Кевин Дж. Андерсон

Автохтонные виды

1


Колонизировать предстояло планету Терзаурус, и одно ее название должно было навести на определенные мысли. Полным надежд и решимости ста пятидесяти колонистам, в число которых входил и Джеррик, не стоило верить пропагандистским листовкам колонизационного движения.

А теперь они застряли на этой унылой планете, чтобы выжить или погибнуть — в зависимости от их смекалки и выносливости.

Сидя за рулем громоздкого комбайна, плетущегося по неровной земле, Джеррик поморщился при воспоминании о явно отретушированных фотографиях из базы данных. Однако его отцу, Дэвину, этих снимков хватило. Дэвин был мечтателем, оптимистом и — того хуже — харизматиком. Он убедил добрую половину своих родственников и немалую группу друзей присоединиться к нему в его начинании. Все они поверили, что эта пустая планета даст им новый шанс, станет их новым домом. Никто и не задумался, почему эту планету назвали Терзаурусом.

Двигатель комбайна гудел и ревел. Джеррик вел огромную машину без труда — эта работа была ему знакома. Гигантские гусеницы ползли по грунтовой дороге, идущей среди полей, засаженных модифицированной пшеницей и кукурузой.

Колонизационное движение предоставило их группе базовый участок, инструменты и материалы, консервированные продукты, семена злаков, эмбрионы скота, сборные дома, крупную сельскохозяйственную технику и неполную исследовательскую базу данных, где были собраны отрывочные метеорологические сведения и примерное биологическое описание, составленное автоматическими спутниками.

Прибыв на Терзаурус год назад, колонисты обнаружили унылый мир с умеренным климатом и пригодным для дыхания (хотя и кисловатым на вкус) воздухом. Местные растения выделяли кислород, но почва не принимала земные формы жизни, поэтому ее приходилось основательно удобрять. Их скот не переваривал местные сорта растений и трав. Водящиеся на Терзаурусе аналоги земных насекомых и птиц не годились в пищу и в основном лишь путались под ногами. Охотиться на животных было бесполезно, а некоторые автохтонные виды и вовсе были опасными хищниками, в чем колонисты убедились в первый же год. В поселении уже появилось собственное кладбище.

Многие готовы были запрыгнуть на борт следующего транспортного корабля, который совершит посадку на Терзаурусе... Вот только никакого корабля здесь не ждали. Теперь это был их мир: плыви или тони.

Сидя за рулем, Джеррик сжал руку в кулак и стукнул им по полимерной контрольной панели высокой кабины. Колонизационное движение обмануло их. Сто пятьдесят прибывших на планету мечтателей не чурались тяжелой работы. Никто из них не думал, что будет легко. И все же они ожидали честности.

Порой, оставаясь в одиночестве в кабине гигантской машины, которая катилась по девственному ландшафту, Джеррик давал выход своему гневу и разочарованию. Да, он был вспыльчив и прекрасно это знал. Отец спокойно и терпеливо твердил ему, что он еще молод и ему многому предстоит научиться.

Однако Джеррик был настроен решительно, как и остальные колонисты. Подчиняя себе непокорную землю, они первым делом посадили здесь быстрорастущую, генетически модифицированную траву, которая вскоре покрыла местные холмы, изменила структуру почвы и стала пищей для первых десяти голов скота, выращенных из предоставленных эмбрионов. Злаки поспевали быстро, хранилища пополнялись. Шаг за шагом они осваивали планету. Колония Терзауруса выживала — хоть и не без труда.

Джеррик водил огромную сельскохозяйственную машину, которая пахала и удобряла почву, сеяла злаки, а затем собирала урожай. Установленные на крыше комбайна солнечные батареи собирали энергию с затянутого облаками неба. Регулярно объезжая долину, Джеррик проверял состояние злаков и пастбищ. Десять голов скота мирно паслись на четко очерченных полях зеленой травы среди пологих холмов. За границами зеленых полей кончалась трава, и холмы становились темнее. Густо поросшие лесом, они пока оставались необследованными.

Подъезжая к пологим зеленым холмам, Джеррик ожидал увидеть скот спокойно жующим травку, как происходило каждый день. Десять животных обычно держались рядом, ведь удобренное пастбище было не таким уж большим. Изучив экран локатора на контрольной панели, Джеррик нахмурился: движения не было. Поднявшись на холм, он увидел на траве пятна — алые брызги, неровные бурые формы. Его вдруг замутило.

Сглотнув, он нажал на газ. Гусеницы здоровенного комбайна быстрее поползли по ухабам, но Джеррик не замечал тряски. Подавшись вперед, к наклонному лобовому стеклу, он различил лежащие на земле туши.

Весь скот был растерзан, разорван на кусочки.

Вне себя от ярости, Джеррик остановил комбайн. Оставив двигатель включенным, он открыл дверцу, спустился на гусеницу, а затем спрыгнул на землю. Он побежал по окровавленной траве, не веря своим глазам. Перед ним лежало шесть животных — а точнее, их останки. В воздухе чувствовался тяжелый металлический запах крови. Джеррик стиснул зубы и прищурился, пытаясь осмыслить увиденное.

Голова одной из коров была оторвана и лежала в стороне. Огромные коровьи глаза невидяще смотрели на него, розовый язык вывалился изо рта, алая кровь залила всю траву. Бок коровы был вспорот, ребра сломаны, а внутренности вывалены наружу, как серпантин из хлопушки. Чуть поодаль валялась оторванная задняя нога. Остальные коровы были столь же изувечены. Джеррик даже не мог понять, где кончается одна туша и начинается другая. Он тяжело дышал, раздувая ноздри. Кровь кипела у него в жилах.

Услышав мычание с другой стороны зеленого холма, Джеррик сорвался с места. Он бросился вперед по залитой кровью траве, то и дело поскальзываясь на разбросанных внутренностях. Достигнув вершины холма, он увидел другие растерзанные туши.

Единственная выжившая корова обезумела от ужаса и пыталась убежать. У нее на боку алели глубокие раны.

Но сбежать от монстра она не могла.

Джеррик узнал то жуткое существо, которое за прошедший год убило семь колонистов. Это был самый опасный автохтонный хищник Терзауруса.

Гразли напоминал кошмарный гибрид динозавра и гризли. Его мощный корпус покрывала жесткая черная шерсть. Заостренная, чешуйчатая морда была похожа на сплющенную голову крокодила. Его живот защищали твердые пластины, на хвосте росли острые шипы. На здоровенных лапах красовались когти размером с зубцы грабель.

Прежде чем гигантский монстр успел убить последнюю корову, Джеррик заорал что есть мочи, надеясь отвлечь гразли. Тот остановился и взглянул на него, изучая новую жертву.

Несмотря на ярость, Джеррик чуть не обделался. Он тут же пожалел, что оставил в кабине комбайна свою плазменную винтовку.

Год назад гразли неожиданно появились из-за соседних холмов и принялись убивать скот и колонистов, хотя плоть земных животных — да и людей — им явно была не по вкусу. Местные хищники просто убивали своих жертв и оставляли их тела валяться на земле. Гразли нападали на все, что двигалось.

Теперь огромный зверь сделал шаг назад и повернулся к Джеррику мордой. Раненая корова в ужасе попятилась. Джеррик сорвался с места, надеясь унести ноги.

Гразли с оглушительным ревом рванул за ним.

Обливаясь потом, Джеррик бежал по неровной земле, скользил по залитой кровью траве, спотыкался, падал и снова вставал на ноги. Он бежал обратно к огромному комбайну, чтобы спрятаться в кабине, а лучше — достать плазменную винтовку.

Несмотря на панику, он не переставал думать, что этот скот был будущим Терзауруса! Джеррик не мог позволить безумному монстру убивать коров и выходить сухим из воды.

Не сбавляя шага, он слышал громкий топот прямо у себя за спиной. Трава хрустела под ногами хищника, словно за Джерриком гналась гигантская машина. Не сводя глаз с комбайна, Джеррик припустил еще быстрее.

Но комбайн был далеко. Он бежал слишком медленно.

Оглянувшись, он увидел монстра прямо у себя за плечом. Тот громко пыхтел, занося над головой огромную лапу. Джеррик поскользнулся на окровавленной траве, споткнулся о груду внутренностей и упал, что его и спасло. Удар монстра пришелся бы ему на плечи и сломал позвоночник. Вместо этого он лишь растянулся на земле. Сделав кувырок, он спрятался за ближайшей тушей. Прислонившись к ней спиной, он попытался перевести дух. Каждый вздох отдавался болью в легких.

Гразли бросился вперед. Джеррик поник, признавая поражение, ведь справиться с монстром он был не в состоянии.

Тут он увидел, как воздух всколыхнулся, словно перед ним вдруг промелькнул призрачный силуэт крупного мужчины. Казалось, этот силуэт сделан из воздуха, воды и невидимого движения. Гразли не заметил, как на его грудной пластине появились три красных точки, напоминающих прицел.

Раздался свист, и воздух пронзил сгусток энергии. Взявшись из ниоткуда, он поразил гразли и оставил после себя дымящийся кратер плоти и черной крови. Монстр отшатнулся, поднял лапы и дотронулся до раны. Обернувшись, он попытался найти противника, но ничего не увидел.

Джеррик услышал дребезжание, затем пощелкивание... нечеловеческие звуки. Воздух снова всколыхнулся, камуфляж рассеялся — и Джеррик увидел вооруженного человека. Хотя вряд ли это был человек. На нем была странная металлическая маска с прорезями для глаз; толстые пряди волос висели, подобно щупальцам.

Странный охотник снова издал этот щелкающий звук, напоминающий хор гремучих змей. Охотник смотрел лишь на раненого гразли. Зажав в огромной руке какой-то цилиндр, он нажал на встроенные кнопки. С обоих концов цилиндра вылетели длинные заостренные наконечники, получилось копье. Подняв мускулистую руку, охотник метнул копье, которое пролетело по воздуху и воткнулось в верхнюю правую часть груди гразли. Блеснули голубые искры.

Огромная тварь схватилась за высокотехнологичное оружие, сломала металлическое копье пополам и бросилась к едва видимому охотнику. Дрожащий, подобный зеркалу камуфляж полностью рассеялся. Странный спаситель Джеррика снова издал щелкающий звук. Охотник выхватил две длинных острых сабли. Сжимая по сабле в каждой из рук, он повернулся лицом к противнику.

Раненый гразли бросился на таинственного охотника, которому не было равных в бою. Охотник махал саблями, рисуя кровавые узоры на грудной пластине монстра и рассекая густую, свалявшуюся шерсть. Гразли клацнул мощными челюстями, но охотник сделал выпад и пронзил саблей нёбо противника.

Раны гразли были смертельны. Истекая кровью, он заметался, замахал лапами и оттолкнул охотника, который повалился на траву. В следующую секунду охотник снова вскочил на ноги рядом с Джерриком, который лежал, пораженный, не в силах пошевелиться от ужаса. Незнакомец оказался под три метра ростом и весь состоял из мускулов. Он двигался так плавно, что просто не мог быть человеком.

Истекая кровью, умирая, но еще не зная этого, гразли снова бросился в атаку. Охотник в маске восстановил равновесие, выхватил другое оружие, развернулся и прицелился. Три ярко-красных точки появились прямо над сердцем гразли. Как только монстр простер свои когтистые лапы, чтобы сразить противника, ему в грудь прилетел заряд энергии, который пробил в его корпусе сквозную дыру, превратив переломанные ребра и раскрошенные позвонки в корону из костей и крови.

Со сдавленным шипением гразли рухнул на землю.

Инопланетный охотник сделал шаг назад и оглядел свою жертву, издавая длинные серии щелкающих звуков.

Тяжело дыша, Джеррик не верил своим глазам. Он прижимался к коровьей туше, чувствуя себя беспомощным. Как ни странно, страха при этом не было. Он не знал, что это за охотник, но тот убил одного из жутких гразли, держащих в страхе колонию Терзауруса. Джеррик сглотнул, но не стал выдавать себя звуком.

Инопланетный охотник вытащил длинную саблю, которая загудела и загорелась голубым огнем. Склонившись над мертвым гразли, охотник запрокинул чешуйчатую голову жертвы и одним взмахом вибрирующей голубой сабли снес ее с плеч. Прошедший по клинку разряд тотчас прижег рану. Голова откатилась в сторону, почти на метр. Джеррик мог лишь догадываться, насколько она тяжела, но инопланетный охотник поднял трофей одной рукой.

Услышав вырвавшийся у Джеррика вздох, охотник медленно развернулся, не выпуская головы гразли. Довольно долго он смотрел на парня, хотя взгляд его глаз за металлической маской был непроницаем. Казалось, охотнику нет до него дела, ведь Джеррик просто лежал на земле, слабый, безоружный, в окружении коровьих туш.

Развернувшись, незнакомец удалился со своим трофеем, свободной рукой нажимая на кнопки на своей броне. Зеркальная рябь накрыла его покрывалом камуфляжа, и он пропал с глаз Джеррика...

В конце концов Джеррик поднялся на ноги, перепачканный в крови, дрожащий. Он оглядел место бойни. Мало им было гразли — он только что увидел на Терзаурусе другого хищника, гораздо более опасного.


2


Когда Джеррик приехал на огромном комбайне обратно в поселение колонистов, день уже клонился к вечеру. На унылом сером небе виднелись лишь небольшие просветы оливковой зелени.

Впереди маячила обнесенная оградой деревня. Высокий деревянный частокол огибал сбившиеся в кучу сборные дома. Прибыв на эту планету, колонисты и не представляли, что им придется строить крепость, но после прошлогодних нападений гразли лидер колонии Дэвин отправил несколько отрядов на холмы, наказав им повалить деревья и выстроить из них примитивный, но эффективный частокол.

Прожив год на этой планете, колонисты поняли, что зря по наивности не взяли с собой больше десятка плазменных винтовок. Они полагали, что построят мирное поселение, но мирная жизнь возможна лишь на мирной планете, где с холмов раз в год не спускаются жуткие гразли. Частокол был простейшим средством защиты, но справлялся со своей ролью.

Подъезжая к воротам, Джеррик все еще чувствовал, как кровь высыхает у него на руках и одежде. Он все пытался осмыслить увиденное. Их годовалых коров разорвали на части, поэтому колонистам предстояло начинать все заново. Выхаживать новые эмбрионы. Необходимые им запасы пищи были потеряны.

Хотя близилась темнота, его отец мог отправить отряды с прожекторами и плазменными винтовками, чтобы срезать мясо с туш, но для этого нужно было найти добровольцев, готовых выйти из поселения после заката. Впрочем, Джеррик понимал, что до утра с тушами ничего не случится, поскольку хищники Терзауруса не ели отвратительное им мясо земных животных.

Когда он въехал на комбайне в открытые ворота, люди вышли ему навстречу. Стоило ему выпрыгнуть из кабины, окровавленному и обескураженному, как все поняли, что что-то не так.

Отец подскочил к Джеррику. От беспокойства морщины у него на лице стали глубже.

— В чем дело? — спросил он, хватая Джеррика за плечи и держа на расстоянии вытянутых рук. — Что случилось?

Джеррик протяжно вздохнул.

— Гразли вернулись.

Колонисты застонали и загудели. Отец Джеррика сделал шаг назад, чтобы осмотреть перепачканного кровью сына.

— Ты ранен? Они напали на тебя?

— Гразли убил всех коров. Да, он напал и на меня... но я не ранен. Случилось... еще кое-что.

Он описал странного охотника в камуфляже — неземное существо с совершенным оружием — и рассказал, как тот убил гразли и забрал его голову в качестве трофея.

Когда сгустились сумерки, колонистов стало больше. Джеррик снова рассказал свою историю. Дэвин нахмурился и принялся считать.

— В отсутствие скота плодородные луга бесполезны. На оживление новых эмбрионов уйдет не один месяц. Нам больше нечем засадить эту землю, — он покачал головой. — Это нехорошо.

— Нехорошо? — Джеррик пораженно округлил глаза. — Отец, ты не слышал, что я сказал? Гразли вернулись!

Двое широкоплечих мужчин закрыли ворота поселения позади комбайна. Пока Дэвина занимали другие мысли, Джеррик крикнул другим колонистам:

— Хватайте плазменные винтовки! Нужно установить караул у частокола. Нам лучше подготовиться.

Дэвин кивнул.

— Идея неплохая, но в прошлом году этот частокол спас нас от гразли. Они оставили нас в покое.

Стерев запекшуюся кровь с щеки, Джеррик тихо сказал:

— Может, и так, но теперь меня страшат не только гразли.

После наступления темноты на соседних холмах замелькали огненные вспышки. В темных лесах бушевало пламя и раздавались взрывы. Джеррик поднялся на одну из наблюдательных платформ над частоколом и вгляделся в сгущающуюся темноту.

Дэвин поднялся следом за ним.

— Что это такое? Мы словно на передовой.

— Тот охотник, который убил гразли... Я в жизни не видел такого хладнокровного и смертоносного существа. Что, если он не один?

Дэвин наблюдал за взрывами на холмах. Даже если взрывы раздавались далеко, до них все равно доносился приглушенный рев животных, нарушающий неожиданную тишину.

— Может, они охотятся на гразли? Тогда удачи им.

— А вдруг нет? — ответил Джеррик, наблюдая за взрывами. — Может, они выгоняют гразли сюда, в долину, где их легче одолеть.


3


Терзаурус и так был неприятным местом, но теперь и вовсе превратился в поле битвы. Одни монстры боролись с другими. Взрывы продолжались всю ночь; от рева гразли и ярких вспышек колонисты не находили себе места. Люди сгрудились за частоколом, понимая, что деревянные стены не обеспечат надежной защиты. Стоило любому из опасных видов захотеть этого, как частокол оказался бы пробитым.

На рассвете небо порозовело. Снова забравшись на наблюдательную платформу, Джеррик достал бинокль и изучил аккуратно засеянные поля. Он не мог отвести глаз от черных пятен, которые оставили среди злаков залпы энергетического оружия. Оранжевое свечение непрекращающихся взрывов мучило его всю ночь. Теперь, при свете дня, он видел, что часть пшеницы и кукурузы выжжена и затоптана.

На земле валялись три огромные туши гразли, все обезглавленные. Забрав их головы в качестве трофеев, противники просто бросили тела среди полей колонистов.

Пыхтя от натуги, на платформу молча забрался отец Джеррика. Не говоря ни слова, Джеррик протянул ему бинокль. Дэвин взглянул в него и побледнел.

— Наши злаки...

Джеррик смотрел, как дым поднимается в небо и сливается с серыми облаками.

— Нужно привезти туши коров и срезать мясо, чтобы урвать хоть что-то. Теперь нам нельзя терять ни крошки.

Дэвин кивнул, по-прежнему смотря в бинокль.

— Нужно сейчас же пробудить новые эмбрионы, — сказал он. — На пастбищах достаточно травы, а весь скот мертв.

— Какая трава? Какие пастбища? — разозлился Джеррик. — Отец, пока там бродят эти твари, никто не может даже выйти за ограду!

Опустив бинокль, Дэвин взглянул на сына.

— В прошлом году гразли в конце концов ушли обратно на холмы. Нам все равно нужно время, чтобы из эмбрионов выросли детеныши. Нужно надеяться — и готовиться!

— Но другие твари, эти инопланетные хищники... они охотятся на гразли из спортивного интереса.

— Тогда охотники уйдут вместе с гразли, — не уступал Дэвин. — И у нас все будет хорошо.

Джеррик понимал, что ему не справиться с упрямым оптимизмом отца.

— Наши люди могут умереть с голода, — пробормотал он. — На этой планете у нас и так не слишком много преимуществ. Мы и раньше держались на волоске, — он покачал головой. — И мы не можем отправить сигнал бедствия. Ответ придет только через несколько лет. Колонизационное движение бросило нас на Терзаурусе. Когда сюда придет разведывательный корабль — может, через десять лет? — здесь останется лишь город-призрак.

— Мы выживем, — твердо сказал Дэвин. — Выживем! У нас есть запасы. Если понадобится, мы сможем выкопать пруды и выращивать питательные водоросли. На вкус — полное дерьмо, но выжить можно. К тому же мы соберем ту часть злаков, которая не пострадала в огне.

— Только если эти твари уйдут, — настаивал Джеррик.

Словно намеренно пытаясь напугать их, по полю пронесся полупрозрачный силуэт гуманоида. Когда тот ступил на укатанную дорогу, идущую к частоколу, Джеррик заметил движение краем глаза, повернулся и узнал одного из инопланетных хищников в камуфляже.

Позволив камуфляжу рассеяться, высокий незнакомец подошел к частоколу и посмотрел на них, оценивая укрепления. Этот охотник отличался от того, с которым Джеррик столкнулся накануне. Похоже, деревянные стены показались ему до смешного примитивными. Мерцание сменилось ртутным блеском, после чего охотник исчез из виду. Дэвин с отвращением смотрел на пустое место. Было очевидно, что он разделяет сомнения сына относительно шансов колонии на выживание.

Когда Дэвин спустился с платформы, Джеррик снова взял бинокль и еще раз пристально изучил окружающий ландшафт. Он не хотел уходить. Далеко, среди холмов, по-прежнему громыхали взрывы и мелькали яркие всполохи, но теперь парень следил за суматохой гораздо ближе.

На ближайшем поле быстрорастущей пшеницы из утреннего тумана вышел огромный мохнатый гразли, похожий на зловещую тень. Темная шерсть у него на левом боку была опалена, словно его ранили энергетическим оружием охотников. Рыча и принюхиваясь, огромная тварь пробиралась вперед.

Джеррик снова заметил зеркальную рябь, после чего вооруженный инопланетный хищник стал частично видимым. Огромный гразли в основном полагался на обоняние и слух, поэтому камуфляж был бесполезен. Черный язык вывалился из крокодильей пасти монстра, и тот взревел, размахивая длинными когтями и ища противника.

Инопланетный охотник бросился на гразли, а затем полностью исчез в камуфляже.

Раненый монстр рванулся к нему и побрел по пшеничному полю, ломая драгоценные колосья в поисках инопланетного охотника, запах которого он чуял совсем рядом. Вдруг словно бы из ниоткуда возникла стена огня, которая лизнула землю, подобно струе огнемета. Охотник намеренно сжигал поля, чтобы разозлить зверя. Гразли попятился от черного дыма и трескучего пламени.

Охотник поджег другой участок поля, загоняя монстра в западню.

Джеррик пораженно наблюдал за его действиями.

— Это наше поле! Чтоб тебя!

Казалось, инопланетному охотнику не было до этого дела. С помощью огня он направлял движение гразли. Хищник выглядел полупрозрачным силуэтом на фоне разгорающегося пламени. Мохнатый монстр бросался прямо в огонь, каким-то образом обнаруживая противника.

Хищник стрелял в гразли из огнемета, но языки пламени отражались от широкой грудной пластины монстра. Готовясь к настоящей битве, охотник отключил свое камуфляжное поле, выхватил две длинных сабли и бросился на обезумевшего от дыма гразли. Лохматый монстр отшвырнул его в сторону. Вооруженный охотник прокатился по пламени, вскочил на ноги и снова бросился вперед, выставив перед собой обе сабли. Похожие на щупальца волосы взметнулись в воздух. Из-под металлической маски раздался рев, похожий на звериный рык гразли.

Они сцепились. Острые клинки охотника снова и снова пронзали монстра, подобно жалу осы. Огромными лапами гразли схватил охотника и крепко сжал. Длинные когти высекли искры из его брони, повреждая ее.

Затем хищник закрепил взрывчатку на спине гразли. Последовала короткая яркая вспышка, взрывчатка разворотила позвонки монстра и его грудную полость, повредив сердце. Огромный гразли упал замертво, а хищник попятился, едва сумев устоять на ногах. Его разорванная броня беспорядочно мерцала, из ран сочилась кислотно-зеленая кровь. Несмотря на это, хищник стоял над своей жертвой, выпрямившись во весь рост.

Мертвый гразли подергивался на земле. Его тело дымилось. Вокруг потрескивали горящие колосья.

Глядя на бойню с наблюдательной платформы, Джеррик пробормотал:

— Чтоб тебя!

Вдруг ворота поселения отворились. Он перегнулся через острый край деревянного частокола.

— Какого черта?

На широкую, накатанную дорогу вышел человек... одинокий человек с плазменной винтовкой.

Его отец!

Закрыв за собой ворота, Дэвин пошел по дороге к горящему пшеничному полю, мертвому гразли и раненому хищнику. Среди пламени охотник как раз обезглавливал свою жертву, перерубая толстую шею.

— Отец, вернись! — крикнул Джеррик. — Что ты делаешь?

Обернувшись, Дэвин поднял винтовку и ответил:

— Ты прав! Кто-то должен сражаться за нашу колонию, — он явно был настроен решительно, но казался очень маленьким. — Если этот хищник ранен, возможно, это наш единственный шанс убить одного из них.

Дэвин побежал вперед.

— Вернись! — воскликнул Джеррик.

Что, если его действия только настроят против них других инопланетных охотников?

Несколько колонистов поднялись на углы частокола и выглянули за стену. Еще несколько открыли ворота, чтобы посмотреть, что происходит. Отец Джеррика, как обычно, был по-дурацки убежден в своей правоте... Но Джеррик понимал, что прав он далеко не всегда.

На подходе к склонившемуся над тушей гразли раненому хищнику Дэвин открыл огонь из плазменной винтовки, но большая часть выстрелов не достигла цели — заряды ушли в землю. Один даже попал в тушу гразли и прожег новую дыру в толстой, покрытой шерстью шкуре.

Мускулистый инопланетянин поднялся на ноги. С его рук капала темная кровь гразли, из ран сочилась его собственная ярко-зеленая кровь.

Дэвин поднял плазменную винтовку и снова выстрелил. Один из зарядов скользнул по бедру хищника, высек искры из его брони, но не нанес ему увечий. Тело охотника окутало паутиной статического электричества, камуфляжное поле включилось, затем снова рассеялось.

Отец Джеррика вошел в раж и отважно закричал. Он выстрелил еще четыре раза, не попадая в цель, пока один из зарядов не ударил хищника в плечо и не уничтожил закрепленную там энергетическую пушку.

Казалось, мускулистый охотник разозлился, но не испугался. Он потянулся к ремню, отстегнул металлический цилиндр и сжал его в руке. Выдвинулись заостренные наконечники копья, которые, щелкнув, встали на место.

Дэвин шел вперед, без остановки стреляя, но не целясь. Хотя лидер колонии был еще далеко, хищник занес руку над головой и метнул копье, которое со свистом полетело в противника.

Джеррик беспомощно вскрикнул. Его отец не успел пригнуться, но сумел еще два раза выстрелить — и оба раза мимо. Заряженное энергией копье без труда пробило ему живот.

Дэвин дернулся, сделал еще два неуверенных шага и упал набок.

Не в силах отнять бинокль от глаз, Джеррик взвыл:

— Не-е-ет!

Хромая, хищник пошел вперед, явно страдая от собственных ран. Затем он остановился и склонился над телом Дэвина.

В бинокль Джеррик видел, как отец взялся за лезвие копья, но не смог удержать его в руках из-за обилия крови.

Хищник схватился за оружие и вырвал его из тела противника. Острые концы сложились обратно в рукоятку.

Дэвин лежал на земле, захлебываясь кровью. Он уже умер, хотя еще не понял этого.

Хищник повернул закрытое гладкой металлической маской лицо к частоколу, где кричал Джеррик. Немного помедлив, он нагнулся и перерезал Дэвину горло своим зазубренным клинком. Схватив лидера колонистов за волосы, охотник запрокинул ему голову, а затем сильно дернул и оторвал ее вместе с несколькими позвонками, из которых выпали ошметки спинного мозга. Без интереса взглянув на свой трофей, хищник сунул голову Дэвина под мышку, после чего поднял гораздо более крупную голову гразли. Вместе с обоими трофеями он, хромая, скрылся среди рассеивающегося дыма и тлеющих углей погибшего поля.


4


Тоска Джеррика сменилась гневом, острым чувством несправедливости и желанием отомстить, но он понимал, что все эти чувства напрасны. Он не питал иллюзий относительно своих шансов в схватке с гигантским гразли или вооруженным инопланетным хищником.

Один из этих охотников убил его отца, растерзал его на глазах у колонистов, оторвал ему голову и унес ее в качестве трофея. Дэвин пытался защитить свой дом, но эти охотники убивали... из спортивного интереса.

И отец Джеррика пал жертвой этого спортивного интереса.

Ворота снова закрыли, и колонисты сгрудились за хлипкой деревянной стеной. Огонь на пшеничном поле через некоторое время погас, серое небо затянуло облаками, которые набухли в преддверии жестокого шторма. Внутри Джеррика тем временем бушевал не менее мощный шторм.

Его отец не раз говорил, что Джеррик не сможет стать хорошим лидером, пока не научится контролировать свой гнев и смотреть на общую картину происходящего. Но теперь колонисты смотрели на него как на лидера. Может, им и нужен был гнев? Дэвин был слишком пассивен, слишком оптимистично настроен... Слишком наивен. И теперь он погиб.

Оглядев печальных колонистов, Джеррик вздохнул и почувствовал горький запах дыма, похоже, смешанный с запахом крови.

— Мы похороним его, — объявил Джеррик. — Если никто не вызовется помочь, я сам принесу его тело.

Вызвались пятеро колонистов. Многие были готовы присоединиться к отряду, но Джеррик им не позволил. Выходить и так было рискованно.

После того как Джеррик осмотрел окрестности в бинокль и не увидел ни гразли, ни хищников, ворота поселения открыли. Под темно-серыми тучами волонтеры вышли на грунтовую дорогу. Двое прихватили с собой плазменные винтовки. Винтовка Дэвина так и валялась на земле возле его тела. Очевидно, хищник не почувствовал в ней опасности.

Огромная туша гразли была окровавлена и растерзана — при нападении хищник разорвал его толстую шкуру и разворотил грудные пластины. Но Джеррик смотрел только на отца — а точнее, на его останки. Головы не было, половину позвоночника хищник вырвал, как надоедливый сорняк. Знакомая коричневая рабочая рубашка пропиталась алой кровью. Джеррик помнил, как отец сидел дома и при теплом свете лампы зашивал эту рубашку и ставил заплатки, ведь колонисты Терзауруса не могли позволить себе выбрасывать еще вполне приличную одежду. Теперь рубашку было уже невозможно зашить, как невозможно было и оживить Дэвина. Случилось непоправимое.

Джеррик смотрел на тело отца, чувствуя, как сжимается желудок, колотится сердце и пылают щеки. Глаза щипало, но слезы не капали; казалось, вместо этого они испаряются от ярости.

Он взял отца за ноги; двое других колонистов подхватили его под руки. Когда они медленно и чинно направились к воротам, Джеррик взглянул на винтовку и сказал одному из волонтеров:

— Подними винтовку. Нам понадобится все оружие.

Он сомневался, что им под силу одолеть хоть одного инопланетного хищника в полномасштабной войне, а охотников на Терзаурусе собралось немало. К счастью, пришельцев, похоже, интересовали только гразли. Впрочем, это могло измениться. Колонисты не могли положиться на защиту примитивного частокола, забаррикадированных ворот и сборных колониальных домов. Джеррик не знал, как запугать этих хищников, чтобы их оставили в покое.

Он встревоженно огляделся, боясь услышать устрашающий щелкающий звук или увидеть зеркальную рябь их камуфляжа. Но вокруг были лишь клочки дыма да островки тлеющих колосьев.

Когда они добрались до поселения, тучи стали еще темнее. Начался шторм. Джеррик не хотел оставлять тело отца за периметром. Их кладбище, на котором было уже слишком много могил, находилось за частоколом, на незащищенной территории. Работая быстро и слаженно, волонтеры принялись копать могилу для оптимистичного мечтателя, который убедил их прилететь на эту планету. Сменяя друг друга, они орудовали кирками и лопатами, обязательно выставляя караул с плазменными винтовками.

Взглянув на вырытую могилу, Джеррик подумал, что она похожа на холодный и пустой раскрытый рот. Немного посмотрев на нее, он кивнул и наклонился, чтобы поднять обезглавленное тело. При помощи двух волонтеров он опустил тело в могилу и засыпал его землей.

Когда поднялся ветер, а солнце скрылось за горизонтом, все вернулись за стену, к своим близким, чтобы пытаться сохранить надежду на то, что им удастся выжить...


5


У Джеррика были другие мысли. Он чувствовал себя оскорбленным и побитым, но при этом непобежденным. Он не собирался прятаться. В глубине души он понимал, насколько безрассуден его план, ведь при неудаче он мог поставить под удар всю колонию.

Но ему было плевать. Он должен был это сделать.

Шторм набирал силу. Взяв плазменную винтовку, Джеррик проверил уровень заряда и открыл ворота поселения. Никому ничего не говоря, он забрался в кабину огромного комбайна. Глубоко вздохнув, он принялся нажимать на кнопки. Завел двигатель, переключился на питание от аккумулятора, зажег яркие фары.

Конусы света пронзили неприветливую темноту и озарили унылый ландшафт Терзауруса, сожженные и вытоптанные колосья, руины всех их надежд. Чувствуя, как нарастает гнев, Джеррик вывел комбайн за стену. Три колониста побежали за ним, услышав шум двигателя. Они махали руками и кричали, но Джеррик не остановился. Что ж, теперь хотя бы будет кому закрыть за ним ворота.

Он поехал прямо в сердце шторма. Гусеницы позвякивали, пока комбайн ехал по грунтовой дороге к злаковым полям. В свете фар виднелись редкие зеленые островки. Инопланетные охотники и гразли погубили не всю их пшеницу и кукурузу. Если бы внешняя угроза исчезла, колонисты смогли бы сразу же посеять новые семена и попытаться выжить на урезанных пайках, пока поселение не восстановится.

Однако прежде чем думать о долгосрочном выживании колонии, Джеррик должен был удостовериться, что они переживут эту ночь. Ему нужно было в достаточной мере напугать хищников, чтобы те оставили людей в покое.

Он направил фары таким образом, чтобы осветить пространство за полями. Проезжая мимо выжженных участков поля, Джеррик насчитал на земле четыре туши гразли, все обезглавленные. Огромных зверей вытесняли с холмов, из-за чего они разоряли несчастную колонию, но теперь их еще и убивали в ходе какой-то инопланетной охоты. И колонисты оказались между двух огней.

Этой ночью Джеррик решил сам отправиться на охоту.

Стекла кабины дребезжали под порывами ветра и потоками дождя. Огромный комбайн медленно полз по неровному ландшафту. Джеррик направлялся на пастбище, где зверь растерзал коров. Прошло почти два дня, но их изуродованные туши по-прежнему лежали нетронутыми. На Земле они давно бы стали пищей стервятников и падальщиков, но автохтонные виды Терзауруса не ели земную плоть.

Когда огромный комбайн оказался среди холмов, Джеррик осветил фарами зеленые склоны. Вдруг он заметил огромный, неуклюжий силуэт. Сердце замерло у него в груди — эта самка гразли была крупнее того самца, который напал на него раньше. Она была гигантской, даже больше всех тех, которых инопланетные хищники убили в полях. Она была громадной, будто прародительница рода.

Она склонилась над тушей крупного гразли, лежащей на земле. В сравнении с этим огромным монстром мертвый зверь казался детенышем.

Щенком.

Здоровенная самка гразли склонилась над обезглавленной тушей, а затем приподнялась на задних лапах, заметив яркие огни приближающегося комбайна. Она взревела так громко, что кабина задрожала. Джеррик инстинктивно взглянул на лежащую рядом с ним плазменную винтовку, хотя и понимал, что может высадить все заряды, но это не остановит гигантского зверя.

Однако он не собирался сражаться с одной плазменной винтовкой.

Нажав на несколько кнопок, Джеррик опустил огромные пилы, алмазные лезвия которых были разработаны, чтобы валить лес для расчистки пашни. Пилы загудели и завизжали.

Джеррик надавил на педаль акселератора, и бронированные гусеницы заскрежетали. Комбайн рванул вперед. Самка гразли вздыбилась и подняла лапы при приближении механического противника, но не отступила ни на шаг. Пилы вращались и жужжали. Лазерные прицелы скользили по цели перед комбайном.

Джеррик стиснул зубы. Эти монстры убили несколько колонистов, растерзали всех их коров, лишили их шансов на выживание. Неважно, насколько хуже были инопланетные охотники; для Джеррика и те и другие были врагами — и он должен был заявить о себе.

Самка гразли посмотрела на приближающийся комбайн, махнула огромной лапой и ударила по вращающейся пиле. Алмазное лезвие вспороло толстую шкуру и вошло глубоко в плоть, но удар монстра был достаточно силен, чтобы оттолкнуть пилу и погнуть лезвие.

Быстро среагировав, Джеррик опустил второе лезвие, которое рассекло монстру плечо, но самка гразли отпрянула и взревела от боли.

Джеррик на всех парах повел комбайн вперед. Он опустил вращающееся мотовило — полый цилиндр, который использовался для сбора урожая и переноса колосьев на транспортер и молотильный барабан. Самка гразли схватилась за одну из пластин мотовила, но ее лапу затянуло в цилиндр, силы вращения которого хватило, чтобы сломать кость. Оказавшись в ловушке, гразли попыталась вырваться и исступленно заревела, но все же сумела остановить мотовило. Двигатель комбайна ревел и визжал, но мотовило не вращалось. Самка гразли пыталась высвободить сломанную лапу.

— Сдохни, чертова тварь! — крикнул Джеррик.

Гразли все же вырвалась, оскалилась на мотовило и попятилась. Несмотря на боль, раненая тварь повернулась на другой звук.

Сквозь дребезжащее под порывами ветра стекло кабины Джеррик различил в темноте какое-то движение. На краю широкого луча фары появился мерцающий силуэт — огромный и гибкий хищник. Стоя на поле боя, инопланетный охотник выпустил голубой плазменный заряд из закрепленной на плече пушки. Заряд пронзил черноту, ударил гразли в грудь и оставил там прижженную рану.

Монстр взвыл и пошатнулся, но Джеррик почувствовал лишь негодование. Это он первым вступил в бой, он серьезно ранил жуткую самку гразли. Он не знал, сработает ли его план, но понимал, что должен довести его до конца.

Остановив комбайн, но не отключая мотовило и пилы, Джеррик открыл дверцу кабины, схватил плазменную винтовку и спрыгнул на землю. Его ботинки примяли траву.

— Это моя добыча, мерзавец! — прокричал он инопланетному хищнику. — Оставь ее в покое!

Он побежал к умирающей гразли. Даже тяжело раненная, она обладала огромной разрушительной силой. Уголком глаза Джеррик заметил зеркальную рябь камуфляжа. Интересно, почему инопланетный охотник так боялся себя показать? Джеррик уж точно не собирался прятаться.

Он бежал с громким воплем. На бегу он пять раз выстрелил из плазменной винтовки, и — в отличие от отца — все пять раз попал в цель. В грудь гразли друг за другом ударило пять высокоэнергетических зарядов. Громадный зверь с громким стоном упал на залитую кровью траву.

Джеррик бесстрашно подошел к монстру. Одна лапа гразли была едва ли не пополам рассечена пилой, другая — переломана мотовилом. В свете фар комбайна кровь монстра казалась темной, почти черной.

Скрытый зеркальным камуфляжем хищник тоже приближался к умирающему зверю, но Джеррик подошел к нему раньше. Он смело встал рядом с гразли, приставил ствол плазменной винтовки к его горлу и выстрелил в упор.

Когда огромный монстр затих среди некогда мирных пастбищ скота колонистов, Джеррик обеими руками поднял винтовку и обернулся, ища в ночи зеркальный камуфляж инопланетного охотника.

— Она моя! — крикнул Джеррик. — Это моя добыча. Мой трофей!

Он поставил ногу на покрытую шерстью тушу.

Держа винтовку перед собой, он огляделся, сомневаясь, что оружие спасет его, если инопланетный хищник решит на него напасть. Заметив зеркальную рябь справа от себя, Джеррик дерзко воскликнул:

— Это моя добыча!

Камуфляжное поле задрожало и заискрилось, а затем рассеялось. Перед Джерриком возник высокий и мощный гуманоид. Его лицо скрывала гладкая, до жути нечеловеческая маска; ему на плечи падали длинные, похожие на змей пряди волос. Хотя сквозь прорези для глаз ничего не было видно, Джеррик чувствовал угрозу. Охотник жаждал крови. Он мог ответить силой и убить Джеррика за то, что тот посмел помешать его охоте... Но Джеррик сомневался, что так будет. Хищник молча смотрел на него.

— Мой трофей, — повторил Джеррик уже тише.

Рискуя всем на свете, Джеррик наставил винтовку на мертвую самку гразли и еще два раза выстрелил ей в шею, отрубая голову зарядами плазмы. После этого Джеррик отбросил винтовку, которая со стуком упала на землю, опустился на колени, схватил жуткую голову монстра и отделил ее от тела. Затем он поднялся, поставив ноги по обе стороны от изуродованной шеи.

— Мой трофей.

Скрестив руки на груди, Джеррик взглянул на хищника.

Грозный пришелец смотрел на него, не поднимая мускулистых рук.

С секунду они напряженно молчали, после чего хищник едва заметно кивнул, признавая правоту Джеррика, и отвернулся от него. Активировав зеркальный камуфляж, он удалился в непроглядную ночь.

От ужаса и облегчения у Джеррика чуть не подкосились ноги. Он стоял, часто моргая, под порывами ветра и каплями дождя. Оставшаяся часть ночи проходила спокойно, пока с холмов не донеслись новые взрывы — хищники продолжили охоту на гразли...


6


Грохоча и позвякивая, поврежденный комбайн пополз обратно к обнесенному частоколом поселению. В ковше для зерен лежала голова громадной самки гразли — трофей Джеррика. Мертвый зверь смотрел перед собой стеклянными глазами, пока комбайн приближался к воротам.

Пораженные колонисты высыпали навстречу, одновременно напуганные и обрадованные. Открыв ворота и увидев, что Джеррик привез голову здоровенной гразли, они попятились. Джеррик остановил комбайн возле стены, развернул его, опустил огромный ковш и положил голову гразли на землю.

Выглянув из кабины, он крикнул колонистам:

— Оставьте ее здесь как предупреждение хищникам! Это мой трофей. Может, запах смерти отвадит от нас гразли, — он горько усмехнулся. — Они не захотят с нами связываться.

Джеррик говорил о страшнейшем автохтонном хищнике Терзауруса, но при этом сам убил одно из этих животных, так что, возможно, он был страшнейшим хищником в этом суровом, никому не нужном мире. Он видел, как среди далеких холмов мелькают вспышки взрывов, и понимал, что инопланетные хищники продолжат охоту на гразли, прогоняя их в густые леса.

Оставив огромную голову зверя возле поселения как предупреждение врагам, Джеррик въехал на комбайне внутрь поселения. Колонисты закрыли за ним ворота. Теперь он был реабилитирован. Он победил и, как ни странно, чувствовал себя в безопасности. Он надеялся, что инопланетные хищники и гразли теперь будут обходить человеческое поселение стороной.

Отчаянным колонистам предстояло начать все заново и найти способ выжить. Но теперь Джеррик уже не боялся того, что готовит им следующий сезон.


Выбрать рассказ для чтения

47000 бесплатных электронных книг