Эля Кудряшова

Деловые люди

Все жители городка NN были предпринимателями и умели правильно вложить свои средства. Все, кроме Петра Иванова, который везде работал, повсюду тратил, но ни капли дохода и выгоды не получал в ответ. Жители городка NN жалели Иванова, но помочь ему ничем не могли. Как только Пётр Иванов получал зарплату, он отправлялся по магазинам. Приобретал воздушные шары, кукол, надувные мячи, бейсбольные биты, разноцветные брюки, сорочки, кепки, зимние и летние куртки, кулинарные книги. Продавцы судорожно сжимали кассу, пытались убедить Петра, что у них не очень качественный товар, плакали, но ни что не могло заставить Иванова перестать покупать.

Такой же была и его жена. Настя Иванова приобретала добра на столько рублей, сколько было у неё в кармане. Она обожала платья и пудру, духи и конфеты, книги и журналы. По вечерам Пётр и Настя Ивановы танцевали под десяток своих музыкальных центров, по тысяче раз меняли шляпки. Они смеялись и не задумывались о том, что будет завтра. Плюшевые игрушки заменяли им детей, а друзей они заводить не хотели.

Каждый год на Рождество Настя и Пётр упаковывали ровно триста шестьдесят пять подарков и отправляли их в детские дома разных стран. В ответ они получали открытки, которые, не читая, складывали в красного дерева шкаф. Со временем места в шкафу, а потом и во всём доме перестало хватать. Открытки, пальто, утварь и яства вытеснили Петра и Настю из собственного дома. Им пришлось взять денег в долг и купить новый дом. Потом взять в долг на ремонт, а затем на мебель.

Спустя несколько месяцев и этот дом был полностью наполнен вещами. Но продавать что-либо Настя и Пётр не хотели, а на третий дом средств не хватало. К тому же купить его им всё равно бы не позволили, — они должны были огромную сумму денег. Паре угрожали судебным разбирательством. Пётр и Настя не нашли возможности отдать долги. Они приняли решение покинуть городок NN. Настя упаковала несколько платьев в розовый чемодан, а Пётр набил карманы импортной жвачкой, и неспешным шагом пара отправилась в бега.

В Париже Петру и Насте пришлось туго. У них не было еды и ночлега. Лишь благодаря предпринимательским способностям Петра, беглецам удалось выйти из бедственного положения. Пётр сказал Насте: «Нам придётся продать твои платья и мою жвачку. Потом я немного поработаю. Мы откроем магазин и будем счастливы». Настя кивнула. И через месяц они были счастливы.

Магазин сладостей «Райский сад», создателями которого были Настя и Пётр, удивительно быстро стал популярным. Леденцы «Адам и Ева», шоколадные шарики «Молочный снегопад» пользовались у французов наибольшим спросом. Стоит отметить, что названия на конфетных коробках печатались на русском языке, так как языка любви Настя и Пётр не знали. Составлять рекламные афиши и писать договоры им помогал, как он сам называл себя, испанец римского происхождения Зигмунд Львович Боттичелли.

Боттичелли был молодцеватым человеком сорока семи лет. Он получил филологическое образование, написал диссертацию о вкладе Адама Смита в русскую литературу. Каждую субботу ходил в банк, где разменивал купюру в сто евро на монеты, которые помещал в карманы своего пальто. Когда Зигмунд Боттичелли двигался, от него исходил звон. По ночам Боттичелли спал, во снах рисовал Мадонну, а в жизни изображал роль дельца.

Зигмунд Боттичелли помогал Насте и Петру не только из материальных соображений. В течение года совестной работы он не разорил этих людей лишь потому, что привязался к ним. Но Боттичелли чувствовал, что необходимо исполнить акт, предписываемый ему пьесой жизни. Наконец он решился. Двадцатого июня N-го года Зигмунд Львович вошёл в «Райский сад» в приподнятом настроении. Направился в свой кабинет, где одиннадцать часов подряд что-то писал. По окончании он радостно воскликнул «Ave!» и задремал.

Проснулся Боттичелли оттого, что какой-то человек грубо толкнул его в плечо. У этого гражданина было суровое и недовольное лицо. Он был полицейским. После двенадцати минут общения с ним Зигмунд Львович валялся на полу в полусознательном состоянии и кричал «Вина! Вина!». Ему принесли требуемое, но это не помогло. «Райский сад» был банкротом и даже более того — у магазина огромные долги, которые должен оплатить его хозяин. Это известие шокировало Зигмунда Львовича, так как за последние одиннадцать часов «Райский сад» стал его собственностью.

Нетрудно догадаться, что это Настя и Пётр Ивановы своими неумеренными тратами сделали магазин банкротом. Они предчувствовали, что скоро положение магазина откроется и, ничего не подозревая о планах Боттичелли, покинули Париж. В провинции они открыли ресторан «Тринадцатый круг», в котором готовили самые горячие куриные крылышки на Земле. За Настей и Петром поехал Боттичелли, который желал отомстить. А за ним полицейские, которым предписывалось исполнить правосудие.

Когда Зигмунд Львович прибыл в «Тринадцатый круг», то почувствовал, что ненависть к бывшим бизнес-партнёрам уходит, а в сердце разливается тепло. Настя и Пётр дружелюбно встретили Боттичелли, посадили за лучший столик и принесли большую порцию фирменного блюда. Он чистосердечно признался им, какую аферу намеревался провернуть. В ответ Пётр и Настя Ивановы предложили ему занять должность директора «Тринадцатого круга». Потом прибыли представители правосудия, которые потребовали обед. Затем Ивановы подписали документы, по которым давали обещание погасить долги в течение полугода.

Со временем, благодаря неусыпному контролю Боттичелли за их тратами, Пётр и Настя действительно отдали долги. Но страсть к покупкам у них не прекратилась. Ивановым пришлось вновь податься в бега. В последний раз их видели где-то на окраине Америки. Вместе с человеком, который постоянно звенел, они продавали там лимонад. Полицейские попытались арестовать беглецов, но они успели скрыться, оставив после себя лишь запах дорогих духов. Прочитав в криминальной хронике про Ивановых, многие жители городка NN с возмущением воскликнули: «Транжиры!». Но нашлись и такие, кто с восхищением и пониманием сказал: «Деловые люди».


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг