Эмиль Вейцман

Гнев Божий

1

— Родий! Похоже, Центр собирается свернуть все программы на этой планете.

Родий оторвал лицо от дисплея компьютера и вопросительно по смотрел на своего непосредственного начальника, главного координатора Туллия, — добавит ли тот ещё чтонибудь к уже сказанному. Ответом было весьма выразительное молчание. Тогда последовал вопрос:

— Стало быть, в Центре сочли, что проделанное тут за много веков успехом не увенчалось?

— Похоже, так. Короче, тратить средства для предотвращения грядущей катастрофы, Совет не намерен.

— Жестоко!

— Начальству видней. А впрочем, стоит ли спасать этот биологический мусор? Чего можно ждать от сообщества, в котором количество голубых уже перевалило за сорок процентов? Это признак явного вырождения. Ведь отклонение от нормы в области сексуальной ориентации в здоровых популяциях не должно превышать десятых долей процента. Словом, сорок процентов можно сразу отбраковать. Дальше. Почти поголовное пьянство и наркомания. Неумеренная страсть к азартным играм. Почти полное отсутствие творческого начала. Насилие. Стоит ли нам радеть о таких существах? Тем более что данный сектор нашей галактики, как оказалось, совершенно не перспективен для нашей цивилизации.

— Но какая-то часть...

— Понимаю, понимаю, есть и вполне достойные существа. Но даже и ради них не стоит тратить колоссальные средства для спасения этой загнивающей цивилизации, правда, созданной нашими же усилиями. Есть ещё вопросы?

— Нет.

— Тогда даю тебе поручение — составишь план эвакуации нашей базы. Срок — месяц. Действуй!

Родий вышел из кабинета начальника и направился к себе. В коридоре он вдруг остановился возле одного из окон, выходящих на океан. Полный штиль, заходящее дневное светило, чайки. Ни единого паруса до самого горизонта. Словом, тишь, гладь и полная благодать. И ни малейшего намёка на скорую грядущую беду... Внезапно вспомнился старик с Первого континента. Глава семьи — крепкой, хорошей семьи. Никаких сексуальных вывертов, никакого пьянства и нездорового азарта. Резкий контраст с вконец разложившемся окружением. Сколько ему, Родию, пришлось затратить усилий, чтобы оградить эту семью от злобы окружающих, от злобы тупых, завистливых, ленивых существ. Если бы не он, от семьи старика давно бы ничего не осталось. Всю бы уничтожили, а имущество, имущество, нажитое чест ным, тяжёлым трудом, оказалось бы в чужих руках... Да, похоже, много вековый эксперимент потерпел неудачу. Процент брака чрезвычайно высок; старик и его семья редчайшее исключение. Именно ради таких, как он, удавалось долгое время убеждать Центр не сворачивать программы на этой планете. Но ситуация резко переменилась. Этот сектор галактики сделался вдруг совершенно неперспективным плюс невесть откуда взявшееся громадное космическое тело, двигающееся по гиперболической орбите и состоящее из твёрдых пород и льда. Что-то вроде блуждающей планеты, причём льда в ней больше половины. Расчёты показывают — вся эта масса небесная должна встретиться с системой пятой планеты, которая разорвёт космическую пришелицу на большое количество фрагментов, причём основная часть льда окажется рассредоточенной в конечном итоге в объёме, охватывающем орбиты первых трёх планет данной системы. Остальное останется преимущественно между орбитами четвёртой и пятой планет. Вся беда в том, что планете, на которой был поставлен эксперимент, придётся в течение весьма долгого времени двигаться через области космического града. Часть его, очень большая часть, испарится в атмосфере планеты, затем сконденсируется и в конечном итоге выпадет на её поверхность в виде дождя. Уровень мирового океана резко повысится, затопив всю сушу и уничтожив всё живое на ней. Уйдут под воду вершины многих гор, даже весьма высоких. Над водою останутся разве только шеститысячники и выше. Но этого мало. В это же время через данную звёздную систему должна пройти небольшая чёрная дыра. Есть основания полагать, что она поглотит значительную часть воды, пришедшей из космических глубин. Тогда, глядишь, немалая часть воды, обрушившейся на эту планету, окажется отсосанной этим космическим насосом. И уровень мирового океана понизится почти до исходного уровня. Если же нет...

Родий тяжело вздохнул, отогнал от себя нерадостные мысли и продолжил созерцать океан... Полный штиль, чайки, заходящее дневное светило.


2

Старик-абориген, погружённый в раздумья, неподвижно сидел на стволе поваленного дерева. Судя по всему, думал он о чём-то не очень приятном...

«Похоже, у деда опять нелады с окружением», — решил Родий и негромко кашлянул, чтобы привлечь к себе внимание. Абориген вздрогнул от неожиданности и поднял голову. Невесёлое выражение на лице старого человека мгновенно сменилось испугом. Одновременно абориген с удивительной для его возраста быстротою поднялся со ствола поваленного дерева и тут же опустился на колени перед возникшим перед ним высшим, как он считал, существом.

— Господин мой! — заговорил старик дрожащим голосом. — Господин! Помилуй меня. Не наказывай! Я свято исполняю все заветы Всевышнего. И все члены моей семьи делают это. Мы не грешим противоестественным образом, не пьянствуем, не заримся на чужое добро. Мы честно и тяжко работаем на своих полях, честно пасём свои стада. Мы регулярно приносим жертвы Богу и регулярно ему молимся. И он нас охраняет. С помощью своих слуг, живущих, как говорят, на очень большом острове среди океана. Их, как я слышал, зовут атлантами. Ты, наверное, один из них. Помилуй меня, Господин мой.

— Не бойся старик, — сказал Родий. — Поднимись с колен, снова сядь на ствол поваленного дерева и внимательно выслушай меня. Тебе и всему твоему окружению грозит большая опасность, смертельная опасность, но твоя семья, возможно, сумеет избежать её, если вы всё сделаете правильно.

Старик поднялся с колен и снова уселся на ствол поваленного дерева. Было очевидно, сильный испуг ещё не оставил старого человека, надо было быстро его успокоить, прежде чем начать с ним серьёзный разговор. Короткий гипнотический сон был бы тут как нельзя более кстати. Родий и воспользовался им, погрузив старого аборигена в забытьё. Пока же тот сладко спал, слегка посапывая во сне, атлант погрузился в свои невесёлые думы...

Все его планы оказались вдруг нарушенными. Исследовательская программа на этой планете свёртывается, предстоит возвращение домой, на планету Атланту, где его никто не ждёт. И неизвестно, что предложат ему для дальнейшей работы. А как он радовался, когда Астросовет предложил ему отправиться на эту далёкую планету и принять участие в эксперименте, длящимся уже много веков. Когда-то данный сектор галактики считался весьма перспективным, так что было решено основать в нём научно-техническую базу на подходящей планете возле одной из звёзд. Такая планета к удивлению быстро нашлась, оставалось по возможности, скорей освоить эту звёздную систему, находящуюся на самой окраине галактики. Освоение включало в себя также и создание на планете, названной Эрна, разумных существ, которые могли бы со временем обслуживать представителей иной космической цивилизации. Но прежде всего база — некий координационный научно-технический центр, осуществляющий в данном космическом регионе все необходимые работы, в частности работы по созданию разумных существ. Кандидатами на роль таковых оказались некие животные, весьма близкие по своему облику к ним, жителям Эрны. Пониже, конечно, ростом, с более развитым волосяным покровом, с несколько иными пропорциями между туловищем и конечностями, но на этом, пожалуй, внешние различия и заканчивались. Словом, кандидаты на превращение в гомо сапиенс вполне подходящие. Без учёта, конечно, внутренних качеств. Последние предполагалось сформировать в процессе очеловечивания этих существ. Методами генной инженерии. Особенных проблем не ожидалось. Так, во всяком случае, считали в Центре. Считали... Да только всё вышло совсем по-другому, и причин такого провала не удалось установить и до настоящего времени. Век за веком шёл сплошной брак — полулюди. Семьи, подобные семье этого старика, — редкость, возбуждающая ненависть полуживотного окружения. Да и появились они совсем недавно. Приходилось им, атлантам, заботливо охранять эти слабые ростки новой разумной жизни на Эрне. Да разве за всем уследишь. Вот он, Родий, взял шефство над семьёй старика. Возникла надежда, что работы по очеловечению всё-таки дадут со временем нужный результат. И вот на тебе — работы спешно свёртываются по причине неперспективности данного сектора галактики и грядущего космического катаклизма...

«Кажется, пора будить старика», — решил Родий, и через несколько минут абориген уже вышел из гипнотического сна.

— Ну что, старик, отдохнул, успокоился?

— Успокоился, Господин мой.

— Ну так слушай. Всей вашей семье грозит смертельная опасность. Чтобы спастись, тебе, сыновьям твоим, жёнам и детям сыновей твоих, рабам твоим, твоим волам, верблюдам, лошадям и ослам придётся тяжко поработать. В течение многих месяцев и помногу часов в сутки. Но и всех их усилий окажется недостаточным. Найми работников для помощи. Вот, возьми этот кошель. В нём маленькие золотые слитки. Ими ты сполна расплатишься с теми, кого наймёшь. И никому не рассказывай, для чего всё это делается. Слышишь, никому! Даже членам своей семьи. Так надо, и всё тут. Ты так решил. Как глава семьи. Твой авторитет, как я знаю, непререкаем.

Родий протянул старику кожаный кошель с золотом, абориген нерешительно взял его.

— Но, Господин мой, окружающие и так хотят убить меня и присвоить всё моё имущество... До последнего времени какая-то неведомая сила хранила меня и мою семью, но сумеет ли она спасти меня от вожделения окружающих, если они узнают про золото, данное мне тобою?

— Сумеет. Обещаю тебе. Но поторопись. Времени у тебя в обрез. А теперь слушай меня внимательно и запоминай, что надлежит сделать.

— Так ведь память моя, Господин, память, сдавать начала последнее время.

— Знаю, старик. Но ты не волнуйся — подзабудешь что, я подскажу. Никто, кроме тебя, подсказки этой не услышит. Но поторопись...


3

— Коллеги! — Туллий обвёл взглядом всех находящихся в конференцзале. — Должен поставить всех вас в известность: ситуация ещё более осложнилась. Согласно последним расчётам, весьма массивный фрагмент блуждающей планеты, фрагмент, состоящий преимущественно из твёрдых скальных пород, не должен остаться между орбитами четвёртой и пятой планет данной системы. Его орбитой после гибели пришелицы, судя по всему, окажется весьма вытянутый эллипс. Неизбежно столкновение этого фрагмента с планетой, на которой мы сейчас находимся. Более того, точка встречи двух космических тел лежит в близости от нашего острова, а может быть, и на самом острове. Изменить что-либо мы не в силах. Короче, стечение обстоятельств самое невероятное и катастрофическое. Сначала космический град и столкновение с достаточно массивным космическим телом при движении Эрны по своей орбите, а после небольшая чёрная дыра. Времени для эвакуации совсем в обрез. Работаем днём и ночью. После отправки основной части оборудования домой, наши возможности минимальны. На помощь же Центра, учитывая сложившуюся ситуацию, рассчитывать, понятно, не приходится...

Туллий сделал паузу, после чего продолжил:

— Нам следует окончательно покинуть эту планету. И поскорее. Промедление смерти подобно. При складывающихся обстоятельствах можно не успеть эвакуироваться из-за несвёртываемости пространства в данном районе нашей вселенной. Короче, бросайте все дела на материках! Отныне нас должна интересовать только эвакуация. И ничто больше. На эвакуацию Шамбалы, нашей запасной базы, времени уже не остаётся. Вопросов, полагаю, нет?

— Вопросов нет, — Родий поднялся со своего места. — Туллий, я решил остаться на планете, на нашей запасной базе. Шамбала расположена высоко в горах, на высоте шести тысяч метров над уровнем моря; поднявшийся океан её не затопит. Со мною остаются ещё трое: Эрбий и наши подруги — Спика и Гемма. Мы не бросим своих подопечных, и мы должны довести эксперимент до конца, тем более что наконец-то получены первые обнадёживающие результаты. Отговаривать нас бессмысленно. Остаться — наше неотъемлемое право...


4

— Отец! На небе солнце и радуга. И мы подплываем к высокой горе. К двум даже. Одна выше другой. Мы спасены.

Старик посмотрел на радугу, потом на появившуюся на горизонте двуглавую красавицу гору и торжественно произнёс:

— Гнев Божий пощадил нашу семью! Спасибо Всевышнему, пославшему нам атланта, своего слугу! Сразу же, как мы сойдём на берег, будет воздвигнут жертвенник. На нём мы принесём в жертву Творцу лучшего нашего барашка.

— Как ты думаешь, отец, кроме нас, кто-нибудь ещё спасся?

— Может, и спасся. Мне это неведомо. Но очень бы не хотелось, чтобы существа, окружавшие нас до потопа, остались в живых. Им не место на земле. Они противны Богу.

— Отец! Волны несут нас к этой красавице — горе. Давай придумаем ей название.

— Хорошая мысль, сынок. Спустись вниз, сообщи о радостной вести и скажи: отец велел подняться всем наверх.

— Иду, отец.

Сын патриарха отправился за своими близкими, а в мозгу старика вдруг прозвучал так хорошо ему знакомый голос атланта:

— Ноах! Назови гору Араратом. В честь моей матери. На нашем языке слово «арарат» означает благочестивая. Запомнил? Благочестивая!

Старик вздрогнул и огляделся, но на палубе, кроме него, никого не было. Ковчег, между тем, со всеми своими обитателями медленно приближался к Арарату...


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг