Дженнифер Брожек

Последний отчет экипажа РС «Психопомп»

— С дороги! Мне нужно на мостик.

Мускулистый широкоплечий Эмери протиснулся мимо маленькой, пухлой Трины.

— Разве ты не должен был явиться туда еще десять минут назад? — ухмыльнувшись, Трина пропустила его и пошла следом. Капитан вызвал на мостик весь экипаж, и все пришли в движение. — С такими-то ногами мог бы двигаться побыстрее. Или хоть выходить вовремя.

— Отвяжись, женщина. Я спал.

— Как во время нетбольного матча на той неделе?

— Посмотрим, кто будет смеяться на следующей неделе. Может, ты при нулевой гравитации и движешься, как рыбка, но мне хватит умения и сил удержать тебя.

Оба спешили на мостик. Трина, второй помощник и главный механик, была нужна там только затем, чтобы дать совет и зафиксировать данные локаторов. Эмери был начальником службы безопасности и старшим помощником. На малых судах вроде «Психопомпа» у каждого члена экипажа было по нескольку должностей. Один за другим — последними из всех — они ворвались на мостик.

— Ставлю пятерку, что ты возьмешь свои слова обратно.

Трина рухнула в кресло поста наблюдения и начала бегло просматривать данные, полученные до ее прихода.

Эмери сел за пульт управления вооружением и тоже вывел на экран последние данные.

— А я приму ставку и добавлю, что проигравший съест сырую рыбу.

— Ты и поедание странных вещей... Заманчиво, и ты еще пожалеешь об этих словах.

— Вы оба пожалеете обо всем на свете, если не прекратите мериться самомнением и не начнете работать, — капитан Ахмед встал, его черные с проседью волосы блеснули в свете ламп мостика. — Приближаемся к району катастрофы.

Капитан сощурился, вглядываясь в пустоту за иллюминатором.

— Первый из крупных брошенных кораблей может обнаружиться в любой момент, — сказала Каида, пилот и штурман. — По крайней мере, согласно добытым вами координатам, капитан.

Ахмед кивнул.

— Сейчас посмотрим, не надули ли меня.

— Если и надули, уже ничего не поделаешь, — заметила Трина, изучая экран локатора. — Но у меня край большой тени на пределе дальности сигнала.

Капитан тихо вздохнул. Впереди показалось первое из больших скоплений космического мусора.

— Брошенный линейный крейсер. Он один покроет все расходы на рейс. Каида, следи за препятствиями, движемся медленно и осторожно. Эмери, готовь щиты и гравитационные пушки, чтобы в нас не врезалось что-нибудь крупное. Трина, следи, не появятся ли другие корабли. Обидно будет, если такую находку уведут из-под носа.

Откликнувшись каждый по-своему, все сосредоточились на своих обязанностях. «Психопомп» двигался вперед, ближе и ближе к удаче, выпадающей только раз в жизни. Минуты тянулись одна за другой, линейный крейсер в иллюминаторе становился все больше и больше. Рваные пробоины и пятна гари свидетельствовали о некогда разыгравшейся здесь битве.

Дверь на мостик отворилась.

— Выжившие есть? — спросил Вито, войдя в помещение вслед за Гуннаром.

Вопрос судового врача, поддержанный специалистом по психологии поведения, переквалифицировавшимся в специалисты по первому контакту и искатели приключений (платный пассажир на борту, редкое явление по нынешним временам), остался без ответа. Трина подняла на них взгляд.

— Нет. Пока не видно.

Эти двое были зеркальной противоположностью друг друга. Оба белые, Вито — темноглазый смуглый брюнет, Гуннар — бледнокожий блондин с холодными голубыми глазами. Они прекрасно дополняли друг друга. Ходили слухи, что Гуннар отправился в этот полет скорее из-за Вито, чем ради первого контакта с представителями иного вида. Возможностей для контакта в этом разведвылете не ожидалось: откуда в брошенных космических кораблях взяться инопланетянам?

— Должен напомнить, что за спасение жизни награды не полагается. Все мореплаватели, космические и земные, обязаны оказать помощь терпящим бедствие, не ожидая вознаграждения. Законы о вознаграждении применимы только к спасенному имуществу.

Последнюю фразу все подхватили хором. Вито говорил одно и то же каждый раз, как они приближались к потенциально ценному имуществу. Тем не менее он всегда получал свою долю, когда наступал день расчетов.

— Должен напомнить всем и каждому, что спасение терпящих бедствие не отменяет нашей находки, — сказал капитан Ахмед, не отрывая взгляда от иллюминатора. — Я... — он замер. — Каида, гаси импульс движения, быстро, — его голос звучал глухо и напряженно. — Останови корабль.

Когда капитан говорил таким тоном, никто не решался не подчиниться или возразить. Этот тон означал, что капитан заметил что-то очень скверное и делает все возможное, чтобы спасти их жизни. Каида отключила все системы, кроме самых необходимых, и на мостике стало темно. Горело лишь несколько кнопок и индикаторов. Самым ярким источником света оказался экран радара Трины.

Никто не произнес ни слова. Все пристально смотрели вперед, пытаясь понять причину внезапного испуга и осторожности капитана.

— Святая матерь Божья!

Эмери медленно выдохнул. Увидев, что так напугало капитана Ахмеда, Трина прижала ладонь к губам. Прямо за брошенным линейным крейсером прятался корабль мародеров. Формой он был похож на торпеду с рядом колец, вращавшихся вокруг центра, и выглядел так, будто тоже побывал в бою... и не в одном. Таранный конус был помят и обожжен, но еще цел. Кто из команды понял, какая опасность ждет впереди, можно было точно определить по аханью да тихим молитвам вперемежку с руганью. Казалось, один Гуннар не осознал, что через несколько секунд их всех могли взорвать к чертовой матери.

Дверь отворилась, и на мостик вошла Зури, новенькая в экипаже. Трина предостерегающе подняла ладонь, призывая ее к молчанию, но этого и не требовалось. Один взгляд на растущую перед иллюминатором «Психопомпа» торпеду — и Зури попятилась назад, пока не уперлась лопатками в дверь. Она не проронила ни слова. Огромные, округлившиеся от ужаса глаза ярко белели на фоне ее темной кожи. Она явно знала, что это такое. Откуда? За этим скрывалась какая-то история, и, если все они переживут этот вылет, Трина должна будет задать новенькой несколько вопросов.

Трина снова взглянула на экран в поисках мелких разведывательных судов мародеров и команд «потрошителей», но не нашла ничего.

— Движение?

— Никакого. Они нас не видят, — ответила капитану Каида, медленно покачав головой. Глядя на экраны, она нервно накручивала на палец свою длинную черную косу.

— Хвала Свету за то, что у мародеров отвратительные граничные протоколы. Проложи курс отхода — неважно, в каком направлении, главное, прочь отсюда. Уйдем от опасности и будем думать, что делать.

— Но, капитан, там совершенно никакого движения, — заметила Трина, глядя на экран. — Торпеда функционирует, но не движется. Дрейфует, как и все остальное вокруг.

— Она права, — Каида скорректировала курс и положила судно в дрейф на безопасном расстоянии от обломков. — Не наблюдаю ни одного корабля с работающими двигателями.

Капитан задумался. На мостике стало тихо.

— А аварийные маяки?

— Четыре. Крейсер, два истребителя и... — Трина посмотрела на капитана. — И этот торпедный крейсер. Судя по меткам времени, торпеда поставила маяк шесть дней назад, но сигнал слабый. Остальные... больше года назад. Слышны только потому, что мы близко.

Капитан улыбнулся.

— Хорошо. Настрой аварийный режим навигации на курс бегства, чтобы мы могли убраться отсюда по нажатию одной кнопки, — капитан вздохнул. — Посмотрим, не ловушка ли это. Включи питание и направляйся к торпедному крейсеру.

Разведчик ожил. Все заморгали от яркого света. Зури сдвинула брови.

— Капитан, зачем нам пиратское судно?

— Ищем выживших, — ответил за капитана Вито.

— Мы собираемся спасать пиратов?

На этот раз капитан ответил сам:

— Нет. Мы убьем пиратов и спасем пленных. Либо сразу застолбим всю эту область целиком и отсылаем координаты в штаб-квартиру «Косаны». Здесь хватит, чтобы купить по кораблю каждому. Или уйти на покой.

— Капитан, на наш запрос никто не отвечает.

Каида вопросительно взглянула на Эмери. Тот перехватил взгляд.

— Никакой активности. Ни щитов, ни оружия. Корабль жив, но лежит в дрейфе.

Теперь всем было видно и название, украшавшее борт корабля мародеров. Капитан Ахмед заложил руки за спину.

— Нам нужно узнать, что случилось со старым добрым «Оксенхэмом». Свежих следов боя не наблюдаю. Дело в чем-то другом. И, похоже, чтобы разобраться во всем этом, нам придется проникнуть на борт.

Эмери, Трина, Вито и Зури ждали в воздушном шлюзе. Все четверо надели скафандры. По боевому расписанию Зури полагалось остаться на борту, но Трина решила иначе. Номинально абордажную команду возглавила она. Своя специализация была у каждого, но именно ей, главному механику, предстояло оценить состояние двигателей «Оксенхэма» и определить, может ли он летать. Если да, это сулило неплохую прибавку к спасательному вознаграждению.

— Движемся все вместе, пока не определим уровень опасности, — сказала Трина, кивнув Эмери. Тот кивнул в ответ. — Если окажется, что уровень опасности нулевой, делимся на группы. Вито и Эмери займутся поиском выживших. Зури, ты со мной. Мы идем в рубку управления и оцениваем повреждения. Либо, если понадобится, идем в машинное отделение.

Зури расправила плечи и щелкнула каблуками.

— Есть, мэм!

Она ухмыльнулась Трине. Мужчины переглянулись и пожали плечами.

— Эмери, Зури, обеспечьте доступ на борт.

Эмери с Зури подошли к внешней двери воздушного шлюза. «Психопомп» дрейфовал бок о бок с «Оксенхэмом», возле одного из внешних люков. Эмери нажал несколько кнопок, выпустив стыковочный рукав. Зури повела рукав к люку «Оксенхэма». Наконец манжета рукава плотно охватила люк, Зури прижала рукав к корпусу дрейфующего корабля и включила замки. Рукав затвердел, превратившись в прямой коридор. Корабли соединились.

Как только в коридоре выровнялось давление и дверь шлюза «Психопомпа» открылась, Эмери двинулся вперед, подплыл к люку другого шлюза, открыл контрольную панель и пустил в ход электронную отмычку. Вскоре в шлюзе «Оксенхэма» начался цикл подъема давления, и Трина поняла, что старпом сработал успешно.

— Капитан, мы входим.

— Принял. Помните, мародеры — преступники, по ним — огонь без предупреждения. Всем пленникам оказать медицинскую помощь на месте. После подтверждения их статуса они смогут подняться на борт «Психопомпа».

— Есть, сэр.

Трина переключила внимание на абордажную команду.

— Вы слышали приказ капитана. Приготовить оружие.

Без единого слова все четверо, включая и врача, обнажили оружие — бластеры различных типов. На что способны мародеры, знал каждый, и попадаться к ним в лапы не хотелось никому.

Чтобы перейти с одного корабля на другой, оставалось просто пройти по туннелю и задействовать механизмы шлюза. Замок внешнего люка «Оксенхэма» открылся, крышка откатилась в сторону, и Эмери с Зури вошли в шлюз первыми. Оказавшись на борту корабля мародеров, абордажная команда остановилась в ожидании герметизации люка.

На борту «Оксенхэма» действовала искусственная гравитация. Пока шел цикл открытия внутренней двери шлюза, Зури внимательно всматривалась внутрь сквозь грязное смотровое окно.

— Кажется, там кто-то есть. Вижу какую-то фигуру.

Эмери махнул рукой Трине и Вито. Оба отодвинулись к стенам тесной шлюзовой камеры, а Зури присела. Эмери нажал кнопку замка, и все направили оружие на открывающуюся дверь.

Внутри действительно ждал человек, но он был мертв — мертв окончательно и бесповоротно.

Он был пригвожден к внутренней переборке искореженным куском металла и мертв уже не первый день. Это было настолько очевидно, что Вито не поспешил на помощь, а лишь покачал головой.

— Эти мародеры! Могли бы и поаккуратнее, — сказал он, указывая на лужу засохшей крови на полу. — Сплошная антисанитария!

Эмери дал знак, что все чисто, и Трина шагнула в коридор.

— Не похоже это на обычную разборку. Мародеры — народ недисциплинированный и буйный, но не... не настолько. По крайней мере, трупы по коридорам не разбрасывают. Теперь все вместе идем на мостик. Я хочу знать, что здесь произошло, — она вызвала схему стандартного торпедного крейсера и отправила ее всем на дисплеи шлемов. — Пойдем отмеченным маршрутом, пока не обнаружим каких-нибудь необычных изменений в планировке.

С Эмери во главе и Зури в качестве замыкающей все четверо двинулись вперед. Корабль был тих, будто склеп. Вито заговорил, докладывая обстановку на «Психопомп», при этом пытаясь скрыть страх:

— Состав атмосферы нормальный. Кислород и все такое. Токсинов в воздухе не наблюдаю. Если только эти ребята не отыскали чего-нибудь нового и интересного. Рекомендации: скафандры для работы в открытом космосе, пока мы не убедимся, что здесь безопасно.

— На вражеском корабле не бывает безопасно. Кто-то же убил того парня, — сказал Эмери, вертя головой из стороны в сторону в поисках возможных угроз.

На этом разговоры кончились. К мостику двигались молча. Следы боя на всем пути — пятна гари на стенах, засохшие внутренности на полу — не позволяли ослабить бдительность. Мостик встретил их миганием индикаторов и все той же тишиной. Корабль был готов к полету — вот только экипажа не было. Пятна на некоторых панелях подозрительно напоминали кровь, однако никаких повреждений не наблюдалось. Если здесь и был бой, он либо очень быстро кончился, либо сражавшиеся были настолько осторожны, что системы управления не пострадали.

— Прикройте меня, — велела Трина. Подойдя к одному из постов слежения, она проверила бортовые системы. — С мостика больше нельзя управлять корабельными двигателями. Управление переключено на машинное отделение. Отсюда можно только пассивно отдавать приказы.

Вито подошел к другому пульту.

— По атмосфере: девяносто процентов помещений в норме. В одном из грузовых отсеков пробоина. Начинаю поиск признаков жизни.

Эмери занялся системой безопасности.

— Зури, к дверям. Корабль кем-то захвачен.

Внезапный вопль от пульта Эмери заставил всех вздрогнуть.

— Это призрак! Он идет за мной. Он убил почти всех. Мы не смогли его остановить! О боже, помогите кто-нибудь!

Голос сорвался на визг, в горле кричавшего забулькало, и наступила тишина. Трина взглянула в глаза Эмери.

— Черт возьми, что это? Что это было?

— Последняя запись этого... парня. Не знаю, на какой он был должности. Но это нужно видеть. Насчет призрака он не шутил.

Вито и Трина подошли к Эмери, и он вновь включил последнюю запись — без звука. Взъерошенный человек на экране выкрикнул несколько фраз, затем что-то рвануло его сзади за шею, обвилось вокруг тела и утащило из поля зрения камеры.

Не сводя глаз с экрана, Трина запустила последние секунды записи, нажала паузу и показала на возникшую в воздухе вокруг шеи рябь.

— Что это такое?

Она перевела взгляд с Вито на Эмери. Оба лишь покачали головами.

— Камуфляжная броня? — предположил Эмери. — Может быть. Никогда ничего подобного не видел.

Пульт Вито запищал. Вито вернулся к нему.

— Кроме нас, живых еще двое. Они в одном помещении и не двигаются.

— Больше никого? Движения в нашу сторону нет?

— Нет.

Трина поразмыслила над ситуацией.

— Капитан?

— Слушаю.

В голосе Ахмеда чувствовалось беспокойство.

— Рекомендую открыть все люки и разгерметизировать корабль. Чтобы отдать такую команду, мне нужно в машинное отделение.

Вито поднял руку.

— Погодите. На борту двое живых людей. Они же погибнут.

Трина хмуро взглянула на него.

— По крайней мере один из них — убийца.

Вмешательство капитана пресекло зарождавшийся спор на корню:

— Гуннар уже отмечал, что это может оказаться случаем первого контакта, а именно для этого он и отправился с нами. Он хочет подняться на борт и вступить в контакт.

Эмери покачал головой.

— Плохая идея. Надо убираться отсюда. Поддерживаю предложение Трины.

— Не раньше, чем отыщем тех двоих. Если они мародеры, оставим их здесь, но если это пленники, мы обязаны им помочь. Та запись была криком о помощи. Космическое и морское право требует, чтобы мы как минимум попытались помочь, — Вито скрестил руки на груди. — Подписав контракт, мы все согласились с этим.

Все замолчали, глядя друг на друга. Наконец капитан вздохнул.

— Ладно. Гуннар и я идем на «Оксенхэм». Действуем в парах. По одному никто никуда не суется. Эмери и Трина — в машинное отделение, Зури и Вито — к тем двоим. Если увидите что-то вроде ряби в воздухе, как в той записи, стреляйте на поражение.

Трине все это очень не нравилось, но капитан Ахмед стал капитаном не просто так.

— Отправляю маршруты на ваши дисплеи.

— Мы пойдем за людьми. Ваша задача — получить доступ к управлению кораблем.

— Есть, сэр.

Трина взглянула на Эмери. Тот взял руководство на себя.

— Вы слышали приказ капитана. Зури, Вито... идите к тем людям. Посмотрите, что там такое. Там встретитесь с капитаном и Гуннаром. Каждого встречного считать врагом, пока не доказано обратное. Примите все меры предосторожности.

Зури махнула Вито, приглашая его следовать за ней.

— Пошли.

Трина переключилась на личный канал:

— Это неправильно. Не нравится мне это все.

Эмери пожал плечами.

— Мне тоже. Однако приказ есть приказ. Если все пройдет нормально, это будет наш последний разведвылет. Лучше покончить со всем этим поскорее.

— Все же, по-моему, лучше бы выпустить отсюда воздух прямо сейчас.

— Кровожадная женщина. — В голосе Эмери не было негодования. — Конечно, ты права. Выжившие только все осложнят.

Смерив Эмери взглядом, Трина отправилась в машинное отделение.

Вито с Зури шли проложенным для них маршрутом. Зури кралась впереди, готовая выстрелить. Приблизившись к распростертому в коридоре телу — точнее, к тому, что от него осталось, — она знаком остановила Вито и показала на тонкую проволоку:

— Ловушка.

Они проследили за проволокой до места ее исчезновения.

— Что она делает?

— Ничего хорошего, — Зури нахмурилась. — Не нужно лишнего любопытства. Этот мертв. Перешагни через него и обойди. Наша забота — живые.

Вито поморщился, но сделал, как было сказано, и пометил место на электронной карте значком опасности.

Через несколько минут они дошли до второй ловушки. Эта уже сработала. Засохшие внутренности на стенах свидетельствовали, что жертве уйти не удалось, но тела поблизости не было.

— Кто-то, как минимум, потерял ногу, — скривился Вито.

— А кто-то ее унес, — остановившись в конце коридора, Зури кивнула на дверь. — Там. Двое живых, — она переключилась на общий канал. — Входим к выжившим. Остаемся на общем канале.

Не дожидаясь ответа, она распахнула дверь и шагнула внутрь, готовая отразить нападение.

— Святый боже! — прошептала она долю секунды спустя.

Вито вошел в комнату. Нет, его не вырвало. Подступившую к горлу тошноту он подавил силой воли — все-таки он был врачом.

— Капитан... вы видите это? — Зури двигалась по комнате... или по логову бог знает какого зверя. Когда-то это был зал совещаний. Теперь он превратился в бойню, усеянную костями — человеческими костями — и самодельным оружием. Повсюду висели трофеи, на которые невозможно было смотреть без содрогания. Со стен свисали человеческие черепа, скрепленные сухожилиями позвоночники и спиральные украшения из окровавленных костей. Посреди комнаты висело три тела. Одно, лишенное головы и кожи, было подвешено за ноги, остальные два — человеческие, мужские — были привязаны к поперечинам, прикрепленным к обнаженным потолочным балкам.

— Живы?

Вопрос капитана будто подстегнул Вито. Он подошел к первому мужчине, одетому в псевдовоенную униформу — серые штаны и рубашку. Нашивки и прочие знаки различия были спороты. Вито провел медицинским сканером вдоль неподвижного тела.

— Этот жив. Едва-едва, но жив.

Он перешел ко второму — моложе возрастом, в такой же серой униформе. Стоило ему поднять сканер, молодой человек открыл глаза, дернулся и закричал.

Вито отпрянул назад.

— Спокойно! Мы друзья!

— Призрак! Тут призрак! — крикнул молодой человек, метнув взгляд через плечо Зури.

Зури не стала мешкать. Резко развернувшись, она открыла огонь. Казалось, позади не было ничего, и все это было бы просто глупо, если бы половина выстрелов не отразилась от чего-то, выглядевшего, будто сдвиг реальности. Призрак шагнул вперед, и длинное лезвие вонзилось Зури в живот. Она закричала, не прекращая стрелять по существу, которого даже не могла как следует разглядеть.

Пока Зури сражалась с невидимым монстром, Вито сделал единственное, на что был способен, — он бросился бежать. Предсмертный крик Зури несся ему вслед, но вскоре и ее голос и звуки выстрелов смолкли.

— Капитан, это не призрак. Это камуфляжная броня.

Вито бежал так быстро, как только можно бежать в скафандре для работы в открытом космосе, совершенно не рассчитанном на спринтерский бег.

— Выжившие — пираты.

В этом он не был уверен, но призрак, казалось, наступал на пятки.

— Нужна помощь, — выдохнул он. — Зури погибла.

В машинном отделении обнаружился полный разгром. Кто-то устроил здесь последний оборонительный рубеж, и этот рубеж пал, подобно Аламо. Чтобы войти внутрь, пришлось перебраться через настоящую баррикаду, сложенную из всего, что подвернулось под руку. Отшвырнув прочь кучу упаковок от пищевых рационов, Трина склонилась над пультом управления двигателями.

— А где тела?

Эмери покачал головой.

— Кто бы ни вломился сюда, он забрал их с собой, — встав спиной к спине Трины, он вскинул оружие и повел стволом из стороны в сторону. — Ты лучше просто перехвати управление кораблем, или хоть выясни, исправен ли он.

Трина не ответила. Ответа и не требовалось. Она нервничала так же, как и он. Пока ее пальцы порхали над клавиатурой, ей пришло в голову, что тем, кто отсиживался здесь, удалось продержаться дня два. Пол был завален упаковками полевых рационов, а ведро в дальнем углу явно предназначалось для результатов их потребления.

— Давай, «Оксенхэм», выкладывай свои тайны.

Она работала быстро, как только могла. Но, едва ей удалось добиться успеха, в наушниках раздался крик.

Капитан Ахмед и Гуннар не спеша двигались по коридорам. Гуннар с интересом разглядывал все вокруг.

— Эти пираты...

— Мародеры.

— Эти мародеры живут на крейсере, кочуют в пространстве, и... что они делают, захватывают корабли? И забирают все, чего хотят и в чем нуждаются?

— Да, примерно так, — кивнул капитан.

— А что они делают с командой?

Оба остановились перед телом с ловушкой.

— Если после тарана кто-то остается в живых, их убивают или обращают в рабство. За самых везучих требуют выкуп, — Ахмед показал на тонкую проволоку, идущую от тела вверх по стене. — Не трогай.

Гуннар кивнул.

— Такое я уже видел. Обычно так защищают что-нибудь ценное в гробницах.

Перешагнув тело, они двинулись дальше и остановились, услышав вызов Зури и Вито. Глядя на видео, Ахмед помрачнел.

— Живы?

Гуннар нетерпеливо переминался с ноги на ногу. Голос его звенел от восторга.

— Я слышал о таком! Раса воинов, которые охотятся... — внезапный крик и стрельба заставили его оборвать фразу и вздрогнуть. — Вито?

— Гуннар, оставайся здесь. Это приказ.

Капитан Ахмед толкнул Гуннара назад и двинулся навстречу судовому врачу.

Даже не подумав подчиниться приказу, консультант оттолкнул его и бросился вперед.

— Вито!

Выхватив бластер, он побежал на выстрелы.

Вито мчался по длинному коридору со всех ног, не тратя времени на то, чтоб оглянуться. Оглянувшись, он не увидел бы ничего: шлем скафандра заслонил бы обзор, если только не повернуться назад всем телом. Но для этого пришлось бы остановиться, а, судя по тому немногому, что он успел увидеть — по виду отчаянно кричащей Зури, насаженной на клинок и поднятой в воздух призрачным врагом, которому нипочем ее выстрелы, — это не привело бы ни к чему хорошему. Поэтому он бежал.

— Вито! Я иду! — крикнул Гуннар на общем канале.

— Нет! — выдохнул Вито. — Возвращайся на корабль.

Конец коридора был близок. Вито умолк. Что делать? Врезаться в переборку или сбавить скорость, чтобы вписаться в поворот? Оба варианта ему не нравились. В результате он не сделал ни того ни другого. Укоротив шаг, он замедлился настолько, чтобы не потерять сознание от удара, и приготовился свернуть за угол...

Чудовищно сильный толчок в спину швырнул его о переборку. Врезавшись лбом в стекло шлема, Вито взвыл от удивления и боли. Жалящая, режущая боль обволакивала с ног до головы. Открыв глаза, он обнаружил, что прижат к стене тонкой металлической паутиной, медленно врезающейся в тело.

Вдруг его внимание привлекло движение в конце коридора...

Гуннар двигался быстро. Кем бы ни считали его на борту «Психопомпа», он был опытным космонавтом и посвятил тренировкам в скафандре для работы в открытом космосе немало времени. И скафандр его был лучшим их тех, что можно купить за деньги. Призрак или не призрак — он выручит Вито. А потом установит первый контакт... Он свернул за угол, преследуемый по пятам капитаном Ахмедом, проклинающим его на каком-то диалекте, которого Гуннар не понимал и не желал понимать.

Вито оказался там, в конце коридора, прижатый к стене какой-то сетью. Это уж совсем никуда не годилось. Он был беспомощен, и даже не сопротивлялся.

— Вито, я здесь! Я сейчас!

— Беги, — голос Вито был слаб и полон муки. — Там, сзади... Призрак. Беги.

Не слушая его, Гуннар сунул бластер в кобуру и достал нож.

— Нет. Я помогу тебе.

Но, подойдя к Вито, он понял, что нож здесь бесполезен.

Воздух рядом с ними подернулся рябью.

— Мди! — крикнул Гуннар в эту рябь.

Он не был уверен, что не ошибся. Если это не то существо...

Рябь в воздухе сгустилась, превращаясь в человекоподобную фигуру ростом не менее двух метров. Чешуйчатая кожа рептилии, широкая грудь, когтистые пальцы, огромная голова, покрытая множеством отростков, похожих на щупальца... Страшнее всего были красные глаза и мощные жвала. Покрытое броней существо было увешано оружием, костями и прочими не поддающимися опознанию предметами. Его нижние жвала разошлись в стороны...

Гуннар возликовал. Он не ошибся!

— Капитан, это Хищник! — он протянул вперед обе руки, одну с ножом, а другую пустую, удерживая существо на расстоянии. Где капитан, он не знал. Он только сейчас заметил, что капитана нет рядом. — Из тайного ордена охотников, который...

Издав короткий щелкающий звук, Хищник сказал:

— Нан-деТан-гаун.

С этими словами он положил конец болтовне этой шумной дичи.

— У тебя их нет. Сделай, что сможешь, сейчас же.

— Да, сэр.

Напряжение в голосе капитана Трине очень не нравилось. Оно означало, что капитан смотрит в лицо смерти и не знает, останется ли жив.

Строчка за строчкой, Трина набирала на клавиатуре тщательно продуманный скрипт, который должен был обеспечить ей доступ к управлению «Оксенхэмом». Теперь капитаном торпедного крейсера со всеми мыслимыми допусками становилась она. Правду сказать, она просто скопировала большую часть скрипта, написанного ее предшественником, неким Шоу Доти — зачем заново изобретать велосипед? Напоследок она вывела управление кораблем на свой браслет и обеспечила голосовой ввод команд.

Эмери, нависший над ее плечом, был встревожен не меньше, чем она.

— Ну что, готово?

— Думаю, да. «Оксенхэм», разгерметизируй левый кормовой отсек и открой дверь машинного отделения три-бэ.

Крейсер дернулся и накренился. Обоих швырнуло вбок. Трина вполголоса выругалась.

— Каида, держи «Психопомп» вровень с «Оксенхэмом». Стыковочный рукав не должен сломаться.

— Выполняю. Не делай так больше без крайней необходимости.

— Принято.

Оба поднялись на ноги. Эмери выразительно взглянул на Трину.

— Идиотский ход.

— Может быть. А может быть, и нет. Теперь я знаю, что корабль подчиняется мне, — ответила Трина, чувствуя волну жара, поднимающуюся вверх по затылку. — Надо убираться, пока этот хищник-призрак не нашел нас.

Увидев прижатого к стене Вито, капитан Ахмед остановился. Он понял, что это ловушка. Вместо того, чтобы броситься на помощь, он приготовил оружие, остановился, наблюдая, не появится ли в воздухе рябь, и переключился на канал только для экипажа, исключив из разговора Гуннара.

— Вито погиб. Гуннар близок к тому же. Трина, доложи обстановку.

— Беру управление на себя. Мне нужна еще пара...

— У тебя их нет. Сделай, что сможешь, сейчас же.

— Есть, сэр.

Ахмед не ответил. Он провожал взглядом Гуннара, бегущего навстречу гибели. Надежд для консультанта не осталось. Единственное, на что он теперь был годен, — послужить приманкой и дать информацию о том, кто их враг.

Воздух задрожал.

Гуннар что-то крикнул.

Из ряби в воздухе возникло то самое существо из легенд, которые решались пересказывать лишь шепотом. Похолодев от страха, Ахмед прицелился и тут же выстрелил. Но было поздно. Заряд отразился от брони существа. В тот же миг хищник рассек живот Гуннара от паха до грудины. Ахмед выстрелил снова. Хищник, вонзив лезвие в бок Вито, тоже вскинул оружие дальнего боя.

Одновременно с его выстрелом корабль встряхнуло, и изогнутое металлическое лезвие прошло мимо.

Ахмед развернулся и бросился бежать. Мысли неслись в голове куда быстрее, чем тело, скованное скафандром. Он знал, что уйти не удастся: его старый наставник шепотом рассказывал об этих охотниках, когда бывал навеселе. «Если повстречаешь такого, беги и не оглядывайся. Не пытайся никого спасти, если хочешь спастись сам. Беги, Тарик. Больше ты не сможешь сделать ничего». Врага нужно было перехитрить. Единственной надеждой на спасение был заминированный труп.

Он отцепил от пояса моток тросика с «кошкой» на конце. Обычно «кошку» использовали, чтобы цепляться за скобы на обшивке корабля при наружных работах. Сейчас она либо спасет ему жизнь, либо приблизит смерть. Ахмед оскалил зубы в яростной улыбке. Он будет драться за каждую лишнюю секунду жизни. Как всегда.

В десяти метрах от трупа Ахмед остановился. Прятаться не имело смысла: если он прав, хищник покажется на глаза, прежде чем убить. Быть может, взрывчатки под мертвым телом будет достаточно, чтобы тяжело ранить монстра, и это позволит капитану спастись и спасти экипаж. В одной руке он держал тросик «кошки», в другой — бластер.

Впереди с рыком возник Хищник.

Ахмед рванул тросик, прицепленный к проволочной растяжке, молясь о том, чтобы монстра прикончило взрывом.

Но его молитва пропала втуне.

Ругань капитана и звуки борьбы стихли.

— Капитан, какие будут приказы? — заговорила Каида. — Капитан?

Трина кивнула Эмери:

— Ответь ей.

Оба прекрасно слышали взрыв и предсмертные слова капитана на не известном ни одному из них языке. Командование перешло к Эмери, нравилось ему это или нет.

Эмери понимал это не хуже Трины.

— Каида, — поморщившись, сказал он, — приказ будет: сидеть смирно. Не покидай пост. Будь готова к отлету по команде.

Переступив с ноги на ногу, Эмери едва не бегом устремился вперед. Несмотря на климат-контроль скафандра, его лицо под шлемом покрылось крупными каплями пота.

— Но капитан...

— Либо с ним все будет в порядке, либо он уже мертв. Оставайся на посту. Жди команды.

Возникла пауза. Затем голос Каиды задрожал, словно в нем был скрыт стальной стержень, вибрирующий от боли.

— Есть, сэр.

— Может, не стоило так прямолинейно? — сказала Трина, дождавшись конца разговора. Стараясь не отстать от Эмери, она успела заметно запыхаться.

— Стоило, — Эмери бежал на шаг впереди нее. — Теперь за вас отвечаю я. Твоя задача — вернуться на «Психопомп» и убраться отсюда.

Трина не видела его лица, но возможный подтекст его слов ей совсем не понравился.

— А ты? Какова твоя задача?

— Помочь тебе выполнить твою. Любой ценой.

Оба свернули за угол, в отсек перед шлюзом, соединенным с «Психопомпом» стыковочным рукавом. С другой стороны в отсек, хромая, шагнуло чудовище. Эмери двинулся ему навстречу, и оно, взревев от ярости, бросилось вперед.

— Готовься к нетболу!

Без дальнейших предупреждений Трина отключила искусственную гравитацию «Оксенхэма».

Эмери был готов.

— Беги на «Психопомп».

С этими словами он бросился навстречу смертельному врагу.

Трина так и сделала. Открыв внутреннюю дверь шлюза и, в обход штатных процедур, оставив ее открытой для Эмери, она дала команду открыть и люк в соединявший корабли коридор.

— Давай, Эмери. Путь свободен.

Подтянувшись на руках, она влетела в коридор, толкнулась и понеслась вперед.

Ответом ей был крик боли и шепот:

— Беги.

Схватившись за поручень, Трина остановила полет и развернулась назад, к открытому люку шлюза. Несмотря ни на что, она надеялась, что Эмери идет за ней. Но Эмери не было.

— «Психопомп», открой шлюзовой люк два-дэ.

Люк за ее спиной разгерметизировался и отворился. Воздух в шлюзе «Оксенхэма» впереди подернулся рябью.

— «Оксенхэм», аварийная задрайка всех шлюзовых люков!

Внутренняя и внешняя крышки люков шлюза «Оксенхэма» быстро покатились на место.

Оттолкнувшись от поручня, Трина устремилась к «Психопомпу».

— Каида, аварийная эвакуация, как только войду. Больше не ждем никого.

— Что...

Влетев в шлюз «Психопомпа», Трина с маху ударила по кнопке аварийного отсоединения рукава. Одновременно с этим закрылся внешний люк.

— Вперед, Каида! Живо! Старт!

Быть может, Трине это просто показалось, но как раз перед тем, как корабль дернулся вбок и начал разворот, воздух в коридоре, соединявшем корабли, подернулся облачком ряби. Как только двигатели ожили, она прошептала:

— «Оксенхэм», самоуничтожение. Подтверждение допуска: сьерра — майк — эхо — ромео — танго. Немедленно.

Оставалось застолбить участок за собой, и Трина отдала приказ обозначить дрейфующее кладбище космических кораблей комплектом радиомаяков. Взрывом «Оксенхэма» пару из них отнесет в сторону, но этого хватит, чтобы специалисты спасательной компании «Косана» смогли отыскать находку «Психопомпа». Все остальное было неважно.

Кроме того, что они с Каидой живы.

...Сбросом радиомаяков с 1A по 1G по вышеуказанным координатам, внешнее кольцо, сектор Кило-Майк-Кило, квадрант 7429, права на находку закреплены за спасательной компанией «Косана».

Нештатная ситуация: среди брошенных кораблей был обнаружен торпедный крейсер в рабочем состоянии, лежавший в дрейфе, транслируя сигнал SOS. Согласно космическому и морскому праву, экипаж «Психопомпа» поднялся на борт мародерского судна. По неустановленной причине в экипаже пиратского судна возник конфликт, в ходе коего основная часть экипажа погибла. На борту были обнаружены мины-ловушки. Также на борту было обнаружено вырвавшееся на свободу дикое животное. Означенное животное послужило причиной смерти члена экипажа Зури Беккер и начальника службы безопасности, старшего помощника Эмери Мазура. При срабатывании мин-ловушек погибли гражданский специалист, пассажир Гуннар Ларсон, судовой врач Вито Коччи и капитан корабля Тарик Ахмед. Взрыв мины-ловушки, послужившей причиной гибели Гуннара Ларсона, запустил механизм самоуничтожения корабля, по причине взрыва коего маяки 1А, 1Б и 1В несколько сместились с заданных позиций.

Вознаграждение за спасенное имущество надлежит разделить между штурманом Каидой Асари и вторым помощником капитана Триной Гэннон. Страховые пособия в связи со смертью надлежит выплатить семьям Зури Беккер, Вито Коччи, Эмери Мазура и Тарика Ахмеда.

Засвидетельствовано: Каида Асари, штурман.

Засвидетельствовано: Трина Гэннон, второй помощник капитана.

— Полагаешь, я поставлю под этим отпечаток пальца?

Даже не глядя на Каиду, нетрудно было понять, что она плачет.

— Да. Полагаю.

Каида подняла взгляд к потолку.

— А ты не думаешь, что они потребуют доказательств?

— Об этом я уже позаботилась. Если компании придет в голову требовать доказательств, я вышлю им то, что собрала.

Она уже слепила на скорую руку вполне подходящий для отчета набор аудио- и видеозаписей, подтверждающих ее отчет, и стерла все остальное со всех компьютеров, отслеживающих подобные вещи.

— Но это все ложь.

Трина развернула Каиду лицом к себе.

— А ты хочешь сообщить им, что наши товарищи убиты призраком?

— Не призраком. Хищником.

Трина вздрогнула.

— Я не знаю, что такое Хищник. И знать не хочу. Если ты не дура, то возьмешь свою долю вознаграждения и осядешь на какой-нибудь милой, спокойной планетке или космической станции. Лично я так и сделаю. Мы обеспечены на всю жизнь. А если собираешься охотиться за этими тварями, то без меня. Это был мой последний разведвылет.

Смерив Трину долгим взглядом, Каида приложила большой палец к экрану.

— Ты права. Хватит с нас всего этого.

Трина тоже прижала к экрану большой палец и отправила последний отчет экипажа разведывательного судна «Психопомп» в штаб-квартиру спасательной компании «Косана».

Оставалось молиться и надеяться, что никто не следует за ними.


Выбрать рассказ для чтения

47000 бесплатных электронных книг