Дмитрий Казаков

Game over

level 4


Негромкий звон возвестил, что Макс справился с очередным заданием.

Показатель опыта скакнул, на письменном столе перед ним начала возникать разнообразная бижа, совсем не похожая на обычные кольца и браслеты.

Справка о профессиональном соответствии...

Скан медпрофиля...

Агрегированная по трем параметрам выписка из игровых логов...

Частью эти документы существуют на самом деле, но преспокойно болтаются в Сети, и никому не приходит в голову их печатать, частью же — абсолютный вымысел, творчество разрабов.

— Спасибо, — сказал Макс, улыбаясь выдавшей бумаги пухлой блондинке с огромными светлыми глазами.

С этой уточкой он бы сходил в ночной рейд, и не один раз.

Блондинка затрепыхала ресницами, а он подхватил документы и вышел в коридор. В-маска на мгновение стала полностью черной, а когда тьма рассеялась, Макс понял — он в той комнате, откуда только что вышел.

— ... доказать свою правоспособность, — говорила блондинка грудным контральто.

Эту фразу он уже слышал и задание прошел!

Опять баг, и серьезный!

Но главное — бумаги не обнулились, сет собран, и это значит — левел ап.

— Спасибо, — повторил Макс, разворачиваясь.

Снова шагнул через порог, оказался лицом к лицу с парой сотрудников корпоративной службы безопасности, не из виртуалки, а из привычной повседневной реальности. За их спинами обнаружил долговязого типа в черном костюме, которого видел утром на Медведевской.

И на лице его... без сомнений... не было в-маски! Перс? Но они не в игре!

Утренний страх вернулся, сердце заколотилось, стало горячо-горячо, словно на макушку плеснули кипятком.

— Пройдемте с нами, — сказал один из безопасников, протягивая руку.

— Нет! — Макс отшатнулся. — Вы видите его?! Вон тот, за спиной! Без маски!

Второй безопасник глянул через плечо, улыбнулся снисходительно:

— У тебя глюки, парень, ты весь сплошной баг. Пойдем с нами...

И только страхом и стрессом можно объяснить то, что тихий, законопослушный Макс не повиновался. Он ринулся вперед, точно бык на тореадора, отшвырнул в сторону одного безопасника, услышал злой крик второго и помчался по коридору к лифтовой площадке.

Скорее! Прочь из локации!

— Стреляй! — завопил кто-то, наверное, тот самый тип в черном.

Это что, лабиринт-бродилка, которую его призвали тестить, превратилась в шутер? Но где тогда его оружие?

Хлопнуло, в плечо Макса ударило сзади, он вскрикнул, споткнулся, но не упал. Несколько шагов пробежал, шатаясь, ничего не видя вокруг, и практически ввалился в капсулу лифта.

Руку дергало болью, по коже текло нечто теплое, но он не видел ни раны, ни крови! Рубаха выглядела целой.

Ничего, с этой ерундой он разберется потом...

В вестибюле его наверняка ждут, но есть ресторан на втором этаже, там терраса, и с нее можно спрыгнуть, хоть это и запрещено, но не тогда, когда ты обкатываешь стрелялку в реалиях собственного офиса!

Он отдал приказ лифту, сбросил вызов с незнакомого номера. Постарался дышать ровно, вытер пот с лица, подумал — надо ощупать плечо, проверить, что с ним.

Но от одной мысли об этом накатила дурнота, пришлось ухватиться за стенку.

Выскочил на втором этаже, врезался в настоящую толпу, увидел, как через нее ломится запыхавшийся безопасник.

— Стоять! — заорал тот.

Макс рванул от него, не раздумывая.

Обычно пустынный этаж выглядел странно — двери офисов распахнуты, из них выходят мужчины и женщины, толкаются, бродят туда-сюда, словно не понимая, что они делают и куда направляются. Так что он пробирался словно через густой оживший лес.

Следом несся шквал воплей:

— Куда прешь?!

— Козел!

— Я тебя!!

Макс в последний момент увернулся от преградившего дорогу толстяка, зацепил плечом стену. От боли ноги едва не подогнулись, но он заставил себя бежать, влетел в кафетерий, словно ракета.

Врезался в официантку, черный кофе плеснул на белый передник, девушка вскрикнула.

— Извиняюсь, — прохрипел Макс, в два шага добираясь до дверей террасы.

Донесся слабый хлопок, зазвенело разбившееся стекло, но он не обернулся, только добавил скорости. По лицу ударил солнечный свет, свежий воздух ворвался в легкие, остался позади столик с сидевшими за ним людьми.

Макс взлетел на ограждение и прыгнул вниз.

Засвистело в ушах, по подошвам ударило с такой силой, что лязгнули зубы, правая лодыжка хрустнула. В голове болезненно екнуло, отдалось по позвоночнику, перед глазами замелькали разноцветные звездочки.

— Где он?! — заорали далеко вверху.

Макс метнулся под козырек гаража, чтобы его нельзя было увидеть сверху, побежал, огибая здание.

Куда он направляется, совсем не думал, хотел лишь удрать подальше...

Маска показывала какую-то ерунду, меняла игры и уровни, но он не обращал на нее внимания.

Системное сообщение:

19.05.2084, 11:15 UT

Пользователь «Максим Чаров»

Попытка локализации 11:06... не удалась... неизвестная ошибка...

Попытка локализации 11:07... не удалась... неизвестная ошибка...

Попытка локализации 11:10... не удалась... неизвестная ошибка...

Пользователь покинул пределы зоны косвенного репрограммирования.


level 5


То, что с городом не все в порядке, Макс сообразил минут через десять.

Нет, проспект Победителей остался таким же широким, и машины с него не исчезли. Вот только вместо нарядных высоких домов за тротуарами выстроились уродливые страшилища, а в одном месте и вовсе обнаружился забор синего пластика, за которым прятался черный, горелый остов.

Ветер нес обрывки мусора, на огромной свалке прямо за остановкой с рычанием дрались собаки.

Это что, РПГ-постап, наложенный на столицу?

Хотя маска в прозрачном режиме, он должен видеть не игру, а настоящий мир, то, что существует на самом деле!

Но в его родном городе, красивом и чистом, нет такого и никогда не было!

— Нет-нет-нет, — пробормотал Макс, сворачивая с проспекта и ускоряя шаг. — Ерундовая ерунда, я просто утонул в игровой реальности, такое бывает...

О подобных случаях он слышал — когда человек заигрывался и «пропадал» в виртуальности целиком, всем сознанием и разумом, так что его приходилось вытаскивать обратно в специальной клинике.

Вон Илона из декодеров в прошлом году или Саныч с десятого этажа...

Оба после лечения вернулись другими людьми — тихими, улыбчивыми.

Но в какой момент все началось? Когда вошел в офис? Утром, после пробуждения? Значит ли это, что он не выходил из квартиры и лежит сейчас на собственной кровати, дергаясь и мыча? Или к нему уже вызвали спецов, и те везут Максима Чарова куда надо?

Но почему он тогда скачет из игры в игру, а не застрял в одной?

От вопросов гудело в голове, и очередной вызов он хотел просто сбросить, но вовремя сообразил — мама.

— Максик! — закричала она. — Почему ты не звонишь?! Я переживаю!

Колебания терзали сознание точно гриф мертвечину.

Могут ли обычные вызовы проходить в тот виртуальный мир, где он находится? Или звонок ему тоже мерещится, это лишь набор перекореженных импульсов, гуляющих по нервным цепям мозга?

Да и плечо дергает так, словно его клюет обезумевший дятел...

— Все хорошо, мама, — на автомате отозвался он, думая, о чем ей рассказать.

Нет, нельзя говорить, что происходит, — если он «утонул», то это бесполезно, ведь разговор ведешь с самим собой, а если беседа реальная, то даже вредно, поскольку мама разволнуется по-настоящему, а там будь готов к скачку давления или сердечному приступу, как в феврале.

— На работе завал, головы не успеваю поднять, вечером увидимся, я обещаю... — говорил Макс, не обращая внимания, куда несут его ноги.

Они поболтали еще минут пять, и едва он разорвал связь, как поступил новый вызов.

— Максим, — сказала появившаяся перед ним Анна из внутреннего аудита. — Пожалуйста, не отключайтесь. Сейчас я вам все...

— Да кто вы такая?! — заорал он. — Что вообще творится?!

— Спокойнее, пожалуйста. — Идеальное лицо Анны осталось бесстрастным, хотя в глазах мелькнул огонек. — Мы должны принести вам наши извинения. Проходит тест...

— Так я и знал!

— ... методом инициированного погружения, — продолжила она. — Вас выбрали. Естественно, за пережитое сегодня вы получите компенсацию, она будет щедрой, поверьте.

Макс ощутил, что успокаивается.

Ну да, про альфа- и бета-тестирование с погружением он слышал, хотя сам участия не принимал.

— А что хоть за игра? А то была лабиринтка, потом шутер, теперь РПГ...

— Новый жанр, — сообщила Анна поспешно. — Названия для него пока нет.

Боль вгрызлась в плечо с новой силой, и сомнения вернулись.

— А вот это? — сказал Макс, указывая себе на плечо. — В меня стреляли! Натурально! Настоящий ганг, а не честная схватка!

— В игре предусмотрено полное тактильное соответствие, так что не беспокойтесь. Рана вам только мерещится, а боль понемногу пройдет, вы просто не обращайте на нее внимания.

— А тот мужик в черном костюме? Без маски? — спросил Макс.

Ему показалось, что гладкий лоб собеседницы пересекла морщинка.

— Перс под ИИ, — проговорила она, — один из антагонистов, возможно, даже босс.

— А, ну ладно...

— Слушайте меня внимательно, Максим. — Анна посуровела, голос ее обрел командные нотки. — Сейчас вы одновременно и в одной из локаций игры, и в реальном городе и в результате серьезного программного сбоя не можете переключать уровни восприятия.

Понятно теперь, отчего маска не реагирует на команды и показывает, что хочет!

— И это опасно как для вас, так и для окружающих...

Это и страусу ясно — можно угодить под машину, которой не видишь.

— Поэтому оставайтесь там, где вы оказались, никуда не уходите, — продолжала Анна настойчиво. — Только сообщите нам, где точно вы находитесь, опишите, что вокруг.

Сбой серьезный, раз девелоперы не могут видеть геймплей глазами игрока.

— Ну... — Макс остановился и огляделся.

Такого пейзажа в центре его любимого города быть не может, и значит, он в игре: целый квартал старых, давно заброшенных частных домов с дырами в крышах и выбитыми окнами, покосившиеся заборы, бурьян и крапива в рост человека, изрытые ямами кривые улочки с остатками асфальта.

Больше похоже на поселок или даже деревню.

— Отлично, — сказала Анна, когда он закончил рассказ. — Скоро за вами приедут. Благодарю за помощь и терпение, Максим. Не сомневайтесь, мы все вам компенсируем.

И она отключилась.

Системное сообщение:

19.05.2084, 12:00 UT

Пользователь «Максим Чаров»

Пинг 11:20... сброшен... механическое повреждение реципитора...

Пинг 11:25... сброшен... механическое повреждение реципитора...

Пинг 11:40... сброшен... механическое повреждение реципитора...

Повреждение реципитора устранимо только аппаратными методами.

Установить местонахождение пользователя программными методами невозможно.


level 3


Макс опоздал, но всего на минуту.

Забежал в вестибюль офисного комплекса, порысил к лифту, но тут ему неожиданно преградили дорогу.

— Максим Чаров? — поинтересовалась стройная загорелая брюнетка с собранными в хвост волосами: черная юбка, ослепительно-белая блуза, высокие каблучки, лицо настолько безупречное, что смотреть больно.

— Э... да, — ответил он, думая, что лицо барышни выглядит знакомым; где-то он ее видел.

Но где и когда?

— Меня зовут Анна, я из службы внутреннего аудита, — сообщила она серьезно. — Сегодня день вашей тотал-ревизии... Не беспокойтесь, с шефом вашим все согласовано...

Ну ладно, хоть баклан-начальник в темечко клевать не будет.

Но какого пингвина эта красотка отловила его в вестибюле и почему Макс до сегодняшнего дня не слышал ни о какой тотал-ревизии, хотя с внутренним аудитом несколько раз сталкивался?

Но шанса даже на один вопрос ему не дали.

— Вот бланк формы, — сообщила Анна, протягивая лист настоящей бумаги. — Отправляйтесь в офис семьсот двадцать девять, там вам объяснят, что с ним делать.

— Э... — Челюсть Макса отвисла.

Бумажная форма? В конце двадцать первого века? Опять глюки?

Но брюнетка глядела на него строго и серьезно и исчезать, как тот чувак в парке, не собиралась, да и люди сновали вокруг, как всегда, так что он взял лист из ее тонкой руки, коснулся гладкой прохладной кожи.

— Вот и хорошо, — сказала Анна. — Будут вопросы — обращайтесь. Я на связи.

И она впервые за весь разговор улыбнулась, да так ослепительно, что он пошатнулся.

Макс осоловелым взглядом проводил ее изящные бедра, обтянутые черной тканью. Бегло изучил бланк — ФИО, дата рождения, предки, место жительства, ничего интересного, все есть в базах, — и, пожав плечами, отправился к лифтам.

На седьмом этаже его встретила необычная суета — сновали работяги с лестницами-стремянками, громоздились снятые потолочные панели, из черных дыр свисали провода. Чтобы добраться до нужного офиса, пришлось лавировать меж разбросанных по полу инструментов и ящиков.

Макс толкнул дверь комнаты с табличкой «729», но та не поддалась.

Нажал сильнее, потряс ручку и вознамерился постучать, но тут заметил объявление «Вход через 731».

Происходившее напоминало лабиринт-бродилку из тех, которые приходится одолевать несколько раз в год. Странствуешь по кабинетам с уродскими персонажами, собираешь лут и выполняешь задания, чтобы в результате получить новую абилку или подтвердить старую.

Макс игры подобного рода не любил и участвовал только по необходимости.

— Посторонись, дядя! — воскликнули за спиной, и он прижался к стене, пропуская пару работяг, тащивших очередную лестницу.

Взвизгнула в недрах коридора то ли пила, то ли дрель, а в следующий миг стихла, исчезли вообще все звуки. Работяги будто растворились в воздухе, и Макс остался один, в тишине и полутьме, меж облезлых стен, на полу со старым, потрескавшимся линолеумом.

Мгновение он в полном одурении таращился по сторонам, а затем облегченно вздохнул.

Точно! Это же альфа-тестирование!

На обычную реальность наложили только что законченный уровень новой игры, а по нему пустили ловить баги коллегу, не особенно загруженного в настоящий момент. Он-то надеялся сегодня галок пинать и балду считать! Наивный чукотский парень!

Только почему не предупредили?

Ну это наверняка «дружелюбный» шеф постарался...

Облезлые стены колыхнулись, по ним прошла дрожь, и реальность вернулась на место: визг пилы, шаги и голоса, запахи горелой изоляции и скверного кофе из автомата. Только добавилась игровая информация: название уровня-данжена, карта, отметки цели и обнаруженных препятствий, кладовая для собранных предметов.

Понятно, в-маска подстроилась не с самого начала, дала короткий сбой.

Зато объявление не появилось на прежнем месте, и это придется отметить в баг-листе.

Дверь семьсот тридцать первого открылась сразу, и, шагнув через порог, он уперся в стол с сидевшей за ним рыжей дамой лет сорока, огромной и мрачной, как страдающий запором бегемот.

Настоящее агро в человеческом облике.

— Куда? — прорычала она.

— Вот, — сказал Макс, предъявляя бланк. — В двадцать девятую.

— Ха, сначала в семьсот второй дробь три, — отозвалась дама, изучив листок. — Возьмете там копию личного дела, причем обязательно с печатью, потом нужно заверить ее в отделе синхронизации...

Он слушал и кивал.

Все как и положено — квест в квесте, задание в задании, один гнусный персонаж за другим, первого нужно уговорить, второго запугать, третьего обмануть, четвертому принести что-то, пятому оказать помощь, шестую очаровать комплиментами, седьмую пробить на жалость, с восьмым выпить.

Как и должно быть в старой доброй лабиринт-бродилке...

Системное сообщение:

19.05.2084, 9:57 UT

Пользователь «Максим Чаров»: косвенное репрограммирование запущено, процесс идет со сбоями, скорость в два раза ниже плановой, некоторые алгоритмы не проходят совсем, другие исполняются неверно.

Диагноз: возможно повреждение материальных носителей кода или связки хард-вет.

Сценарии: прерывистое зависание (5 %), полный шатдаун (35 %), уход программного комплекса в цикл (20 %), успешное завершение процесса (40 %).

Особые отметки: коррекция процесса каждые 10-15 минут, может потребоваться экстренное вмешательство.


level 6


Оглядевшись, Макс убедился, что ноги занесли его не так далеко — вон они, знакомые высотки на проспекте, а за ними башня офисного центра сверкает, отражая солнечные лучи. Уходить далеко не стал, как велели, уселся на траву у одного из заборов, прислонился спиной и закрыл глаза.

Пахло землей, где-то верещала пичуга, доносился шум движения.

На шорох рядом не обратил внимания.

— Эй, мужик, — сказали едва не в ухо хриплым басом. — У тебя плечо прострелено.

Макс торопливо открыл глаза.

Рядом с ним переминался с ноги на ногу кряжистый бородач в одежде цвета хаки. Торс его украшала разгрузка, лицо — черные очки, из кармашков торчали гренки и обоймы, а на плече висел автомат.

Что, еще один перс под ИИ?

Точно, в-маски нет!

— Ты кто? — спросил Макс. — Хочешь выдать мне задание?

Бородач рассмеялся.

— Кровь течет, — сказал он. — Ерунда, зацепило вскользь, но обработать надо. Посмотри сам.

— Глядел уже... — Макс скосил глаза и обомлел.

Рубаха на плече разорвана, и в дыре — кровоточащая царапина, скорее, даже бороздка в плоти. Почему он раньше этого не видел, ведь смотрел еще в лифте?

— Э... что за ерунда... — забормотал он. — Это симуляция, этого не может быть!

— Нет, мужик, — сказал бородач. — Ты, похоже, в первый раз видишь настоящий мир. Таким, какой он есть.

— Тебя не существует! — заорал Макс. — Ты фантом, юнит, выдумка! Отвали, читер!

— Посмотри внимательно. — Бородач наклонился и снял очки. — Видишь шрамы?

Две бледные полоски располагались симметрично на правом и левом виске.

— Знаешь, после чего они появляются?

— Н-нет... — ответил Макс, чувствуя, как язык его завязывается в узел.

— После удаления в-маски, этой псевдоживой уродской хрени, что паразитирует на тебе, жрет твою плоть и умирает вместе с хозяином, словно какой-нибудь глист в кишках.

— Но ее нельзя удалить! Не бывает людей без в-маски! Это ерунда!

Да, он встретил сегодня мужика в черном костюме, но тот оказался антагонистом. Хотя... они впервые столкнулись еще на Медведевской, до встречи с Анной и до начала тестирования!

Как он мог забыть!

Макс помертвел, его затрясло.

— Сейчас твоя маска полностью деактивирована, — продолжил бородач. — Я вижу. Если она работает, то снаружи будто затянута мыльным пузырем, сейчас его нет, все прозрачно. Впервые с трехлетнего возраста, когда тебе поставили эту штуку, не спросив — хочешь ты или нет.

— Не бывает людей без в-маски... — повторил Макс, отчаянно цепляясь за тающий осколок надежды.

— Бывают, — возразил бородач. — Те, кто правит вами.

«Вами» царапнуло слух.

— Но я видел их! И мэра, и президента, и остальных! Они такие же, как мы!

— Ты видел их через собственную маску. — Бородач широко улыбнулся, показав щербину меж больших желтых зубов. — И она изобразила то, что ты должен был увидеть. Дополненную реальность, но совсем не игровую.

Макс лишился дара речи.

Если в-маска работает постоянно, дополняя мир одними элементами и убирая другие...

— В ушах у тебя имплантаты-затычки, они фильтруют звуки, меняют, убирают, добавляют, — продолжал бородач, хотя Макс едва различал его голос, он словно висел в черной холодной бездне, терзаемый беспощадными ветрами. — Их лишены немногие. Правители — они используют игроков и игры, но сами не играют. У них и так все пучком.

«Нет! Невозможно! Флуд!» — хотел закричать Макс, накатило желание вскочить на ноги, ударить кулаком по забору.

Но сил у него не было, стамина обнулилась, оставив только отчаяние, режущее, как тупая бритва.

Системное сообщение:

19.05.2084, 12:03 UT

Район Центральный-2: отмечена активность вирусных живых элементов, не включенных в игровое поле. Есть риск проникновения «вирусов» на охраняемые территории в окрестностях проспекта Победителей.

Рекомендуется: военно-стратегический городской квест «Зачистка» полицейским силам особого назначения.

Срок: сутки.


level 2


Обновления по стрит-гонкам Макс загрузил еще в лифте.

Если на машине, то ничего интересного, обычные ачивки, а вот если пешком, да по сложному маршруту, через Медведевскую, есть шанс отхватить помимо опыта еще и реир какой. Идти до офиса минут двадцать, если же на четырех колесах по трассе, кишащей гриферами и нубами, то немногим быстрее.

Да и погода настоящая майская, солнышко светит, птички поют, но не жарко.

Едва вышел из подъезда, в-маска вспыхнула, и перед глазами появилось обеспокоенное лицо мамы.

— Максик! — воскликнула она с тревогой. — Ты куда пропал? Все хорошо?

— Я тебе вчера звонил, — отозвался он. — Доброе утро. Все отлично, на работу иду.

У мамы, как у многих из ее поколения — им в-маски ставили уже взрослыми, — имплантат приживался плохо и работал со сбоями. Иногда показывал откровенную ерунду, пусть даже очень похожую на реальность, порой совсем затемнялся, так что приходилось перезагружаться или даже звать спеца-настройщика.

Да и геймилась мама не постоянно, а от случая к случаю.

— Вчера! — Она всплеснула руками. — Когда это было? Тут Алла Петровна мне...

Макс заскрежетал зубами: мамины соседки все время влипали в истории, а ему приходилось выслушивать истории об этих историях, очень нудные и длинные, похожие одна на другую.

— Извини, — поспешно сказал он. — У меня заезд начинается. С работы брякну.

И отрубил связь.

Заезд и вправду через сорок секунд, и если на него не зарегиться, то следующего ждать пять минут. И уж тут есть шанс опоздать, второй раз за неделю, так что в офисе почти наверняка злым бакланом налетит шеф и ввалит люлей.

Взмах клетчатого платка перед физиономией, и старт — по дорожке через парк, мимо пруда, по трассе, на которой двадцать пять игроков, и он ровно в центре пелотона. Нужно поднажать, обойти девицу на каблуках — вот ламерша, куда полезла в такой обуви? — ускориться...

Плечистый чувак в цветастой рубахе с короткими рукавами возник там, где только что никого не было!

— Ы... — только и успел сказать Макс, после чего налетел на чувака, ударился грудью о твердое, словно из камня плечо, потерял равновесие и шлепнулся на задницу.

Обладатель цветастой рубахи лишь покачнулся.

— Куда прешь, нубяра? — воскликнул он, недовольно хмурясь.

— Да ты... — начал Макс, но застыл с открытым ртом, поскольку чувак исчез.

Только что он был, с отметкой игрока, участника заезда, а через миг пропал без следа. От страха перекрутило нутро, кишки завязались в ледяной узел, руки затряслись, а в горле пересохло.

Это что, дома слуховые глюки, а теперь еще и зрительные? Что происходит?

Мимо топали конкуренты по гонкам, огибали упавшего игрока, даже не глядя на него. А он сидел и пытался собраться с мыслями, впервые за много месяцев — или лет? — забыв о геймплее во время партии.

Перезагрузка... жесткая... чтобы перед глазами потемнело, а в уши словно вставили затычки.

Быстрый тест всех систем, и надо подниматься — гонку проиграл, это ясно, но на работу ты должен явиться вовремя, а не то шеф-баклан не только мозги выклюет, но и яйца снесет, причем не свои.

Тест показал норму, и Макс успокоился — баг скорее всего. Бывает.

Ну а дамаг от падения на задницу небольшой...

Даже набрал скорость и обошел парочку совсем уж медленных конкурентов — утешение мелкое, но уж какое есть. Свернул на Медведевскую и замер, раззявив рот, — на проезжей части воронка, словно от взрыва, таких размеров, что грузовик можно спрятать, внутри копошатся люди в алых касках, на дне блестит вода, и запах, резкий, химический, от него щекочет в носу.

Но в новостниках тишь да гладь, об аварии или плановых работах ни слова, да и какие работы, если дороги всегда в идеальном состоянии?

Снова баг? Но очень уж большой!

Хотя если патч под стрит-гонки лег криво...

На краю воронки топтался высокий и тощий мужик в черном костюме, коротко стриженный, круглолицый, зевал, прикрывая рот ладошкой, смотрел на людей в алых касках, недовольно хмурился.

И на физиономии у него не было в-маски!

Это невозможно! Ее ставят всем! Хоронят, не удаляя!

— Вот ерунда, — пробормотал Макс ослабевшим голосом.

Мужик в черном обернулся, глаза его блеснули, скучающее выражение пропало с лица. А в следующий момент он исчез, и Медведевская стала такой же, как всегда, — тихой улицей без каких-либо ям.

Проехала машина и вовсе не провалилась в воронку.

Макс вытер пот со лба и заковылял дальше.

Он убеждал себя, что это всего лишь масштабный баг, разрабы все поправят, но тревога не отступала, сердце в груди колотилось гулко-гулко и почему-то не хотело успокаиваться.

Системное сообщение:

19.05.2084, 8:47 UT

Пользователь «Максим Чаров»: сбои восприятия дополненной реальности, спорадически полное отключение комплекса дополненной реальности, потеря ориентации, душевного покоя и работоспособности.

Осложняющие факторы: пользователь — кодовый дизайнер высокого класса (допуск 2Е), при грубом программном вмешательстве потеряет работоспособность.

Рекомендуется: косвенное репрограммирование.

Срок: 4–5 часов.


level 7


Пару минут Макс просидел словно оглушенный, пытаясь убедить себя, что все это игра, баг в-маски и кодовых массивов, отвечающих за формирование виртуальной реальности.

— Ты... — начал он, не зная, какой из десятка вопросов хочет озвучить.

Рык мотора заглушил его голос.

Из-за забора выскочила машина, из-под шин полетели клочья травы, комья грязи. Распахнулась дверца, наружу полезли безопасники, за спиной одного из них мелькнула рожа долговязого в черном костюме — вид злой, глаза выпучены как у совы.

— У нас гости, — сказал бородач, поднимая автомат.

Оружие в его руках застрекотало обезумевшей сорокой, полетели гильзы, звук оглушил Макса, заставил скорчиться, прижаться к земле.

Да, он участвовал в МОБАх, но там все было куда тише!

Один из безопасников с воплем упал, обладатель черного костюма юркнул обратно в машину. Та рванула с места, вильнула задом, едва не врезавшись в покосившийся столб, с грохотом прошлась по нему боком.

Двое уцелевших безопасников шлепнулись наземь, в руках у них возникли пистолеты.

— Уходим! — рявкнул бородач, хватая Макса за руку.

От боли в плече он едва не заорал, что-то свистнуло над головой, брякнуло о забор. Сам не понял, как вскочил, врезался лицом в пахнущий горечью бурьян, проскрежетала открытая калитка.

— Давай за дом! — скомандовал бородач.

Безопасники продолжали вопить и стрелять, но они остались за забором, и Макс облегченно вздохнул.

Через несколько шагов он споткнулся, едва не врезался головой в угол дома. Разрывающим спину усилием сумел распрямиться, а они уже мчались по заднему двору, заставленному ржавыми машинами, заваленному мусором.

— Давай-давай, — подбодрил бородач, оглядываясь. — Вот хиляк-геймер!

Обида хлестнула как плеть, Макс хотел возразить, но осознал — ноги и вправду дрожат, мускулы ноют, колени сгибаются, пот буквально льется с бровей, а сердце едва не выскакивает из груди.

— Да я... — только и смог выдавить он.

Еще одна калитка, новая улочка, похожая на предыдущую, разве что с огромной вытянутой лужей по центру, зачавкала под ногами грязь, метнулась в сторону черно-белая псина.

— Вот они! — завопили за спиной, из зарослей крапивы выскочил безопасник с пистолетом.

Вновь застрекотал автомат бородача, полетели срезанные стебли, брызнули ошметки срубленных листьев.

— Давай! — Макс получил толчок в спину и невольно ускорился, хотя больше всего на свете хотел упасть и не отсвечивать.

Хлопок, очередь, хлопок-хлопок.

Перед глазами все расплылось, он совершенно потерял ориентацию, забыл, куда бежит. Нырнул в какую-то щель, затем его потащили в сторону, в пахнущую машинным маслом и бензином темноту.

— Тихо, — прошептали в самое ухо, и Макс зажал себе рот, чтобы заглушить рвущиеся из горла хрипы.

Сообразил, что сидит под навесом, за грудой старых бочек и ветоши, на бетонном полу. Выплыли из сумрака очертания большой машины — ребристые колеса, царапины на боках, закругленная «морда».

Не раз гонялся на таких.

Бородач был рядом, напряженный, с автоматом на коленях, а за грудой бочек перекликались злые голоса.

— Видишь их? — спрашивал кто-то.

— Хрен знает, куда удрали, — отвечал другой. — Почему его не запингуют?

— Задание повышенной сложности, тут никто не поможет, — сообщил третий голос. — Вперед, обыскиваем здесь все. Торопимся, иначе квест у нас отберут... и кто тогда удвоенную экспу получит, я вас спрашиваю?

Кто-то загромыхал железками совсем неподалеку, гулко затопал по бетону. Макс напрягся, задрожал, бородач — он так и не назвался — поднял автомат, наклонился вперед.

Один из безопасников возился рядом, что-то двигал, вот-вот заглянет за бочки.

Но вскоре стало ясно, что шаги удаляются, пару раз прозвучали чужие голоса, а потом все стихло.

— Добро пожаловать в реальный мир, — сказал бородач, снимая очки и утирая лицо. — Такой, какой он есть.

Системное сообщение:

19.05.2084, 12:44 UT

12:20, пользователь «Максим Чаров» отключен от игрового чата;

12:22, пользователь «Максим Чаров» отключен от канала службы поддержки;

12:25, пользователь «Максим Чаров» лишен доступа к экстренным информационным каналам;

12:30, пользователь «Максим Чаров» получил статус «временный бан» продолжительностью 24 часа.


level 1


Проблемы начались с утренней загрузкой.

Еще не поднявшись, Макс запустил привычный хоум-квест и принялся гриндить. Ну да, много не наберешь, но курочка по зернышку клюет, день за днем, месяц за месяцем, десяток-другой уровней, и получишь аддон для парной игры, там все куда интереснее, новые уровни, инфант-тамагочи опять же.

И не ходить же по квартире просто так?

Слезая с кровати, он попытался нащупать тапки и наступил на теплое и мохнатое. Вскрикнул удивленно, его повело в сторону, даже руку выставить не успел, от удара виском о стену перед глазами потемнело, в голове хрустнуло.

Пришел в себя через мгновение с гулом в башке, ощупал в-маску, хотя знал — ей любой удар нипочем, хоть молотком лупи.

— Что за ерунда? — пробормотал Макс, осматривая комнату.

Крыса? Мышь? Но откуда им взяться?

Да, когда-то всякие паразиты жили в городах, но всем известно — вредная живность давно истреблена!

Даже под кровать заглянул и за шкаф, но никого не нашел и двинулся привычным маршрутом — ванная, кухня, прихожая, в первой локации помыться и побриться, во второй соорудить и проглотить завтрак, в третьей собраться, обуться, одеться.

Пару сотен экспы наберешь, а она лишней не бывает.

Но пока водил бритвой по физиономии, ухитрился два раза порезаться — такого с Максом не случалось с того почти забытого дня, когда он впервые соскоблил пушок над верхней губой, то есть лет десять!

Потом не сразу запустил кофе-машину.

Нет, включить дистантно можно, но если ты в квесте, то надо пальцем, по старинке. Потянувшись к аппарату, Макс ухитрился промахнуться, рука нащупала лишь пустоту, хотя он видел, что трогает кнопку запуска!

— Что за ерунда? — повторил он и проверил, все ли в порядке с в-маской.

Нет, работает, вот режим прозрачности, когда ты видишь так, словно верхнюю половину лица не закрывает никакой имплантат из псевдоплоти; вот игровой, для хоум-квеста очень легкий, с показателями экспы, списком заданий и прочей служебной инфой.

За спиной раздался писк, Макс подпрыгнул и обернулся.

Вороний зад, что происходит?

Пустота, на стене никто не сидит, и на окне, и пол чист — да, мухи и тараканы кое-где уцелели и на окраинах порой забираются в дома, но не у них в жилкомплексе, это центр, престижный район!

В углу зашуршало, и Макс снова подпрыгнул.

Неужели проблемы со слухом, не софтовые, не хардовые, а ветварные?

Неделю назад был на годовом осмотре, врач сказал, что организм в норме, и тогда же имплантаты протестировали, аномалий не нашли, и вообще он апгрейдился полгода назад, когда получил премию...

Нет, просто надо сосредоточиться.

Макс закрыл глаза, несколько раз глубоко вздохнул и потряс головой, да еще и потер уши. После этих «процедур» все вошло в норму, он запустил кофе-машину, получив десяток очков, исполнил холодильное задание, уложившись в нужный объем калорий, и словил еще пятьдесят.

Зверски хотелось творога, но тот во время последнего большого апдейта месяц назад изменил характеристики и сильно нарушал игровой баланс, так что пришлось от него пока отказаться.

Но овсянка тоже ничего.

Так что до прихожей Макс добрался в хорошем расположении духа.

Сегодня пятница, а значит, вечером можно замутить групповое прохождение по пабам или вовсе в ночной рейд пойти с Викой, да и на работе особого напряга нет, очередной блок кода они сдали во вторник, и теперь, пока тестеры не оттопчутся, можно пинать балду и считать галок за окном...

Системное сообщение:

19.05.2084, 07:58 UT

Район Высоково-7: уровень популяции паразитических биообъектов (Rattus norvegicus) превысил критическое значение.

Рекомендуется: выдача квестов службе дератизации — 5–7 штук.

Срок: 7 суток.


level 8


— Отсидимся тут, как два кемпера, а потом рванем шмот и бижу собирать, — продолжил бородач. — Что, мужик, еще думаешь — это крутой экшн, а я твинк или босс? Сейчас кулдауна дождемся и в бой с новой силой?

В голосе его звучала насмешка.

Макс помотал головой.

Честно говоря, он не знал, что думать, — плечо болело по-настоящему, кровь больше не текла, но засохшие потеки остались на коже, стянули ее, он мог потрогать коричневую корку, отколупать ногтем.

Но создать подобные ощущения с помощью имплантатов невозможно!

Ни маска, ни затычки в ушах тут не помогут, нужно что-то принципиально иное, на порядок более совершенное.

Нет, остается шанс, что он бредит, мечется в галлюцинациях, и все ему только кажется, а на самом деле Максим Чаров лежит на койке в клинике и через иголочку в вене получает целебные медикаменты.

Но картинка не плыла и не менялась, как обычно во сне, все выглядело четким и до предела реалистичным.

Голова кружилась, его тянуло к земле, и в то же время он ощущал непривычную легкость, казался себе деревом, в одно мгновение лишившимся корней и связи с почвой.

— Так... — сказал Макс. — Так... эта ерунда... это правда? Оно настоящее?

— Да, — подтвердил бородач, вставляя новую обойму в автомат.

— Но почему, зачем...

Сам же осекся, поскольку все понял.

Если человек воспринимает гладкую, красивую, причесанную реальность, в которой все хорошо, где постоянно есть во что и с кем поиграть, добыть опыта, перейти на новый уровень, зарубиться или зачатиться, если он не замечает облезлых стен, мусорных куч и прочего...

Причем каждый человек, начиная с трех лет, с момента, когда ему вживляют в-маску.

А кто обратит внимание на младенческий лепет? Дети такие выдумщики...

Макс словно оказался в сложном квиз-квесте, где нужно не только правильно отвечать на вопросы, но и верным образом их формулировать, иначе противник-ИИ запутает тебя, уведет в трясину, собьет с пути.

— Ее можно снять? — поинтересовался он, аккуратно постукивая по в-маске точно напротив левого глаза.

— Да, — сказал бородач. — Это больно, сложно, есть риск, но не очень большой.

— Тогда... — Макс заколебался, не зная, о чем еще спросить.

— Только учти, что это навсегда, — не дал продолжить собеседник. — Она умрет. Новую тебе никто не будет ставить, и ты потеряешь все, что у тебя есть, тот мир, в котором ты жил много лет. Я помню, я проходил через это. — Он прищурился, сплюнул.

— А кто ты такой? — буркнул Макс. — Почему ходишь по городу вот так, с оружием? Я так понял, ты не один?

Теперь для бородача настало время подбирать слова.

— Мы — те, кто не включен в игру, кто выбрался из нее по собственной воле, — сообщил он наконец. — За нами охотятся, нас истребляют, точно крыс, но мы не сдаемся. Больше я не...

Он осекся, прислушался.

В небесах что-то рокотало, громче и громче.

— Вертолет, — со злой радостью сказал бородач, возвращая на место черные очки. — За нас взялись всерьез. Так, делай, что я скажу, если хочешь выжить... Пули настоящие. Респауна тут нет, и сэйв не предусмотрен.

Макса заколотило от страха.

— А... — начал он.

— Потом! — Бородач плавно поднялся. — Давай за мной, мужик.

Оглушительно рокотавший вертолет прошел у них над головами так низко, что навес затрясся.

— Вперед! — рыкнул бородач, и они побежали.

Вдоль забора, потом через двор, мимо давно высохшего пруда и заброшенной детской площадки, к одичавшему саду, туда, где над зарослями вились обезумевшие птицы. Макс шлепнулся в густую траву, а бородач еще и вжал его голову в землю, придавил, стебли полезли в нос, под в-маску.

Чихнул так, что его подбросило, но сам себя не услышал, поскольку вертолет находился, если судить по грохоту, прямо над ними.

Сейчас заработают пулеметы или с пилонов сорвутся ракеты...

И это вовсе не стелс-экшн, неудачную партию не переиграешь!

Макс понял, что ужасно, до боли в брюхе хочет в туалет, кишечник вот-вот лопнет.

— Ты можешь стать одним из нас, — зашептал бородач на ухо, едва вертолет ушел в сторону. — Но ты лишишься всего — родственников, друзей, работы, привычного жилища. Возможности играть.

— Совсем? — прохрипел Макс, сражаясь с собственным нутром.

Слава богу, спазм отступил, дышать стало легче.

— Без дополненной реальности, как в начале века. Давай, за мной!

Они вскочили и побежали, ветки хлестнули по лицу, под ногами оказалась брусчатка, очень старая, неровная. Придвинулся особняк из желтого камня, остались позади руины ограды. Макс прижался к шершавой теплой стене, едва не сполз по ней.

Остаться без игр, без квестов, гонок, шутеров, квизов, социалок?

Но ведь они и есть жизнь!

— И ты должен решать сейчас, — сообщил бородач после того, как выглянул за угол. — Тут есть вход в старую канализацию, и мы по ней слиняем без проблем, но показать его смогу только тому, кто уходит к нам. С концами.

Вертолет рокотал где-то за домом, не очень близко, но и не далеко, мотался туда-сюда. За садом, в той стороне, откуда они явились, перекликались люди, и было их, судя по голосам, много.

— Ерунда ерундовая, — выдавил Макс через трясущиеся губы. — А если я откажусь?

— Тогда я уйду, а ты достанешься им.

— И меня убьют?

— Не обязательно, — сказал бородач после короткой паузы. — Ты им соврешь, и все. Никто же не знает, что я тебе рассказал, плюс брякнешь, что я тебя взял в заложники и не отпускал под угрозой расстрела. Немного апдейтнут, перепрограммируют, и все пучком. Но могут и убить.

— Почему я?! — застонал Макс, обхватив голову руками. — Как это случилось?!

Отчаяние трепало его подобно торнадо.

Отчего именно он, а не кто-то другой обязан выбирать между смертью и... окончательным выходом из игры?

— Вон они!! — заорали вдалеке. — Взять гадов!

— Давай! — Бородач пихнул Макса в спину, тот вздрогнул, побежал куда-то, ничего не видя перед собой, ничего не понимая, желая, чтобы все это оказалось бредом, сном, чем угодно.

Осознал, что они рысят по узкой щели меж двух высоких заборов.

Потом его дернули вбок, и Макс очутился в лежащем на боку железном контейнере. В нос с силой кулака ударила вонь слежавшегося мусора, и брюхо вновь перекрутило судорогой, плюс добавилась тошнота, горячий ком подступил к горлу.

Вертолет прошел совсем рядом, он слышал, как лопасти рубят и перемешивают воздух.

— Ну все, решай сейчас, — сказал бородач, когда стало возможно разговаривать: он дышал тяжело, с присвистом, лицо было красным, ладони тискали приклад автомата. — Либо настоящий мир и никакой виртуальности, либо реальность игры и возможная смерть.

Макса колотило, руки тряслись, ему становилось то жарко, то холодно, сердце будто вовсе замерло, а мозги заледенели до абсолютного нуля и начали крошиться прямо в черепе.

— Тебе повезло. Я не знаю, что случилось с имплантатами у тебя в черепе, но... — проговорил бородач.

— Повезло?! И в чем же?!

— У тебя есть выбор.

— Я... — Макс облизнул пересохшие губы, вздохнул как можно глубже, чтобы ребра затрещали; надо принять решение, а для этого вернуть в голову хоть немного ясности. — Я...

Несколько слов, шаг... что определит все и навсегда.

Как в игре... нет, как в жизни.

Системное сообщение:

19.05.2084, 16:11 UT

Пользователь «Максим Чаров»: игра окончена, эккаунт удален.

Необходима жесткая перезагрузка игровой реальности для следующих пользователей: «Маргарита Чарова, Андрей Чаров, Семен Антипин...»


Выбрать рассказ для чтения

48000 бесплатных электронных книг