Виктор Лугинин

Селфи

— Не нравится мне всё это, — произнесла Линда. — Милый, ты уверен, что здесь безопасно?

Грегори остановился перевести дух. Не привык он к подобным прогулкам пешком. Два километра по местности, покрытой вечнозелёными кактусами. Да ещё и солнце печёт голову, да так, что и широкополая шляпа не спасает.

— Что ты сказала, пупсик? — спросил он, доставая из кармана фляжку с водой. — Эта жара меня доконает...

— Мне не по себе, — ответила девушка, присаживаясь на огромный валун. — Ой, блин, горячий...

— Попку побереги, — усмехнулся Грегори. — Здесь всё раскалено как на сковородке...

Линда скорчила недовольную гримасу. Дотронулась рукой до джинсовых шорт, словно боялась, что прожгла дырки на аппетитных щёчках сзади.

Грегори передал жене фляжку и осмотрел местность в бинокль, висящий на толстой шее. Глаза слезились от яркого света, солнечный диск висел высоко в зените. Песчаная дорога вела в разрушенный город. Над пустыней возвышались остовы домов, напоминавшие обглоданные кости. Ржавые, частично засыпанные песком, кузова машин мелькали между кактусами. Деревянные хибары, явно отстроенные недавно, вселяли надежду, что город ещё не покинут.

— Дорогой, — проговорила Линда, выливая остатки воды на ярко-розовые волосы. — Может, ну его? Пошли назад к автобусу.

— С ума сошла? — фыркнул мужчина, снимая со спины туристический рюкзак. — Зря что ли тащились по этому песку? Вот увидишь, мы поймаем аборигена.

— А если они правда вымерли? — Линда сняла с себя футболку, показывая идеальную силиконовую грудь. — Боже, как я вспотела... Чувствую себя скаковой лошадью...

Грегори молча копался в рюкзаке. Вытащил очередную фляжку и засунул в задний карман джинсов. А затем кинул девушке тюбик с солнцезащитным кремом.

— Намажься лучше, — буркнул он. — Спалишь кожу, пупсик.

— Лучше бы отправились на пляж, — с укором произнесла Линда, но всё же раскупорила крем. — Ты обещал кучу незабываемых эмоций! И где они, спрашивается? Из задницы достанешь?

— Твой острый язычок пора укоротить! — усмехнулся Грегори и притянул к себе жену. — Сучка...

Девушка расхохоталась и провела пальцем по лбу мужа, рисуя кремовый кружок. Поцелуй длился несколько долгих мгновений, а жгучее желание заняться любовью прямо на месте, охватило обоих.

В поселении царили тишина и спокойствие.


Томас сидел возле мусорного бака, облокотившись спиной о ржавую металлическую поверхность. В тени обшарпанного здания ощущалась приятная прохлада. Запах протухшего мяса почти не слышен, мальчик привык к подобным ароматам. Ферма, где выращивались песчаные свиньи, располагалась совсем недалеко. Иногда оттуда доносились предсмертные визги забиваемых хрюшек.

Поселение отличалось от остальных, здесь не голодали. Ну почти.

Мальчик вытащил из кармана дырявых джинсов телефон. Грязный, без батареи и с разбитым стеклом. Нашёл, когда копался в развалинах зданий. Осколок прошлого, давно забытого и превратившегося в тлен.

— Поиграть дай!..

Томас вздрогнул и едва не выронил телефон.

Полуголый карапуз выскочил из-за засохшего ствола дерева, нависшего над мусорным баком. Чумазый, покрытый грязными пятнами с ног до головы. На бёдрах висят лохмотья, оставшиеся от шортов. Но личико симпатичное и знакомое. В детских глазах играют искорки веселья.

— Квентин, ты что тут делаешь? — буркнул Томас. — Почему не с мамой?

Мальчишка громко рассмеялся.

— Мама шьёт для вождя, — заговорщицким тоном пробормотал он. — Мама очень занята и не видит Квентина!

— Вот достанется от неё, — усмехнулся Томас. — Ладно, братишка, держи. Только смотри, не суй в рот! Это тебе не жук-навозник...

Карапуз захлопал в ладоши. Принял телефон из рук старшего брата, нажимая на неработающие кнопки. Квентин обожал лакомиться жуками и прочей гадостью. С другой стороны, настоящее мясо они пробовали редко. Если матери повезёт заслужить его как сейчас. Вождь прекрасно обходится со своими будущими жёнами.

Они услышали приближающиеся шаги слишком поздно. Томас погрузился в мысли, наблюдая за ребёнком.

— Боже, какая прелесть! — завизжал женский голос. — Детишки! Чёрные детишки!

Томас оглянулся, чувствуя, как в груди нарастает барабанный бой. Едва не вскрикнул от ужаса. Они пришли за ними!

Белые монстры.


— Да не ори ты так! — шикнул Грегори. — Вспугнёшь...

Линда показала мужу средний палец. Девушка заворожённо наблюдала за двумя мальчуганами, настоящими дикарями с чёрной, как смоль, кожей. Никто не видел подобных существ очень давно.

— Твою мать, — выругался Грегори. — До чего ж здесь воняет...

— Перестань ворчать, — буркнула жена. — Лучше поймай мне одного!

Мужчина сбросил рюкзак на землю. Неторопливыми шагами подошёл к негритёнку, прислонившемуся к мусорному баку. Обхватил за талию и поднял на руки.

— Сейчас достану камеру, — захихикала Линда и просунула пальцы в рюкзак. — Подними его повыше только!

В этот момент мальчишка стал сопротивляться. Грегори едва удержал пинающегося дикаря, который с ожесточением пытался выбраться из силков, в которые угодил.

— Да спокойней, — пробормотал мужчина. — Чего ты? Просто сфотографируемся и всё...

Негритёнок издал визг и впился зубами в руку Грегори.

— Падла!!!

Мальчишка выпал из рук и умчался в сторону одного из зданий. Не прошло и секунды, как и след простыл.

— Что ты за растяпа! — закричала рассерженная Линда. — Удержать ребёнка не в силах?

— Да этот гадёныш мне чуть палец не отхватил! — вскрикнул Грегори и показал кровоточащую кисть. — Доставай бинты...

— Этого стоило ожидать, — фыркнула девушка, осторожно завязывая рану мужа. — Ты такой грубый и чванливый, тебя нормальные дети боятся, не то, что дикари...

— Сама попробуй, — огрызнулся Грегори. — Мамаша нашлась. Да ты ребёнка в руках не держала даже... Только собачек.

— А какая разница? — пожала плечами Линда. — Ой, гляди! Один всё ещё здесь!

Мужчина оглянулся, скривившись от жуткой боли в руке. Впервые Грегори возблагодарил докторов, что сделали прививку от столбняка.

Маленький карапуз на вид лет четырёх, с разинутым ртом рассматривал нежданных пришельцев. В крохотных ручках умещался древний мобильный телефон.

— Ах ты, моя лапусечка! — запричитала девушка. — Иди ко мне на ручки!

Мальчишка сделал неуверенный шажок. На миг оглянулся, явно ища убежавшего негритёнка. Линда воспользовалась этим и схватила ребёнка.

— Снимай! — закричала она. — Дорогой, не тормози!

Грегори вытащил из рюкзака телефон. Небольшой кружок с кнопкой в центре. Активировал голографическое меню. Появилась миниатюрная камера, начавшая автоматически снимать селфи.

— Улыбку, пупсик! — расхохотался мужчина.

Линда подмигнула и сделала вид, что качает мальчика. Негритёнок не сопротивлялся, явно шокированный подобным поведением.

— Обними мамочку, — запричитала девушка, кладя маленькую ручку себе на шею. — Как же воняешь, ты что из помойки вылез?

— Отмоется, — подал голос муж. — Ты бы видела снимки! Да соседи от зависти лопнут, когда увидят наш «инстаграм»!

Линда вздрогнула, предвкушая феноменальное количество лайков. Комментарии будут сыпаться как перезрелые яблоки с дерева. Возможно, опубликуют на первых полосах интернет-изданий.

— Я кое-что придумала! — взвизгнула девушка и приподняла футболку. — Ты голодный? Кушай, молочко свежее...

Негритёнок уставился на огромный сосок с непониманием. Но на размышления времени не дали — рука толкнула затылок и прижала лицом к груди.


Томас не мог сдвинуться с места. Мальчика охватил смертельный ужас, заполняя тело с ног до головы, словно мерзкий кисель из кактусов, которым кормили в детстве. Он едва мог дышать, с трудом глотая жаркий и душный воздух пустыни. Сердце вырывалось из груди, готовясь пробить рёбра. Белые монстры кричали и смеялись, радуясь лёгкой добыче. Томас бросил брата на съедение! Как он мог забыть про мальчика? Рванул оттуда, спасая собственную шкуру, всё ещё ощущая мерзкий привкус крови во рту. Нужно было позвать взрослых, но какой смысл? Никто не полезет в драку, правила ясны для всех. Не успел сбежать — твои проблемы, каждый сам за себя.

Томас спрятался среди обломков здания, достаточно больших, чтобы не быть заметным. Высунулся из укрытия, стараясь увидеть, что творится с Квентином. Подавил крик боли, прижав ладонь ко рту.

Над мальчиком издевались, будто над пойманной крысой. Белая женщина сунула ему в рот грудь, пытаясь заставить пить. Мужчина кричал и улюлюкал, явно возбуждённый происходящим безумием. В воздухе висел прозрачный прямоугольник, напомнивший Томасу о магических технологиях белых монстров.

Нужно броситься на них и отбить брата! Набрать булыжников и закидать чудовищ...

Но Томас продолжал наблюдать, ощущая, как тело немеет, а оцепенение охватывает конечности. Может кровь белого монстра заразна? Губы мальчика разомкнулись в нелепой ухмылке, обнажая жёлтые и корявые зубы. Это страх парализует. Мать рассказывала, что подобное случается, когда видишь чудовищ, так она потеряла их отца, которого подвесили на дерево вниз головой и заставили медленно умирать от жажды и голода.

Квентин заплакал.

Белая женщина ударила мальчишку по лицу, пытаясь усмирить мальчугана, но тот заревел пуще прежнего. По тёмной коже стекали ручьи слёз.

Мужчина выхватил брата из рук жены и хорошенько встряхнул...


Старый Бобби Ди видел всё сквозь линзу подзорной трубы.

Как и всегда после полудня он присаживался в кресло-качалку, которую поставил на крыльце хижины и наблюдал за окрестностями. Он специально выбрал центр города для проживания остатка своих дней. Отсюда, с высокого пригорка, виднелся почти весь посёлок. Наблюдать за людьми оставалось последним утешением умирающего старика.

Белокожие туристы проникли в город и схватили бедного мальчика. Бедняжка вопил и сопротивлялся, пытаясь выбраться из когтей монстров. Но бессмысленно сражаться с ними, ждать помощи или надеяться на счастливый исход.

Бобби Ди оторвал трубу от лица и положил на колени.

Он достаточно стар, чтобы помнить времена до войны, уничтожившей большую часть человечества. Он был обычным подростком, помешанном на интернете и мобильниках. Молился новому электронному божеству, ради которого мог пожертвовать всем в жизни. Нет сильнее наркотика, чем ощущать сенсорную поверхность кончиками пальцев, управляя планшетом. Печатать тысячи сообщений друзьям, которых даже не видел в реальности. Ставить лайки и выставлять свои фото. Когда-то люди делали селфи повсеместно, загружая миллионы в сеть. Уже тогда безумие охватило население, мерзкие щупальца проникли в головы и заставили вытворять чудовищные вещи. Бобби Ди помнил, как сотни туристов на пляже выловили несчастного детёныша дельфина, который подплыл слишком близко к берегу. Стали передавать из рук в руки, затискивая до смерти, абсолютно наплевав на жизнь животного. И фотографировались, выкладывая снимки в любимый «инстаграм». Дельфин умер от жары и обезвоживания.

Теперь то же самое происходит с чернокожими людьми.

Война началась из-за безысходности, когда люди стали потреблять больше, чем могли переварить. Ресурсы кончались слишком быстро, кто-то должен был взять ситуацию под контроль. После всеобщего геноцида победили белокожие, установив власть над остальными расами. Негров и азиатов истребляли, заставив остатки людей поселиться в самые отдалённые и мало пригодные для жизни места планеты. Некоторые ушли глубоко под землю, другие забрались на неприступные горы, а некоторые существовали в пустынях.

Бобби Ди мрачно усмехнулся. Теперь чернокожие настолько редкий вид, что их считают почти мифическими существами, как единорогов. Не удивительно, что туристы проникают в пустынные места, чтобы сфотографироваться с ними.

— Ублюдки, — процедил старик. — Заплатите за всё...

Бобби Ди с трудом поднялся с кресла, ощущая жуткую боль в спине. Подошёл к небольшому ящичку, укрытому тканью и засыпанному пылью. Вытащил оттуда револьвер, проржавевший в некоторых местах. Старый приятель, оставшийся со времён войны.

Дрожащие руки откинули барабан. Полный магазин, великолепно.

Старик должен что-то сделать. Нельзя так просто сидеть и смотреть.

«Кольт» приятно тяготил руку, холодный и заполненный смертоносными пулями.

Бобби Ди приставил ствол к голове и взвёл курок.

Нельзя.

Нельзя больше жить в подобном мире. Выстрел прозвучал громко, проникнув в каждый дом, эхом отдаваясь в головах прятавшихся людей. Но никто не пошевелился, чтобы узнать причину.

Каждый сам за себя.


Выбрать рассказ для чтения

47000 бесплатных электронных книг