Наоми Новик

Выгодное предложение

— Я не обижаюсь, — разочарованно сказал вампир, — мне просто надоело тратить время. Если жилищный кооператив не желает, чтобы я жил в этом доме, пусть так и скажут, без кривых улыбочек и намеков.

— Понимаю, это ужасно, — сказала Дженнифер. Разумеется, никто из председателей кооператива не осмелился бы так сказать — это было бы прямым нарушением закона о справедливом решении жилищных вопросов и грозило судебным иском. — А о загородном доме вы не думали?

— Конечно, ведь у меня, разумеется, открыт трастовый фонд с долгосрочным реинвестированием, — с иронией ответил вампир. — Мне всего пятьдесят четыре.

Выглядел он при этом не старше двадцати пяти — бледный, изящный, голодный. Типичный вампир, которому приходится недоедать. На свой кофе из «Старбакса» он смотрел едва ли не с отвращением. Дженнифер ничуть не удивлялась тому, что другие жильцы его избегали, и радовалась своей идее щедро посыпать съеденный за обедом кусок пиццы чесночной солью.

— Что ж, — задумалась она. — А как насчет Бруклина?

— Бруклина? — переспросил вампир таким тоном, словно ему предложили пляжный отдых во Флориде.

Вампиру потребовалось целых пять минут, чтобы одеться — натянуть пальто, перчатки, шляпу, вуаль, шарф и плащ. Зная, что вампиру предстоит поездка в час пик по линии Лексингтон-авеню, Дженнифер искренне ему посочувствовала. Она прошла пешком пять кварталов и вошла в офис Дуга, чтобы доложить об итогах встречи. В их агентство вампира перенаправил брокер из «Блэка, Томаса и Филлипса», после того как уже второй жилищный кооператив отказал ему в покупке жилья.

— Попробуй новостройки, где квартиры еще продает сам застройщик, — предложил Дуг. — Какой у него бюджет?

— Миллион двести, — ответила Дженнифер.

— И он хочет трехкомнатную? — опешил Дуг.

Скривившись, Дженнифер кивнула.

— Без шансов. Покажи ему двушки попросторнее, которые можно будет переделать в трешки, и попробуй соблазнить его дополнительными удобствами.

— Я тут подумала — может, потрясем владельцев того викторианского дома на Семьдесят шестой? Могу им написать.

— Держи это в уме, но я бы рассматривал тот дом лишь в качестве запасного варианта, — сказал Дуг. — Тамошним жильцам будет наплевать, что он вампир, но они вряд ли одобрят соседа, которому меньше сотни лет.

В дверь постучали. Следом из проема показалась голова Тома.

— Дуг, прости, что вмешиваюсь, но в два пятнадцать у тебя встреча с новым клиентом на углу Тридцать второй и Первой.

Здание было Дугу незнакомо; квартиры в нем сдавались в аренду, расположение было неудачным. Рядом проходил Мидтаунский туннель с оживленным движением, вид из окон был унылым, а консьержем оказался весьма злобный гоблин. Когда Дуг попросил проводить его в квартиру 6-Б, гоблин огрызнулся.

— Шесть-бэ?

— Да, — подтвердил Дуг.

— А ты... друг? — подозрительно спросил гоблин.

— У нас с хозяином назначена встреча, — как можно дипломатичнее объяснил Дуг. Многие квартиросъемщики не хотели ставить хозяев в известность о том, что планируют съезжать.

Гоблин потыкал ногой спящего под столиком в холле кота. Подняв голову, кот принюхался и недовольно промурчал:

— Чего тебе от меня надо? Это простой агент по торговле недвижимостью.

— Агент? — гоблин заметно оживился и даже обрадовался. — Агент, а? Он что, съезжает?

— Сами спросите, — ответил Дуг. Радость гоблина была дурным знаком. Плохие рекомендации от прежнего арендодателя могли отпугнуть жилищные кооперативы похлеще вампиризма. Не то чтобы у него и прежде не было опасений насчет этого клиента — что мог забыть человек, располагающий тремя миллионами долларов, в такой дыре?

Мебель из «Икеи», который был обставлен весь дом, не добавила ему оптимизма.

— Деньги в трастовом фонде, — уверил его клиент, моргая близорукими глазами из-за толстых круглых очков. Генри Келл — так его звали — не был похож на человека, способного доставить неприятности гоблинам. Он был тощим коротышкой и говорил так тихо, что Дугу приходилось изо всех сил напрягать слух.

— Я не люблю тратиться и... ни в чем особенно не нуждаюсь, знаете ли. Вот только — как бы сказать — я решил, что нам пора обзавестись собственным жильем. Надеюсь, он со временем оценит мою инициативу.

— Так, значит, мы ищем жилье для вас и вашего... партнера? — предположил Дуг. — Может, стоило и его пригласить?

— Гм, — мистер Келл задумчиво снял очки и протер их тряпочкой. — Рано или поздно вам придется с ним встретиться, но я бы предпочел начать без него.

Келлу было не важно, в довоенный или послевоенный дом переезжать. Не заботил его и вид из окна.

— Однако мне хотелось бы, — уточнил он, — чтобы окна не выходили прямиком на окна соседнего здания.

Когда Дуг предложил сузить круг поисков по районам, Келл лишь развел руками.

— Ладно, — сдался Дуг, понимая, что ему придется хорошенько помучиться, прежде чем удастся получить хоть малейшее представление о предпочтениях Келла. — Вы свободны завтра? Я могу подобрать и показать вам несколько вариантов.

— Превосходно, — ответил Келл, и на следующее утро установил новый рекорд среди клиентов Дуга, осмотрев первую же квартиру за десять минут и сказав, что берет ее без торга.

Нельзя было сказать, что Дугу претила мысль заработать побольше за минимальное время, но он обязан был соблюсти формальности, требуемые от него профессией.

— Вы уверены, что не хотите сначала осмотреть и другие варианты? — спросил он. — Честно говоря, цена на эту квартиру несколько завышена. Ее выставили на продажу менее недели назад.

— Нет, — ответил Келл. — Вы знаете, мне бы хотелось управиться как можно скорее. Это чудесная квартира, и она прекрасно мне подходит.

Немногие бы с ним согласились. Квартира досталась нынешнему владельцу по наследству; в ванной и кухне никогда не производился ремонт, а прежний хозяин натворил немало преступлений против архитектуры, разместив повсюду встроенную мебель и технику. Однако нельзя было поспорить с тем, что квартира полностью отвечала требованиям Келла об уединенности. Окна трех комнат выходили на голые стены соседних зданий, еще одно — во двор, а из спальни виднелся уголок Риверсайд-парка. Несмотря на то что дом был многоквартирным, место здесь было тихое благодаря усилиям риверсайдских эльфов.

— Когда можно будет подписать договор? — спросил Келл.

— Я передам вашему нотариусу контактные данные нотариуса продавца, — сказал Дуг и позвонил Тому, чтобы отменить остальные просмотры, не переставая удивляться столь быстрому решению клиента.

— Ничего себе, — Том присвистнул, когда Дуг вошел в офис.

— Сам не ожидал, — ответил Дуг. — Быстрейшая сделка в жизни. Будет чем похвалиться перед коллегами. А как дела в Тюдор-сити?

Том мрачно покачал головой. Тюдор-сити был престижным местом — в выставленной на продажу квартире было две спальни, отдельная столовая, обновленная кухня, две ванные, выложенные плиткой «под кирпич», а из окон открывался вид на штаб-квартиру ООН. Цена тоже была вполне доступной для жилья такого класса — плати и въезжай. К несчастью, на рынок недвижимости эта квартира попала в результате бракоразводного процесса, и перед тем, как ее покинуть, прежние владельцы успели запомниться соседям постоянными перепалками, скандалами и даже драками.

Потенциальные покупатели редко добирались даже до спален. Они входили, заглядывали в огромный гардероб, заходили в гостиную, замечали на стене тучу огромных черных жуков и тут же выбегали оттуда, как ошпаренные — нередко с криками, хоть Дуг и заранее предупреждал их агентов. Но рынок недвижимости переживал не лучшие времена, и никому не хотелось упускать даже призрачный шанс на продажу.

Сегодняшняя потенциальная покупательница обошлась без криков — она была герпетологом, и Том, решив, что дело выгорит, даже представил жуков в качестве потенциального бесплатного корма для змей.

— Выяснилось, что змеи не едят жуков, — разочарованно заключил он.

— Что ж, не бывает худа без добра, и наоборот, — сказал Дуг. — Давай попробуем уговорить хозяев скинуться на дезинсектора. Печально, что такую квартиру не выходит продать даже по цене на пятьсот тысяч ниже рыночной.


Рынок недвижимости на Манхэттене всегда был непредсказуем. Все мечтали жить в черте города. Эльфы воевали с волшебниками с Уолл-стрит за таунхаусы Грамерси-парка и дома на Пятой авеню, застройщики пытались выселить домовых-брауни из заброшенных фабричных цехов в Гринич-виллидж, чтобы переоборудовать их в жилища для рок-звезд и рекламщиков, а студенты набивались по четверо в одну комнату с начинающими актерами и алхимиками.

Дугу удалось пережить темные времена начала девяностых, когда в течение семи лет рынок страдал от переизбытка предложений, и продать что-то было практически невозможно. Хуже всего было вести дела с бессмертными — если только жилкооператив не ограничивал сроки субаренды, добиться снижения цены от ракшасы или вампира было невозможно даже в условиях застоя. Ты всегда слышал одно: «Что ж, я потерплю еще лет десять и посмотрю, изменится ли что-нибудь». Но даже тогда Дугу нравилось искать новые вызовы и подбирать подходящих друг другу продавцов и покупателей, а уж теперь, когда он открыл офис в здании «Ричард Мерримэн Инкорпорейтед», обзавелся штатом сотрудников и мог больше не беспокоиться о бумажной волоките — и подавно.

Впрочем, прямо сейчас дела шли немного хуже, чем ему хотелось бы. На прошлой неделе шестимиллионная сделка с эксклюзивным клиентом (изначальная цена составляла семь миллионов сто тысяч) сорвалась уже после достижения предварительной договоренности. Вдобавок к этому, покупательница потеряла четверть своего состояния в финансовой пирамиде.

— Вы только представьте, — мрачно объяснила она по телефону после того, как сообщила, что сделка отменяется. — Они открыли счета для инвесторов-зомби, заплатили им из наших денег, потом зомби развалились, и их счета перешли тем, кто их оживлял — а они, в свою очередь, оказались сотрудниками компании, хозяевами которой являются наши соучредители.

— Вы не можете получить даже часть денег? — спросил Дуг.

— Спросите лет через пять, когда я расплачусь с юристами, — ответила женщина.

Каждая продажа была вдвойне важна и давалась в десятки раз сложнее обычного. Дуг даже удивился, что «Блэк, Томас и Филлипс» просто так отпустили вампира, даже с учетом двух отказов.

Вспомнив об этом, Дуг решил обзвонить знакомых владельцев многоквартирных домов, но не успел он дотянуться до трубки, как телефон зазвонил.

— Что за клиента ты мне подсунул, черт тебя дери? — не тратя время на приветствия, воскликнула Рина Ласар — агент, занимавшийся продажей квартиры в Риверсайде.

— Ну блин, — только и смог ответить Дуг. — Что случилось? Келл решил пойти на попятную?

Поставив рекорд по самой быстрой продаже Дуг вовсе не хотел ставить другой рекорд, получив самый быстрый отказ.

— К сожалению, нет, — сказала Рина. — Я была бы рада, если бы он пошел на попятную. Нет, он где-то раздобыл номер хозяев, позвонил им и сказал, что его, цитирую, «пи-ип квартира — пи-ип кусок пи-ип, встроенная мебель — убожество, запах внутри как от мертвой бабки и — без шуток — никто в здравом уме не заплатит за эту рухлядь больше миллиона, и никаких торгов». Дочка хозяев позвонила мне вся в слезах.

— Ничего себе, — опешил Дуг.

— Если хочешь и дальше работать с моими эксклюзивными предложениями, сперва присылай мне заключение о платежеспособности покупателя, — сказала Рина, повесив трубку с такой силой, что Дуг скривился.


— Ой-ой-ой, — распричитался Генри Келл, когда Дуг перезвонил ему. — Полагаю, это значит, что сделка сорвалась?

— Сорвалась, мягко говоря, — сказал Дуг. — Мистер Келл, возможно, мне следует объяснить, раз вы прежде никогда не приобретали жилье, что договоренности нужно соблюдать...

— Что вы, что вы, разумеется, — поспешил оправдаться Келл. — Уверяю вас, я был настроен на покупку твердо и решительно. По всей видимости... ему что-то не понравилось, но я ума не приложу, почему...

— Вы имеете в виду вашего партнера? — уточнил Дуг. — Мистер Келл, если вы совершаете покупку в складчину...

— Вовсе нет, — ответил Келл. — Формально я единственный покупатель. Просто он иногда высказывает свое мнение, так или иначе.

Дуг почесал лоб и пробежал глазами по открытому на ноутбуке бухгалтерскому отчету. В этом не было необходимости — информацию по всем текущим сделкам он прекрасно помнил.

— Мистер Келл, я уверен, что мы сможем подобрать квартиру, которая устроит и вас, и вашего партнера, — сказал он. — Но сначала мне придется с ним переговорить.

— Ой-ой-ой, — вновь запричитал мистер Келл.


— Какая интересная деталь, вполне в стиле Кафки, — сказал искусствовед, разглядывая насекомых на стене.

— Уникальная, — согласился Том, стараясь не глядеть на стену.

Жуки лазали друг по другу, издавая низкий треск, который был слышен даже сквозь шум машин с Первой авеню, доносившийся из открытых настежь окон.

Агент покупателя спряталась в углу гостиной и поглядывала на своего клиента украдкой. Том мог ей лишь посочувствовать — что еще ему было делать?

— Мне нравится, — сказал искусствовед, выходя из кухни. — Есть что-то особенное в сочетании формального стиля классической уборной, витражных окон, деревянной облицовки и первобытной брутальности этого роя насекомых.

— О? — вырвалось у Тома. — Это... да, безусловно. Хочу отметить, что хозяева считают торг вполне уместным, — добавил он с робкой надеждой.

Искусствовед еще немного поразглядывал квартиру, но в конце концов покачал головой.

— Заманчиво, но все-таки нет. Квартира хороша, но вот расположение... Тюдор-сити, сами понимаете. Тесновато здесь. Не продохнуть. Все равно что жить в Верхнем Ист-Сайде. Однако передайте хозяевам, что у них отменное чувство стиля.


— Почему квартплата столь высока? — подозрительно спросил вампир, прочитав рекламный буклет квартиры в Бэттери-парке.

— Ну, — поначалу агент продавца задумался, но в итоге признался, что участок, на котором стоит здание, не принадлежит жилищному кооперативу, а снимается им, срок аренды истекает через пятнадцать лет и об условиях продления никто пока не задумывался. — Но наш управляющий — домовой, а на солнечной стороне прекрасная открытая веран... — он умолк на полуслове, заметив уничтожающий взгляд Дженнифер.

Дождавшись, пока разочарованный вампир оденется, Дженнифер сказала:

— Я подобрала несколько квартир в общественных многоквартирных домах, которые можно будет посмотреть на выходных.

— Не хочу жить в общественном доме, — буркнул вампир, обматывая голову шарфом. — Туда всякий сброд пускают.

Дженнифер открыла было рот, но не стала возражать.

— Хорошо, — сказала она спустя несколько секунд. — Значит, рассматриваем только кооперативы? Может, пришлете мне вашу последнюю заявку на проживание?

— У меня есть деньги! — вспылил вампир, сверкая красными глазами из-под шарфа.

— Не сомневаюсь! — поспешила успокоить его Дженнифер, делая вид, что вовсе не тянет руку к нательному крестику, что носила под блузкой. — Мне не нужны ваши финансовые гарантии, я просто подумала, что мы могли бы слегка... отшлифовать ваше резюме. Сделать его более привлекательным для домовладельцев.

— А, — успокоился вампир. — Хорошо. Попрошу агента все вам переслать. Хуже быть уже не может.

Оказалось, еще как может. Одно из трех рекомендательных писем было от матери вампира.

— Мне казалось, оно милое, — протестовал вампир. — Напоминает, что я все еще держу связь с моей прежней жизнью.

— Вашей матери девяносто шесть лет, и она живет в Аризоне, — заметила Дженнифер. — Когда вы навещали ее последний раз?

Вампир выглядел пристыженным.

— Я звоню ей каждый день, — пробормотал он.

Два других письма были от пуки — ну как не порадоваться, когда твоего соседа станет навещать такой друг, особенно в облике огнедышащего коня, — и от некроманта.

— Некромант — штатная сотрудница отдела по поиску утерянного имущества «Голдман Сакс», — объяснил вампир.

— Отлично. Просто замечательно, — сказала Дженнифер. — Пусть она перепишет письмо так, чтобы основной упор был сделан на это, а часть про некромантию опустит. А что касается пуки...

— Он владелец биотехнологической компании! — запротестовал вампир.

— Давайте лучше поищем кого-нибудь другого, кто мог бы дать вам рекомендацию, — твердо парировала Дженнифер.


В этот раз гоблин-консьерж впустил Дуга в дом без разговоров, и даже всячески старался лучезарно улыбаться — насколько на это был способен гоблин. Теперь становилось понятно, почему он так обрадовался, узнав о планах Келла и его чокнутого партнера съехать. Келл был дома один, и в толстом бесформенном свитере выглядел совсем поникшим и скукоженным. Впустив Дуга, он принялся нервно заламывать руки.

— Скажите, — промямлил он, — нет ли хоть крошечной возможности все-таки провести сделку? Я готов заплатить больше...

— Даже не мечтайте, — оборвал его Дуг. — Мистер Келл, вы так ничего и не поняли. Любые, гхм, необычные поступки вас или вашего партнера создают о вас впечатление ненадежных покупателей, и это отпугивает продавцов. Сделка купли-продажи может занимать до трех месяцев, и даже если вы готовы раскошелиться, от этого не будет ровным счетом никакой пользы, если в последний момент все сорвется.

— Ох, — сокрушенно вздохнул Келл.

— Если начистоту, то решение проблемы одно: найти квартиру, которая понравится вашему партнеру, — сказал Дуг. — Он здесь? Мне необходимо с ним встретиться.

Келл снова вздохнул и ответил:

— Минуточку.

Он открыл буфет и достал бутылку виски и стакан. Поставив их на стол, он налил виски в стакан.

Дугу доводилось встречать клиентов, которые совершали куда более странные поступки — Келл не был первым, кому захотелось выпить в присутствии риэлтора. Но Дуг невероятно удивился, когда Келл, вместо того, чтобы выпить самому, придвинул стакан ему.

— Спасибо, но...

— Я настаиваю, — сказал Келл. — Вам это понадобится.

Не успел Дуг возразить, как Келл рухнул на диван, схватившись за лицо и согнувшись в три погибели. С ним творилось что-то невообразимое — он будто увеличивался в размерах.

— Эээ... — вырвалось у Дуга, когда Келл отнял руки от лица.

Келл больше не был Келлом. Его глаза остались того же цвета, но налились кровью; лицо стало шире, нос сплющился, а челюсть выросла и казалась теперь вытесанной из камня. Шея толстела с каждой секундой.

— Твою мать, наконец-то! — воскликнул не-Келл, выпрямляясь. Диван угрожающе скрипел под его весом. — Значит это ты тот агент, что подсунул ему ту дыру?

Собравшись с мыслями, Дуг ответил:

— А вы?..

Перестав расти, не-Келл откашлялся и постучал себя кулаком в грудь. В него могли бы поместиться целых два Келла, и еще немного места осталось бы. Громко рыгнув, он улыбнулся — а точнее, оскалился ртом, полным ослепительно белых зубов, которых было чересчур много для обычного человека.

— Зовите меня Хайд.

— Ну ладно, — не сразу ответил Дуг. — А он, в таком случае?..

Хайд фыркнул.

— Именно. Этот заморыш сменил имя, когда мы поселились здесь. Стыдоба! — он указал на виски. — Пить будете?

Взглянув на стакан, Дуг отодвинул его.

— Что ж, мистер Хайд, — сказал он, — расскажите-ка мне, какая квартира вам нужна?


Дезинсектор отошел от покрытой жуками стены и медленно, мрачно покачал головой.

— Серьезно? Ничего нельзя сделать? — разочарованно произнес Том.

— Извините, — сказал дезинсектор. — Эти ребята живут тут уже лет двадцать. Кто-то проклял это место, и они хорошо прижились. Вот это, — он махнул рукой в сторону жуков, — лишь верхушка айсберга. Я мог бы содрать с вас десять тысяч и избавиться от них, но через пару месяцев они вернулись бы снова. А может, появился бы кто похуже — многоножки какие-нибудь. Терпеть их не могу, — дезинсектора передернуло. — В любом случае избавиться от них не выйдет — разве что все здание снести.

Прервавшись и ненадолго задумавшись, он продолжил:

— А еще вы, конечно, можете попробовать уговорить хозяев помириться и въехать обратно. Вдруг поможет?

Том недоверчиво посмотрел на него.

— Они два года развестись не могут, постоянно выдвигая друг против друга новые иски.

Дезинсектор пожал плечами:

— А квартиру они хотят продать или нет?

Том вздохнул. Подумав, он сказал:

— Значит... постойте, вы говорите, что если попытаться снять проклятие, то может стать только хуже?

— Именно, — подтвердил дезинсектор.

— А если сделать не это, — предложил Том, — а кое-что другое?

— Что вы имеете в виду? — удивился дезинсектор.


Заявление вампира все равно выглядело неубедительно, особенно в сравнении с тем, которое Дженнифер редактировала днем. Она боялась сглазить, но, по ее мнению, с такими рекомендациями Мэй Шинагаве, будь она хоть трижды лисицей-оборотнем, было гарантировано место в Беркли, где существовало твердое правило — никаких собак и им подобных. Шесть рекомендательных писем, прекрасное финансовое положение — а вдобавок еще и по бумажному журавлику в подарок для каждого представителя жилищного кооператива. А вот на налоговой декларации вампира красовалось подозрительное красно-бурое пятно.

В довершение всего, после телефонного разговора с вампиром Дженнифер получила кричащее сообщение «ПЕРЕЗВОНИТЕ МНЕ!!!» от одного из прежних клиентов — женщины-юриста, купившей квартиру с панорамными окнами на двадцать четвертом этаже элитного дома, чтобы любоваться окрестными видами. Теперь рядом собирались начать новую стройку, и женщина буквально сходила с ума от бешенства.

— Если градостроительное бюро дало добро, то их уже не остановить, — извиняющимся тоном объяснила Дженнифер. Ей тоже было неприятно, но что она могла сделать? Это Манхэттен — стоит тебе построить большой дом, как рядом кто-нибудь построит еще больше.

— Церковь, на которую выходят мои окна — чертов памятник архитектуры! Он должен быть законодательно защищен от перестройки!

— Анджела, мне жаль. Они собираются сохранить основные элементы фасада, перестроив лишь внутреннюю часть и надстроив несколько этажей, — ответила Дженнифер. — Если хотите, могу подобрать вам новое жилье.

— Я еще за это до конца не рассчиталась, на что мне покупать новое?! Сейчас никто в здравом уме не выложит два миллиона за однокомнатную квартиру с видом на кирпичную стену в ангелочках, или что там они собираются на нее налепить! — возмущалась Анджела. — Никто, понимаете?! Господи, ну какой черт меня дернул купить квартиру в разгар жилищного бума? Я же предчувствовала!

Разумеется, она не могла ничего предчувствовать. Никто не мог — иначе не случилось бы этого самого бума. Дженнифер без большого энтузиазма успокаивала Анджелу, одновременно проверяя резюме лисицы-оборотня. В конце концов она и вовсе отложила трубку, но, подумав, подняла ее снова и спросила:

— Анджела, не могли бы вы прислать мне по электронной почте фотографию церковного фасада?


— Я хочу гранитные столешницы! — заявил Хайд. — Гранитные, мать их, столешницы! Никакого пластикового дерьма!

— Хорошо, — кивнул Дуг, добавляя это пожелание в список, где уже присутствовали высокие потолки, морозильник, центральный кондиционер и деревянные полы. Ничего себе запросы. — Есть у вас пожелания по району?

— Конечно. Я хочу что-нибудь поживее, поактивнее, чтоб его, понимаете? — сказал Хайд. — Каким местом он думал, выбирая Риверсайд-парк? Жить рядом с кучей эльфов, каждое утро воспевающих славу солнцу? Издеваетесь? Да будь моя воля, я б их всех из ружья перестрелял!

— Не лучшая идея, — заметил Дуг.

— Зато веселая, — тоскливо ответил Хайд.

— Ладно, — Дуг решил сменить тему. — Вы можете мне сказать, чего хочет ваш... то есть, чего хочет мистер Келл? Он не слишком-то охотно высказывал свои пожелания.

— Этот говнюк хочет жить в норе, где сможет целыми днями спокойно читать книжки, — ответил Хайд. — Вы посмотрите на это, — он указал на стеллажи из ДСП, заваленные книгами в твердом переплете. — Кругом этот хлам из «Икеи»! Боже, а если б вы только знали, что тут было до них! Чертовы встроенные шкафы, да еще и фиолетовые! Я их все кувалдой расфигачил.

Бросив еще один испепеляющий взгляд на стеллажи, Хайд поднялся с дивана и подошел к ним, то сжимая, то разжимая кулаки, словно раздумывая, сможет ли терпеть их еще хотя бы минуту.

— Знаете, — поспешно сказал Дуг, — а у меня есть на примете место, которое может вам подойти...

Хайд замер, не дойдя полшага до стеллажей.

— Правда? Так чего мы ждем, поехали смотреть!

— Я не уверен, смогу ли прямо сейчас связаться с агентом продавца, — попытался отговориться Дуг.

— Ну так хоть с улицы глянем, — сказал Хайд.


Вампир перезвонил спустя несколько секунд после того как Дженнифер переслала ему письмо от Анджелы.

— Что это, черт возьми, было?! — возопил он. — Я чуть айфон в канаву не уронил!

— Правда? — удивилась Дженнифер. — Это фото на вас так подействовало?

— Там же была чертова уйма крестов!

— Отлично, — сказала Дженнифер. — Можете встретиться со мной через полчаса на перекрестке Семьдесят пятой и Третьей?


Просто так усадить Хайда в такси не получилось — пришлось пятнадцать минут ждать пустой мини-вэн. Дугу это оказалось только на руку: за это время он успел списаться с Томом и попросить того разыскать нужного агента. Дуг опасался, что иначе Хайд, которому не терпелось увидеть квартиру, мог бы просто выбить дверь ногой, чтобы попасть внутрь.

Агент позвонил, когда они уже ехали в Даунтаун.

— Хочу, чтобы вы понимали... — начал агент.

— Да-да, я в курсе, — перебил его Дуг. — Но внутри все новое, так?

— Новехонькое, — ответил агент. — Дизайнерский ремонт.

Они остановились у кладбища Марбл. У железной ограды печального вида призрак наблюдал, как Хайд вывалился из такси, едва не перевернув машину. Хайд с призраком переглянулись.

— Чего надо, Каспер? — грозно спросил Хайд, и привидение поспешно ретировалось.

— Значит, так: до Боуэри отсюда пара кварталов, а на соседней улице — байкерский клуб «Ангелы ада», — начал рассказывать Дуг, ведя Хайда к таунхаусу.

— Выглядит тесновато, — проворчал Хайд, наклоняясь, чтобы протиснуться в дверной проем. Однако потолки внутри оказались десятифутовой высоты. Хайд осторожно попробовал пол ногой. — Это что?

— Паркет, — робко ответил агент, глядя на Хайда как кролик на удава.

— Давайте пройдем на кухню, — воодушевляюще предложил Дуг. — Документы у вас с собой?

— Да, конечно, — промямлил агент, по-прежнему не сводя глаз с Хайда. — Вот, прошу... сюда...

— Так, вот это уже, блин, неплохо, — довольным тоном произнес Хайд, входя на кухню.

На стене висела магнитная доска с пятью поварскими ножами. Хайд взял тесак и принялся подбрасывать его, пока агент вертелся вокруг, нахваливая немецкую бытовую технику.

— А еще здесь гранитные столешницы, как вы просили, — добавил Дуг.

— Ладно, пойдем ванную посмотрим, — кивнул Хайд, не выпуская из рук тесак.

В ванной на втором этаже оказалось огромное джакузи. За окном кружил еще один призрак, поменьше прежнего, таращась грустными пустыми глазами, выражавшими исключительную безысходность и все ужасы загробного мира.

— Вали отсюда! — рявкнул Хайд, и призрак исчез.

— На третьем этаже потолок, гхм, пониже, — запинаясь, сказал агент, когда они вернулись к лестнице. — Я не уверен, что...

— Пускай мистер Келл взглянет? — предложил Дуг Хайду. — Если, конечно, все остальное вам понравилось.

Хайд огляделся и сказал:

— Да, мне здесь по душе. Только не позволяйте этому говнюку торговаться! — ухмыльнулся он зубастым ртом, вконец перепугав агента. — Финансовой стороной я займусь сам.

— Договорились, — сказал Дуг, и Хайд тут же съежился. На его месте оказался Келл, запутавшийся в слишком большой одежде.

Неуверенно осмотревшись, он произнес:

— Ну... не знаю. Передние окна выходят прямо на улицу, люди станут заглядывать...

— Давайте-ка поднимемся наверх, — перебил его Дуг, подталкивая к лестнице на третий этаж.

На полпути Келл остановился, издалека заметив встроенные книжные шкафы.

— О, как мило, — выдохнул он.

— А окна здесь выходят на кладбище, — сказал Дуг. — Одно лишь неудобство, — добавил он, и Келл с любопытством взглянул на него. — Мистер Хайд не сможет сюда подниматься.

— О, — только и смог произнести Келл. — О!


Выйдя из дома, Дуг с агентом пожали друг другу руки.

— Можно будет пригласить вас позднее? — спросил Дуг.

— Гм, — замялся агент, — конечно. Только не могли бы вы... не давать мой номер...

— Не волнуйтесь, — сказал Дуг, — я с радостью выступлю в роли посредника.

Агент вздохнул с облегчением.

— С продавцом можно поторговаться, — сказал он, оглядываясь на кладбище.

Там садовник активно поливал торчащую из могилы тощую руку какого-то зомби.

— А кем работает продавец? — спросил Дуг.

— Банкир, — ответил агент.

Отвезя Келла домой, Дуг взял такси, чтобы вернуться в офис. Там его встретил сияющий Том, с триумфальным видом попивавший кофе.

— Что празднуем? — удивился Дуг.

— Нужно заказать новую фотосъемку для квартиры в Тюдор-сити, — сказал Том и показал короткий видеоролик с телефона.

Дуг присмотрелся. Стена по-прежнему шевелилась, но...

— Это что, бабочки? — удивилась Дженнифер.

— Двадцати трех разновидностей, некоторые — под угрозой исчезновения, — ответил Том. — Пришлось покопаться в каталоге с экспозиции Музея естественной истории.

— Ничего себе, — сказал Дуг. — Том, тут одними новыми фотографиями не отделаешься, нужно весь лот менять.

Они чокнулись чашками, и Дженнифер засобиралась на улицу. Натягивая пальто, она сказала:

— Поеду в Хантер-колледж. Там будут обсуждать судьбу стройки рядом с Ориксом.

— Анджела все никак не угомонится? — спросил Дуг. — Может, мне с ней поговорить? Мы ведь объясняли ей, что вид из окна никоим образом не застрахован...

— Не волнуйся, — на ходу ответила Дженнифер. — Жильцы уже готовят коллективный протест. Первоначальные хозяева дома продают квартиру на тринадцатом этаже вампиру. Окна этой квартиры выходят на ту же сторону, так что подрядчик, занимающийся обновлением церкви, обязан будет сделать ее ниже, чтобы не нарушить закон о справедливом решении жилищных вопросов.

У самого порога Дженнифер остановили два оглушительных удара в дверь. Оглянувшись на Дуга и Тома, она осторожно открыла.

Снаружи в фойе стоял огромный конь, пуская дым из пылающих ноздрей. Глаза коня горели, будто раскаленные угли. От удара копытом по двери во все стороны разлетелись щепки. Из соседних офисов высунулись головы любопытных зевак.

— Привет, — сказал пука. — Марвин мне вас рекомендовал.

— Какой еще Марвин? — едва выдохнул Том.

— Вампир, — объяснила Дженнифер.

Пука кивнул и встряхнул гривой.

— Я ищу квартиру.

Троица агентов задумалась. Наконец Дженнифер предложила:

— Цокольный этаж подойдет?

— У меня есть на примете квартира в доме с грузовым лифтом, в Атлантике... — сказал Том.

Дуг внимательно взглянул на мощные копыта. Квартиры с деревянными и паркетными полами отпадали. А вот мраморная плитка могла подойти. Он взглянул на пуку.

— Как насчет Трамп-билдинг?


Выбрать рассказ для чтения

47000 бесплатных электронных книг