Юрий Молчан

Падший ангел

Звездолёт двигался на субсветовой скорости, тем не менее, особое поле внутри корабля теперь позволяло Шандару обходиться без анабиоза. Он смотрел, как на обзорном экране промелькнул сначала Плутон, потом Нептун и Уран. Затем его захватило потрясающее зрелище, которым он всегда наслаждался, — кольца Сатурна. Чтобы им полюбоваться, Шандар специально снизил скорость.

Он любовался этим зрелищем уже множество раз за свою долгую жизнь. Для Шандара времени не существует. Вернее, измеряется по-другому. Он живёт слишком давно, чтобы обращать внимание на столетия или отсчитывать эпохи. Для него не существует даже дней — они придуманы, чтобы отмерять время там, где всё в итоге разрушается. Там, где всё предельно. Дни считают только смертные. А Шандар таким не был.


* * *


Мимо пролетел красный, безжизненный Марс. Остался позади пепельный серп Луны. И вот, наконец, — Земля. Шандар сделал себе чашку кофе. Глядя на Землю через обзорный экран, он подумал, что множество раз пытался создать нечто подобное. Такую же планету. Таких же людей. Но всякий раз терпел неудачу.

Он творил и за пределами Солнечной системы, но результат тот же — нулевой. Конечно, были и исключения. На нескольких планетах даже удалось сотворить разумную жизнь — ведь он пытался копировать и людей. Но, вместо них, получались человекообразные уродцы, прямоходящие желе или жалкие пауки-телепаты.


* * *


Включив маскировку, Шандар повёл звездолёт на посадку. Приземлившись под Москвой, Шандар загнал звездолёт в ангар. Здесь у него рядом двухэтажный коттедж, где можно отдохнуть от космических путешествий и перевести дух.

Его встретил замаскированный под человека робот Петрович. На вид старичок, лет за семьдесят. Мало кто, однако, знает, что этот андроид сопровождает Шандара уже не одну сотню лет. Бывали случаи, что на огороженную территорию коттеджа в отсутствие Шандара влезали грабители. Живым от Петровича не ушёл никто.

— Всё ли в порядке, сэр? У вас усталый вид.

— Я много провёл в полёте, Петрович. — Шандар закрыл за собой металлическую калитку и направился к дому. Андроид шёл рядом.

— Есть успехи, сэр? Вам удалось чтонибудь создать?

— Пара планет с примитивными расами. Гуманоиды-дистрофики с зачатками разума. Ничего, что мне бы понравилось.

Они вошли в дом, и разговор продолжался на обставленной со вкусом кухне. Пара настенных шкафов, стойка, как в баре, чтобы готовить. Столик и несколько стульев. Вся необходимая техника. Ничего лишнего.

— Мне очень жаль, сэр. Вам никак не удаётся создать людей.

— У меня ещё много времени, Петрович.

Кроме кухни на первом этаже, ещё бильярдная с баром и небольшой спортзал. Тренажёры соседствовали с боксёрскими грушами и различными манекенами для отработки ударов. Второй этаж занимали две спальни и гостиная с камином.

— Я искренне желаю вам преуспеть, сэр. Падший ангел остановился и посмотрел на андроида.

— Послушай, а ты уверен, что не хочешь другого имени? Тебе не надоело называться Петровичем? Я могу звать тебя, например, Эндрю или Владимир.

Этот разговор у них время от времени повторялся, точнее — каждый раз, когда Шандар возвращался после долгого полёта по Млечному Пути, где он пытался творить миры. Всякий раз вопрос Шандара и ответ Петровича звучал одинаково.

— Благодарю вас, сэр. Имя Петрович меня вполне устраивает.

— Ну, как скажешь.

Шандар направился в душ.


* * *


Стоя под струями горячей воды, он предался воспоминаниям. Когда-то Шандар вместе с Денницей принял участие в Восстании. Он был молод, неопытен. Яхве в то время создал законченную версию человека, — все демоверсии в виде прямоходящих обезьян постоянно заходили в развитии в тупик и в итоге были отставлены.

Ангелы называли про себя Яхве «Командор». Однажды Командор собрал их всех и показал новосозданного человека из глины. Яхве велел собравшимся ему поклониться, потому что поставил человека выше всех земных тварей и ангелов. По плану человек должен был унаследовать Землю.

Денница отказался, а вместе с ним — ещё десяток ангелов. Шандар в их числе.

Потом началась война. Но длилась недолго. Всего одна битва. Вспышки молний. Оглушительные крики боли. Ктото исчез навсегда, но кто-то выжил.

Оставшихся в живых — низвергли. Мир бесплотных энергетических существ перестал быть им виден. Небеса, Яхве и ангелы исчезли. Остались только люди в шкурах и бескрайнее небо над головой. Из этого неба хлынул с орокадневный дождь.


* * *


Когда Шандар вышел из душа, на кухне ждал гость. Чёрное пальто, бритая наголо голова. Едва заметно заострённые уши выглядят на ней особенно контрастно. Массивные руки лежат, сложенные в замок, на столе. На правой — перстень с чёрным камнем.

— Смотрю, ты снова сюда вернулся, — проговорил гость. — С лёгким паром.

— И тебе привет, Рафаил, — ответил Шандар. — Надо же, ко мне заглянула сама правая рука Денницы. Думаю, я и так знаю, что ты пришёл мне сказать. Кофе?

Рафаил покачал головой, его взгляд оставался холодным и злым. После низвержения с Небес, выражение глаз этого ангела не менялось. В отличие от цвета глаз, — они становились то зелёными, то серыми, как лёд, то — чёрными. Все оттенки сигнализировали о степени его гнева.

— Ты уже достал своим нейтралитетом, — проговорил он.

Шандар нажал кнопку, и на кухне загудела кофе-машина.

— Пора уже выбрать, — повторил Р афаил с нажимом. — Они или — мы. Ты сражался вместе с нами. Ты с нами пострадал, но не хочешь продолжать борьбу! И как это называется?

— Называй, как хочешь. — Шандар положил в кофе сахар и принялся негромко помешивать ложкой. — Я сохранил коекакие способности, и больше ни перед кем отчитываться не намерен. Ни перед Командором, ни перед вами.

— Ты мог бы помочь нам. Мы сражаемся за людские души, у нас каждый спец на счёту!

Шандар молча сел за стол напротив гостя и, глядя ему прямо в глаза, хлебнул пахнувшего на всю кухню чёрного кофе.

— Люди тоже не сразу стали тем, кто они сейчас. А многие на Земле — биокуклы с рождения до смерти. Живут без цели, стремятся к сиюминутному. Я тоже хочу сначала просто создать разумную жизнь. А там — видно будет. Глаза Рафаила из серых сделались чёрными.

— Зачем ты копируешь то, что сделал Он? Думаешь, Он позволит тебе вознестись обратно? Как бы ни так! — Рафаил протянул ему ладонь с чёрным перстнем. — Будь с нами, Шандар!

Шандар допил кофе и отставил пустую чашку.

— Я тебя извещу. А теперь — не мог бы ты уйти, Рафик.

Рафаил ненавидел, когда его так называли. Но просьбу выполнил. Шандар молча наблюдал, как удаляется по дороге вдоль ограды его чёрный джип.


* * *


Шандар не хотел больше быть ни с теми, ни с другими. Но если от бывших бунтарей отделаться сравнительно просто, то со «светлыми» всё может быть сложнее. Рафаил или кто-то из «тёмных» навещал Шандара при каждом его визите на Землю. Уговаривал встать на их сторону. От «светлых» же пока ни одного визита. Ни одного послания. Ни просьб, ни угроз. Однако интуиция подсказывала — в этот раз они проявят себя.

Шандар не ошибся. Проверив электронную почту, он обнаружил там новое письмо. Архангел Гавриил — вестник Небес — приглашал встретиться через час.


* * *


Гавриил выбрал для встречи Макдоналдс на Домодедовской. Когда Шандар подошёл с кофе, тот уже доедал жареную картошку и бургер. Видимо, питался он в таких заведениях нечасто — телосложение стройное, плечи непомерно широки, наверное, костюм сшил на заказ. В отличие от наголо бритого Рафаила, архистратиг Небес свои кудри подстригает всего лишь время от времени.

— Присаживайся, — по-свойски, но с ноткой превосходства, сказал ангел и указал напротив. Теперь их разделял стол с подносом и картонными коробками из-под еды. — Не обращай внимания, это не смертный грех обжорства. Просто иногда хочется фастфуда. Есть что-то во всей этой дряни притягательное, не находишь?

Шандар покачал головой.

— Увы, в любой дряни всегда есть чтото притягательное. Ладно, давай сразу к делу, — Гавриил вытер губы салфеткой. — Ты нам нужен, Шандар. Мы предлагаем тебе вернуться. Готовы забыть о твоём участии в Мятеже, если ты станешь работать на нас. Или хотя бы поможешь с парой проектов.

— Почему я?

— Потому, что ты не пошёл с остальными. Ты не стал вредить людям, не рвёшься ими управлять.

— То есть, не пошёл против вас?

— Ты пытаешься строить своё, пусть и пока без успеха. А это лучше, чем ломать построенное другими.

— Не знаю, хочу ли я вернуться. Вновь подчиняться тебе и Командору...

— У тебя будет выбор. Но мы настоятельно рекомендуем согласиться. Хотя бы на одно задание.

— Это ещё почему?

— Твоё участие в Мятеже было, скорее, формальным. Поэтому, чтобы загладить, ты можешь оказать услугу нам.

— А если откажусь?

Гавриил откинулся на спинку стула.

— Тогда будешь считаться пособником Денницы. И воздаяние получишь соответствующее. Ты больше не сможешь творить миры и населять их — мы заберём твой дар. Честно, мне бы этого не хотелось.

Шандар провёл рукой по волосам. Его всё-таки загнали в угол.

— Надо подумать.

— У тебя время до полуночи. Пойду куплю гамбургер. Тебе что-нибудь взять?

— Нет, спасибо.

— Тогда до встречи. Я выйду на связь.

Шандар вышел из Макдоналдса. Сев в машину, он вырулил с парковки и влился в общий поток на дороге.


* * *


На часах — четверть пятого. Чтобы подумать, Шандар отправился поездить по городу. Старался выбирать улицы, где меньше машин. Сворачивал с одной на другую, стоял на светофорах, дожидаясь зелёного света, пропускал пешеходов, переезжал через мосты.

У метро Марьино он припарковался и решил пройтись. Мысли о выборе, который необходимо сделать, не оставляли ни на секунду. Как выбрать правильно — снова работать с теми, против кого он когда-то восстал? Или отказаться и принести в жертву всё, чем он жил с тех самых времён, как был низвергнут вместе с остальными?

Миновав церковь, пройдя мимо книжного магазина, Шандар направился вдоль домов к парку. Под ногами всё ещё асфальт, но по бокам уже пошла трава, кусты и деревья. Дома исчезли. Впереди — Москва-река и мост.

Шандар любил сидеть у воды, к тому же там лучше думается. Свернув с дорожки, он вскоре оказался под мостом.

Он слишком поздно услышал шаги за спиной. Шандар пропустил сильный удар по голове. Его бросили на землю, солнце и небо заслонили трое в плащах. На него посыпались удары ногами. Он пытался закрывать селезёнку и печень, но руки в данном случае были слабой защитой. Его били умело, слаженно, доведёнными до автоматизма движениями, словно зарабатывали этим на жизнь. Несмотря на то, что ещё день, вокруг никого, кто бы пришёл на помощь...


* * *


Когда Шандар пришёл в себя, в правой руке был смятый клочок бумаги. Внутри надпись: «Не вздумай работать с Гавриилом — убьём. По-настоящему». Вокруг уже темно, стелется жёлтый свет фонарей. Рядом плеск и запах воды, — значит, он всё ещё в парке.

Шандар поднялся, побрызгал немного воды на лицо. Убедившись, что рукиноги целы, он направился обратно к метро, где припаркована машина. Человеку пришлось бы ехать в больницу. Но на облачённых в плоть ангелах заживает, как на собаке.


* * *


Вскоре на мессенджер в телефоне пришло сообщение.

Гавриил: Твой ответ?

Шандар как раз стоял на перекрёстке, ждал, пока загорится зелёный. Подумав о Рафаиле и вспомнив неравный бой в парке, он написал:

Да.

Тут же мессенджер пиликнул снова.

Гавриил: Приезжай к Охотному Ряду, обсудим.

Шандар направил машину в центр. Припарковался на Тверской, у входа в метро. Подземный переход он миновал без проблем. На выходе уже ждал Гавриил. На белоснежном костюме ни единой ворсинки, ни одного пятнышка грязи.

Они двинулись в сторону Красной площади. Уже стемнело, вокруг в жёлтом свете фонарей гуляют прохожие. Из Александровского сада доносится музыка. Два потока людей неспешно обтекают Исторический музей с обеих сторон, направляясь на площадь.

— Я был уверен, что ты откажешься.

— У меня личные мотивы.

Архангел кивнул.

— Ладно.

— Так что я должен сделать?

Они подошли к лотку с напитками и мороженым. Гавриил взял себе кока-колы. Отвинтил крышку и сделал пару глотков.

— Ты должен подготовить Марс к заселению людьми.

У Шандара взлетели брови.

— Не многовато ли для первого раза?

— Ты принял условия, — напомнил Гавриил, — значит — согласен.

— Да, но зачем сразу Марс? Почему не Луну, например?

— На Марсе есть ледяные шапки, а значит, — вода. Проще сделать атмосферу.

— Но до Марса дольше добираться. Он и Земля максимально близко друг к другу аж раз в два года.

Гавриил глотнул ещё колы.

— Мы подкинем людям недорогую технологию перелёта.

Некоторое время Шандар молча смотрел на прохожих. Молодые пары идут мимо, счастливо смеются. Глаза горят весельем и радостью. Шандар испытывал такое только, когда творил и населял миры. Если он сейчас откажется, у него эту отдушину отберут. А если согласится — головорезы Денницы пообещали его убить. Шандару же хотелось, чтобы его просто оставили в покое. Но всё же Рафика с парнями можно провести или отбиться. А вот угрозе Гавриила противопоставить нечего. Похоже, выбора нет. Он открыл рот, чтобы ответить, но тут обнаружил, что всё это время архангел что-то говорил.

— ...полетят на Марс, заселят его, это разрядит обстановку на Земле. Меньше убийств, голода, неудовлетворённости. Это будет перезагрузка, обновление. На новом месте новые возможности. Так легче построить среди людей Рай.

Они прошли через ворота на Красную площадь. Здесь тоже светло от фонарей, площадь открыта, и всюду по брусчатке гуляют люди.

— Согласен, — проговорил Шандар. Гавриил кивнул.

— Когда приступишь?

— Да хоть завтра.


* * *


Шандар не помнил, сколько времени ушло на терраформирование... Он работал, пока не почувствовал, что теряет силы. Он помнил, как растопил воду в полярных шапках, залив планету водой. Потом пустил искусственные молнии, с помощью электричества создав полную кислорода атмосферу. Добавил туда остальные необходимые примеси. Шандар усилил гравитацию, сделав её близкой к земной — это избавит будущих колонистов от атрофии мышц и скелета.

Немного отдохнув, он «поставил» более мощное магнитное поле, чтобы защищало поверхность Марса от космической и солнечной радиации. Падший ангел работал, как одержимый, зная, что в какой-то степени он сейчас творит новый мир. Делает то, о чём давно мечтал и что тщетно пытался совершить уже сотни и тысячи раз. Только на этот раз у него — получается.

— Неплохо, — похвалил Гавриил, появившись рядом и глядя на окутанную белой дымкой планету. Марс теперь тоже выглядел синим, только у материков иные очертания, и он меньше, чем Земля.

— Уж как мог.

— Почему бы тебе не остаться с нами насовсем? Денница тебя не тронет. Мы будем подкидывать интересные проекты.

— Спасибо, но я откажусь.

Гавриил посмотрел на него в упор.

— Гордыня, Шандар.

— Нет, Гавриил. Я не стану больше творить миры.

Архангел нахмурился.

— Чего же ты хочешь?

Шандар хлопнул Гавриила по плечу, что раньше ему было несвойственно.

— Я буду жить среди людей.

— Но... зачем? Так ты утратишь бессмертие!

— Их ждёт новый Марс, хочу там пожить. Посмотреть, хорошо ли я сделал работу. — Он улыбнулся впервые за долгое время, почувствовав облегчение. — Ты прав, жизнь людей конечна. Зато — у них свобода выбора. А ты будешь вечность выполнять чужие приказы.

Гавриил не нашёлся с ответом.

— Последняя просьба, — сказал Шандар, садясь в свой висевший рядом в пустоте звездолёт. — Передай привет Командору. Скажи — я сожалею, что участвовал в Мятеже. Но, с другой стороны, будь тогда всё иначе, я бы сейчас не принял это решение. Так что всё к лучшему.

— Тебя будут преследовать Денница и Рафаил.

— Что-нибудь придумаю.

Шандар задраил люк и повёл корабль к Марсу. Посмотреть, так ли красиво там, как видится из космоса. Гавриил исчез как раз вовремя, чтобы избежать вылетевших из дюз струй огня.


Выбрать рассказ для чтения

43000 бесплатных электронных книг