Игорь Шенгальц

Главное качество человека

Степан сделал глоток кофе, глубоко затянулся сигаретой и прикрыл глаза от удовольствия. А когда вновь открыл их, то так и замер с полуоткрытым ртом, из которого все еще струился клубами дым.

Кафе, в котором он только что находился, больше не было. Исчезли стулья, столы, барная стойка, посетители и крупный лысый охранник.

Пропала даже чашка с кофе, которую он мгновение назад поставил на столик, испарилась и пепельница с недокуренной сигаретой.

Степан оказался сидящим на невысокой скамье в просторном светлом помещении. Кроме Степановой скамьи, в комнате было еще шесть других скамей, совершенно одинаковых на вид. Этим интерьер помещения и ограничивался.

Не успел Степан подняться на ноги, как свет мигнул, и соседняя скамья оказалась занята полным мужчиной лет тридцати пяти на вид, одетым в форму сотрудника ДПС, с полосатой палкой в правой руке. Он ошалело закрутил по сторонам головой, но тут свет мигнул вновь, а затем с короткими паузами еще четыре раза.

А как только все успокоилось, Степан увидел, что все семь скамей теперь заняты людьми, причем компания подобралась крайне разношерстная. Но рассмотреть каждого по отдельности он просто не успел. Едва лишь стихли испуганные вскрики вновь прибывших (особенно постаралась длинноногая блондинка, появившаяся последней, — она картинно завалилась в обморок, но так ловко, что ее успел подхватить на руки оказавшийся рядом высокий и крепкий мужчина в дорогом костюме), как в стене дальней части зала образовался круглый проем, из которого в помещение шагнуло удивительное существо. Оно было высокое — более трех метров — и обладало овальной головой с застывшей маской лица, двумя руками с гибкими длинными белесыми пальцами и лишь одной ногой, расширявшейся книзу. Эта нога не касалась пола, но существо прекрасно передвигалось по комнате, словно на естественной воздушной подушке. И становилось совершенно понятно, что на Земле оно родиться не могло. Ни при каких обстоятельствах...

— Добрый день, дорогие друзья! — Голос шел непонятно откуда. Существо рот не раскрывало, но говорило оно приятным тембром, без акцента, мягко, но отчетливо произнося каждое слово. — Меня зовут Орафикс, и я рад приветствовать всех вас у себя в гостях!

Блондинка, до этого томно замершая в надежных руках мужчины в костюме, открыла глаза, увидела Орафикса, заорала во всю глотку, продемонстрировав ослепительно-белые зубы, и вновь отправилась во временное небытие, теперь уже не наигранное.

— Меня крайне огорчает подобная реакция, — заметил пришелец, а в том, что это именно пришелец, сомневаться не приходилось. — Но я был к ней готов. К сожалению, не все формы жизни имеют хорошо развитый самоконтроль.

— Я че-то ваще ниче не секу! Ты че за такое? — Худощавый парень лет двадцати в спортивном костюме китайского производства резко подскочил на ноги. Типичный представитель мелкого криминала, Степан его сразу приметил. Гопник, одним словом. — Че за подстава? А? Не могло меня с тех колес так вштырить!

— Успокойтесь, уважаемый Константин Михайлович, я понимаю ваше недоумение и постараюсь сейчас же удовлетворить ваше законное любопытство, все подробно объяснив!

— Какой я тебе Константин Михайлович? Кирка — вот мое погоняло, понял?

— Конечно, уважаемый Кирка, я все понял. Однако не кажется ли вам, что нужно позволить мне начать, ведь остальные здесь присутствующие не менее вашего хотят меня выслушать?

— Да мне плевать, кто тут че хочет! Ты, слышь, верни меня откуда взял! Быром!

Мужчина, который все еще держал обморочную блондинку на руках, аккуратно положил ее на скамью, подошел к Кирке и коротко глянул тому в глаза, парень стушевался, притих и опустился на свое место.

— Продолжайте, уважаемый Орафикс, больше вас перебивать не будут.

— Спасибо, господин Снегов, — в очередной раз проявил осведомленность пришелец. — Итак, для начала предлагаю всем назвать свои имена и профессии. Вам предстоит провести вместе некоторое количество времени, поэтому, считаю, знакомство будет не лишним.

— Снегов... хм... Петр, — представился мужчина. — Бизнесмен.

— Степан Синицын. Менеджер.

— Петр Палыч Бинаков, — лысоватый мужчина средних лет поднялся с дальней скамьи. — Можно просто — Палыч. Прапорщик.

— Сержант Корноухов, — гаишник постарался по-молодецки втянуть живот, но ничего не вышло. — Дорожная полиция.

— Меня зовут Мария Кожевникова. Я бухгалтер, — невысокая женщина в строгом костюме и очках выглядела спокойно и безмятежно, словно ничего необычного и не происходило.

— Кирка, — нехотя повторил криминальный юнец, когда все взгляды устремились на него. — Временно безработный.

— Снежана, — блондинка уже несколько минут как пришла в себя, а теперь широко распахнутыми глазищами пялилась на Орафикса, но кричать больше не пыталась. — Домохозяйка.

— Ну вот и прекрасно, — подвел итоги пришелец. — Мое имя вы уже слышали. Я хозяин этого места. Вы все здесь по моему приглашению, даже, я бы уточнил, по настоянию.

— Не могли бы вы, господин Орафикс, все же прояснить цель нашего столь неожиданного визита к вам? — Снегов был безукоризненно вежлив и чертовски хладнокровен. Степан ему даже позавидовал, у самого-то, что уж скрывать, пальцы нервно сжимались в кулаки, да и коленки подрагивали.

— С удовольствием, — пришелец качнулся в воздухе. — Суть нашего собрания заключается в следующем: вы — представители мира с самоназванием Земля — имеете огромный шанс принести вашей планете небывалую удачу! Великий Союз Мыслящих, включающий в себя многие тысячи миров, выбрал вашу планету наряду с четырьмя другими как вероятных кандидатов для вступления в Союз. К сожалению, условия таковы, что из ваших пяти миров в Союз может вступить только один. Это и решится на Испытании, принять участие в котором я вас и приглашаю!

— Испытание, значит, — недобро посмотрел на Орафикса прапорщик Палыч. — Если умственное, то это не ко мне.

— Не беспокойтесь, — Степан почувствовал, что Орафикс улыбнулся. — Суть Испытания проста — как только любой член вашей команды достигнет определенного места на карте, которое я укажу вам позже, вы победили! Главное, сделать это ранее ваших соперников! Методы при достижении цели можно применять любые, без ограничений!

— Даже убийство? — Мария строго посмотрела на пришельца поверх очков.

— Любые... — повторил Орафикс.

— Значит ли это, — уточнил Снегов, — что и против нас может быть применено насилие, вплоть до физического уничтожения?

— Да, к сожалению, значит. Вас могут убить. Для меня, как для мыслящего существа, это печально и трагично. Но, задумайтесь только, каков будет выигрыш? Вашу планету примут в конгломерат миров! Перед вами откроется масса возможностей для развития цивилизации! Конечно, поначалу на правах младших товарищей, но в дальнейшем со временем вы вполне можете на равных разговаривать с представителями Союза!

— Нас могут убить, — Палыч поднялся на ноги. — Я так не согласен! Отправьте меня домой!

— И меня! — буркнул Кирка, искоса поглядывая на Снегова, которого он, судя по всему, опасался больше, чем пришельца. — Быром!

— К сожалению, это невозможно, — тон Орафикса казался одновременно беcпрекословным и виноватым. — Вы выбраны из многих тысяч ваших соплеменников, и путь домой для вас откроется только после победы. Я лично голосовал за участие вашего мира в Испытании! Не подведите меня!

— Я никуда отсюда не пойду, — заявила Снежана, внимательно выслушав пришельца. — И никто не заставит меня пошевелиться!

— Неужели судьба вашей планеты для вас ничего не значит? Честь человечества? Ведь, насколько я изучил вашу историю, самые главные двигатели прогресса в вашем мире — это взаимовыручка, самопожертвование, любовь к ближнему! Многими на пути к славе движет эгоизм — это тоже понятно! Стремление стать первым и лучшим заслуживает уважения!

— Мне абсолютно все равно, что вы тут несете, я с места не сдвинусь!

— Телка права, — вновь встрял в разговор Кирка. — Мне тоже не по кайфу кони двинуть. Хрен тебе, длинный!

— У вас нет выбора. — Пришелец отлетел назад на пару метров, словно опасаясь акта агрессии. — В этом помещении никто не сможет остаться, комната скоро самоуничтожится. Но, чтобы вас утешить, возьмите вот это, — Орафикс протянул вперед руку, которая внезапно невероятно удлинилась, дотянувшись до группы людей, и замерла открытой ладонью вверх. Белесые пальцы не шевелились. На ладони лежал небольшой продолговатый предмет. — Это Прививатель Жизни. С бесконечным числом зарядов. Сделайте каждому по прививке, и вы отныне перестанете стареть. То есть станете бессмертными. Конечно, физическое воздействие убьет вас так же, как убило бы и прежде, но во всем остальном ваш организм будет обновляться самостоятельно, без вашего участия. Это приз, который я даю вам сразу, авансом. Но только тот, кто дойдет до конца Испытания и победит, сможет воспользоваться моим подарком в полной мере.

Палыч приблизился к висевшей в воздухе руке Орафикса и снял прибор с плоской ладони.

— Работает прибор просто — этой стороной приставляете к любому открытому участку вашего тела и нажимаете один раз вот на этот боковой выступ...

— Разберемся, — Палыч сунул Прививатель в карман. — Давайте по теме.

— Значит, так. — В центре зала появилась объемная карта местности. — Вам нужно добраться вот до этой точки, там будет находиться некий столб, нужно первым к нему приблизиться...


* * *


Их бронированный «Хаммер» выехал ровно в семь утра по местному времени. Весь прошлый день группа провела в соседнем зале, выстроенном, по словам Орафикса, специально для них. Это было заметно и без объяснений, стоило лишь взглянуть на современные компьютеры с привычными программами, огромный экран телевизора, двухъярусные кровати и прочие бытовые, но вполне знакомые вещи.

Как ни странно, нервных срывов ни у кого не случилось. Даже Снежана вела себя спокойно. Люди будто бы смирились с неизбежным, без единого слова подставив плечи для прививки жизни, которые ловко сделал каждому Палыч.

— Такое вот манту, — приговаривал прапорщик. — Водой не мочить.

После сделанных инъекций Орафикс забрал Прививатель, объяснив это тем, что технологии столь высокого уровня пока могут быть доступны лишь избранным землянам. Копировать же их или передавать третьим лицам строжайше запрещено.

Степан не верил пришельцу. Ерунда это все! Врет длинный! Просто Союз Мыслящих, или как они там себя называют, жулики и обманщики. Понадобились земляне, и они их умыкнули безо всяких размышлений, насильственным путем. Так что даже в случае выигрыша Испытания перспектива вступления Земли в этот Союз казалась крайне сомнительной. Как там сказал Орафикс — «на правах младших товарищей». Знаем мы подобные подходы. Компания, в которой работал Степан, таким же незатейливым путем поглотила уже немало маленьких фирмочек, заманивая их в свои сети предложениями будущего партнерства, а на деле попросту подминая всех под себя... так что о подобных методах Степа знал не понаслышке...

С технической стороны людям было предоставлено полное и совершенно ничем не ограниченное (кроме здравого смысла) право выбора оружия для защиты или нападения, средств передвижения, одежды и любых других необходимых атрибутов и аксессуаров.

Прапорщик Палыч очень воодушевился и принялся листать многочисленные каталоги с представленными там новинками военной инженерной мысли. Гаишник Корноухов увлекся автомобильными сайтами (Интернет у пришельцев работал вполне исправно, только вот отправлять сообщения было невозможно), а Снежана, интереса ради, заказала десятка два платьев из последних коллекций известных модельеров.

Все, что выбирали люди, нужно было отметить в программе заказа на одном из компьютеров, и через некоторое время вещи появлялись прямиком в большом черном ящике, стоявшем в дальней части зала.

Даже Кирка, преодолев первоначальный страх перед компьютером, с удовольствием заказал себе настоящий «Адидас» и новую кепку, а на ноги — невообразимо крутые трехцветные блестящие кроссовки.

«Хоть не лаковые туфли, и на том спасибо», — презрительно подумал Степан, временами поглядывая в сторону гопника. Кирка ему не нравился, он всем своим естеством презирал таких наглых, хищных, чрезвычайно опасных в стае жителей неблагополучных районов.

Сам же Степан, предварительно посоветовавшись с Палычем, оделся в военный маскировочный костюм, лишь только на ноги так и не решился надеть сапоги, посчитав, что это уж слишком. Кроссовки — не такие помпезные, как у Кирки, но удобные, прочные и надежные — самый подходящий вариант.

Снегов оделся схожим образом. Чувствовалось, что когда-то он уже успел повоевать в «горячих точках» и знал, что и как следует делать в критических ситуациях. Мария взяла с него пример. Она выглядела все так же спокойно и уверенно, поглядывая поверх очков на окружающих. Но в обсуждении предстоящей кампании она участвовала не слишком активно, предоставив решать мужчинам.

Снежана перемерила все платья, в итоге остановив свой выбор, по совету Снегова, на удобном брючном костюме и мягких полуботинках.

И, конечно, каждый получил по легкому, но, как пообещал Палыч, очень надежному бронежилету — последней разработке для спецотрядов.

А вот с оружием все вышло куда сложнее. Оказалось, что владеть огнестрельным в полной мере умели лишь прапорщик, гаишник и Снегов (что было вполне нормально для российского предпринимателя с темным прошлым, основавшего свой бизнес еще в 90-е годы), поэтому им и достались новые, в заводской смазке автоматы американского спецназа. Кирка уверенно заявил, что и ножом любого уроет, а Снежана сказала, что ей оружия не требуется, она и без него со всем справится. Мария же сообщила, что она пацифистка и насилие не приемлет. Снегов лишь покачал головой, но спорить ни с кем не стал. А вот Степан, который в жизни стрелял лишь в тире из пневматики, оказался совершенно подавлен. Ну правда, завтра его будут убивать, а чем он ответит?

— Не дрейфь, прорвемся, — угадал его мысли Палыч. — Вечер еще долгий, я тебя научу, как с пушкой обращаться. Короче, жми сначала сюда, а потом вот тут...

Судя по карте, выданной Орафиксом, в дороге им предстояло провести весь день — это если обойдется без задержек. Местность на карте настолько пестрела разнообразием ландшафтов, что казалось невероятным, как все это смогло уместиться на сравнительно небольшой территории.

Армейский «Хаммер», кстати, тоже материализовался в черном сундуке. Когда Корноухов выбрал его в каталоге, сундук внезапно начал увеличиваться в размерах, пока его стенки не откинулись в стороны, а перед взором удивленной публики и довольного гаишника не предстала иссиня-черная машина. Как только Корноухов завел мотор и отъехал на несколько метров вперед, сундук вновь принял прежние размеры.

Так в сборах и прошел день, а утром, под завязку загрузив припасами «Хаммер», они отправились в путь.

Так же, как и при появлении Орафикса, в нужный час часть стены попросту исчезла, образовав нужных размеров проем. А как только машина покинула зал, проем вновь зарос.

Отъехав метров на сто, Корноухов остановил машину. Люди обернулись. Здание, которое они только что оставили, казалось удивительно странным и неестественным. Огромный шар идеально белого цвета, размером с приличный небоскреб, посреди бесконечной пустыни. Он словно висел в воздухе, касаясь поверхности лишь малой частью.

— Да уж, — прошептал Снегов, но Степан его услышал, — зачем мы им нужны, с их-то возможностями...

Степан был с ним согласен. Технологическая мощь пришельцев была неизмеримо выше всех земных достижений.

Машина быстро ехала по песку в строгом соответствии с нужным направлением. День был жаркий, но кондиционер работал исправно. В салоне машины царила прохлада. Места хватило всем, несмотря на припасы. Тесниться особо не приходилось, но Снежана постаралась расположиться поближе к Снегову.

— Нужно проехать двести километров на северо-восток, — пояснил Корноухов, в очередной раз сверившись с картой. — Прямо до реки. Нам нужно перебраться через брод — вот он отмечен линией, а дальше опять вперед.

— С такой скоростью за четыре часа доедем, — прикинул Палыч. — Лишь бы эти, как их, конкуренты не подстерегли.

— Орафикс говорил, что все группы выступают одновременно, — заметил Степан, — но с разных точек, так что я не думаю, что мы повстречаем их до реки, а вот у брода вполне можем с кем-то и пересечься.

— Знать бы еще, что от них ожидать... — протянул Снегов. — Другие миры — другие принципы ведения боя, другие возможности. Мы выбрали оружие, привычное нам, а они выберут то, что знакомо им. Впрочем, уровень технологий не должен кардинально отличаться, иначе весь смысл Испытания теряется.

Машину резко тряхнуло.

— Черт! — выругался Корноухов. — Тут ямы под песком!

— Веди ровнее!

— Стараюсь, но их не видно, пока не въедешь, — «Хаммер» вновь тряхнуло, еще сильнее прежнего. — Да что же это такое!

— Мальчики, а можно аккуратнее? — недовольно нахмурилась Снежана, до этого момента безмятежно красившая ногти на руках. — Не дрова везете!

— Стараюсь! — Корноухов резко вывернул руль. — Смотрите, что там?

Степан прильнул к окну, но вначале не увидел ничего, кроме бескрайнего моря песка.

— Вправо давай! — дико заорал Снегов. — Смотри, на нас ползет!

И тут Степан увидел. Слева на изрядной скорости на них шла целая гора песка, размером с высотный дом. Настигни она машину — все, не выбраться, засыпет... страшная смерть...

— Обходи ее, прибавь! Еще немного!

— Сам вижу, — огрызнулся сержант, вцепившись в руль. — Она за нами гонится!

Гора резко сменила курс, как только машина обогнула ее по окружности, и устремилась следом.

— Мамочки! — охнула Снежана и прихлопнула мошку на щеке. Мелкие твари второй день донимали всю группу, и избавиться от них не было никакой возможности.

— Твою мать! — завороженно протянул Кирка.

— Господи, прими нас, грешных... — начала было Мария, но Снегов резко прервал ее:

— Не хорони нас раньше времени. Отстает, зараза!..

— Смотри, еще одна! Вон, справа заходит!

Корноухов выдавил педаль газа от пола и крутанул руль, «Хаммер» пошатнулся, Степану показалось, что он не выдержит, перевернутся, но армейская машина устояла, вторая гора осталась позади, а первая врезалась прямо в нее, слившись в единое целое.

— Она растет, гадина! — Горы, соединившись, упрямо устремились вслед за машиной.

— Не уйти, — прошептал Снегов, и Степан мысленно с ним согласился. Объединенные горы словно прибавили вдвое в скорости, постепенно настигая «Хаммер».

— А это еще кто? — Палыч ткнул пальцем куда-то вбок.

Там, в нескольких километрах от них, неспешно передвигалась груда железа, поблескивая под лучами солнца.

— А это и есть они — конкуренты! — быстро сориентировался воспрянувший духом Снегов. — Корноухов, рули туда! Это наш шанс!

Гаишник кивнул и направил машину к летающей колымаге. Чем ближе они подъезжали к странной конструкции, тем величественнее казалось средство передвижения конкурентов — настоящий движущийся дом, бронированный, неприступный, с прорезями-бойницами вместо окон.

Что-то мелькнуло в одной из бойниц.

— В сторону! — заорал Степан. — Это пулеметы!

Корноухов едва успел вывернуть руль, как песок за ними следом взрыхлился от сотен попаданий. По ним стреляли в упор из всех стволов. Били насмерть. Еще бы мгновение, и никакая броня «Хаммера» не спасла бы людей от гибели.

— Вот уроды! — Палыч едва сдержал мат. — Я им устрою встречу внеземных цивилизаций!

Он вытащил из-под сиденья гранатомет, заботливо уложенный им туда с вечера.

— Люк открой и придерживай меня, чтобы не выкинуло! — скомандовал он. Степан и Кирка бросились выполнять приказ. Жить хотелось всем.

— Эх, давай, залетная!

Орудие выплюнуло гранату, и та с неизмеримой скоростью устремилась вперед. Где-то вдали глухо бухнуло.

— В яблочко! — похвалил Снегов. — Молодец!

— Рад стараться, ваше высокоблагородие! — улыбнулся Палыч.

Степан вновь прильнул к окну. Транспортное средство конкурентов дымилось, слегка накренившись на один бок. Из появившихся проемов на песок выскочили три существа и отчаянно пытались вновь выровнять свой дом-крепость.

— Чего это они делают? — не понял Палыч. — Тут ремонтных работ на пару дней!

— У них нет и пяти минут, — Снегов указал на позабытую гору песка, которая бросила преследовать землян и теперь прямым курсом приближалась к конкурентам. — Им конец...

«Хаммер» все набирал скорость, стараясь удалиться как можно дальше от жуткой горы. Через пару минут песок накрыл дом-крепость.

— Они погибли? Мы побеждаем? — радостно захлопала в ладоши Снежана.

— Мы только что убили целых семь живых существ, — с явной неприязнью глядя на улыбающуюся блондинку, выдохнула Мария. — Нас семь, и их было семь. Семь жизней!

— Во-первых, не мы их убили, а гора. Во-вторых, не мы все это затеяли. А в-третьих, мы пока живы — и это главное. — Снегов неотрывно глядел в заднее стекло. — Гора остановилась. Курс прежний!


* * *


8:36 34.14.120132

«Для тех, кто не может в данный момент в силу ряда причин следить за происходящим на Арене, сообщаем:

команда кринцев полностью уничтожена. Земляне совершили хитрый маневр и подвели песчаного поглотителя к передвижному замку кринцев. В результате поглотитель сменил курс и поглотил всю незадачливую команду. Земляне продолжают выступление в полном составе. Остальные группы движутся по плану заданным курсом без каких-либо инцидентов. Оставайтесь с нами. Самые актуальные новости с полей Арены. Рифс и Досиниани».


* * *


— Вот и брод...

Палыч, осторожно ступая, вошел в воду, прошел метров на пять вперед, проверяя дно, потом вернулся к машине.

— Вроде ехать можно, все, как на карте указано.

Реки достигли по графику. Степану удивительно было наблюдать столь резкий переход от песка к черноте воды, опоясывавшей пологий спуск.

— Кому-то придется на всякий случай идти впереди, — решил Снегов, — если машина затонет — шансов у нас не останется...

— Я и пойду, — легко согласился Палыч. — Автомат только прихвачу...

— Женщины — внутрь и не высовываться, мужчины — оружие держать наготове. Глубина тут не больше полуметра, но мало ли что... Двинули!

Палыч кивнул, взял автомат и пошел перед «Хаммером», стараясь не сворачивать в сторону с прямой линии.

Река оказалась широкой — не менее полукилометра, а полоска брода — чрезвычайно узкая, пару метров в сторону — и поминай как звали, утянет на дно, унесет течением. Палыч это понимал, поэтому не торопился, шел не быстро, но и не медленно — аккуратно.

Корноухов вел машину ровно, вслед за прапорщиком, в салоне никто не разговаривал, люди молчали, напряженно всматриваясь в бурлящие за окнами потоки мутной воды.

Но опасность пришла не из воды. Кирка, высунувшийся было из верхнего люка, внезапно вскрикнул и упал обратно на сиденье. Лицо его было залито кровью из нескольких глубоких ран-порезов.

— Птицы!..

В эту же секунду атаковали и Палыча. С десяток крупных птиц с перепончатыми крыльями и острыми клювами спикировали на него сверху, стараясь разодрать когтями спину и голову прапорщика.

— Не стреляйте! — заорал Снегов. — Заденете!

Но Палыч пока справлялся и сам — двумя короткими очередями он подбил ближайших птиц, ловко увернулся еще от одной и нырнул в воду.

— Огонь!

Птиц расстреливали дружно, молча, с изрядной злостью. Ни одна не улетела прочь.

Степан вдруг заметил, что прошло уже минуты три, как прапор спрятался от птиц под водой, но обратно он так до сих пор и не вынырнул.

Он резко открыл дверь и выпрыгнул из машины, держа автомат наготове. Рядом плавали мертвые птицы, вблизи они выглядели еще страшнее: ряды острых как бритва зубов, длинные когти — им повезло, что птицы напали сейчас, когда почти все члены группы находились в машине, а не на открытой местности.

— Палыч! — позвал Степан.

— Тут я, — голова бравого прапора показалась из воды метрах в десяти слева. — Течением снесло, сейчас подплыву...

Он не успел. Степан видел все происходящее, но помочь не мог ничем — слишком быстро все произошло. Чудовищная морда показалась из воды в метре от Палыча, через мгновение тварь была уже рядом с ним, еще миг, и челюсти сомкнулись, поглотив прапорщика целиком.

Степану потом было очень стыдно в душе, что он не начал стрелять по гадине, сожравшей Палыча, нет — он одним неистовым скачком запрыгнул в спасительные недра машины. Руки тряслись, коленки подгибались: еще никогда он не испытывал такого приступа неконтролируемого страха.

Все молчали, глядя на темные воды. Чудище больше не показывалось. И тут завыла Снежана, протяжно, долго, на одной высокой ноте...


* * *


Справка участника: «Бинаков, Петр Павлович. 1960 года рождения. Звание — прапорщик. Семейное положение — в разводе, платит алименты на содержание сына и дочери. Имеет боевые награды. Увлечения: ремонт старых автомобилей. Главный жизненный принцип: сам не возьмешь — никто не даст».


* * *


— Мерзавцы, скоты! Верните нас домой! Кто дал вам право? Сволочи! — Снежана орала, с ненавистью глядя в бескрайнее небо.

— Успокойся...

— Ублюдки! Твари неземные!

Река давно осталась позади. Снегов — единственный, кто после случившегося решился идти впереди машины. Остальные категорически отказались. Но тварь больше не нападала, то ли она насытилась Палычем, то ли просто не могла из-за своих явно немалых размеров выбраться на отмель.

«Хаммер» ехал по цветущим лугам, временами чуть подпрыгивая на кочках. Вдали виднелся лесок, к которому они стремительно приближались.

— А кто будет следующий? Ты или я? — Снежана все не могла успокоиться. — Я не хочу, чтобы меня сожрали! Не желаю!

— Сиди в машине — и все будет в порядке! — Снегов прихлопнул очередную мошку, которые просто не давали никому житья. — Не высовывайся и выживешь, нам ведь главное — поспеть первыми! Одних конкурентов уже завалило песком, может, и с другими что-то случилось. Потерпи, скоро все закончится...

— Почему мы? Кто им дал право выбирать именно нас, без нашего согласия?

— А кому ты сможешь на них пожаловаться? Вот победим и напишем групповую жалобу в этот их Союз Мыслящих, пусть разбираются!

— Не смешно! — Снежана обиделась, но истерику прекратила.

— А он прав, — поддержала Снегова Мария. — Они же разумные существа, я уверена, что такую жалобу подать можно и даже нужно.

— Разумные? Может, еще скажешь — миролюбивые? А какого черта нас на это глупое Испытание отправили? Твари они все, злобные твари!

— Мы въезжаем в лес, — сообщил Корноухов.

— Оружие на изготовку!

Лес колыхался густой листвой, почти не оставляя просветов для обзора, но дорога, указанная на карте, оказалась достаточно широкой, чтобы машина могла свободно продвигаться вперед.

С полчаса ничего не происходило — Корноухов рулил себе, особо не газуя, Снегов и Степан, высунувшись из верхнего люка, водили стволами на каждое подозрительное движение, девушки молча смотрели в окна, а Кирка игрался с ножиком.

А потом Хаммер выехал на крупную поляну, и тут же началось.

— Засада! — только и успел крикнуть Корноухов, как машину тряхнуло и с силой поволокло в сторону.

Степан ударился головой о край люка, но сознание не потерял, лишь только крепче вцепился в автомат. Снегов уже успел выпрыгнуть из машины и вел прицельный огонь, только вот кто был противником, Степан не видел. Снежана визжала, Мария свернулась клубком внизу и не издавала ни звука. Кирка выскочил вслед за Снеговым, и Степану не оставалось ничего иного, как пойти за ним, стиснув до хруста зубы от очередного приступа страха.

Зрелище, которое он увидел, выбравшись из машины, изумляло. Чуть поодаль от «Хаммера», на краю поляны стоял небольшой домик на ножках — прямо как в сказке о Бабе-яге. Только этот домик был опаснее, да и ножки у него были не худые куриные, а мощные, как столбы. От домика к «Хаммеру» тянулись два гибких отростка с круглыми липучками на концах. Они-то и пытались придвинуть машину к дому. Корноухов выжимал педаль газа до пола, но отростки были сильнее, с каждой секундой машина приближалась к домику все ближе.

А Снегов стрелял по хозяевам домика, двое из которых прятались за широкими ногами-столбами, а еще несколько отстреливались маленькими шариками, похожими на пейнтбольные, из небольших круглых окон. Только в том месте, где шарики касались земли, образовывалась ямка величиной с кулак. Броня «Хаммера», к счастью, пока выдерживала.

Степан выстрелил, как учил Палыч, короткой очередью прямо по ближайшему отростку и, к своему удивлению, попал. Толстый отросток перебило пополам, и он втянулся обратно в дом, который слегка содрогнулся и сдвинулся с места на пару шагов, оставив тех двоих, что прятались за ногами-столбами, без прикрытия. Этим тут же воспользовался Снегов, срезав обоих длинной очередью.

Второй отросток отлепился от «Хаммера» сам. Дом отступил еще на несколько шагов. Непонятно было, то ли он собирается покинуть поле боя, попросту сбежав, то ли готовит что-то особое для своих противников.

И тут всех удивила Мария. Она незаметно выбралась из машины, обошла ее кругом и, подняв руки вверх, смело двинулась прямо к вражескому дому.

— Не стреляйте! Я иду с миром! Мы можем договориться! Ведь мы все обладаем разумом — главной ценностью во Вселенной!

Она успела пройти шагов десять, не переставая говорить, а затем из оконца вылетели сразу сотни шариков, и каждый настиг свою цель.

Марию буквально разорвало в клочья. Вся трава вокруг того места, где она только что стояла, оказалась залита кровью, куски плоти, только что бывшие красивым телом молодой женщины, валялись повсюду.

Степана стошнило.

Выстрелы внезапно стихли с обеих сторон. Из домика вытянулось еще несколько отростков, тут же ловко схватившие тела мертвецов и втянувшие их внутрь дома.

После чего домик шустро развернулся на месте и скрылся в чаще леса.

— В машину, быстро! — приказал Снегов. — Мы с этими гадами после поквитаемся!


* * *


Справка участника: «Кожевникова, Мария Георгиевна. 1978 года рождения. Бухгалтер. Семейное положение — не замужем, детей нет, два кота. Увлечения: кулинария, классическая литература, религия. Главный жизненный принцип: любой спор можно решить миром».


* * *


Снежана больше не жаловалась. После гибели Марии она не издала ни звука. Как только «Хаммер» вновь тронулся с места, она опустилась на сиденье и так и сидела, молча разглядывая ряды деревьев за окном. Машина со всей возможной скоростью двигалась по дороге, оставляя за собой километры маршрута, а лес все не кончался.

Зато завелся Кирка. Он начал материться в голос, пока Снегов не приказал ему заткнуться. Но и после этого он непрерывно что-то бормотал себе под нос, яростно скаля зубы.

— Сейчас тряханет! — предупредил Корноухов.

Степан успел вцепиться в поручень, а вот Кирку подкинуло вверх до самого потолка.

— Что это было?

— Твари какие-то, по виду — муравьи, а размером с собаку, — пояснил с переднего сиденья Снегов. — Выстроились на дороге, может, нас ждали, мы их ряды насквозь проскочили, вроде не гонятся.

— Пешеходов они ждали, — мрачно обронил Корноухов. — Разорвали бы на месте — не убежать!

— Тот дом на ножках пройдет здесь легко, так что надо спешить. А ведь есть еще две группы! Кто знает, как далеко они от нас...

— Дайте мне автомат! — сказала вдруг Снежана.

Снегов обернулся и внимательно посмотрел на девушку.

— Дайте, — повторила она. — Я тоже хочу драться!

— Степан, достань там, под сиденьем — Палыч сложил про запас...

Степан вытащил оружие и быстро объяснил принцип его работы. Снежана схватывала на лету.

День уже давно перевалил за половину, и, судя по карте, большую часть пути они преодолели.

— Нам еще часок по дороге, потом будет сложнее — начнется болото, если проскочим, то все — на месте! Лишь бы успеть... — Снегов сосредоточенно разглядывал карту.

— По болоту скорость резко упадет, — предупредил Корноухов. — Там я гнать не буду, можем опять в засаду угодить.

— Выбора нет, можно пойти пешком в обход, но это слишком долго, да и где гарантия, что нас не подстерегают и там? Нет уж, едем строго по маршруту!

— Согласен, — гаишник кивнул. — Выбора у нас нет...

К счастью, до самого болота никаких неприятностей не случилось.

— Хочу кого-нибудь убить! — негромко сказала Снежана, серьезно глядя прямо в глаза Степану, сидевшему рядом с ней. — Впервые в жизни я хочу кого-нибудь убить!

Машина медленно и осторожно ехала вперед, четко следуя всем указаниям карты. Снегов высунулся из верхнего люка и внимательно осматривался по сторонам с автоматом наготове.

— Так завали кого первого увидишь — тварей вокруг полно! — посоветовал Кирка. — Ствол тебе дали — в чем проблема?

— Нет проблем, — согласилась Снежана, и в ту же секунду машина провалилась в скрытую высокой травой от случайных взоров яму.

— Тонем! — Корноухов вылез первым. «Хаммер» быстро погружался.

Степан вывалился в открытое окно и схватился рукой за росшее рядом деревцо. Подтянувшись, он вытащил себя на мелкое место и только тогда смог оглядеться по сторонам.

Снегов помогал выбраться застрявшему по пояс Кирке. Корноухов со злостью отряхивал штаны от грязи.

— А где Снежана? — не понял Степан.

— Нет Снежаны! — внезапно заорал Корноухов. — Понимаешь ты, нет ее больше! Не полезла она наружу, так там и осталась, даже не попыталась! Утопла, самоубилась!..

— Как так?.. — Степан все никак не мог сообразить.

— А вот так, друг мой, вот так... — Снегов положил ему на плечо тяжелую ладонь. — Не выдержала девка. Нервы сдали. Очень жаль ее...

— И оружие все утопло, — тихо добавил Корноухов.


* * *


Справка участника: «Одинцова, Снежана Викторовна. 1990 года рождения. Повар-кондитер. По специальности не работала. Семейное положение: официально не замужем, детей нет. Увлечения: коллекционирует мягкие игрушки. Главный жизненный принцип: если чего-то сильно захотеть, оно обязательно вскоре появится».


* * *


— По глупости гибнем, исключительно по глупости! — Корноухов был рассержен и не скрывал этого. — А главное — оружие, как теперь без него?

— Прорвемся, немного осталось, — Снегов был настроен решительно. — Еще пять километров, и выйдем прямо к цели, я карту хорошо запомнил. Дойдем и без машины, а там будем действовать по обстановке.

— Не спорю, — согласился гаишник, прихлопнув очередную мошку.

Идти пешком было тяжело. Ноги постоянно проваливались в болотную жижу, каждый шаг давался с трудом.

— От графика отстаем...

— Зато живы еще!

Степан мысленно согласился с Корноуховым. Слишком много событий для одного дня.

— Слышь, Снегов, а ты там, на воле, крутой мэн, да? — поинтересовался Кирка. — Если выберемся, можешь меня пристроить куда-нибудь по серьезке?

— Могу, — серьезно кивнул Снегов. — Если выберемся, сделаю из тебя человека, обещаю!

— Заметано!..

На идущего впереди Корноухова с дерева упал пузырь. То, что пузырь живой, было понятно сразу. Он окружил гаишника своей массой, обтекая его со всех сторон. Корноухов исчез из виду, скрывшись в его недрах.

— Бей его! — скомандовал Снегов и, первым подавая пример, подхватил с земли палку и принялся колотить пузырь.

Степан не отставал, но пузырю было все равно. Никаких внешних признаков беспокойства он не проявлял, даже с места не сдвинулся.

— Посторонись-ка! — Кирка подлетел слева к пузырю и ткнул в него ножом. Пузырь содрогнулся. — Действует!

Кирка, как заведенный, бил и бил, пузырь конвульсивно подергивался и вдруг в один момент лопнул, обдав всех сиреневой слизью.

— Он где-то здесь! Ищите!

Корноухова первым нашел Кирка, и даже он не выдержал, когда, отбросив в сторону несколько кусков омерзительной слизи, вытащил наполовину переваренную человеческую руку.

— Твою мать, — Кирку вывернуло наизнанку.

— Вот это скорость! — Степану показалось на миг, что Снегов даже восхитился. — Ведь и пяти минут не прошло, а уже почти переработал его... пошли отсюда, мы ему уже ничем не поможем...


* * *


Справка участника: «Корноухов, Федор Николаевич. 1978 года рождения. Сержант дорожной полиции. Женат, есть дочь. Увлечения: фотография. Главный жизненный принцип: сегодня — ты, завтра — тебя».


* * *


Снегов, Кирка и Степан, перепачканные в грязи, практически безоружные, если не считать ножа, с которым молодой представитель криминального мира никогда не расставался, выбрались на лесную опушку.

Постамент со столбом стоял метрах в пятистах от замерших людей. То, что это именно он, Степан понял сразу — Орафикс показывал цель путешествия много раз, ошибиться было невозможно.

А рядом кипела битва.

Незнакомые прежде твари, напоминавшие издали людей, но с крокодильими мордами, разрывали на мелкие части катящиеся пузыри. Две группы конкурентов встретились между собой.

— А вон и третьи! — Снегов указал на группу фиолетовых, целенаправленно двигавшихся к постаменту. — Те, что в домике на ножках приехали. Я их еще с той нашей встречи запомнил. Постараюсь их задержать, а ваша задача — добраться до места раньше остальных!

Вперед!

Степан и Кирка рванули с места, не дожидаясь повторения приказа. Им наперехват побежал один из крокодилов, остальные продолжали драться с пузырями, и неясно было, на чьей стороне перевес.

Позади на Снегова налетели трое фиолетовых, один из которых наставил короткую трубку-оружие прямо на него, но Снегов ловким ударом выбил трубку из рук врага.

Крокодил бежал прямо на Степана, и тот замер на месте, со страхом глядя в узкие желтые глаза с вертикальными зрачками.

А Кирка притормозил, дождался, пока враг пробежит мимо, в два прыжка настиг его и с диким криком запрыгнул на спину человеку-крокодилу, всадив ему нож в шею по самую рукоять.

Двуногий крокодил дернулся и завалился набок, подмяв под себя Кирку. Тот выдернул нож из раны и бил снова и снова, но крокодил на последнем издыхании сумел вцепиться парню в горло, вырвав острейшими зубами кадык. Так они и умерли рядом, бок о бок, два разумных существа из разных миров.

Степан, как завороженный, стоял и от страха не мог пошевелиться, зато мысленно отмечал каждый нюанс происходящего вокруг.

— Беги! — Снегов отбивался от фиолетовых, но численный перевес был на стороне противника. Левая рука бизнесмена уже повисла как плеть, сломанная в двух местах. — Беги!

И Степан побежал, так быстро, как никогда еще не бегал, остановившись лишь на секунду, чтобы подхватить нож Кирки. Помост приближался, но краем глаза он вдруг заметил движение слева — пузырь, до этого осторожно кравшийся по земле, быстро покатился вперед, стараясь опередить Степана.

Фиолетовые взвыли и тоже бросились в погоню, но Снегов успел сшибить двоих, как кегли, своим телом, при этом умудрившись сломать одному из них шею. Однако второй оказался проворнее. Он быстро вскочил на ноги и бросился вслед за своим товарищем. А отбежав на несколько шагов, вдруг развернулся и кинул прямо в Снегова небольшой шарик. Шарик ударил тому прямо в грудь и, отскочив, упал на землю, тут же взорвавшись и окутав Снегова тяжелыми клубами темного дыма. Когда дым рассеялся, Снегова уже не было, лишь только темное обгорелое пятно на земле указывало, что здесь только что стоял живой человек.

А Степан бежал. Пузырь старался его обогнать, не предпринимая, впрочем, попыток напасть. Не до того было пузырю, он явно устал и катился все медленней. Фиолетовые же явно не успевали. Все решала скорость.

И рядовой менеджер с не самым высоким окладом совершил невозможное. У него словно открылось второе дыхание, ноги стали двигаться в два раза быстрее, он бежал так быстро, как бегают прославленные чемпионы мира, да и то не всякий раз, или же как бегут люди от смерти. И он добежал первым...

Взлетев по широким ступеням постамента, Степан коснулся рукой серого каменного столба — той самой конечной точки их путешествия, стоявшего на вершине, за несколько мгновений до того, как пузырь докатился до места.

И пузырь тут же исчез, исчезли и фиолетовые, исчезло все вокруг, и Степан вновь оказался в просторном белом зале, но лавочка для отдыха на этот раз была всего лишь одна.


* * *


Справка участника: «Снегов, Петр Кириллович. 1965 года рождения. Бывший военный, бизнесмен, входит в десятку богатейших людей области. Дважды женат, воспитывает пятерых детей. Увлечения: парусный спорт, охота. Главный жизненный принцип: бизнес — та же война, выживает сильнейший».

Справка участника: «Кирков, Константин Михайлович. 1996 года рождения. Безработный. Холост. Увлечения: футбол. Главный жизненный принцип: все должно быть по справедливости».

8:36 36.14.120132

«Неожиданным для всех итогом Арены стала победа группы дора Орафикса, известного своими рискованными вложениями, которые некоторые специалисты считают излишне авантюрными. По слухам из наших источников, победа принесла ему в этот раз целое состояние. Вот что значит искать новые подходы и не бояться сложностей! Оставайтесь с нами, всегда на острие свежих новостей Рифс и Досиниани».


* * *


Орафикс возник в помещении словно призрак и подплыл к безучастному Степану. В этот раз он был в своем физическом теле. Пришелец уже не опасался за себя, ведь Степан остался один-одинешенек.

— Поздравляю с победой! Я рад, что не ошибся в своем выборе!

— Все погибли... Я — последний из наших...

— Это не меняет сути дела. Вы дошли, опередив прочие группы, а значит — победили! Отныне и навеки ваш мир войдет в число младших миров Союза и сможет участвовать в ежегодных турнирах-испытаниях. Рейтинги вашей группы были изначально одними из самых низких. Как это у вас говорят — «темные лошадки», но вы доказали свое право — право сильного, и отныне никто в этом не смеет сомневаться.

— Рейтинги? Какие еще рейтинги?

— Каждая из команд имела свой рейтинг выживаемости. Зрители сотен миров болели за своих фаворитов.

— Зрители?

— Конечно, тысячи камер транслировали все нюансы происходящего. К сожалению, вы испортили многие из них, принимая, видимо, за летающих насекомых, но тем не менее в этом году Испытание на Арене удалось!

Степан припомнил назойливых мошек и все понял.

— Значит, это было всего лишь шоу?

— Можно сказать и так. Кровь и смерть других развивают жажду жизни в тебе. Мыслящим же это просто необходимо — это своего рода временная инъекция, обеспечивающая поступление новой энергии в тело. Ежегодно после дня Арены количество научных открытий увеличивается многократно, как и число талантливых работ в иных сферах! Мы все боимся смерти, ведь от нее не застрахован никто. И даже Прививатель не всегда спасает. Но в такие дни мы словно забываем, что тоже можем умереть.

— То есть мы — гладиаторы — лишь послужили для вашего развлечения? И только для этого и будем нужны в дальнейшем, как поставщики свежего мяса на Арену?

— Наш Союз не приемлет насилия внутри сообщества. Но, к сожалению, азарт и жажду развлечений мы еще до конца не изжили. Младшие наши товарищи, к которым, надеюсь, скоро присоединится и ваша раса, обязаны своими жизнями доказывать нужность Союзу. Поэтому ваши представители будут выступать на полях Арены, как и представители других дружественных нам младших миров. Но когда-нибудь вы по праву войдете в Совет наравне со старшими мирами. Этот день обязательно наступит! А пока что, согласитесь, несколько жизней — это не так уж и много в обмен на те неисчислимые возможности, которые мы перед вами открываем. Уверен, ваше правительство с удовольствием пойдет на это условие, как и правительства сопредельных вам стран. Впрочем, для удобства, и с нашей помощью, ваш мир вскоре объединится в единое государство, с общим языком и правительством. Всем будет от этого только лучше!..

Пришелец внезапно хлопнул себя по плечу, словно его укусил комар. Но откуда здесь комары?..

Степан, прищурившись, смотрел на Орафикса, прикидывая, в какую точку его тела сподручнее воткнуть нож Кирки, чтобы сразу и наверняка.

Но пришелец уже отступил назад и начал прощаться:

— Приятного возвращения. Скоро мы свяжемся с представителями вашей планеты! Успехов и удачи! Рад был знакомству!..

И, не дав Степану вставить ни слова, исчез из виду, а мир померк перед глазами парня, и он провалился в густой, тягучий, как смола, туман. Возвращение, если это было именно оно, проходило совершенно иначе, чем первый прыжок. Дико болела голова, просто раскалываясь на части, ломило все кости, перед глазами крутились миллионами огней вспышки и всполохи.

Если бы Орафикс знал, о чем думал в эти минуты Степан, то, возможно, вернулся бы обратно и попросту уничтожил парня.

«Пусть для вас это лишь игра, развлечение, способ пощекотать нервы, ничего! Вы еще не знаете — с кем связались на свою голову. Человек — такая скотина, дай ему палец — в момент отгрызет руку до плеча, а потом и целиком сожрет. Пройдет несколько лет, и мы разрушим ваш долбаный Великий Союз Мыслящих изнутри, да так, что вы и понять ничего не сумеете... Процесс уже пошел! Жлобы космические... Сами виноваты! Нас только пусти — обратно уже не выгонишь!»

Сердце стучало неравномерно, дышать становилось все трудней.

Миг — Степану показалось, что он умер. Мозг отказывался воспринимать происходящее вокруг, окружающее мигнуло в очередной раз калейдоскопом цветов, и все стихло. Сердце забилось ровнее.

Он сидел на лавочке в знакомом парке, неподалеку от того самого кафе, в котором он так неудачно решил выпить кружечку кофе. Вокруг гуляли мамаши с детьми, казалось, никто даже не заметил его внезапного появления.

А было ли все на самом деле? Не привиделось ли? Степан не смог бы сейчас дать четкий ответ на эти вопросы. Но как только он сунул руку в карман куртки, то нащупал там небольшой продолговатый предмет и успокоился.

Он вытащил Прививатель Жизни наружу и долго разглядывал его на свет. Самый настоящий Прививатель! А тот, что они всучили Орафиксу — ерунда, подделка, пустышка. Палыч — настоящий левша-самоучка — мастерил что угодно с закрытыми глазами, и скопировать Прививатель, используя предоставленные по глупости технологии, чтобы вовремя подсунуть его пришельцу, оказалось для него проще простого.

«Говорите, многократного пользования? С бесконечным числом зарядов? Ну-ну... Человечество, всегда жадное до жизни, расплодится так, что никто и никогда с ним не справится. А вы сами, желая новых развлечений, сделаете нас одними из „младших товарищей“, допустите до низшего уровня, а дальше уже мы сами...»

Палыч не только скопировал прибор, но и усовершенствовал его. Теперь Прививатель как дарил бесконечную жизнь, так и лишал ее, действуя вирусным методом, внедряясь в тело подопытного и разрушая его изнутри. Более того, вирус передавался дальше самостоятельно, заражая все новых и новых индивидуумов.

Тот «укус комара» был не случаен, да и не укус это был вовсе. Степан стрельнул в Орафикса прямо сквозь карман из Прививателя, включенного в обратном режиме. И теперь инфицированный пришелец понес смерть в свои миры, сам того не ведая.

А все почему? Потому что как вы к нам, так и мы в ответ. Винить тут некого. Степан сообразил, что пришельцев подвела выборка кандидатов в отряд — сплошь русские. Попадись им американцы или толерантные европейцы — глядишь, для инопланетной нечисти все бы обошлось — перебили бы группу, тем бы и кончилось. А русские — нет, мы не прощаем врагов и мстим за смерть друзей.

Русские долго запрягают, а потом бывает вовсе никуда не едут... но не в этом случае.

Скрепы, понимаешь, которые и не скрепы вовсе, а черта национального характера.

Ведь, что бы ни говорил Орафикс, главное качество человека — не взаимовыручка и самопожертвование. И даже не внутреннее чувство собственной правоты.

То, что испокон веков двигает человечество вперед, каждый раз раздвигая горизонты, помогая выжить, приспособиться, чтобы после отомстить врагам за все обиды и унижения, — это случайность, помноженная на возможность, или, другими словами, везение в квадрате.

И Степан вовсе не собирался упустить свой счастливый случай.


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг