Арти Д. Александер

Не культурный проект

«Если решите заняться каким-то культурным проектом, не полагайтесь лишь на свою гениальность и дипломатию, а готовьтесь сражаться, это занятие не для слабых».


В Древней Астрологии, состоящей из 27 знаков-звезд, существует такое понятие, как пробуждение легендарной звезды Альдебаран — Глаз Тельца. Его также называют «Страж Востока» (Восточных Ворот). Но настоящий секрет его силы, заключается во взаимосвязи Альдебарана со звездой Антарес — воинственным братом-близнецом, который носит имя «Страж Запада» (Западных Ворот). Не случайно Антарес в Древней Персии и Индии почитался как одна из четырех царских звезд, или Джьештха. Соединяющую эти две звезды Ось Судьбы, Ось Катастроф или Ось Возмездия называют по-разному, и только немногим известно, что это опора, способная «перевернуть мир».

— Вот она, Ось Судьбы. — Почти прозрачное на вид существо развернуло другую карту и вгляделось в проступающие на ней звезды. Где-то вдалеке среди них появился одинокий корабль, продвижение которого казалось танцем умирающей бабочки-однодневки, потому существо сочувственно покачало головой и стало искать взглядом другое судно. — Еще не время... — И оно подвинуло оба обнаруженных корабля поближе к Оси Судьбы. Нет, оно не желало им смерти и не вмешивалось в пресловутый «естественный отбор», лишь хотело узнать, на что они действительно способны, каково будущее у этой Вселенной и есть ли шансы на единство. Оно понимало, как все взаимосвязано. Ось Судьбы оставалась по-прежнему невидимой символической чертой, вдоль которой, влекомые собственными целями, уже летели несколько разных кораблей. А за тонкой спиной существа вспыхивали золотыми искрами памятные кубки...


— Господин Министр Культуры. Нам необходимо срочно представить культурный проект Совету Объединенных Миров на Межгалактической Выставке Разумных Цивилизаций.

— Да, да, конечно. Обязательно, — с искренним воодушевлением заверил антаресский Министр, обладающий приятной и внушающей доверие внешностью, излучающей полный респект. — Это наш долг и прямая обязанность. — В это время его вторая голова рассеянно просматривала записную книжку с расписанием особо значимых обедов и официальных приемов.

— Это отличная идея. Представить нашу культуру во всем ее блеске и получить давно заслуженный Кубок Галактик как самым достойным. А, кстати, наши зловредные альдебаранцы тоже там участвуют? — как бы невзначай поинтересовался его Зам, мечтающий дослужиться не меньше чем до поста самого Президента. Особых знаний для этого от него не требовалось, и стране ничем не грозило. Народ по-прежнему был трудолюбив и талантлив и уже не раз доказал способность к выживанию в любых экстремальных условиях.

— Да, господин Министр, — игнорируя реплику Зама, что вечно путал все названия и лучше разбирался во всяких Играх, чем в Культурах, произнес Помощник, явно стараясь угодить Министру и, естественно, недолюбливая выскочку Зама. — Они тоже подали заявку и отправят свою делегацию.

— Интересно, на чем это отправят? Разве у них уже есть технологии? — почти добродушно и искренне засмеялся Министр.

Помощник лишь вежливо кивнул, он никогда не интересовался такими скучными подробностями.

— Ну что ж, это к лучшему. У них нет шансов. Это лишь докажет обратное. Наконец все без лишних слов убедятся, какие они варвары. И какие мы культурные и бесценные, прямо пример для всех галактик. Да нас надо холить и беречь на благо всеобщего разума и прогресса. И, конечно, избавить от этих альдебаранцев раз и навсегда.

— Мы просто обязаны взять и приложить, так сказать, все усилия, чтоб получить признание и защиту. — Министр едва не задохнулся от избытка чувств и волнения. Он напряженно вздохнул, думая, чего бы еще добавить...

— И компенсацию... — учтиво подсказал Помощник.

— Компенсацию обязательно! — твердо и непоколебимо заявил Министр. — Мы столько терпели и столько потеряли. А кроме того, соседство с ними причиняет нам не только физический, материальный, но и моральный вред. Наши страдания... но об этом лучше потом, — прервал сам себя Министр, вспомнив, что в кабинете находятся еще ожидающие конкретного ответа посетители. Он строго посмотрел на них.

— Приходите через неделю. Только работу начинайте прямо сейчас. Нам нужны такие... патриоты, как вы. — И он встал со своего кресла, показывая, что аудиенция на этом прекрасном моменте закончена.

Его переполняла гордость за построенные Древними города и механизмы, хотя сейчас они немного пришли в упадок. Не было даже централизованной подачи горячей воды, и иногда простым горожанам приходилось запасаться более дешевым «альтернативным топливом» — дровами. Естественно, по понятным и не зависящим причинам. Густые непроходимые леса, некогда покрывающие треть страны, давно канули в вечность. Хотя в особо кризисные времена порой находились смельчаки, пытающиеся отстоять рощи, когда-то посаженные предками, или грандиозные каменные развалины, камнями которых можно было поправить разбитую дорогу или подпереть стареющие мосты... Но гордость упрямо не отступала и присутствовала всегда и везде. Например, за обширные общественные библиотеки, пусть даже мало посещаемые в кризисное время, и музеи с нерасшифрованными глиняными табличками и бесценными старинными трактатами. И даже за буквы, придуманные славными предками задолго до того, как их придумали другие. А незначительный факт о том, что он сам читал не больше, чем любой презренный альдебаранец, его нисколько не смущал...


Ровно через неделю глубокоуважаемый Министр улетел в отпуск на другую планету и вполне понятным образом не был доступен никакими средствами связи и ни по какому каналу.

Но патриоты, которых он обнадежил обещаниями, все же начали работу. Начали с неизменным энтузиазмом, потому что любили работать, и это единственное, чем они занимались и готовы были заниматься вечно, безвозмездно, ради науки, искусства и процветания. И, начав, невзирая на трудности и твердо веря в обещания, они продолжали замечательно работать в усиленном темпе, опасаясь не успеть и забыв про выходные больше чем на пару месяцев. Несмотря на то что их обращения в различные влиятельные общества и к различным многозначительным персонам, в поисках хоть какой-то поддержки для очень нужного проекта, не принесли ничего, кроме одобрительных слов и очередных обещаний «обязательно поддержать», когда их самих поддержат. И, конечно, все давали советы, куда обратиться за помощью, потому что сами в данный момент ничего не могли, а вот у других «точно есть и ресурсы, и власть». Патриоты достучались даже до щедрых, по слухам некоторых очевидцев, антаресских диаспор, раскинувших свои обильные торговые сети по нескольким галактикам. По слухам, всемогущих настолько, что они могли купить для своего народа целую планету вместе с ее содержимым, но почему-то пока скромно предпочитающих личные рынки, заводы и пароходы. Потому патриоты-гении оптимистично понадеялись на деловой диалог с Министром Антаресских Диаспор. Но Министр Антаресских Диаспор, с которым они действительно легко и просто, как с истинным избранником народа, договорились обсудить данный культурный вопрос и наконец решить проблему, завидев их, предпочел вспомнить про неотложные дела и сбежать — к Министру Обороны...


Вернувшийся к зимним праздникам и отлично отдохнувший под двойными солнцами Министр Культуры никак не мог найти время для них. Много более срочных и важных дел накопилось, пока он отсутствовал. И когда наконец они снова встретились, прошел год. Он, не тратя ценное государственное время, сказал:

— Дорогие патриоты, настали трудные времена. Бюджета не хватает. Всего не хватает, полей, лесов, электричества, утраченных территорий и даже воздуха. Есть только половина. — Он сочувственно развел руками. — Приходите завтра, будем думать, что можем для вас сделать.

Но и завтра тоже ничего не получилось. Однако работа продолжалась. Патриоты оказались самые настоящие и ответственные. Зря ничего не обещали, а что обещали, то исполняли. Они так экономили, что старались почти не есть, гениально делать что-то из ничего и даже почти не дышать.


«Мы представим нашу культуру в самом лучшем виде. Мы — самый древний народ во Вселенной. Мы строили города и канализации, когда альдебаранцы еще на деревьях сидели. Мы — великая цивилизация, положившая начало всем остальным цивилизациям. Мы, мы, мы...» На этом интересном месте Министра Культуры разбудил будильник. Его личный транспорт уже прибывал на планету, где должна была состояться церемония награждения. Вечно занятый Министр, невзирая на непосильный труд и скромность, выучил торжественную речь приветствия на двадцати языках Обитаемых Миров и Галактик. Кроме альдебаранского, разумеется, ведь у них не было и не может быть никакой культуры, никогда. А его вирт-почта опять была завалена сообщениями, которые он не читал.

«Надо бы еще вставить в речь что-то драматическое про проблемы, в которых виновны противные альдебаранцы, — напомнил ожидающему распоряжений помощнику Министр, обеспокоенный краткостью инопланетного регламента, с детства привычный к долгим и основательным докладам. — Да откуда они вообще взялись? Их здесь не было. У нас все было отлично, и мы были огромной, богатой и мудрой Империей, от края до края Вселенной, а вот они пришли и создали нам все проблемы, которые существуют сейчас...»


— Ну вот, смогли же и без всяких денег, ресурсов, без спонсоров, средств и поддержки и даже без воздуха. А чего такие несчастные и помятые, чего позорите нашу культуру? Не выспались, что ли? Надо праздновать победу! Мы еще раз доказали, какие мы умные, талантливые и культурные, а они... — Тут он наконец заметил, что помощник настойчиво дергает его за рукав и делает какие-то непонятные знаки.

Неохотно прервав свою едва начавшуюся и несомненно эпохальную речь, ослепленный ярким светом прожекторов Министр недовольно скосил все свои три глаза на помощника.

— Это не наши... Это их. — тихо произнес помощник, указывая на группу неподалеку. Чешуйчатые альдебаранцы, улыбающиеся в своих костюмах, гордо фотографировались с победным кубком на фоне объемного плаката «Самая культурная цивилизация».


* * *


Из записей командира альдебаранской делегации: «Когда мы летели на планету Совета Объединенных Миров, нами был получен сигнал бедствия, и мы отклонились от курса на несколько часов для поиска и для оказания помощи. Это был вражеский транспорт антарессцев, хотя и очень устаревшая модель, которой, по всей вероятности, сделали срочный косметический ремонт прямо перед стартом. На борту были только четыре члена экипажа. Из них трое находились в слабом анабиозе в целях экономии. Состояние судна и технические оснащение не давало никаких шансов на благополучное прибытие, и потому экипажу была оказана своевременная и посильная помощь. Все они были доставлены на борт „Альдебаран-1“. И за отсутствием других вариантов продолжили путь вместе с его экипажем...»

Из личных записей представителя патриотов Антареса: «...не имея возможности самостоятельно прибыть на планету Совета Объединенных Миров, мы приняли помощь от альдебаранцев, летящих туда же и с той же целью на своем первом и единственном звездолете „Альдебаран-1“. Когда мы потерпели бедствие и дали сигнал Mayday, несколько близких антаресских судов приняли его и переслали дальше, при этом часть шикарных и прекрасно оснащенных антаресских частных яхт просто пролетели мимо, правда благожелательно сообщив, что „опаздывают на праздник“ и „на церемонию награждения“, „не имеют возможностей“ и „большое спасибо альдебаранцам за помощь“, уверенные в том, что это прямая обязанность альдебаранцев и они еще должны заплатить нам за несколько веков беспокойств, которые нам причинили... В результате мы приняли единственное верное и справедливое решение — снять наш культурный проект, одобренный межпланетным жюри, на звание самой культурной цивилизации. Альдебаранская Культура уже доказала свое право на признание».


Выбрать рассказ для чтения

48000 бесплатных электронных книг