Александра Давыдова

Русалка острова Старбак

Дело номер 112 (студенческий кампус 4, о-в Старбак).

Опись улик.

...

...5. Блокнот-шкатулка со стопкой отдельных листов внутри.

Обложка с голограммой: перевернутый якорь цепляется за звездное небо. На нем висит девочка в тельняшке и синей юбочке. При смене угла обзора якорь раскачивается. Девочка болтает ногами и смеется.

Все листы исписаны одной и той же рукой. Графолог подтверждает: почерк принадлежит Тернеции.

Все листы пронумерованы в правом верхнем углу (карандашом).

Результат экспертизы: цифры проставлены позже, чем были сделаны записи.

...


1


А) Папа молодец

В) Лайнер: вердикт

С) Старбак: начало

D) Этот парень:)


Подробнее:


А ведь я поцапалась с папой, когда он сказал, сколько стоит этот «отдых» в летней школе. Хватило бы на десяток свитков для коллекции. Но мою каллиграфию он не одобряет, а раскопки — пожалуйста. Лишь бы дома не сидела. А сам сидит круглыми сутками в своей криоклинике в Лионе. Тоже мне пример детям. Вместо того чтобы нормально поговорить в дни перед отъездом, злился и рассказывал про какую-то «страшную» аварию, которая приключилась на работе. Я не вникала. Еще чего.

Но долго дуться все равно не получилось. На Старбаке лучшее кладбище метеоритов и тарелочек. Истоптанное, правда, и вряд ли тут накопаешь даже на проект, не говоря о дипломе. Но студентов вообще мало куда пускают.

Зато цены соответствуют. Просто космос (проверить это на своей шкуре, но не увлекаться).

И атмосфера (это уже к третьему пункту).


* * *


Я даже пожалела, что тайком поменяла билет на лайнер попозже. Оторвались с девчонками в Марселе (без присмотра взрослых), а потом разъехались туда, где уже две недели как были (должны были быть). Они в Марокко, я — сюда.

Плыли скучно: пенсионерский лайнер без вечеринок, почти все по шезлонгам на палубе сушатся, как морские звезды на прилавке.

Вывод: мне нравится море (океан?) у берега, когда есть движуха. Мне не нравится море (особенно океан) в центре, потому что скука смертная.

Единственная радость — этот блокнот из сувенирного отдела. Как будто меня только и ждал. Буду делать записи каждый день и складывать сюда, перед возвращением отправлю сама себе.

Бумажное письмо как будто из прошлого.


* * *


Когда за бортом появился остров, стало веселее. Он странный.

Сложно сказать: когда смотришь на берег, дома и камни, все кажется бесцветным. Серо-акварельным. Когда начинаешь всматриваться в отдельные детали, появляется цвет. Ярко-зеленая трава, пятна кустов, какие-то то ли дорожные знаки, то ли люди... Издали не разглядишь.

Такое впечатление, что две картинки слепили не до конца (NB! рисовать на досуге; разведать, продаются ли тут мелки и линеры).

Последние десять минут до входа в порт мы плыли очень близко к набережной. Велодорожка, автоматы с мороженым и скамейки в виде грубо обтесанных валунов — блин, почему они здесь не сделали фотки для сайта кампуса, а выложили скучные здания и кафешки? Тогда я бы не так возмущалась этой летней ссылке.


* * *


А потом я увидела его (NB! Тен, если ты напишешь хоть раз это местоимение с большой буквы, как в женском романе из сестровней подписки на Амазоне, побейся головой об стол. Это должно тебя отрезвить).

По набережной шли ребята. Спорили, размахивали руками, дергали друг друга за рукава, толкали в бок. А чуть впереди — он. Океан рядом ему очень подходил. С таким острым подбородком, и взглядом вдаль, и разлохмаченной челкой нужно стоять рядом с каким-нибудь маяком и смотреть на волны. Высматривать «Летучий голландец» из-за горизонта, самую большую волну столетия или хотя бы бурю. Он был весь как будто нарисованный остро заточенным грифелем. Угловатый, дерганый, сделанный из линий, а не из ярких пятен. И какой-то ужасно несчастный. Шел, смотрел вперед и одновременно в никуда. Даже не покосился на проходящий корабль. Хотя... что бы я стала делать? Помахала рукой? Улыбнулась?

Глупости какие.

Интересно, тут все живут плюс-минус в одном месте? У нас получится познакомиться?

P. S. Лишь бы он не уезжал на этом лайнере.


2


А) Оргмоменты


Подробнее:


За сегодня будет две записи. Прошлый лист уже закончился, а я все еще жду, когда меня поселят.

Из-за того, что я не приехала две недели назад, бронь, видимо, аннулировали (хорошо, что писала им, что задержусь, и сохранила отчет о доставке мейла, — теперь они выкручиваются и извиняются). Типа, кто-то заехал по похожему номеру, а они не проверили личность... Да-да, так и поверила.

Предлагают сегодня переночевать в гостевом хостеле в порту, оставив чемодан здесь в камере хранения, а завтра вроде как будет свободна комната (NB! Здание 44, 2-й этаж, левая 2В). Они все никак не выяснят, съехала оттуда студентка или нет.

Держу кулаки, чтобы съехала. Посмотрела на плане — место классное, корпус с окнами на море, там как раз начинается велодорожка.

И рядом лабораторный блок.


3


А) Утро

В) Лаба: огонь (!)

С) Дарен: еще больше огня (!)

D) Ребята

Е) Приплыла окончательно


Подробнее:


Хостел нормальный, хотя почему я должна платить за него сама (с комнатой-то намутили они) — неясно. И вообще с деньгами плохо. На счету внезапно выбран весь овердрафт, и что с этим делать — непонятно (хотя понятно; гулять надо меньше).

Думала, тут снятся космические сны, даже сложила лист и стил под подушку, но зря. Абсолютная, полная темнота. Как свет выключили.

Никакого предчувствия (не быть мне экстрасенсом!).


* * *


С утра я сначала зашла в лекционный корпус. Там красиво (он похож на аквариум с фасеточными стеклостенками), но довольно уныло. Говорят, что движуха по субботам, когда читают приглашенные звезды, и по воскресеньям, когда устраивают отчеты по полевой работе. На дворе вторник, так что веселья ждать долго.

Тогда я двинулась в лабу, и вот тут тоску как ветром сдуло. Сорвало, если говорить точнее. Хорошо, что не вместе с головой.

Я зависла у стенки с монитором расписания, но он заглючил и начал мигать. Тут мимо меня по коридору пробежали двое — я оглянулась. Похоже на тех, вчерашних ребят. Я пошла следом, свернула за ними на лестницу, потом в большую комнату...

Что я успела увидеть? Большой обломок будто из графита с разводами бензинового цвета. Он загибался подковой: один конец — на середине комнаты, другой, словно аккуратно отпиленный, с отполированным торцом, оказался совсем рядом со мной. Почти упирался в стену у двери. Двое взрослых мужчин (один бородатый) — они стояли чуть в стороне, лицом ко входу. Пятеро человек — ко мне спиной. Или шестеро (потом проверила — все же пятеро).

Ничего больше не успела разглядеть.

Бахнуло так, что стеклянная крыша посыпалась на пол осколками. Я испугалась на секунду, что оглохла. Сразу после взрыва в ушах запело тонко-тонко. Потом как будто отпустило. Я шагнула вперед. В глазах плыло, впереди кто-то барахтался на полу. Мне стало смешно...

Потом я, видимо, потеряла сознание.


* * *


Пробуждение как в женских романах (NB! Ни в коем случае не рассказывать сестре). Меня держал (прямо вот в обнимку!) тот самый он (с маленькой буквы) и все спрашивал:

— Ты в порядке? Ты как?

Вот что шок с людьми делает.

Его зовут Дарен.


* * *


Ребят зовут: Мия, Ли, Скотт, Джин, Кара (без сознания, в итоге увезли в больницу).

Когда я пришла в себя, те мужчины (и с бородой, и без бороды) уже не дышали.:/

Нам надо было позвать на помощь, но ни у кого не работал смарт (мой вообще разбился, жаль до слез). Дверь не открывалась. Мальчики предложили лезть через крышу.

Живая пирамида всегда казалась мне очень смешной. До сегодняшнего дня.

Но они классные. Никто не ныл, не плакал, не тупил. Делали все быстро и вместе, как будто знаем друг друга уже давно. Первые два раза пирамида развалилась. В третий Джин ухитрился вцепиться в железное ребро остекления (теперь ребро пустоты) и выбраться.

Классный способ завести друзей — стрессовая ситуация. Куда уж более стрессовая.

Потом как в кино. Нас завернули в спасодеяла (некоторые вещи можно назвать вечными, например, сюжеты голливудских боевиков и попкорн). Расспросили, кто что помнит. Все это время Дарен держал меня за руку. А когда нам разрешили идти, обнял и поцеловал в висок.

Сказать, что я оторопела... (зачеркнуто)

Раньше я никогда так не знакомилась с парнями. Но мне нравится.

Определенно! (это к предыдущему пункту про огонь:))).

P. S. Желания сбываются!


* * *


До хозкорпуса было далеко, поэтому я решила проверить сама, не освободилась ли комната. И — ура! — они не только замок настроили, но и привезли уже мой чемодан.

Только усевшись на кровать, я поняла, что меня трясет. Реально трясет — колотит так, что сначала даже не получалось нормально писать.

Первый листок я просто проткнула кончиком стила. Позор на мою каллиграфодушу!

(это второй)

Хорошо, что не пришлось идти разбираться с заселением. И здорово, что Дарен проводил меня до двери.

У меня не хватило сил даже сходить за едой, хотя пиццерия всего в квартале отсюда. Спустилась в холл за шоколадкой и кофе. Еще купила в автомате новый смарт с местной симкой. Самый дешевый. Марсель (это был адский отрыв все-таки!) стоил мне почти всех денег, отложенных на поездку. Придется вести жесткий учет. И пользоваться местной связью — так будет дешевле.


* * *


...

Запись разговора (запрошена по делу 112 из архива смарт-оператора «Старком»)


Дарен: Привет... извини, что так поздно.

Тернеция: Кто это?

(пауза)

Дарен: Ты шутишь?

Тернеция: Да... Дарен?

Дарен: Если ты злишься, что я не остался с тобой, то не надо.

Тернеция: С чего бы мне злиться? Я... Я рада тебя слышать.

Дарен: Каре сделали операцию, и говорят, что может потребоваться донор. Сейчас мне нужно быть здесь.

(пауза)

Дарен: Только не говори, что ревнуешь. Сейчас я нужен сестре больше.

Тернеция: С чего бы?

Дарен: Спасибо.

(пауза)

Дарен: Я люблю тебя.

(пауза)

(короткие гудки)


* * *


...


4


А) Хакер

В) Проклятая пластиковая железяка!

С) С бородой и без

D) Хакер 2: планы на завтра


Подробнее:


Если это называется «мечты сбываются», то нафиг. Меня пугают люди, которые еще толком тебя не знают, но уже начинают за тобой следить.

Вчера, когда Джин ухитрился с крыши лабы дозвониться до спасателей, Дарен повторял как заведенный:

— В кампусе связь хорошая. Спасибо, что она хорошая. Спасибо...

Тогда мне показалось, что он просто в шоке. После вчерашнего ночного звонка я думаю, что он говорил это специально. Чтобы подтолкнуть меня к покупке местной симки. Интересно, у него там работают друзья? Или можно взломать их данные так, чтобы по времени регистрации в Сети найти абонента?

Но если бы только это.


* * *


Свежий, только вот из упаковки смарт работал так, как будто это не я, а он вчера побывал на месте катастрофы. Постоянно перезагружался. Вместо рабочей заставки ехидно показывал экран загрузки.

Там море. Я уже говорила, что ненавижу море?

Теперь уже ненавижу. Искренне и всем сердцем.

По тапу работали только горячие клавиши. Звонок, сообщение, список контактов, в котором пусто. За исключением хакера (с маленькой буквы).

Третий смарт за сутки я просто не потяну.

Оставалась опция «позвони взрослым» (в мои двадцать я все еще не получила от них этого звания и вряд ли получу до пятидесяти, но не очень-то и хотелось). Хорошо любить каллиграфию и записывать все, даже нужные (и ненужные) номера...

Или наоборот, плохо.

Учитывая, что я до сих пор злюсь, разговор не удался.

В принципе как обычно.

Пошли они... (зачеркнуто)


* * *


На самом деле мне хочется лезть на стенку. Мне страшно. Плохо. Тошно.

Но вместо того чтобы ехать в больницу, я просидела весь день в комнате, глядя в одну точку. Даже не разобрала вещи.

Меня догнал вчерашний день.

Вчера все выглядело, как в кино. Попади в эпицентр взрыва. Очнись в объятиях незнакомца, борись с обстоятельствами, подружись с хорошими ребятами, вырвись из ловушки. И даже получи загадочный романтический эпилог (пусть я не люблю хакеров, но кто-то же их любит?).

А сегодня все кажется ужасно неправильным. Преподаватель (без бороды) и лаборант (с бородой), которые умерли. Мы пытались не обращать на них внимания, а они просто лежали, и вокруг растекались темные пятна. Почти черные. У одного в плече торчал длинный осколок стекла, и мне почему-то все время хотелось подойти, вытащить его, обмакнуть в кровь и проверить, как он пишет. Просто навязчивая идея какая-то.

Почему-то очень важны стали детали. Врезались в память. Маячат на подкорке. Мешают отключиться и не думать ни о чем. И ведь мне не с кем поделиться. Если я скажу папе, меня увезут домой — пискнуть не успею. Если я скажу подругам... они решат, что я придумала. Или — еще хуже — решат, что свихнулась.

Я не хочу свихнуться.

Я нормальная.

Нормальная.

Надо зацепиться за что-то.

Я не зря приехала сюда. Когда-то это было моей мечтой.


* * *


Вечером хакер снова позвонил. Веселый. И одновременно задумчивый. Пригласил завтра в пиццерию.

Сначала я хотела отказаться.

А потом сказала «да».

Официально запишу это как экономию денег.

Неофициально запишу как попытку зацепиться. А уж что там с мечтой — чуть позже разберусь.


...


Запись разговора (запрошена по делу 112 из архива смарт-оператора «Старком»)


Тернеция Хоут: Папа, привет.

Тайлер Хоут: Привет. Что за номер?

Тернеция Хоут: Понимаешь, я разбила свой телефон и...

Тайлер Хоут: И вместо того чтобы восстановить симку, решила играть в шпионов? Этот повтор анонимности мне не нравится...

Тернеция Хоут: Папа! Ты не слушаешь!

Тайлер Хоут: Если бы я не слушал тебя, мы бы не разговаривали. Так?

Тернеция Хоут: Тебе всегда важно показать, что именно ты прав.

Тайлер Хоут: Послушай. Это не я набираю тебя с неизвестного номера.

Тернеция Хоут: Да. Потому что тебе совсем не важно, как я и почему не звонила раньше.

Тайлер Хоут: Неужели ты уже приплыла на Старбак? Не прошло и трех недель, как решила все же поговорить с родителями?

Тернеция Хоут: Не думала, что тебе настолько плевать.

(пауза)

Тайлер Хоут: Не хочешь извиниться?

Тернеция Хоут: Не хочу!

(короткие гудки)


Запись разговора (запрошена по делу 112 из архива смарт-оператора «Старком»)


Дарен: Привет.

Тернеция: Привет.

Дарен: У тебя есть на завтра какие-нибудь планы?

Тернеция: А что?

Дарен: Давай встретимся. Мне нужно кое-что сказать тебе.

Тернеция: М-м... Давай.

Дарен: Я зайду к тебе?

(пауза)

Тернеция: Давай лучше сходим в пиццерию?

Дарен: Идет. Я зайду за тобой часов в десять.

Тернеция: Хорошо.

(пауза)


...


5


А) Острая «пепперони» и горячее сердце

В) Багаж и женские обиды

С) Список рейдов


Подробнее:


Мне не хотелось пускать его в комнату (девичья честь, старые устои, все такое). Поэтому я заранее вышла из корпуса и уселась на ступеньках со стаканом горячего какао. От моря тянуло водорослями, солью и ржавчиной. И чего-то не хватало. Я долго думала, чего именно. Потом поняла. Ни одной чайки. Над островом не было видно ни одной птицы.

Хакер опаздывал, и я все пыталась понять — это к добру или нет? Не привыкла, чтобы одновременно хотелось и не хотелось чего-то... Точнее, кого-то. С людьми раньше было все понятно. А вот с собой и предметными желаниями уже сложнее.

Тот же Старбак. Я хотела сюда ехать или нет?

Пять лет назад я бы прыгала до потолка от счастья. Теперь, проучившись пару лет в UFOU, я уже не верю в романтику изучения внеземных реликтов. Это все равно что археология, только скучнее. Сложнее допуски к практике. Беднее источники. Почти никакой свободы действий. Старбак отдан студентам на растерзание только потому, что все самое важное здесь уже нашли, забрали, измерили и написали статьи. Да, тут регулярно находят что-то новенькое, но интересного научного выхлопа почти нет.

Почувствовать атмосферу, романтику искателя космических костей — это сколько угодно. За большие деньги приезжайте и заселяйтесь. Сделать что-то действительно важное — возрастом не вышли, студентики.

Тем временем на дорожке показался Дарен.

Я помахала ему рукой и от волнения разлила остатки какао.

Он остановился и улыбнулся. Потом подошел и обнял меня. Такой угловатый, холодный, с мурашками на сгибах локтей, пахнущий ветром и вереском. Такого даже не спросишь — чего ты опоздал.

Мы пошли в пиццерию и заказали гигантскую «пепперони». Вкусную и дьявольски острую.

Я проголодалась, как зверь. Жевала, набив щеки, и рыдала в три ручья. Как хомяк-камикадзе, которому досталось целых два перчика халапеньо.

Дарен сначала жевал молча.

Потом я не выдержала и спросила:

— Ты хотел что-то мне сказать?

Он улыбнулся:

— Я понял кое-что о себе. Мы оба здесь, потому что у нас была мечта, так?

— Думаю, сюда не приезжают люди без мечты.

О том, что моя с просроченным сроком годности, решила промолчать.

— Все случилось так быстро... — Он сначала опустил глаза в тарелку, измазанную соусом, потом посмотрел прямо на меня. — Я просто не успел осознать.

— Я тоже.

— Мне надо было подумать. Переварить. Понять, что делать дальше.

«Не заниматься хакерством, дружок!» — отличная же фраза, ну. Почему она не пришла мне в голову во время разговора?

— И я понял, что, наверно, у нас все получится.

Теперь он смотрел мимо меня с тем же выражением, что и тогда, когда шел по берегу и еще меня не знал. Смотрел как будто за горизонт.

— Это... хорошо?

Он пожал плечами.

— Конечно. Знаешь, я не люблю говорить об отношениях.

— Тогда давай молчать. И возьмем еще одну пиццу.

Пицца точно лучше выяснения отношений, о да.


* * *


Потом мы ели, и смеялись, и он рассказывал, как ездил на другую сторону острова на маяк (вот! вот! я сразу поняла, что ему нужен маяк!). Там тоже не водятся птицы, зато в море иногда видят скатов — они приплывают на мелководье.

Он вроде бы видел одного... а может, это была тень от катера.

Потом немного поговорили про ребят.

Я молчала, а он рассказывал про то, как они вместе с друзьями и сестрой решили сюда ехать, как выигрывали грант, и денег все равно не хватало. «Кому-нибудь придется поехать в виде багажа», «интересно, можно ли подкрасться к острову на подлодке и жить нелегально?». И прочие прекрасные варианты.

В какой-то момент мне стало стыдно.

Потом он сказал, что с утра встретил Мию, и та жаловалась на меня.

— На что?

— Вы договаривались встретиться, а ты ее подвела.

В лаборатории Мия заклеила мне поцарапанную лодыжку пластырем и все время проверяла, остановилась ли кровь. Хотя ее саму трясло. Потом даже стошнило, когда она слишком близко подошла к телу (по-моему, без бороды). Она все время говорила что-то, но я пропускала ее слова мимо ушей.

— Наверно, мне стоит извиниться. Я забыла.

— Ничего. Она была в лекционном рядом с расписанием. Сходим туда?

Почему бы нет.


* * *


Рядом с монитором расписания уже никого не было, зато, раз уж мы пришли, я смогла в подробностях изучить все проекты.

«Лабиринт» выглядел самым интересным.

— Он идет в несколько циклов. — Дарен постучал кончиками пальцев по экрану. — Заезд каждую неделю.

— Почему он так называется?

Дарен улыбнулся:

— Ты устраиваешь мне экзамен по полевой работе? Хочешь съездить вместе на следующий заход?

— М-м... Может быть.

— Мне нравится эта идея. Ну, если краткого ответа для сдачи экзамена достаточно — в центре острова самая сильная аномалия. Поле глушит почти все приборы. Группы бродят по нарисованным картам. Все время размечают маршрут. Сверяются с бумажками.

— Звучит как рейд мечты.

Так и запишем.


6


А) Выбор и шаттл

В) Палаточный городок

С) Артефакты


Подробнее:


Конечно, я проспала. Писала до четырех ночи, потом еще ворочалась. Думала уехать ближайшим рейсом в Лабиринт, раз уж там регулярно принимали желающих. Или остаться пока в кампусе, освоиться.

Дарен уже не так сильно пугал меня. Он... очень классный. Как будто нарисованный мной. Самым тонким карандашом на шершавой бумаге.

С другой стороны, я так и не спросила его про тот звонок. Зачем он это сделал. Зачем было говорить это самое «люблю». Сразу.

(Но ведь бывает же с первого взгляда?)

Разве что в книгах «выбор сестры». Так что нет. Сначала Лабиринт.

Решила — и сама же чуть не опоздала. Вскочила встрепанная, не помня, что я и где.

Последние двести метров до остановки шаттла я бежала сломя голову. Здорово, что он был с живым водителем, а не с автопилотом. Тот бы не стал ждать.

Ехали всего полчаса, но этого времени как раз хватило, чтобы понять: а) пейзаж за окнами не то, чем кажется (опять этот эффект неловко склеенной картинки), б) папа назвал бы шаттл колымагой. И был бы прав, в своем любимом амплуа.

Тут все было на механике. Даже приборная панель с полукруглыми шкалами и дрожащими стрелками. Аномалия.

Неужели я буду жить в центре аномалии?

Нет, ради этого стоило пожертвовать летними курсами каллиграфии. И парой редких свитков (хотя если бы тремя... про три я бы еще подумала).


* * *


В палаточном лагере ждали прибытия шаттла и встретили меня прям как долгожданного гостя!

«Ого», «привет» и прочие приятные слова. Там были Ли, Скотт и Мия, еще пара студентов постарше и преподаватель — белобрысый мистер Нивель с загорелым лицом и веснушками. Ни одной на носу, все на щеках. Я помогала разгружать кузов, таскать коробки с едой к палаткам, меня угостили чаем с чабрецом (на огне! они вскипятили чайник на настоящем огне!), а еще я выпросила у Скотта фонарик (потому что свой забыла, а покупать... помни!!! режим экономии), чтобы писать по вечерам.


* * *


Когда стемнело, мы с Мией уселись разбирать мелкие артефакты — ее улов сегодняшнего дня. Она называла их, нумеровала, а я делала наброски и заносила в настоящую тетрадь с клетчатыми листами. Вот уж не подумала бы, что на Старбаке такая эклектика. Винтажная бумага и поиск инопланетных технологий.

Вот что им мешает писать об этом на сайте? Это же круто! Такую атмосферу еще поищи. Куда больше романтиков и любителей прошлого заинтересовалось бы инопланетянами.

Поправка: богатых романтиков и любителей прошлого. Или очень упорных.

Потом мы поболтали про эту самую атмосферу и про то, как я круто рисую (лесть в терапевтических дозах как лекарство от потрясений, поэтому не стыдно).

Мне было тепло и уютно.

Надеюсь, что утром мы продолжим.


* * *


Ниже стилом другого цвета пририсован цветок в виде летающей тарелки на длинном стебельке с листьями и подпись: «Лучи тепла! До завтра:)».


...


Графологическая экспертиза подтверждает: почерк принадлежит Мии Анвен.


...


Следующие несколько листков (7, 8, 9, 10, 11, 12) не содержат текста, а представляют собой планы маршрутов и зарисовки из проекта «Лабиринт».

Нивель Солмо подтверждает, что они соответствуют тем маршрутам, по которым передвигалась вся группа (или лично Тернеция) в рамках проекта. Изображенные артефакты соответствуют находкам с задокументированным отсутствием значимых аномалий.


...


Запись разговора (запрошена по делу 112 из архива смарт-оператора «Старком»)


Тернеция: Привет!

Дарен: Привет.

Тернеция: В лагере смарт совсем не ловит, пришлось уйти на трассу, чтобы позвонить.

Дарен: Очень ценно.

Тернеция: Ты иронизируешь?

Дарен: Твоя фраза звучит как издевка. Особенно после того, как ты неожиданно пропала.

Тернеция: Ты же сам говорил про мечту и...

Дарен: Я не думал, что мои слова можно истолковать именно так.

Тернеция: То есть я тебя не поняла?

Дарен: Или я тебя не понял.

Тернеция: Тогда давай поговорим, когда я вернусь в кампус.

Дарен: Надо же. Ты вернешься?

Тернеция: Да.

(короткие гудки)


13


А) Мужские обиды


Подробнее:


Похоже, я действительно понимаю инопланетян лучше, чем мужчин. Инопланетяне оставили осколки тарелок для раскопок и реликты. Их можно измерить. А если не измерить, то хотя бы описать.

Мужчин измерить нельзя.

Сегодня вечером Мия пыталась лечить меня «от хмурого лица». Тоже мне страшная болезнь. Рассказывала, что у Дарена дурацкий характер. Что он часто не в себе. И говорит, что этот остров не в себе (тут я полностью с ним согласна. Но в случае с островом это плюс, а вот с человеком играет в минус). Говорила всякие глупости: «прости его», «помиритесь еще», «мы еще погуляем вдоль моря вместе». Зачем-то говорила про его сестру. Сводную сестру! (При этом уточнении смешно поднимала палец; выглядело это довольно назидательно.)

О-хо-хо. Без разговоров об отношениях и вправду было лучше. Уберу в дальний ящик «хмурое лицо».

Еще и колено побаливает. То ли на погоду, то ли на мужские обиды.


14


А) Утро после казни

В) Белые халаты и белые глаза


Подробнее:


Сегодня опять проспала. В лагере было пусто — ребята ушли без меня (мистер Нивель не будет ждать отстающих, опаздывающих и тормозящих, это не в его духе). Сначала я подумала, что поработаю немного по хозяйству, но когда выползла из-под купола, поняла — как бы не так.

Чувствовала себя так, как будто накануне меня били. Голова кружилась до тошноты (на самом деле до рвоты, но... зачеркнуто).

И как назло, никого рядом. Дежурные небось ушли на трассу ловить сигнал.

Думала — подожду. Лягу — пройдет.

Но тошнота не проходила, а еще ужасно, просто невыносимо ныла нога. Лодыжка и колено опухли так, будто не меня накануне били (хотя неплохая версия), а я долбила кого-то ногами (и кто-то этот был из особо прочного сплава).

Обезболивающие не помогали.

В приступе героизма (единственное объяснение данному поступку) я дохромала до трассы и упала в ближайший шаттл.

Хорошо, что они часто ездят по всему острову.

Хорошо, что они довозят до больницы страдающих студентов.

Хорошо, что врачи сначала вводят обезболивающее, а потом начинают спрашивать.

Хотя лекарство не особо помогло.

Мне казалось, что от боли глаза у меня стали белые, как халаты этих милых людей, и еще хотелось забраться на стену. Желательно не пользуясь ногой.

Но хотя бы здесь мне не было страшно. Я понимала, что, случись что серьезное, меня вытащат. Страховка на здешних проектах — о-го-го (спасибо, папа!).

(Не показывать эту запись папе, если не захочешь услышать «вечно с тобой все не так».)

Я пыталась спать.

Проваливалась в дремоту.

Потом всплывала снова.

Дважды заходила медсестра. Я говорила ей, что обезболивающее не работает.

Она кивала и уходила за врачом.

Врач не шел.

А может, пришел, но я не помню.

Я не сплю всю ночь. Уже давно рассвело. Меня колотит в ознобе и раскалывается голова, но хотя бы ноге чуть лучше. В палату никто не приходит.

Я не могу больше терпеть. Если кнопка вызова не работает (из-за аномалии? как и электроника в шаттлах?), я сама схожу за помощью. Сейчас.


15


А) Проверка

В) Аномалия


Подробнее:


Меня зовут Тернеция Хоут, я нахожусь на острове Старбак (студенческий проект от сети университетов UFOU), я в здравом уме и трезвой памяти, и вчера в коридоре больницы я видела саму себя.

Меня везли на каталке по коридору.

Я точно знаю, что это была я. Но окончательно достоверно проверить не вышло — я потеряла сознание.


* * *


Очнувшись, я обнаружила себя в странном месте.

Похоже на металлический цилиндр.

Я лежала на дне, а вокруг высились гладкие стены. Наверху — рассеянный свет (будто проникающий в закрытое помещение из узкой щели... или нескольких отверстий).

(Позже проверила — одна узкая щель.)

Сначала я запаниковала — мне показалось, что отсюда не выбраться. Потом я нащупала во внутреннем кармане куртки резак с алмазным напылением (номер 19 в инструментарии лагеря).

Нога болела еще сильнее, чем вчера, но у меня получилось встать. Выпрямившись и внимательно осмотревшись, я обнаружила, что на одной из стен сделаны довольно глубокие зарубки, по которым, как по ступеням, можно попробовать выбраться наружу.

Но никаких друзей рядом, чтобы собрать живую лестницу:

Не могу сказать точно, сколько часов ушло на попытки. Думаю, около шести.

В специальном набедренном кармане, где должен быть спаскомплект, почему-то пусто.

Но я помню, что укладывала все инъекции.

Помню.

Или не помню?

Меня зовут Тернеция Хоут, и к вечеру я выбралась из этого цилиндра. Через узкую щель между его краем и плитой известняка. Я знаю эти камни вокруг. Я рисовала их трижды или четырежды. Это совсем рядом с лагерем. Сейчас я допишу последнюю фразу и поползу туда (ноги не держат).


16


А) Аномалия


Подробнее:


Меня зовут Тернеция Хоут, я нахожусь на острове Старбак (студенческий проект от сети университетов UFOU), я в здравом уме и трезвой памяти, и я снова в этом цилиндре.

Когда я очнулась, нога болела еще сильнее, чем вчера.

Я думала, что это невозможно.

Но нет, это возможно.

Меня просто отключает от боли, но я все равно встаю и пытаюсь процарапывать для себя ступени.

Чтобы выбраться.

Мне кажется — или это на самом деле? — что вчера зарубок на стене было больше, чем сегодня.

Возможно, я просто схожу с ума от боли.

Когда меня уже вырубит?


16


А) Аномалия


Подробнее: подробнее, подробнее, подробнее, мать вашу!

Сегодня я не могу встать.

Я тянусь вверх, насколько могу, и царапаю эту долбаную стену.

Я плачу, но пытаюсь не сойти с ума.

Из коленки торчит голая розовая кость.

Вчера ее не было.

Почему меня не ищут? Почему? Почему? Почему?

Почему они меня не ищут?


17


А) Аномалия

В) Анализ


Подробнее:


Очнулась от боли. Думала, я знакома с ней. Но она снова новая (это был сюрприз).

Колено свезено до кости. Возможно, выбито (раздроблено?).

Хлопнув по карману, где должна была быть аптечка, нащупала ленту с инъекциями. Отрегулировала фонарь. Прочитала инструкцию (это было сложно! сейчас я спокойна, а тогда — нет).

(Подвиг!:))

Регенеративный компонент действует в течение 4 суток (срок для восстановления после перелома).

Обезболивающий компонент действует в течение 1 суток (по истечении дозу повторять не рекомендуется, так как во время активной регенерации идет конфликт действующих веществ).

Вколола все.

После этого у меня был десяток часов, чтобы осмотреться (да, раньше-то недосуг было) и проанализировать ситуацию.


* * *


Итак, что мы имеем.

В данный момент на стене нет ни одной зарубки. Версий их исчезновения две. 1-я — они исчезли (в аномалии все возможно). 2-я — я их не делала (а чем я тогда занималась все это время?).

Нога достаточно окрепла для того, чтобы я выбралась отсюда, примерно четверо суток назад. Строго по инструкции. Когда врачи вкололи мне обезболивающее, оно не подействовало из-за конфликта действующего вещества.

Я не сказала им, что вводила регенерат, потому что этого не знала.

Теперь знаю.

Версия: время идет в обратную сторону (?) (периодически?).

Вопрос: в какой момент происходит перескок времени?

Ответ: скорее всего во время сна. Двукратный (трехкратный?) приход медсестры это подтверждает.

Вопрос: в каких условиях происходит перенос в пространстве?

Ответ: в момент хроноклазма из-за встречи с самой собой.

Вопрос: как мне отсюда выбраться?

Ответ: дождаться своего падения и действия хроноклазма.

Теперь главное не заснуть.

Остальное я обдумаю после.


...


Запись разговора (запрошена по делу 112 из архива смарт-оператора «Старком»)


Тернеция: Привет.

Дарен: Привет. Я что, дал тебе свой номер?

Тернеция: Было дело.

Дарен: Вот это да. Чувствую себя немного смущенным.

Тернеция: Я тоже.

Дарен: Ты поэтому вчера так быстро ушла?

Тернеция: Наверно.

Дарен: Ты, видимо, решишь, что я говорю глупости. Но я все равно скажу. Ты похожа на мечту.

Тернеция: Так вот ты что имел в виду.

Дарен: В смысле? Может, мы увидимся? Сегодня. Или завтра. Я не навязываюсь. Но...

Тернеция: Я на проекте сейчас. Почти без связи. Я позвоню, как смогу.

Дарен: Подожди...

(короткие гудки)


...


18


А) Резак

В) Лабиринт


Подробнее:


Если Дарен утверждает, что мы не виделись один день, значит, завтра я буду уже в кампусе. Это хорошо.

Но самое офигенное — просыпаться под своим куполом, а не в этом гребаном цилиндре. И просыпаться со здоровой ногой.

Первое, что я сделала (еще до завтрака), — нашла резак и накрепко прицепила его карабином к внутренней подкладке куртки. Руки дрожали, так что получилось не с первого раза. Но все же.

Потом тщательно, несколько раз проверила аптечку. Вытащила оттуда же записку на листе из этого вот блокнота: «Не ищите. Уехала в кампус, буду через 5 дней. Семейные дела». Если это подделка моего почерка, то очень хорошая. Эта другая Тен заботливо приписала еще карандашом снизу: «Положить Нивелю в изголовье!»

Ладно. Сделаем вид, что я послушалась.


* * *


Самое интересное, что мы пошли по маршруту, которым до этого ходили раз пять. То есть я — раз пять, а Нивель, наверно, все сто. Я не знаю, как можно было не найти эту дрянь. Стоило мне отстать от группы и сделать два шага в сторону — вот же она, плита. И темный провал под ней.

Ухмыляется. Словно черная пасть. Ждет меня.

А я сижу перед ней и пишу. Сложу очередной листок в шкатулку. И после этого пойму, хватит ли мне духу сунуться в эту пасть. Хотя, по сути, она уже сожрала меня. Разве нет?


...


19


А) Вот он, самый огонь! (нет)

В) Как выглядит мечта

С) Эксперименты со сном (и проводка)


Подробнее:


Проснулись мы в одной постели. Сначала я узнала, что Дарен храпит, а потом — что очень громко чихает, если ему в нос попадают волосы.

Потом он фыркнул, открыл глаза и сказал:

— Привет.

— Привет.

Потом мы молча смотрели друг на друга. Минуту или две.

— Ну и зачем тебе это?

— Что — это? — Я не сразу поняла.

— Тебя кто-то подговорил пошутить надо мной?

— О чем ты? — Я убрала волосы за ухо и поняла, что теперь у меня выбрит висок.

— Не похоже по голосу, что ты врешь.

Он выбрался из-под одеяла и зашлепал босыми ногами по полу. Вытащил джинсы из вороха одежды на стуле. Я осмотрелась. Такая же комната, как и у меня. Когда буду уходить, надо запомнить номер (NB! Здание 12, 3-й этаж, левая 2В).


* * *


— Когда я был совсем маленьким, отец говорил, что моя мать — русалка. Они познакомились в Копенгагене, осенью. Был страшный шторм. Октябрь. Так себе время, чтобы гулять по набережной. Он искал свой хостел, в плаще, с зонтом и чемоданом. И ругался на дождь. А она шла ему навстречу. Пешком по велодорожке. Такая... как будто нарисованная морем. В полосатой футболке, насквозь мокрой, и летних джинсах. Висок выбрит, и в ухе у нее был рыболовный крючок, как у тебя...

Я потянулась к левой мочке и нащупала острую изогнутую железяку.

Допустим.

— ...А на шее — три перламутровые ракушки на витой веревочке. Он спросил — вам не холодно? А она просто рассмеялась в ответ и пошла вместе с ним искать хостел.

— И что?

— Они прожили вместе три года и разошлись. Не знаю, что случилось. Поэтому я ее почти не помню. Совсем не помню. Только рассказы отца о ней.

— Сочувствую.

А что тут еще скажешь?

Я стала крутить головой — черт, куда я засунула свою одежду?

— Лови. — Он бросил в меня сине-белым полосатым комком. Вот как, значит. — Если честно, у меня не хватило бы духу подойти к тебе вчера, если бы не эта одежда. И прическа. Но мне до последнего казалось, что это шутка.

Мне так хотелось ответить, что это очень похоже на шутку. Дурацкую шутку. Невыносимо похоже. Но я промолчала.

— Ты понравилась моим друзьям! — крикнул он вслед.


* * *


Я спустилась вниз, купила в автомате блистер со снотворным, в соседнем взяла стакан с кофе — и пошла на остановку. Надо было доехать до лагеря и, пока есть время, поэкспериментировать с периодами сна. Выяснить, есть ли прямая зависимость. И можно ли ее точно просчитать.

В конце концов, практическая (осмысленная!) экспериментальная деятельность спасает проводку в голове. Которая близка к тому, чтобы перегореть.

P.S.

Я ведь не могла попасть в тогда? Так далеко в прошлое?


20


А) Покупки и стрижка

В) Планы на вечер


Подробнее:


Сегодня все просто. Я проснулась в своей комнате (значит, вчера был хроноклазм, и до него я совсем не спала). Интересно, как сочетаются секс и хроноклазмы. Жаль, что вчера я об этом скорее всего не вспомню (уже не вспомнила).

Нужно было купить новую футболку, сережки (или сережку? именно одну?), подстричься.

Потом — репетиция перед зеркалом. Разговор с отражением вести легче, чем с бумагой. И дольше. Можно убедить себя в том, что ты не сумасшедшая.

Перед выходом я достала из шкатулки все листки, перечитала и пронумеровала в нужном порядке, чтобы не перепутать. Я не буду посылать их себе. Просто оставлю здесь. Надеюсь, что «здесь» все еще имеет хоть какое-то значение в отличие от «сейчас».

Меня зовут Тернеция Хоут. И сегодня я, в здравом уме и трезвой памяти, иду знакомиться со своей нарисованной любовью.


* * *


...

Запись разговора (запрошена по делу 112 из архива смарт-оператора «Старком»)


Тернеция Хоут: Папа, привет.

Тайлер Хоут: Привет. С какого номера ты звонишь?

Тернеция Хоут: У меня со смартом что-то, подруга одолжила.

Тайлер Хоут: Так в чем дело?

Тернеция Хоут: Слушай. Извини, что я дулась... Хотела сказать тебе спасибо за будущую поездку. Старбак — это здорово!

Тайлер Хоут: Рад, что ты осознала.

Тернеция Хоут: Ты уже купил мне обратный билет?

Тайлер Хоут: Еще нет. Ты такая быстрая. Еще не сложен чемодан, а уже обратно собралась?

Тернеция Хоут: Перечислишь мне денег на самолет? Ну, папочка, ну, пожалуйста... А то заранее все хорошие билеты разберут. А туда поплыву лайнером. Как ты хотел.

Тайлер Хоут: Хорошо. В конце концов, это твои каникулы.

Тернеция Хоут: И еще. Ты вчера... или позавчера жаловался, а я невнимательно слушала, прости. Что за авария в твоей клинике?

(пауза)

Тайлер Хоут: С каких это пор ты интересуешься моей работой. Все в порядке?

Тернеция Хоут: Почти. Приду домой — расскажу.

Тайлер Хоут: Ничего серьезного. Заклинило секцию криокамер — на десятку. Но мы уже проверили данные — там только бессрочные контракты. Так что никому не будем выплачивать штраф. Заново только придется через десять-двадцать лет их замораживать. Но если кто-то захочет не продолжать сон, мы даже выиграем на страховке.

Тернеция Хоут: Понятно.

Тайлер Хоут: Скоро будешь?

Тернеция Хоут: Ага. Передавай привет маме.


...


По данным оператора сотовой связи:

Через двадцать минут после этого разговора Тернеция Хоут приобрела смарт в фирменном салоне «Старком».

По данным авиакомпании «Эйр Франс»:

Через двадцать пять минут после этого разговора Тернеция Хоут купила онлайн билет на рейс Старбак — Марсель — Лион.

Через два часа десять минут после этого разговора Тернеция Хоут зарегистрировалась на рейс и покинула остров Старбак.


...

Показания Дарена Линца: вечером следующего дня он познакомился с Тернецией (во время вечеринки в студенческом кампусе на острове Старбак), вступил с ней в близкие отношения, периодически общался (по смарту и лично), а в ночь девятнадцатого дня, после взрыва в лаборатории, она исчезла. На следующий день он заявил о пропаже.


Показания Тайлера Хоута: после разговора о деньгах дочь вернулась домой через полчаса. На следующий день она отправилась в путешествие на остров Старбак. Возможно, по пути она задержалась в Марселе на две недели (это подтверждают платежи с ее счета). Последний звонок от нее поступил на восемнадцатый день отсутствия (в соответствии с датой обновленного круизного билета, в этот момент она все еще находилась на борту лайнера).


В данный момент местонахождение Тернеции Хоут остается неизвестным.


...


1


А) Проснулась

В) План

Подробнее...


Выбрать рассказ для чтения

47000 бесплатных электронных книг