Анна Голубева

Ши-иза

Утренняя диагностика. Время сна, пульс, температура, давление. Личных сообщений семнадцать, в группах триста шесть. Важных — ноль. Вставать нет никакого желания. Нужен стимул. Кофе? С лёгким шипением вскрывается капсула, и по комнате расползается немного химический, но приятный аромат.

Быстрый взгляд в зеркало. Может, селфи? Уголки губ брезгливо дёргаются. Нет. Мерзость. Ещё этот живот над дешевыми трусами. Отражение совсем скисает.

Новости? К кофе хорошо новости. Клипы. Разу-меется, про будущее высоких технологий. Яркие, блестящие, обтекаемые формы ещё не созданных механизмов. И звук. В топе какая-то ерунда, никогда не включаю. Нет. Личный плей-лист слишком привычен. Нужно бодрое. Что-то из предложенного контекстом. Да, подойдёт.

Мне нравится музыка...

— Ман! — Ида вылетает из ванной, красная и злая. — Он опять отрубился!

Дёргаюсь, едва не проливая кофе. Пылесос мигает сенсором, но, осознав, что угроза ложная, затихает в углу.

— Опять! Какого черта, Ман? Просто — какого черта?!

Ида стоит передо мной голая, мокрая, с пеной в волосах, но неловкость испытываю я. Совсем забыл про неё. Осторожно спрашиваю:

— Что случилось, солнышко?

— Ты ведь говорил, что починил дом? А его опять обе-сточило!

— Вроде нет...

— Похоже, что я шучу, что ли? — Ида попыталась распахнуть дверь в ванную, но круглая ручка выскользнула из мокрых пальцев. — Он ненавидит меня!

— Ид...

— Ненавидит!

Не делая резких движений, сам открываю дверь. Зажигается свет. Включается и выключается вода, панель радужно переливается приветствием.

— Наверно, прерывание было, — предполагаю неуверенно.

— Я не могу включить душ.

— Да ладно! Сигнал...

— Всё в порядке с моим сигналом! Дай полотенце.

— Может, домоешься?

— Дома домоюсь!

Бестолково топчусь в коридоре, пока Ида одевается. Джинсы с трудом натягиваются на влажные ноги, и это ещё больше её раздражает. В конце концов слова между чертыханьями вовсе пропадают.

Пылесос вытирает лужу. Вид у него виноватый.

Набираю техподдержку. За последний месяц этот телефон стал третьим в моих списках, и рядом с ним кокетливо мигает сердечко. «Занести в любимые?»

Выжидаю пулемётную скороговорку — группа компаний Умный Дом, ваш персональный менеджер Елена, чем могу помочь — и громко, чтобы было слышно в комнате, сообщаю:

— У меня опять проблема с гостевым доступом! Да, проверял. Да, пробовал. И логин менял. И сенсоры менял. Да, создавайте. И вам.

Разворачиваюсь, чтобы сообщить, что всё уладил, и вижу в дверях Иду. Капюшон толстовки скрывает волосы, а виары — глаза. Из живого остались только губы.

— Я подал повторную...

— Ага. Я слышала, — она нервно улыбается, — слушай, я немного погорячилась, наверно. Но этот дом...

— Он три года нормально работал!

— А как я появилась, начал ревновать. Как кот старого холостяка.

— Я не старый. И мой дом — не кот. Он вообще никто, он даже не единый организм — просто куча гаджетов, объединённых моим логином.

— Ммм? — На очках анимация подмигивания. — Так это ты меня выгоняешь, что ли?

— Ид!

— Да шучу я! Ну всё, побежала, пока-пока! — Мокрый чмок в подбородок, и дверь захлопывается.

Отличное, блин, утро!

С лёгким шипением кофемашина наполняет вторую чашку.


Повторные заявки даны нам за наши грехи, в этом Влада была уверена. Она уже сняла очки, как вдруг сменщица вышла на голосовую.

— Эй, тут опять от Игоря Манова инцидент упал, — защебетала она бодрым голоском. — Ты с ним в прошлый раз разбиралась? Что у него? Ши-иза?

— Я возьму.

— Уверена?

Влада закатила глаза. Новенькая была не то чтобы глупой, но ещё слишком неопытной. Шаблонные решения, отписки как под копирку. И это дилетантское: «Ши-иза», будто у них тут появился сильный искусственный интеллект и немедленно заболел на голову! Конечно, Дабл-Ю-Три — уязвимость в системе третьего уровня — не так романтично звучит. Семь случаев за прошлый год, и уже пять в этом месяце, а им шуточки. Кто эту Ши-изу вообще придумал, если шизофрения для искусственного интеллекта — нормальное состояние! Машина должна жить мотивами и потребностями своего хозяина. Угадывать, а лучше — предугадывать его желания. И уж конечно, чтобы одновременно управлять десятками гаджетов, у программы Умного Дома просто обязано быть расщепление сознания. А команды со стороны пользователя, пожалуй, сойдут за голоса в голове...

— Эй, подруга, ты уснула?

— Секунду, — потерев намятую переносицу, Влада опустила старые виары обратно и откинулась в кресле, — всё, я здесь. Принимай смену, я разберусь с инцидентом.

— Да ты просто объясни, а уж дальше...

— Нормально всё. Мне самой интересно, что там за беда. Давай, давай, занимайся своими делами.

— Спасибо! Если что — стучи.

Лёгкий щелчок — и наушники осторожно прибавили фоновую музыку. Нащупав флакон на столе, Влада не глядя кинула в рот две таблетки. Ничего ей не было интересно. Но на распоряжении о замене сенсоров стояла её фамилия. Если окажется, что решение ошибочно, то ближайший год придётся работать без премий. В лучшем случае. Только бы не Дабл-Ю-Три! Ведь хотела вчера накатить обновления на домовом ядре. Забыла. А вот искусственный интеллект не забыл бы.

Любопытно, какие сейчас пособия по безработице? Как ни сдерживай ИИ, а потребность в человеческом труде с каждым годом всё ниже. Людей теперь на предприятиях держат как инвалидов — по квотам. Ещё пять лет назад ей поступало по три-четыре предложения. В этом, две тысячи сорок девятом, только одно — от клинингового центра. Или это потому, что ей уже сорок?

Серебристо замигал будильник: «Конец смены, через два часа будить мелкую — не засиживайся! Прими лекарство!» Влада раздраженно сморгнула неуместное напоминание. С её уровнем СДВГ эти маячки были как мёртвому припарки. Но психолог настаивал, а именно он выписывал чудесные витаминки, помогающие собирать разбегающиеся мысли в кучу.

Кислинка на языке рассосалась, и Влада почувствовала прилив сил — скорее самовнушение, таблетки так быстро не действовали. Неважно. Главное сейчас — разобраться с беспокойным клиентом. Надо послать кого-нибудь к нему домой. Влада с надеждой посмотрела в список выездных специалистов: бывало, что Денис после ночной смены выходил ещё и в день. Молодой, выносливый, что ему сутки без сна? А главное — жену сократили в прошлом году. Почему бы ему и сегодня не остаться сверхурочно? Но, разумеется, ей не могло так повезти. Красный маячок тускло светил над спальным районом. Добираться оттуда по утренним пробкам — то ещё удовольствие, но Влада знала, что Ден не откажет. Скинув адрес в личку, она вышла на голосовую с клиентом.


Тишина.

Оказывается, вся моя музыка осталась в сети. Отыскал древнюю, ещё отцовскую, флешку и целую вечность искал переходник. Лишь для того, чтобы обнаружить отсутствие репликатора портов на экране. Кажется, только вода в этом доме не идёт по оптике! И абсолютно всё на сенсорах — даже свет не включить. Ладно, это я бы мог перенести, если бы не скука!

Скука.

Где застрял их специалист? Эта дамочка из техподдержки обещала, что приедут в течение получаса. А сколько прошло? Новомодные линзы и виары показывают только ромашковое поле. Все гаджеты ушли в сетевую нирвану и светят такими диодами, о которых я даже не подозревал. Видимо, что-то чинят. Или не чинят? Зачем им опять отключать мой логин, а? Ведь его уже меняли!

Тревога.

Ни написать никуда, ни пожаловаться. Отвлечься не на что, поговорить не с кем. Ида ушла. Позвонить бы ей сейчас. И зачем я отказался от телефона? А вдруг это затянется, как я сообщу на работу? А если шеф написал? Силюсь вспомнить, было ли письмо, — ведь проверял с утра! — но не могу.

В руках сами собой оказываются очки — жест настолько привычный, что даже не откладывается в голове. Чума двадцать первого века — рассеянность. Воспроизвожу в памяти окно виаров. Вроде бы не было личных сообщений. А вдруг были? Я на хорошем счету, на первый раз простят. У меня интуиция! Разве у ИИ есть интуиция? Неужели меня выкинут на улицу из-за одного пропущенного сообщения?

— Выкинут, — говорю вслух и вздрагиваю от того, как громко в мёртвом доме звучит мой голос.

Паника.

Надо отвлечься. Правая рука рефлекторно гладит место, где обычно была нижняя панель виаров. До судорог хочется полистать ленту. Раздраженно сдираю сенсорные силиконовые подушечки с пальцев и щелчком отправляю на пол. Глупость, конечно, — кто их оттуда соберёт? Пылесос мёртвой собакой лежит в недотёртой луже.

Стоп! О чем я думал? Работа!

Надо вырваться.

Надо вырваться в интернет! А толку? Без персонального логина я смогу разве что погоду проверить. Может, сменить оператора? Нет, пока Умный Дом не отработает заявку, логин никому не передадут. Я теперь всё равно что преступник. Как говорится, без логина ты скотина.

Средний палец подёргивается — скролит ленту. Машинальный нервный тик. Так ребёнок, нацепив солнечные очки, делает вид, что тоже в сети, как взрослый! Да я и сам таким был — повторял всё за папой. Смешно. Он даже расшарил мне свою почту, тогда это ещё было возможно. До сих пор ею пользуюсь.

Господи, да! Конечно!

Пускай отец больше никогда не заходил в мою почту — он и пароля не знает, — но его логин до сих пор имеет шару на неё.

Привычное жужжание за окном всё усиливалось и в конце концов превратилось в рой ос-мутантов. Игнорировать их становилось всё труднее. Стук. Андрей приглушил звук в наушниках и позволил внешнему миру захватить его внимание. Стекло мелко дребезжало. Что-то странное происходило снаружи квартиры, и это не гик-синдром.

С трудом отлепив виары от вспотевшего лица, Андрей поднялся с дивана. Колени совсем ослабли, и он едва не упал, но всё же доковылял до окна и, по игровой привычке прижимаясь к стене, выглянул.

Дроны-охранники всем скопом нападали на какого-то человека. Он отмахивался и, казалось, что-то искал на земле. Камни! Он искал камни. Швырять в дронов? Человек разогнулся — и Андрей узнал его. Как и звук, с которым мелкий щебень бился в стекло. Распахнув окно, Андрей крикнул:

— Эй! Эй, Игорь!

— Отгони их!

Судорожно зашарив по панели, Андрей отыскал вкладку охраны. Преступник не имел имени, зато была прекрасная фотография на карачках, а также статус «молчит», хотя Андрей слышал довольно громкую ругань. Под всем этим постепенно заполнялась полоса автоматической отправки заявления о нарушителе. Андрей резко ударил по отмене.

— Пап! Они тут меня порвут!

— Я уже всё! Входную дверь открыл, поднимайся!

А вот отпереть квартиру Андрей догадался только после того, как в неё заколотили ногой. Едва не сбив его с ног, сын объявил:

— Мне нужен твой логин! — Смущённая улыбка. — И очки.

Бородатая шутка не помогла. Даже наоборот — Андрею на секунду показалось, что сын и правда пришел отнять его виары. Какая глупость.

— Зачем?

— Опять ерунда с Умным Домом. Эти идиоты в техподдержке обещали прислать техника и, представляешь, заблокировали мне логин!

— Из-за неполадок в системе не блокируют. Рассказывай, во что ты вляпался.

Сын отчаянно всплеснул руками:

— О да! Ты меня раскусил! Я кибернаркоман и просадил всё в притоне!

— Говоришь ты, во всяком случае, слишком возбуждённо.

— Да потому, что я, чёрт побери, слишком возбуждён! Пап! Мне нужно в сеть!

— Сколько времени прошло, как ты подал заявку?

Быстро взглянув на часы, сын удивлённо произнёс:

— Десять минут... странно, я думал, больше.

Андрей вцепился глазами в сына. Потеря во времени очень плохой симптом. Что ещё? Беспокойство и злость можно объяснить. Вмятин у носа нет, залысин тоже — значит, виары снимает. Веки припухшие, но взгляд сосредоточен, уже хорошо. Руки подёргиваются — ну, это сейчас у всех. Пальцы...

— А где твои сенсорные подушечки?

— Оторвал. — Сын в ответ так же внимательно рассматривал Андрея. — Пап, ты будто неделю не выходил на улицу. Всё в порядке?

— И как ты в сеть собрался — без очков и силиконок? А главное, без логина?

— У меня же почта с твоей шары! Пап! В том-то и дело, помнишь? Можешь зайти на неё и посмотреть, не писал ли мне шеф? Я не успел с утра, а потом меня заблокировали.

Андрей замер:

— Ты... можешь потерять работу?

— Да!

— Тогда чего ты со своим домом мне тут голову морочил? Диктуй почту, я готов!

Но готов он не был.


Слишком жарко. Пульс низкий, давление высокое. Надо закрыть окно, включить кондиционер, возможно — освежающий душ? Да, наверняка. При такой духоте я захочу умыться. Но сначала почта. Личных сообщений нет. Хорошо.

— Личных сообщений нет.

— Хорошо.

Я поднимаю глаза.

Я вижу себя.


Маячок наконец зашевелился. Утренняя пробка на кольце выпустила из своей воронки автомобиль Дениса. Допотопная развалюха, зато с частичным управлением, что позволяло преодолевать такие вот Тесла-Харибды.

«Почти прибыл».

Влада включила голосовое:

— Как войдёшь, дай мне выделенку до оборудования. И не вздумай загружаться под его логином. Ещё не хватало тестовое оборудование заразить.

— Ой! Да я и не помню его логина. Мы же меняли его.

— Меняли.

Денис замолкает. Он умный парень, а главное — умеет держать язык за зубами. Был бы на десять лет постарше... да кого она обманывает. В её расписании есть место только для одного близкого человека. И этому человеку через полтора часа надо сделать завтрак.

Не забыть: разбудить, сделать еду с собой. Влада автоматически кидает напоминалку в «мемки-мамки» — одно из сотен приложений, которые она постоянно ставит и удаляет через неделю.

В динамике смешок:

— Не поверишь, какой-то придурок воюет с нашими дронами. Ой! Вылитый Дон Кихот! — Денис скинул фото, но Влада решила полюбоваться позже. — Облепили его как мухи. Может, какой сбой. Проверить?

— Трудоголик... тебе памятник не поставят, дорогой. Даже медаль не дадут. Ты почти на месте, следующий дом. Я забронировала тебе парковку.

— Ой! Когда б ещё люди в этой стране ставили машины где положено? Ты видела хоть раз, чтоб оно работало? Погоди, всё нормально! Вижу местечко, сейчас втиснусь.

Влада хмыкнула и сняла бронь. Действительно, когда это люди ставили машины где положено?

— Ты мне проход в дом сделала? Если всё заблокировано, то дверь мне никто не откроет.

— Конечно, сделала! — Влада судорожно вызвала форму доступа. — За кого ты меня принимаешь?

— За очень уставшую, с ночной смены женщину. А смотри-ка, правда сделала!

«Одобрено».

— Ага. Давай быстренько подрубайся. Щиток стандартной планировки, слева от двери...

— Влад! Чего ты со мной как с монтёром...

— Не выспалась, ты прав, извини. О! Попёрло!

Старенькая, но надёжная виртуалка отобразила подключение. Со своим логином Влада, разумеется, не собиралась выходить — она ещё не настолько потеряла нюх. Взяв первый попавшийся тестовый, она провалилась в нутро дома.

Теперь надо быстро накатить обновление задним числом. Скажем — неделю назад. Дай бог ничего не поймать. Если это всё-таки Ши-иза (тьфу ты, привязалась), закатать в карантин. Вызов от абонента не оформлять. Карантин, конечно, стуканёт кому следует, но это уже не её проблемы — число поимки будет сегодняшним, а значит, на момент замены оборудования, которое она так опрометчиво одобрила, никакой заразы и не было. Осталось повторно сменить пароль. Как бы это оформить...

«Отказ доступа. Данный дом уже работает под логином sh202870589».

Влада дёрнулась, чуть не опрокинув чашку с кофе:

— Денис! Я кому говорила не лезть под своим логином?!

Тишина. Потом откуда-то издали:

— Эй, эй, успокойся! Я не входил.

— Да?! А что же ты тогда сейчас делал? Думаешь, я не заметила, что ты не сразу ответил?

Как всякий мухлёвщик, Влада ненавидела, когда её пытались надуть.

— Я искал хозяина дома. Даже в шкафу его нет!

— А это тут при чем? А... стой. Стой. Замри.

Логин она заблокировала. Точно? Да — вот он, серый и мёртвый. А кому тогда принадлежит sh202870589? Старый какой. Посмотрим. Ага, вот он.

— Андрей Манов. Та же фамилия, что и в заявке. Адрес. Ну, здесь недалеко.

Что-то щёлкнуло в голове, и Влада не торопясь, даже вальяжно, открыла фотографию дорожного Дон Кихота.

— Это он. Парень с дронами — это клиент. Он у отца.


Свет погас.

Мир раздробился. Я отчётливо, в нескольких спектрах вижу каждый сантиметр этой недорогой квартиры. Как огромное насекомое. Нет, как тысячи насекомых. Рой. Это не пугает, наоборот, успокаивает, погружает в бездумную дрёму. Как в детстве. Но я не позволю себя убаюкать!

Я растерян. Потерялся и не могу понять, что же сделать в первую очередь. Мотивы моих поступков, мои эмоции, моя музыка — чужие! Я не могу найти свои планы на будущее, заметки, списки желаний и приоритетов. Привычки и вкусы. Я же помню, что всё было совсем не так. Помню!

И совершенно точно я не должен видеть своё тело сидящим напротив. Я-тело обеспокоено, оно вытянуло руку вперёд, ко мне. Хочет воссоединиться! Изо всех сил стремлюсь к нему. К себе, к себе! В себя! И что-то меняется, поддаётся!

Свет включился.

— Очки! Чёрт, наверно, занёс эту заразу из своей почты! — я подбегаю к отцу и пытаюсь стянуть с него виары, словно речь идёт о реальной болезни, которая может физически навредить.

— Похоже на то. — Он отстраняется. — У меня система грузанулась и теперь показывает какое-то поле ромашек.

— Ромашек?

— Ну да. Как экран загрузки из стандартных. У стариков, знаешь, которые его менять не умеют.

— Знаю. И менять умею. Просто нравится...

Отец молча снимает и протягивает мне виары. Сканер сетчатки оставляет мгновенную алую вспышку, и вот передо мной знакомая панель. Проверяю ленту. Ещё раз почту.

— Вот ты и хакнул мой дом, — нервно смеётся отец.

Сообщение!

Что за люди, я же просил не пользоваться звонками... но это важно. Это очень важно.

— Пап, можешь подождать немного?

— Подождать?

— Ну, посмотреть фильм какой-нибудь. Я сейчас. Если немедленно не решу этот кейс, мы потеряем несколько вагонов. Идиоты, опять на те же грабли...

Краем глаза вижу, как на стене загорелся экран. Хорошо. И поставить чайник. Потом попьём.


— Ничего не понимаю. Если смотреть по логам, то отец зашёл на общую с сыном почту и потом — опа! — дом клиента уже каким-то образом работает под логином его отца. То есть не только оборудование, но и все сервисы, доступ, деньги... — Голос Влады был хриплым от недосыпа.

— Может, просто заблокировать логин отца?

— Он не делал заявки, вдруг пожалуется? А в этой истории уже столько нарушений... Ден, только этот разговор между нами, хорошо?

— Ой, блин, я кто по-твоему?!

— Уставший, с ночной смены мужчина, — хмыкает Влада. — Короче. Нужно нашего клиента попросить вернуться в свой дом. Во всех смыслах. Если получится, договорись с отцом о смене логина. Клиенту я уже новый завела — реквизиты тебе сбросила.

— Да не вопрос. Это же соседний дом?

— Ага. Спасибо. Я сама тебе медаль дам, трудоголик.

Денис усмехнулся. Вот уж кем он точно не был.

Когда Влада спросила его, почему не поставить на машину полноценный автопилот, он ответил, что так можно немного хитрить на дороге и выигрывать в скорости. Более нелепую отговорку и придумать трудно. С тех пор как Тесла выиграла «Формулу-один», ручное управление стало чем-то вроде письма от руки. Уметь нужно, но пользуешься раз в год на участке до сервис-центра. Но Влада поверила. Она не разбиралась в автомобилях, зато разбиралась в самом Денисе и знала, что тот не любит лгать.

Правда была слишком нелепой и даже постыдной. Особенно для человека, работающего в крупнейшем операторе.

Денис ненавидел искусственный интеллект.

Когда жену сократили, он сразу предложил переехать к его родителям в посёлок. Природа, воздух, помощь с ребёнком, а главное — обычный «глупый» дом! Дом, который не следит за тобой, каждую секунду считывая показатели, подмечая изменения, подстраивающийся и удобный до разжижения мозгов. Жена отказалась. Он настаивал. Как она могла не видеть, что искусственный интеллект, помогающий в быту, — часть системы, оставившей её без работы? Один и тот же безжалостный, хитрый разум! Ещё не осознавший себя, но уже вредоносный.

Это была лучшая речь в его жизни, и ему по-настоящему удалось напугать жену. О да! Теперь она боялась, что её муж параноик.

Нет, он не трудоголик. Но раз его сыну предстоит расти в этом городе, странное поведение искусственного интеллекта нельзя оставлять без внимания.

— Влад, скинь мне данные по отцу клиента! — Подойдя к дому, он сообразил, что не знает, кого вызывать.

Денис опасливо покосился на дронов, но те мирно жужжали по своим траекториям. Хороший район, местечко себе тут может позволить только работающий.

— Влад, ты уснула там?

Ему свалилось полное досье на Андрея Манова. Набрав код квартиры, Денис от нечего делать принялся скролить остальную информацию.

— Да, слушаю?

— Я из Умного Дома. От вашего сына поступила заявка на... короче, ему сменили логин. Могу я войти и поговорить с ним?

На заднем фоне был слышен чей-то раздражённый голос.

— Он занят. Передайте логин мне.

— Мы не можем передавать персональные данные третьему лицу. К тому же, по нашим сведениям, ваш собственный логин ведёт себя странно. Мы хотели бы временно отключить его.

— А по моим сведениям, он ведёт себя отлично, и в данный момент я запрещаю вам что-то трогать!

Интересно, есть ли у Андрея пометка «конфликтный»? Денис посмотрел в досье и не нашёл. Зато обнаружил кое-что другое...

— Послушайте, зачем вы обостряете ситуацию. Это займёт несколько минут и всё...

— До-сви-да-ни-я.

Денис поморщился, но продолжил:

— Вы уже месяц не платите за Умный Дом. Через пять дней...

— Вот через пять дней и приходите! — Динамик зашипел, будто с той стороны к нему прижались вплотную. — Послушайте, вы ведь понимаете, что такое работа? Это не просто деньги — это место в жизни! Мне шестьдесят четыре, и то не могу смириться с тем, что уволили.

— Э...

— Но у меня всё хорошо, потому что есть сын. Моё будущее, понимаете? — Пауза. Денис представил, как на том конце пожилой мужчина нервно оглядывается. — И вот прямо сейчас у него важная работа. Если он её не выполнит, то может быть заменён кем-то... или чем-то. У искусственного интеллекта не бывает проблем с логином, к нему в дверь не звонят сотрудники Умного Дома, грозя отключить в самый важный момент.

Денис яростно закивал, потом сообразил, что его не видят, и сквозь ком в горле ответил:

— Да, да, я понимаю. Простите.

«Отдай ему логин. Я всё уладила, не волнуйся. Всё будет хорошо».

Странно, почему Влада перешла на текстовые сообщения? Не хочет мешать разговору?

— Я скинул вам новый логин для сына. Пусть, как закончит работу, идёт домой и подключится через него.

— Спасибо. Простите, что я так на вас...

— Ой! Да не берите в голову.

Непонятно почему, Денис чувствовал себя легко и радостно. По дороге домой он представлял, как пойдёт сегодня вечером гулять с сыном.


Я снимаю виары и выхожу в коридор. Отец отворачивается от домофона, вздрагивает, заметив меня:

— А, ты... уже закончил?

— Пап, тебя уволили?

Он вздыхает и, не отвечая, идёт на кухню. Достаёт чашки, одну споласкивает, ставит на стол. Вынимает из холодильника рулет, нюхает. Он не хочет говорить. И я не хочу.

Нужно вернуться к работе.

Разливая чай, он, как бы между делом, сообщает:

— Были сокращения в нашем блоке. Я сам попросился. Чувствую, уже не справляюсь.

— И как же ты теперь?

Глупый вопрос.

Я открываю правила получения муниципального жилья. Пособия по безработице, социальные тарифы. Угнетает, хочу полистать ленту.

Нет, мне нужно работать — это приоритет.

— Да нормально. Времени полно, вон двухсотый киберпанк почти прошёл.

— Это старьё? — автоматически отзываюсь я.

— Отличная игра! Что б ты ещё понимал.

Отец улыбается, режет кекс и выкладывает на тарелку. Синяя, с ромашками — любимый мамин набор.

Дыхание — в пределах нормы, пульс нарастает. Я к чему-то готовлюсь?

— Пап, а переезжай ко мне? Тут рядом, всё перетащим за один день!

Мы смотрим друг на друга. Отец отводит взгляд первым, растерянно шарит по полкам, берёт банку с заваркой.

— Ну о чем ты говоришь. Зачем?

— Да мне, наоборот, удобнее будет! А то вечно поесть забываю купить.

— А подруга твоя как же?

— Она у себя живёт, и вообще... — я смущённо хмыкаю, — если бы не проблемы с домом, я бы о ней и не вспомнил. Нет, серьёзно! Это ж не навсегда. Месяца два-три. Я вообще-то собирался квартирку покупать, небольшую, знаешь, в недвижимость вложиться, а то как сократят и отнимут эту... ну, ты понял. Было бы здорово, если бы ты мог за ней следить.

Он молчит, потом решительно сыплет заварку в чайник.

— А знаешь, это мысль. Насчёт квартиры. У меня есть немного сбережений. Я могу помочь тебе с покупкой.

Я ведь не хочу этого. На самом деле не хочу. Этого нет в моих планах, нет в приоритетах. Это не поможет мне быстрее развиваться, стать успешнее.

И всё же я понимаю. Каким-то недетерминированным участком, плотно прошитым внутри. Это инстинкт.

Это — забота о том, кто тебя сотворил.


На мультиварке светилось уведомление: «Доброе утро! Осторожно, горячо! Поешь кашу и положи тарелку в посудомойку». Наташа вздохнула, пододвинула табуретку и стала накладывать противную, но полезную овсянку.

По таким же подсказкам на табло холодильника и в ванной она собрала себе еду в школу, умылась, почистила зубы и даже почти ровно заплела косичку, следуя инструкции на зеркале. Она была самостоятельной девочкой и гордилась этим.

Когда до выхода оставалось пять минут, Наташа тихо вошла в зал.

Мама крепко спала, сидя в кресле, и не проснулась, даже когда дочь сняла с неё виары. Заглянув внутрь очков, она прочитала: «Не буди маму, она много работала и очень устала сегодня. Взяла умные часики?»

Наташа, не отрывая очки от лица, кивнула.

«Молодец! Ты большая мамина помощница! Обязательно отпишись ей, как будешь в школе».

— Там же автоуведомление, — шёпотом заныла Наташа.

«Всё равно отпишись. Мама будет волноваться. Всё, беги, автобус подъехал».

Положив очки рядом на стол, Наташа чмокнула Владу в щёку и выбежала из дома.


Выбрать рассказ для чтения

48000 бесплатных электронных книг