Питер Дж. Уокс и Дэвид Буп

Кровавый шторм

Новый Орлеан, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 5:21

Дождь лил с предрассветного неба сплошной пеленой, качавшейся из стороны в сторону под порывами ветра. Ледяные струи жалили не прикрытые формой Национальной гвардии лицо и руки сержанта Лежен. Казалось, злой черный глаз урагана "Катрина"[1] — пусть и нависший над Заливом в восьмидесяти милях от города — смотрит прямо на нее.

Сержант Лежен пристегнула анемометр к поясу.

— Возьмите мальчика! — приказала она, перекрикивая шторм и осторожно, по щиколотку в воде, двинулась к джипу.

Раненой женщине, пригвожденной к капоту джипа тяжелой сломанной веткой, было уже не помочь. В обычных обстоятельствах Лежен не оставила бы ее ни за что, но на город надвигался ад, и полученный приказ не позволял помочь всем. Как бы ни мучила совесть, главной задачей было доставить своих бойцов и ребенка в безопасное место. Шепча молитву за упокой души умирающей, Лежен пошла обратно к вездеходу.

Бойцы усадили в машину спасенного от урагана ребенка, и Лежен прыгнула на сиденье рядом с водителем.

— Нужно двигаться. Мы должны были прибыть в "Супердоум«[2] полчаса назад... и связи нет. Прекрасно.

Рядовой «Иниго» Джонс, получивший это прозвище после того, как однажды, в сильном подпитии, болтался вокруг казарм и не желал униматься, пока не отыщет человека с шестью пальцами[3], нажал на газ.

— Нам еще повезло, что мы сумели выбраться из-под того завала, сержант. Не наша вина, что опаздываем.

«Хамви» тронулся с места.

— Знаю. Но... — Лежен похлопала по анемометру на поясе, — за последний час скорость ветра повысилась на пятнадцать миль в час. И вода поднялась на пару дюймов...

— Взгляните-ка, у парнишки видеокамера, — перебил ее Тито Мендоса с заднего сиденья.

Мальчик был без сознания. Осторожно, стараясь не задеть рюкзак, который он крепко прижимал к себе, Мендоса высвободил из его пальцев видеокамеру и передал ее Лежен.

Лежен насторожилась. Ей следовало помогать Иниго и смотреть вперед, но... что-то тут было неладно. Чутье подсказывало: нужно разобраться, что случилось с мальчишкой.

Сержант приняла решение.

— Ребята, побудьте за меня нашими глазами и ушами, а я проверю, что тут. Иниго, езжай во Французский квартал. Невейя, помогай ему, смотри в оба. Тито, займись парнишкой. Его нужно отогреть. Мы должны найти укрытие.

— Есть, сержант, — хором ответили бойцы.

Лежен осмотрела кассетную камеру Hi8, откинула поворотный экран, чуть отмотала пленку назад и включила воспроизведение. Из крохотных динамиков раздался шорох помех.

Дата и время съемки: 19:42:03, 28 авг. 2005

На экране возникла буйная зелень байю — дельты Миссисипи. За кадром затрещали выстрелы — очередь из «калашникова». Камера дрогнула. Перед объективом задергалась вверх-вниз чья-то нога. Камера повернулась, и на экране возник лысый человек в камуфляже, висящий в воздухе в четырех футах над землей. Кровь, стекая по его спине, капала на какую-то странную серебристую рябь в воздухе. Непонятная невидимая сила отшвырнула мертвое тело в сторону, и камера повернулась вслед за ним.

— Йя-х-ха! — крикнули за кадром.

Новую очередь «калашникова» перекрыл громкий рык. Казалось, этот низкий угрожающий звук, минуя логические центры мозга, звучит прямо в ушах таящегося глубоко внутри каждого из людей первобытного зверя, заставляя его отчаянно кричать: «беги!».

— Что? Что за х... Не может бы...

Загремели пистолетные выстрелы. Камера развернулась, и на экране мелькнула серая, очень похожая на волка тень, тут же скрывшаяся в зарослях.

— Ро, снимай, снимай! И не позволяй мальчишке отпустить его! Это твой старт к вершинам! Не допусти, чтоб мы погибли напрасно! Это оно — то, чего добивались мы все — доказательство! Все они станут легендой!

Новый поворот камеры — и в кадре возник молодой человек с богемной щетиной на подбородке. Лицо его было залито кровью, текущей из глубокой раны на голове. Во взгляде, устремленном в объектив, чувствовалась обреченность.

— А я... я уже добился того, чего хотел... вот этого твоего взгляда.

— Джейсон...

Тот, кто держал камеру, отпрянул назад: камера дернулась, и в кадре мелькнула та самая чернокожая женщина с дредами, которую Лежен видела мертвой на капоте джипа. В единственном сказанном ей слове явственно слышался тягучий акцент гаитянской креолки.

Камера вновь повернулась к молодому моднику. Его волосы были мокры от дождя и крови. Он поднял оружие.

— На экране выйдет роскошно, — сказал он, нажимая на спуск.

Выпущенная им пуля попала в нечто невидимое для камеры. Брызнули искры.

Стрелок сказал что-то еще, но его слова заглушил рокот мотора и гудение винта аэроглиссера. Камера стремительно рванулась назад, успев ухватить пару острых лезвий, вышедших из спины Джейсона, и понеслась прочь. В кадре замелькали заросли дельты, и на экране снова появилось лицо креолки в обрамлении развевавшихся по ветру дредов.

— Все, Фрэнки. Выключай, — сказала она, обернувшись к камере с водительского места.


Новый Орлеан, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 5:34

Сержант Лежен щелкнула дисплеем и опустила камеру.

— Липа. Какой-то киношный проект или еще что-то подобное, — сказал Тито. — Человек-невидимка... Гигантские волки...

Невейя Ханна перекрестилась. Им с мужем в двадцать с небольшим пришлось бежать от религиозных гонений в родном Афганистане, перебраться в Америку и сменить имена. Муж Невейи сделался пацифистом, но сама Невейя предпочла внести свой вклад в дело защиты новой родины и вступить в Национальную гвардию.

— Я думала, такие существа — просто миф...

Тито пренебрежительно махнул рукой:

— Э, я в Ногалесе всякого дерьма повидал — и дьяволопоклонников, и прочей хрени, только не настоящих дьяволов. Липа это все. Липа.

Дрожащей рукой вытащив из-за ворота распятие, Невейя поднесла его к губам.

Иниго задумчиво покачал головой.

— Да? А дату-время видел? За такой срок ни в каком Голливуде такую липу не состряпать.

— Смотри за дорогой, рядовой! — рыкнула на него Лежен, отматывая пленку назад.

Кому бы могло прийти в голову фабриковать подобную фальшивку посреди всего этого водяного ада на земле?

Кассета щелкнула, и Лежен снова нажала клавишу воспроизведения, запуская запись с самого начала.

Дата и время съемки: 14:11:52, 28 авг. 2005

На экране появился ноутбук G4 в руках лысого человека в камуфляже.

— Снимаем крупные планы. Камера готова?

— Да, жми «плэй», — ответил голос за кадром.

Лысый нажал «пробел». На экране ноутбука возникла надпись:

ОХОТА НА КРИПТИДОВ

с2э5: «В погоне за Ру»

Далее следовала типичная заставка реалити-шоу: титры, кадры с намеком на опасность и полуголые женщины.

— Я — Даррен.

— А я — Маэстро. Все вы помните, как мы зажигали с группой «Хэйрфорс»!

— Когда группа распалась, мы с Дарреном остались вместе благодаря общей любви к сверхъестественному.

— Теперь мы охотимся за легендарными существами, наводящими ужас на всех, кроме пары безбашенных рокеров вроде нас!

— Нет, мы не оставим «рок, пока мир не проснется», но теперь странствуем по свету в поисках небывалых существ... и опасных женщин!

— Взять с бою мир музыки — ничто в сравнении с потрясением самих основ реальности. Мы докажем, что эти чудовища существуют, даже если придется взобраться на самые неприступные вершины...

— И пройти через самые непроходимые болота, потому что это...

— Охота на криптидов!

Камера дернулась, поймав в кадр лица двоих — один лыс, другой острижен под Дэвида Боуи. Оба сидели спиной к носу аэроглиссера, мчащегося по водам южной Луизианы, и выглядели так, будто до сих пор не расстались с модой восьмидесятых.

— Отлично! — сказал Даррен. — Джейс, ты самую суть ухватил!

— Наконец-то начал отрабатывать жалованье, — поддержал его Маэстро. — Не прошло и года.

— Чувак, в прошлом году мы были номером один в двенадцати рейтингах!

— Да ладно? — усомнился голос за кадром.

Маэстро указал на говорившего пальцем.

— Конечно, с тем, что ты наснимаешь в последнюю минуту в этих болотах, мы далеко не уйдем.

— Может, лучше подтянуть вторую съемочную группу и доснять на будущей неделе, когда шторм кончится?

— Лучше, если снимать будет Ро, а не ты, — вмешался Даррен. — Когда дело доходит до оформления сюжета, тут уж сиськи у нее.

Джейсон развернул камеру на креолку, сидевшую за штурвалом. Та в ответ лишь молча закатила глаза.

Их шутливая перепалка продолжалась, и Лежен начала перематывать пленку вперед, пока на экране не появилась стоянка — картина жуткой кровавой бойни среди зеленых зарослей байю. В кадре вновь были солисты группы «Хэйрфорс».

— Успокой мальчишку, — зло прошептал Маэстро, — и приготовь эту чертову камеру. Он может появиться в любой момент.

Он был вооружен и выглядел напуганным до потери разума.

Камеру, направленную на Даррена с Маэстро, поставили на землю.

— Эй, — тихо сказала Ро за кадром. — Как ты?

— Что случилось? — спросил хриплый мальчишеский голос.

— Попей-ка.

Послышалось бульканье и звук торопливых, жадных глотков.

— Как тебя зовут?

— Фрэнклин. Фрэнки, в честь па...

Часть кадра заслонило плечо Джейсона, заговорщически склонившегося к говорившим.

— Фрэнки, что ты помнишь?

Мальчишка заговорил с сильным каджунским акцентом, то и дело запинаясь и всхлипывая:

— Мы приехали с па. Его кто-то нанял побегать по этим местам... Мой па лучше всех в округе изображает ругару...

Он подавился слезами.

— Все окей, Фрэнки. Мы тебя в обиду не дадим.

— Кто-то у... — Фрэнки снова запнулся. — Убил его.

Даррен оглянулся.

— Кто? — его приглушенный голос звенел от возбуждения. — Кто его убил? Скажи же, что это был настоящий ругару!

Камера повернулась к Фрэнки. Мальчик был с ног до головы измазан прибрежной глиной. Слезы текли по его щекам, оставляя светлые бороздки в грязи.

— Нет, — он покачал головой. — Кто-то другой.


Новый Орлеан, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 5:52

Сержант Лежен остановила запись и молча оглядела остальных.

Иниго не хватило ума промолчать.

— Я же говорил: не фальшивка. Иначе оно бы...

Что-то с силой врезалось в пассажирскую дверь. «Хамви» занесло, колесо наскочило на тротуар, и машина подпрыгнула под напором ветра. Тяжелый вездеход врезался в фонарный столб, и без того согнувшийся под неумолимым ураганом, и тридцатифутовая мачта рухнула на фасад одного из барбекю-баров Французского квартала.


Новый Орлеан, Ромилли Сибиан

29 августа 2005 г., 5:53

Ромилли резко открыла глаза и сделала глубокий судорожный вдох. Эта тварь... та самая тварь нависла прямо над ней. Ее прозрачная фигура угадывалась только по серебристой ряби в воздухе, ярко искрившейся под ударами капель дождя. Жуткое существо нажало что-то на запястье и сделалось полностью видимым. Ромилли вжалась в капот джипа так, что стало больно спине.

Отчего она все еще жива?

Почему?

Эта тварь разделалась с Дарреном, Маэстро и Джейсоном — растерзала их на куски в считаные секунды...

Боль в правом плече никак не давала подобрать нужные слова.

— У меня с тобой никаких терок... Мне нужен только мальчик. Понимаешь? Мальчик.

Тварь издала непонятный звук — что-то среднее между шипеньем и щелканьем — и склонилась к Ромилли, вглядываясь в ее лицо.

— Ма-аль-чи-ик, — повторила она. — Ки-Сей, лу-дте кале.

От тела твари веяло теплом. Ромилли чувствовала его всей кожей, несмотря на ураган и ледяной дождь. Ромилли замерла под ее взглядом, изо всех сил стараясь не двигаться.

— Я — Ро. Ки-Сей? — повторила она, не зная, что еще сказать.

О чем бы ни думала жуткая тварь, это ее вполне удовлетворило. Страшилище выпрямилось во весь свой немалый рост и указало в сторону Французского квартала.

— Дтай-кай-дте. Яутжа, — добавило оно, гулко ударив себя в грудь.

Ро неуверенно встала. Дрожащие ноги тут же ушли в воду по щиколотку. Сломанная ветка оставила глубокие царапины на животе и груди и вонзилась в плечо, но проливной дождь смывал кровь быстрее, чем она вытекала из ран.

«Сосредоточься, Ро...»

Покачав головой, она указала в противоположную сторону.

— Там, в миле отсюда, глиссер. Мне не обойтись без него. Дальше будет только хуже.

Изобразив жестами, будто сидит за рулем, она ткнула пальцем вверх, в разбушевавшееся небо.

Поразмыслив над ее словами, страшилище сняло с запястья какой-то треугольный предмет и бросило его Ро. Вершина треугольника, обращенная в сторону Французского квартала, мигала каждые пару секунд. Зачем эта тварь дает ей следящий прибор? И зачем она следила за Фрэнки? Ро подняла взгляд, но странное существо успело скрыться.

Ромилли наскоро осмотрела свои раны. Как ей удается держаться на ногах и идти? И как удалось выжить? Возможно, повезло: страшные с виду раны оказались поверхностными. Вот только плечо...

Стиснув зубы, Ро выдернула из раны ветку, проткнувшую плечо будто острый кол. Колени подогнулись. Правую руку защипало, боль бабочкой выпорхнула из рваной дыры в плече. Вынув из чехла на голени ботиночный нож, Ромилли заглянула в салон джипа и вытянула ремень безопасности на всю длину. Вот идиотка, отчего никогда не пристегивалась? Ничего, теперь-то она воспользуется этим ремнем, хоть и не по прямому назначению.

Зажав ремень в зубах, она принялась резать его ножом. После некоторых усилий его наконец удалось перерезать. Из ремня получилась неплохая перевязь, накрепко притянувшая поврежденную руку к груди.

Ромилли откинула дреды с лица. «Безумие. Сплошное безумие», — думала она, нетвердым шагом ковыляя назад, к аэроглиссеру.


Новый Орлеан, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 5:55

Ветровое стекло заслонила оскаленная пасть и вздыбленная серая шерсть. Тот самый серый зверь с видеозаписи с рыком щелкнул челюстями. Клыки скользнули по стеклу. Иниго вдавил в пол педаль газа.

— Ох, мать-мать-мать...

Зверь, слишком крупный для волка, заскреб по капоту в поисках опоры, стараясь удержаться под напором «Катрины». Вспыхнула молния, зверь сжался, соскользнул с капота и, сбитый с ног ветром, влетел в двери бара, проломленные фонарным столбом.

«Хамви» развернулся и двинулся вперед сквозь ураган и ливень.

С задних сидений донеслась ругань вперемешку со словами молитвы. Иниго взглянул на Лежен и заговорил:

— Больше двадцати в час мне не выжать. Похоже, не уйдем. Какие будут распоряжения, сержант?

Лежен сощурилась, всматриваясь сквозь ливень в дорожные указатели.

— Я думаю... Может он охотиться за парнишкой? Мы должны спасти его. Еще квартал вперед. Там супермаркет.

Иниго кивнул и тоже сощурился, глядя вперед. С неба лило так, что дворники «хамви» не справлялись.

Бойцы отреагировали на происшедшее так же, как и Лежен, — держались, несмотря на испуг. Сержант оглянулась назад. Тито придерживал потерявшего сознание парнишку и вполголоса ругал разбушевавшуюся стихию по-испански, а Невейя тихонько молилась.

Лежен протянула руку назад и громко щелкнула пальцами.

— Сосредоточьтесь. Мне плевать, что мы только что видели. Сейчас займем оборону и разберемся с этим... с этой тварью.

Тито моргнул.

— Пинче[4]... шутишь, сержант? Какого дьявола мы не движемся в «Супердоум»?

— Забудь про «Супердоум». Не успеем. Может, эта тварь нас и убьет, а может, и нет. А вот если мы не успеем в «Супердоум» и попадем в глаз бури, «Катрина» прикончит нас наверняка. По земле размажет.

— Но, сержант, — заговорил Иниго, не сводя взгляда со шторма за окном, — там нас будут тысячи против одной этой твари. Может, стоит рискнуть?

— Ага! — глаза Тито округлились от страха. — Она же наш «хамви» чуть не опрокинула. Как с такой справиться?

Лежен стиснула зубы.

— Не обсуждается. Десять минут назад уже не успевали, а сейчас — тем более. Не говоря уж о том, что подвергать опасности тысячи гражданских лиц недопустимо. Поэтому найдем способ справиться с ней здесь. Гвардия мы, черт возьми, или не гвардия?


Новый Орлеан, Ромилли Сибиан

29 августа 2005 г., 5:59

Что ж, инопланетянин оставил ее в живых, но Ромилли сомневалась, что «Катрина» обойдется с ней так же милосердно. Вихрь вокруг центра урагана не оставлял в этом никаких сомнений. Даже по краешку бури, раскинувшейся вширь на четыреста миль, улицы заливало водой. «Две минуты... Всего две минуты передохнуть». Найдя укрытие с подветренной стороны брошенного автобуса, Ромилли задумалась.

Вспомнилась мольба во взгляде Джейсона. Ромилли считала, что он один из всей съемочной группы чего-то стоит, хоть и повелся на всю эту дерьмовую голливудщину. Парочка рокеров мечтала только об известности и славе, а, по ее собственному опыту, стремление к славе нередко доводит людей до гибели.

Ее бабушка всегда говорила, что ругару существует на самом деле — будто бы сам Господь послал его к людям с вестью. Стоило только взглянуть на ту стоянку, и смысл вести тут же становился яснее ясного: валите отсюда, пока целы.

— Камера, Ро! Снимай все, что можешь. Если все пойдет плохо, хватай мальчишку и беги без оглядки. Спаси его. Дай слово, — умоляюще глядя на нее, сказал Джейсон.

— Хорошо, — буркнула Ромилли в ответ.

Она дала слово... Ромилли яростно потерла плечи, чтобы хоть немного согреться, заставила себя встать и пошла вперед, отвоевывая у «Катрины» дюйм за дюймом, шлепая по икры в воде, пока впереди не показалась цель — аэроглиссер.

Доковыляв до суденышка, Ромилли завела двигатель и повела глиссер по залитым водой улицам Нового Орлеана. Следящее устройство указывало в сторону Французского квартала.


Новый Орлеан, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 6:17

— Туда! Внутрь!

Лежен указала на приземистое здание супермаркета. «Хамви», виляя из стороны в сторону под ураганным ветром, двинулся ко входу.

— Где «хамви» оставим, сержант? Пешком до входа, пожалуй, не дойти.

— Нам нужно внутрь, вот и езжай внутрь, рядовой. Тарань главную дверь и остановись внутри, да продвинься подальше.

Более безопасного способа достичь укрытия Лежен не видела.

— Сержант, так ведь и шторм за нами следом ворвется, — заметил Тито.

— Верно. Придется иметь дело с наводнением. Но внутри все равно гораздо лучше, чем под открытым небом, — Лежен указала в сторону горизонта. Серо-бурое небо вдали от города угрожающе почернело. — Я уверена: это — глаз «Катрины». Конечно, «хамви» — практически танк на колесах, но и он долго не продержится.

Иниго пересек парковку, с разгону протаранил стеклянные двери супермаркета, закрытые фанерными щитами, тихонько вскрикнул: «йя-х-ха!» — и въехал внутрь. Оглядываясь вокруг со странной смесью робости и восторга на лице, он повел машину к центру зала. Под колесами затрещали консервные банки и пластиковые коробки.

Лежен невозмутимо взглянула на него.

— Хорошо. Вылезайте и завалите вход как можно надежнее. Устройте дамбу из мешков с рисом, а позади свалите все тяжелое, что удастся найти. Чем больше, тем лучше. Я позабочусь о парнишке. Живо, живо, живо!

Невейя, Тито и Иниго полезли наружу. Лежен склонилась к мальчику. Дышал он ровно, но его лоб и щеки горели огнем. Выбравшись из «хамви» на залитый водой пол, Лежен принялась собирать все, что могло пригодиться. Бойцы начали стаскивать к пролому в стене мешки с рисом.


Новый Орлеан, Ромилли Сибиан

29 августа 2005 г., 5:59

Подгоняемый ветром, глиссер скользил по залитым водой улицам Французского квартала. Сидеть ровно помогал ремень безопасности — надо же, в кои-то веки научилась пристегиваться... Район был затоплен не так уж сильно — здесь вода поднялась всего на полфута. Дно глиссера скребло по асфальту и каменным плитам мостовой, но напора ветра, врывавшегося в узкие улочки, как раз хватало, чтобы не сесть на мель. Следящее устройство вело Ромилли вдоль вышедшей из берегов Миссисипи.

Казалось, черный вихрь урагана движется всего в нескольких дюймах позади. Впрочем, практически так оно и было. Как только глаз бури настигнет ее, скорость ветра подскочит с шестидесяти до ста тридцати пяти миль в час, а то и выше. Небеса разверзнутся, и город превратится в кромешный ад.

Огонек следящего устройства переместился влево, и Ромилли резко повернула. Дно глиссера со скрежетом проехалось по мусорному баку и обзавелось длинной узкой пробоиной. Но ездить на аэроглиссере — все равно что прыгать по камешкам: пока не снизишь скорость, пробоина не страшна. Впереди показался супермаркет, и огонек следящего устройства заморгал дважды в секунду. Если Ро все понимала верно, цель была близка.

Выжимая из двигателя все, что можно, она проскакала по поверхности воды, в шести дюймах над асфальтом, и оказалась на парковке. Огромные стеклянные витрины были закрыты исписанными граффити фанерными щитами, но двери главного входа были выбиты. Сощурившись, Ро заглянула внутрь. Внутри двигались какие-то тени — похоже, пытались чем-то завалить дверной проем.

Останавливаться было нельзя. Аэроглиссер — всего лишь огромный вентилятор на доске. Стоит сбавить ход — суденышко подхватит ветром и унесет вместе с ней. Оставалось только надеяться, что ее увидят: перекричать рев ветра нечего было и думать. Не зная, кому молиться — Христу или Лоа, — гаитянская креолка направила глиссер в пролом.

Люди внутри отпрыгнули в стороны, и глиссер врезался в сложенную из мешков двухфутовую стенку. Прижатая к спинке сиденья ремнем безопасности, Ро заглушила двигатель и сжалась в комок. Суденышко подбросило вверх, верхний край воздушного винта врезался в потолок, сорванный со стойки винт откатился в сторону и исчез внутри зала.

Дрожащей рукой отстегнув ремень, Ро соскользнула вниз. Как только мир перестал кружиться перед глазами и вновь обрел резкость, она обнаружила, что смотрит прямо в дуло M16A2.

Ромилли замерла.

За спиной послышалось леденящее кровь клацанье взведенных курков дробовика. Самый угрожающий звук, какой только может произвести человек, подействовал на Ро как нельзя лучше.

Она медленно подняла здоровую руку.

— Не двигаться.

— Погоди-ка.

Латиноамериканец лет двадцати, державший в руках M16A2, не опуская оружия, двинулся назад и осторожно, чтобы не споткнуться о невидимое препятствие, отошел на безопасное расстояние.

— Вы ведь — та леди из джипа, так? С мальчишкой и всем этим безумным дерьмом на камере?

Ромилли кивнула. Ее дреды промокли насквозь, и вода потекла по лбу, заливая глаза.

— Мальчика зовут Фрэнки. Он в порядке?

— Верно, Фрэнки. А вы разве не умерли?

Солдат был настолько сбит с толку, что оставил ее вопрос без ответа. Ромилли заморгала. «И что, черт побери, тут ответишь?»

— Э-э... нет.

— Ну да, раз уж вы здесь... Окей, а как вы нас нашли?

Прекрасно помня об инопланетном происхождении устройства и подумав об объяснениях, которые придется давать человеку, задающему не самые умные вопросы, Ромилли решила пойти по самому простому пути:

— Джи-пи-эс трекер.

Глаза над прицелом винтовки сузились, но слова застряли в горле солдата: сзади к нему подошла женщина — судя по знакам различия, сержант.

— Что вы здесь делаете, мэм? И зачем... — не находя слов, она махнула рукой в сторону глиссера. — Зачем это?

Ромилли оглядела пустой магазин.

— Следовала за ребенком. Остановиться снаружи не могла, пробивать вторую дыру не хотела. Из нескольких не слишком хороших выходов этот был самым безопасным. Где Фрэнки?

— Продолжайте. Заваливайте двери, — скомандовала сержант, повернувшись к своим, и вновь устремила взгляд на Ромилли. — Ребенок здесь, в супермаркете, в нашем «хамви». Но для начала объясните, что за дьявольщина у вас на кассете в камере.

— Это место... Здесь опасно, — заговорила Ромилли. — Поблизости две твари, убивающие людей. Одна — существо, похожее на волка; оно называется «ругару». Вторая... просто с ума можно сойти.

— С ругару мы уже столкнулись. А человека-невидимку я видела на вашей пленке. Значит, за вами идут волк-оборотень и невидимый убийца?

Ромилли покачала головой.

— Ругару — не волк-оборотень. Оборотни — это просто байки. Выдумки. Легенда гласит, что ругару — скорее разумный гигантский волк. А «человек-невидимка»... он вовсе не человек. Не знаю, кем он может быть, но росту в нем не меньше девяти футов. По-моему, его зовут «Яутжа» или «Ки-Сей». Но этот не убивает без разбора. Мог бы убить меня на месте, но отпустил. Возможно, он убивает только тех, в ком видит угрозу. Не знаю...

Сержант продолжала скептически смотреть на нее.

— Извините, больше мне нечего сказать. Если вы видели запись, то знаете столько же, сколько и я.

— Вы — Ро, верно? Меня можете называть Лежен. По имени при подчиненных, пожалуй, не стоит.

Сержант нравилась Ромилли все больше и больше.

— Значит, Лежен. А я — Ромилли, но — да, зовите меня Ро.

Внезапный грохот и треск заставил обеих обернуться.


Новый Орлеан, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 6:32

Проливной дождь, ворвавшийся внутрь сквозь выбитый эркер, забарабанил по россыпи обломков фанеры и осколков стекла на полу супермаркета. Среди обломков, пригнувшись, ощетинившись и оскалив пасть, стоял зверь — волк величиной с доброго медведя. Прыгнув в выбитое окно, он приземлился прямо в центре группы из трех гвардейцев.

Иниго, среагировавший на опасность первым, вскинул винтовку, но выстрелить не успел. Его движение привлекло внимание ругару. Сверкнули клыки. Припав к полу, ругару метнулся вправо и вцепился в бедро Иниго. Из-под сомкнутых челюстей брызнула кровь. Иниго закричал и рухнул на спину, выпустив очередь в потолок.

— Мадре де диос...

Тито замер на месте, опустив ствол винтовки.

Клац-клац.

Невейя не теряла времени даром. Вскинув дробовик, она нажала на спуск, и плечо ругару взорвалось облаком кровавых брызг. Зверь заскулил, но так и не выпустил ногу Иниго.

Клац-клац.

Невейя снова нажала на спуск, и второй выстрел попал ругару в шею. Иниго умолк и безжизненно обмяк. Ругару замотал головой, и тело солдата заскользило по полу из стороны в сторону, точно тряпичная кукла. Выстрелы из дробовика причиняли ему боль, но мощности оружия явно было недостаточно. Однако это не смутило Невейю.

Клац-клац.

Дождевая вода на полу покраснела от крови. За окном завывала «Катрина».

Клац-клац.

Ругару наконец-то отпустил безжизненное тело Иниго, в последний раз мотнул головой, отшвырнув в сторону ногу гвардейца, перекушенную мощными челюстями, и с рыком развернулся к Невейе. Из его пасти капала кровь. Лежен с креолкой шагнули к Невейе, сержант вскинула винтовку и выстрелила.

Клац-клац.

Новый выстрел попал зверю в лапу, и этого оказалось достаточно. Ругару пружиной метнулся в сторону, и, выбив еще одно окно, исчез в буйстве урагана.

Лежен бросилась к Иниго и склонилась над ним.

— Тито! Тащи из «хамви» аптечку, живо!

Приложив два пальца к горлу Иниго, сержант попыталась нащупать пульс и побледнела.

— Твою мать...

В зал ворвались ветер и дождь. Найдя брешь, «Катрина» не упускала своего. Консервные банки загрохотали по полу, струи ливня смыли кровь. Взглянув на Невейю и Ромилли, Лежен приняла решение.

— Уходим. Идем искать более безопасное место.


Новый Орлеан, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 6:41

— Даже и не знаю, сержант... Стоит ли вышибать парадный вход в собор? Все же церковь...

Под напором ветра «хамви» мотало из стороны в сторону, и все что есть сил вцепились в сиденья.

— Заткнись, Тито. От нас ущерба куда меньше, чем от урагана, и я сломаю любую дверь и любую стену в Новом Орлеане, если это поможет нам спастись. И, кстати, мы пойдем не с парадного, а с заднего входа.

Мертвой хваткой вцепившись в руль, Лежен вдавила педаль газа в пол. «Хамви» устремился вперед, одолевая подъем и ветер. Благодаря низкому центру тяжести и тяжелой раме, он мог бы справиться и с более суровой погодой и местностью, если бы таковые существовали на свете.

Деревья на дамбах, защищавших Французский квартал от бурных вод Миссисипи, гнулись под ураганным ветром. В паре кварталов отсюда, в глубине города, начинались места, лежавшие ниже уровня моря. Лучше всего было держаться как можно ближе к дамбам: если дамбы, боже упаси, не выдержат, вода устремится вниз и не затопит машину.

Лежен резко свернула направо, на улицу Святого Петра и повела машину прямо через центр площади Джексона, уворачиваясь от деревьев и обломков, поднятых в воздух набиравшей силу «Катриной». Впереди возвышалось огромное и, что еще более важно, прочное здание Собора святого Людовика. Поворот в Пиратский переулок стоил «хамви» обоих боковых зеркал: машина едва помещалась в тесном проезде. Миновав переулок, Лежен круто свернула направо — так резко, что тяжелая машина накренилась набок.

Под прикрытием огромного собора ей удалось разогнать «хамви» до тридцати миль в час, и машина врезалась в дверь. Не будь дверь окружена декоративным деревянным обрамлением в несколько футов шириной, они так и остались бы снаружи. Ломая скамьи, вездеход въехал внутрь и остановился.

— Выходим, — скомандовала Лежен, вырубив зажигание. — Невейя, займись этой дверью. Тито, к парадному входу! Баррикадируй двери, да понадежнее!


Собор святого Людовика, Ромилли Сибиан

29 августа 2005 г., 6:44

Веки Фрэнки дрогнули, и мальчик открыл глаза. Ромилли пощупала его лоб.

— С добрым утром.

Мальчика сильно знобило. Взгляд его заметался из стороны в сторону и остановился на рюкзаке. Дотянувшись до рюкзака, он с заметным усилием потянул его к себе, прижал к груди и отодвинулся от Ромилли. Его плечи дрожали.

Ромилли нахмурилась. Подоткнув Фрэнки одеяло, она тихо заговорила:

— Сиди здесь смирно, окей? Снаружи опасно.

— М-м-мкей, — кивнул мальчик, даже не взглянув на нее и еще крепче прижав к себе рюкзак.

Ромилли выскользнула из «хамви» и огляделась. Гвардейцы работали при свете аварийных свечей, но в соборе царил жутковатый мрак. Тени плясали вокруг, жадно поглощая свет пламени. В каждом углу чудилось движение. Ромилли покачала головой, стараясь не обращать внимания на фокусы разума. Лежен помогала Невейе перекрыть задний вход. Тито, забаррикадировав парадные двери, шел в сторону Ромилли.

Вдруг все вокруг замедлилось — будто пленку пустили со скоростью вдвое меньше обычной. Тито поднял винтовку и направил ствол прямо на нее. Ромилли невольно склонила голову набок. Что он...

Там, где оплошал разум, сработали рефлексы: Ромилли бросилась на пол.

— Ложись! — закричал Тито, бросившись вперед и нажимая на спуск.


Собор святого Людовика, спасательная команда Национальной гвардии

29 августа 2005 г., 6:44

Возможности среагировать Невейе не представилось. В дверном проеме, на фоне устрашающе бурого неба, мелькнуло что-то серое, и Невейя рухнула на спину. Брызнула кровь, из распоротого живота хлынули на пол внутренности. Тело Невейи откатилось в сторону, дробовик — в другую. Посередине, в луже крови, остался сорванный с шеи крестик.

Лежен вскинула винтовку и выпустила короткую, на три патрона, очередь.

Лишившийся уха ругару заскулил и развернулся к ней.

— Ложись! — крикнул издали Тито, открывая огонь.

Ругару подобрался, готовясь к прыжку, и медленно двинулся на Лежен. Вдруг огромный витраж позади них со звоном лопнул, осыпав все вокруг осколками стекла и обломками металла. Сквозь выбитое окно внутрь прыгнуло человекоподобное существо, почти не уступавшее ругару в крепости сложения и росте. Оно приземлилось на полусогнутые ноги, прямо на алтарь. Доски алтаря затрещали под его тяжестью.

С яутжа ручьями текла вода. Он поднял голову, и над его плечом загорелись три красных точки. Три призрачных луча нащупали ругару, скользнули вверх и остановились над проломом, сквозь который ругару ворвался внутрь.

Высокий писк — будто пленку запустили задом наперед — эхом раскатился под сводами собора, за ним последовала яркая, ослепительно-голубая вспышка. Стена над задней дверью взорвалась, и обломки камня рухнули вниз, завалив пролом и заперев ругару в здании.

— Что за?.. — Тито резко повернулся к алтарю и нажал на спуск. — Сдохни, неандерталец хренов!

Яутжа прыгнул. Очередь разнесла алтарь в щепки. Лежен у противоположной стены собора не спускала глаз с ругару. Несмотря на завал у задней двери, вода продолжала прибывать, пол под ногами сделался скользким. Ругару зарычал и прыгнул на нее.

Тито повел стволом M16A2, продолжая жать на спуск. Инопланетный охотник приземлился в стороне от него, покатился по полу и, не вставая, снизу, бросился на гвардейца. Очередь Тито ушла в темноту.

Оказавшись перед ним, яутжа отбил в сторону ствол его винтовки, а другой рукой ударил Тито в грудь. Парные стальные когти пронзили тело Тито насквозь. Тот удивленно моргнул. Из ран в его спине ручьем хлынула кровь. Выхватив из ножен на голени нож, он ударил инопланетянина в плечо, оставив в нем глубокую рану, тут же наполнившуюся ярко-зеленой кровью. Пальцы гвардейца безжизненно разжались, и нож со звоном упал на пол.

Яутжа стряхнул с когтей тело убитого, широко развел руки, запрокинул голову, басовито взревел, будто бросая вызов врагу, и рванулся вперед, вдоль прохода между скамьями.

Вода прибывала. Поскользнувшись, Лежен упала на колено, но не нажала на спуск. Ругару надвигался на нее. Оставалось только попробовать еще кое-что...

Лежен выхватила из кармашка разгрузки одну из двух светошумовых гранат, выдернула чеку и швырнула гранату в голову зверя. В следующий миг огромный кулак врезался ей в грудь, ломая ребра. Ребра треснули под ударом, мир перевернулся перед глазами, Лежен взлетела в воздух и рухнула набок. От удара о скамьи треснуло еще несколько ребер, и тут граната взорвалась, озарив собор ослепительно-белой вспышкой. Затылок ударился о спинку скамьи с такой силой, что от боли помутилось в голове. Желудок взбунтовался, и Лежен вырвало. Горькая желчь залила грудь.


Собор святого Людовика, Ромилли Сибиан

29 августа 2005 г., 6:44

Ромилли поднялась на колени. Яутжа походя, небрежно отшвырнул Лежен в сторону, бросился на ругару, и тут взорвалась брошенная сержантом светошумовая граната. Ромилли замерла, протирая глаза, и сделала глубокий вдох. Действовать, не думая, было бы глупостью, а глупость означала гибель. Она огляделась. Огромный, похожий на волка зверь и инопланетянин сцепились друг с другом. Пришелец обрушил на голову ругару град ударов, а зверь щелкал устрашающими челюстями, стараясь дотянуться до охотника.

С оружием все было просто. Ромилли легко могла бы дотянуться до винтовок Тито и Лежен, но выстрелы, похоже, обоим бойцам были нипочем. Взгляд Ромилли упал на «хамви». За окном белело лицо Фрэнки. Прижавшись носом к стеклу, мальчишка снимал все происходящее на камеру.

«Хамви»...

Прибывающая вода хлюпала под ногами. Ромилли подошла к «хамви», но не спешила открывать дверцу. Пришелец держал ругару за горло, не позволяя дотянуться до себя зубами, а другой рукой, вооруженной парой стальных когтей, раз за разом бил зверя в грудь и плечо. Вся загвоздка была в размерах. Ругару превосходил пришельца в весе на добрую пару сотен фунтов, а когти охотника не могли проникнуть сквозь его толстую шкуру достаточно глубоко.

Мощные челюсти ругару сомкнулись на лице пришельца, сорвав с него маску. Зверь яростно замотал головой из стороны в сторону. Глаза Ромилли полезли на лоб. Что бы ни ожидала она увидеть под маской, реальность далеко превзошла все ее ожидания. Четыре жвала — два верхних и два нижних, широкий неровный гребень в виде буквы V на массивном лбу, кожа цвета слоновой кости с красными отметинами...

Ругару отшвырнул маску и вцепился зубами в лицо инопланетянина, оставив глубокую рану между верхними жвалами. Из раны хлынула ярко-зеленая кровь.

Ромилли сжала кулак и заставила себя влезть в кабину «хамви». Ключи торчали в замке зажигания.

— Фрэнки, ложись! — крикнула она, заводя двигатель.

Там, за стеклом, яутжа вонзил когти в горло ругару, но лезвия соскользнули, не пробив толстой шкуры. Зверь сжал в зубах запястье пришельца, и тот взвыл, широко растопырив жвала и выгнув спину.

Ромилли сдала назад, удаляясь от дерущихся, и тут рядом с машиной поднялась с пола Лежен — словно ангел-мститель, измазанный рвотой и кровью. Отцепив от лебедки «хамви» стальной трос, она сделала паузу, кивнула Ромилли, прицепила крюк троса к поясу, бросилась к сцепившимся в поединке тварям и прыгнула на спину ругару. Ругару выпустил руку пришельца, обернулся к ней и щелкнул зубами. В кровь раздирая ладони, Лежен захлестнула трос на шее зверя и затянула петлю, точно импровизированный аркан.

Яутжа ударил сверху вниз, и его когти пронзили ногу Лежен насквозь, пригвоздив ее к телу огромного волка.

На Ромилли словно снизошло озарение. Сообразив, что задумала Лежен, она вдавила педаль газа в пол. «Хамви» рванулся вперед, и в тот же миг Лежен, выхватив из нагрудного кармашка разгрузки последнюю светошумовую гранату, швырнула ее под ноги ругару. Зверь отшатнулся и метнулся назад, к груде обломков, заваливших выбитые двери.

Машина промчалась мимо горящих скамей, и силовая решетка бампера с разгона врезалась в ругару. Обломки, вышибленные наружу, тут же исчезли в буйстве «Катрины». Ругару, Лежен и инопланетный охотник полетели следом, подхваченные воющим ветром, закувыркались над землей, будто смятый воздушный змей. Трос натянулся, как струна, «хамви» дернуло в сторону.

Выскочив из машины, Ромилли включила механизм лебедки. Едва различимый в струях ливня, пришелец сорвал с шеи ругару петлю и вонзил когти в глаза зверя. Лежен отнесло в сторону. Бицепсы охотника напряглись, вздулись, и яутжа вырвал из тела ругару череп вместе с позвоночником. Под натиском бури пришелец едва мог устоять на ногах, но все же сумел на миг поднять свой трофей над головой, прежде чем воткнуть когти в щель между каменными плитами дорожки.

Тело Лежен, увлекаемое тросом, скакало в воздухе вверх-вниз.

На секунду взгляды пришельца и Ромилли встретились. Взглянув ей в глаза, охотник щелкнул жвалами и исчез, растворился в бушующем шторме.

Ромилли втянула Лежен внутрь. Удивительно, но сержант еще была жива. Изнемогшая от усталости Ромилли занялась ее ранами, моля Лоа помочь им обеим пережить эту ночь.


Новый Орлеан, после урагана; Ромилли Сибиан

30 августа 2005 г.

Продев локоть в поручень у двери «дельфина» Береговой охраны, Ромилли сощурилась от яркого солнечного света. Спасательный вертолет набрал высоту и пошел вперед, удаляясь от собора. Поврежденная рука, обработанная и перевязанная бригадой спасателей, висела на перевязи, а за перевязь была заткнута камера. Ромилли смотрела вниз, на превратившийся в водяную могилу Новый Орлеан, рассеянно наблюдая за отражением «дельфина» в воде. Мертвое тело ругару сгинет в разорении, учиненном ушедшей «Катриной», без следа. К тому времени, как вода спадет, от него останутся лишь клочья тухлого мяса да кости. В голове один за другим мелькали вопросы: «Почему ругару преследовал мальчика? Откуда взялся этот инопланетный охотник? Может, мы просто послужили ему приманкой, потому он и не стал убивать нас?»

Осторожно вытащив из-за перевязи камеру, Ромилли задумалась о снятых кадрах. Эти кадры несли в себе опасность для всего мира... не говоря уж о них троих: кому захочется провести остаток жизни взаперти, в каких-нибудь правительственных лабораториях? Вынув кассету, Ромилли разломила ее надвое и бросила вниз, в затопленные развалины.

— Некоторым вопросам лучше остаться без ответов, — прошептала она.

Фрэнки свернулся клубком в углу кабины спасательного вертолета, крепко прижав к груди рюкзак. Все суетились вокруг леди в военной форме, поддерживая в ней жизнь, и до него никому не было дела. Расстегнув молнию, он заглянул в рюкзак и вспомнил все это...

— Эй, Фрэнк! — окликнул папу режиссер второй съемочной группы. — Не мог бы ты прекратить этот скулеж? Я тут пытаюсь снять заявочный план!

Папа строго взглянул на Фрэнки.

— Дай-ка его сюда, младший.

Фрэнки подал отцу подобранного щенка, и отец кольнул зверька в плечо инъекционным дротиком.

Щенок обмяк и замер. Фрэнки вытаращил глаза.

— Па! Зачем убивать-то?!

— Я его не убивал. Это транквилизатор. После разберемся, что с ним делать. А теперь поди пристрой его где-нибудь подаль...

Сзади раздались крики. Оборвав фразу, отец оглянулся.

— Ох, мать!.. Фрэнки! Прячь его сюда!

Сморгнув слезу, Фрэнки сунул руку в рюкзак и почесал ослабшего, измученного щенка за ухом. Тощее тельце, взъерошенный серый мех, слипшийся от запекшейся крови... Щенок поднял на мальчика совсем не звериный, неожиданно разумный взгляд.

— Я же сказал, что спасу тебя, когда нашел тебя там, в байю, — шепнул ему Фрэнки.

Маленький ругару устало поднял голову и лизнул его руку.


-----

[1] Самый разрушительный ураган в истории США. Произошел в конце августа 2005 года. В результате «Катрины» оказалось разрушено и затоплено более 80 % площади города Новый Орлеан.

[2] «Мерседес-Бенц Супердоум» – крытый стадион в Новом Орлеане, во время урагана «Катрина» использовавшийся как укрытие.

[3] Иниго Монтойя, двадцать лет искавший шестипалого убийцу своего отца – персонаж романа Уильяма Голдмана «Принцесса-невеста» (1973) и его одноименной экранизации 1987 года, в которой Голдман выступил автором сценария.

[4] Начало распространенного испанского ругательства.


Выбрать рассказ для чтения

47000 бесплатных электронных книг