ну, может быть Господь и защитит их от нас, а заодно — от упырей.

Они с Мясником направили на сестру и священника пистолеты, и Блейз скомандовал:

— На колени! Шевелитесь!

Дети заплакали. Патер Эд и сестра Хиллари опустились на землю и забормотали молитву об отпущении грехов, однако не успели они дочитать и до половины, как Мясник и Блейз прострелили им головы.

Джед Харрис и Даниэла Грир как раз шли по тропинке, когда раздались выстрелы. Они бросились бегом, но до места стрельбы было около ста ярдов. Добежав, оба поняли, что снова опоздали. Бандиты как раз связали руки последнего ребенка и волочили его к задней двери фургона.

Джед с Даниэлой прицелились в тех, кого явно можно было счесть похитителями — вот только стрелять не стали, опасаясь попасть в детей. Переглянувшись, они сообразили, как им поступить. Разом приподняли стволы винтовок и выстрелили над головами мужчин.

— Бегите, дети! Бегите! — закричал Джед.

Блейз прыгнул за руль, Стэн с грохотом захлопнул заднюю дверь фургона. Мясник нырнул на пассажирское сиденье, а вот Стэн не успел: дети убежали, и Джед с чистой совестью всадил пулю прямо ему в грудь. Синий фургон рванул с места. Джед с Даниэлой палили ему вслед, но без толку.

Когда фургон вывернул на шоссе, Мясник произнес:

— Вот ведь дерьмо! Я-то уже думал, что раздобыл кучу сопляков для выкупа, а теперь придется начинать все заново.

— Зато этот сраный фургон под завязку набит добычей, — откликнулся Блейз. — И теперь, когда Стэн откинул копыта, делить ее нужно только на две части.

Но радовались злодеи недолго. Послышалась полицейская сирена, и позади них появились мигающие огни патрульного автомобиля. Блейз дал по газам. В зеркальце заднего вида он заметил, что водитель преследовавшей их машины был в форме, в то время как мужчина на пассажирском сиденье — в том же пропотевшем мятом костюме, что и последние три дня.

— Итить-колотить! — ругнулся он, узнав шерифа Макклелланда.


— Это тот самый фургон из ориентировки, — сказал шериф водителю. — Смотри, не упусти его.

За полицейской машиной следовали два военных грузовика, полные бойцов Национальной гвардии. Грузовики, более тяжелые и медленные, чем патрульный автомобиль, изо всех сил пытались не отстать.

На поляне у подножия утеса Джед не сводил взгляда с трупа Стэна. Тот должен был превратиться в зомби, и Джед ждал.

Неподалеку Даниэла возилась с ребятишками, постаравшись, по мере возможности, успокоить и приободрить их. Ей помогала умница Энни Кимбл.

Джед наблюдал, как Стэн стонет от жестокой боли в груди, как на лбу бандита выступает предсмертный пот. Наконец, раненый умер, чтобы через несколько секунд «ожить». Скованно двигаясь, он сел. Не дожидаясь, пока зомби встанет, Джед выстрелил ему в голову.

— Для него же самого лучше! — отреагировала Даниэла.

— Аминь, — откликнулась Энни.

В этот момент на поляну въехали патрульный автомобиль с шерифом и один грузовик с гвардейцами. Шериф Макклелланд вылез из машины, прислушиваясь к отдаленной пальбе, — солдаты положили конец промыслу бандитов. В этой напряженной ситуации негодяям нельзя было давать спуску. За плечами тех, кого они сегодня прикончили, были и похищения, и убийства, и грабежи. На лицах спасенных детей читались благодарность и облегчение. Теперь шериф мог спокойно выслушать их историю.


-----

[1] Колоратка, или римский воротник – элемент облачения священнослужителей, представляющий собой жесткий белый воротничок с подшитой к нему манишкой, застегивающийся сзади и надевающийся под сутану, или же белую вставку в воротничок-стойку обычной рубашки.

[2] Специальный предмет, который некоторые католики носят по обету. Представляет собой два скрепленных шнурами прямоугольных куска материи или иного материала с религиозными изображениями или текстами.


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг