Стив Перри

Реванш

Что-то не так.

После несчастья, случившегося на Аляске девять лет тому назад, это чувство почти не тревожило — так, кольнет порой... И вот оно вернулось — сильное, как никогда.

«Что-то не так! Опасность! Смерть!»

Слоун не замедлил шага. Он продолжал идти, огибая большой дуб, от которого начиналась ведущая в лес старая оленья тропа. Над головой щебетали птицы, но он не слышал ничего, кроме собственного дыхания да мягких шагов.

В лесу, совсем неподалеку, был кто-то еще.

Кто? Байкеры, устроившие метамфетаминовую лабораторию в старом трейлере у пруда, глубже в лес?

Нет, вряд ли. Эти клоуны ломятся по лесу, как стадо носорогов, их за милю услышишь. Опасное, конечно, дурачье, но — нет, не они.

Орегон — не Аляска. Летнее утро выдалось хмурым, но теплым, однако Слоун никак не мог разогреть одеревеневшие за ночь мышцы и связки. Да, теперь на это уходило минут двадцать, а то и полчаса. Эх, молодость... В расцвете сил он ходил по вьетнамским джунглям с полным рюкзаком на спине. Плюс два боекомплекта, винтовка, прицел — общим счетом пятьдесят, а то и шестьдесят фунтов всякого дерьма. Разбуди среди ночи — вскочит, пройдет десять миль, не моргнув и глазом, выйдет на позицию и с пяти сотен метров продырявит «чарли» одним выстрелом. Да, в деле он был хорош. Но те времена давно позади. Очередной день рождения с крупной цифрой впереди и нулем за ней — глядь, а хватка уже не та...

И вот теперь за ним кто-то следил — в этом Слоун не сомневался. Однако давать им понять, что слежка замечена, было ни к чему.

Тропинка пошла под уклон, запетляла сквозь заросли ольхи и ели. Комарье по утрам почти не докучало, и Слоун, как правило, проходил свои пять миль и возвращался домой, прежде чем проснется Мэри.

Но не сегодня. Сейчас прогулку следовало прервать и направляться к дому — можно сказать, на базу. Все необходимые ресурсы — там.

Слоун давным-давно не чувствовал надобности носить при себе оружие. В кармане джинсов имелся маленький складной Zero Tolerance[1], но трехдюймовый клинок — это несерьезно. Вот на Аляске, на посту федерального лесничего в Денали, он таскал за спиной ружья, способные одним выстрелом остановить на бегу бурого медведя размером с пикап. Там без ружья было никуда, но здесь...

В этих местах на глаза попадались лишь кролики да белки. И никаких медведей — даже маленьких, черных, которых можно отогнать взмахом шляпы.

В лесу Слоун был как дома, и легко заметил бы обычных преследователей. Этих он не замечал — даже зная, что они рядом. И прекрасно понимал отчего.

«Плохо дело».

Они вернулись. Они — те самые инопланетные убийцы, что охотились за ним с Мэри девять лет назад, на Аляске. Те, о которых правительство предпочло не распространяться, хотя они и прикончили куда больше пары человек.

Зачем они могли явиться сюда? За ним, не иначе. Таких случайных совпадений на свете не бывает. Он убил кое-кого из них, и теперь, годы спустя, его выследили, чтобы отомстить. Никаких внятных доводов в пользу этой догадки не имелось, однако Слоун не усомнился в ней ни на миг.

Слоун ждал выстрела в спину. Еще шаг — и сгусток энергии, которыми стреляли те, когда-то убитые им хищники, ударит в тело, прожжет сквозную дыру размером с кулак, и он умрет, даже не успев упасть...

Свернув на прямую тропу, Слоун направился к дому. Выстрела не последовало.

Почему?

Стоило выйти из леса и подойти к дому, тревога улеглась. Ощущение слежки ослабло и вскоре сошло на нет.

Почему они не стреляли?


Мэри уже встала. Одетая в старую ночную рубашку из синей фланели, она жарила яичницу на почерневшей от времени сковороде и выглядела в свои пятьдесят пять просто великолепно. Пожалуй, Мэри — лучшее, что было в его жизни, несмотря на обстоятельства их знакомства. Ее погибший брат, убитые медведи, эти твари...

Пройдя через кухню, Слоун направился прямо в чулан, к оружейному сейфу. Покрутив диск, он набрал код, открыл тяжелую дверцу, вынул из сейфа «мегабист» — однозарядный, с клиновым затвором, под патрон калибра 610 GNR, изготовленный на заказ на базе «ругера» № 1 — и зарядил его.

Всего один заряд, но этот заряд способен остановить мчащегося на стрелка слона. Или пробить дыру в кирпичной стене.

— Милый, что стряслось? — спросила Мэри с кухни.

Слоун вынул из сейфа «магнум» и зарядил и его — пятью патронами калибра 500 Max. Теперь ему стало куда уютнее. Теперь он и сдачи мог дать.

В чулан заглянула Мэри.

— Слоун, что?..

— Они вернулись, — ответил он.

— Вот дерьмо! — ахнула Мэри.

Уточнять, кто эти «они», было ни к чему.


Наканде что-то рассеянно прострекотал вполголоса.

<Что?> — переспросила Вагути.

<Вот это — тот самый Снайпер? Стар, движется медленно. Даже не вооружен. Вдвоем? С ним справился бы и ребенок>.

<Внешность может быть обманчива. Ты знаешь, что он сделал с нашими охотниками. Поэтому мы и вдвоем>.

Наканде кивнул. Да-да. Эту историю прекрасно знали и часто рассказывали. Тот самый ууман[2], охотник на Охотников. Когда все это случилось, кое-кто успел передать на борт корабля фрагменты записей — достаточно, чтобы понять, что произошло. Но — только посмотрите на него! Еле плетется... Ничтожная победа, ничего не стоящий трофей. Весь долгий межзвездный перелет — ради этого?!

<Я бы немного размялась>, — сказала Вагути.

Наканде вопросительно взглянул на нее.

<Дом на колесах, окруженный жуткой вонью. Все они молоды и вооружены>.

Наканде снова кивнул.

<Да, размяться не помешает>.


— Что будем делать? Полицию вызывать?

Слоун покачал головой.

— И что мы им скажем? Что к нам опять явились инопланетные твари, с виду — вылитый Чудо-Кабан из комиксов, убившие кучу медведей и людей на Аляске девять лет назад? Да нас в психушку упекут. Если, конечно, успеют.

— Но феды же знают о них.

— Да, вот только какое ведомство? И сколько им понадобится времени, чтобы доставить сюда спецгруппу? Думаю, столько ждать мы не можем.

Мэри влезла в джинсы, зашнуровала ботинки, сунула руки в рукава плотной фланелевой рубахи.

— Бежим, — сказал Слоун. — Бросаем вещи в машину и уезжаем — подальше да поскорей.

— Но как им удалось найти нас?

Слоун вновь покачал головой.

— Не знаю. У них вон — и звездолеты, и технологии будущего. Неважно как, но они нас выследили.

— Думаешь, явились убивать?

— Да. Не понимаю, отчего они вообще выпустили меня из леса.

— Ты был безоружен. Им так неинтересно.

Слоун удивленно взглянул на жену. Ну да, конечно. Хищники расправлялись с огромными бурыми медведями при помощи одних только лезвий. Какому же охотнику доставит удовольствие стрельба по беззащитной жертве? Им нужна дичь, которая может ответить ударом на удар, а он наглядно показал им, на что способен.

— Окей, делаем так. Хватаем тревожные чемоданы и едем в Портленд. Там я тебя высажу, ты снимешь номер в гостинице, а я...

— Нет, — возразила Мэри. — Ты не пойдешь отвлекать их на себя. Вместе мы жили, вместе, если что, и умрем.

— Мэри...

— Слоун, это не обсуждается.

Слоун усмехнулся. Ну что ж... Он никогда не сомневался, что жена у него — лучше некуда. Одно непонятно: за что ему такое счастье?

— Если уж им пришлось искать нас целых девять лет, — продолжала она, — может, теперь, когда мы знаем, что нас ищут, сумеем сбросить их с хвоста на более долгое время. Новые имена, новый город...

— Логично, — согласился Слоун.

Но, подойдя к пикапу, они обнаружили, что все колеса спущены — мало этого, изрезаны в клочья. Уезжать было не на чем.

— Вот дерьмо... — вздохнул Слоун.


Выходя наружу, Харви врезался плечом в косяк двери этого поганого трейлера. Опять.

— Твою мать, — беззлобно ругнулся он. Это случалось с ним постоянно: дверь-то для узкозадых, а в нем, как-никак, шесть футов шесть дюймов и двести семьдесят пять фунтов весу.

Он почесал голую грудь: новая татуха — «88» — ощутимо зудела. Должно быть, гад-кольщик взял грязную иглу: две недели татухе, а все зудит. Надо в следующий раз скидку с него стрясти.

Подойдя к большой орегонской сосне, он расстегнул заскорузлые от грязи джинсы и принялся поливать ствол. Проклятый толчок в трейлере опять засорился. Чистить его полагалось Мартину, но Мартин слишком любил собственное варево и большую часть времени валялся в отключке.

— Мне нужен новый вентиль, — раздалось сзади. — Сральник починить.

Ну вот, помяни черта...

— Я тебе кто — мамаша? — буркнул Харви. — Пойди да раздобудь.

— Деньги, чувак. У меня ни гроша.

— В ящике возле раковины, где всегда, мать твою! Там должна быть целая куча.

— А, да, точно.

Харви покачал головой, спрятал хозяйство в штаны и застегнул ширинку.

Мартин был тощ, как смерть, но постоянно качался. Любил потягать железо — привык за время отсидки, и был довольно силен, вот только мозги у него совсем превратились в кашу...

— Чир-р-р.

— Что это было? Как будто белка, мать ее, только с медведя ростом!

Оглядевшись, Харви вытащил из заднего кармана всегда готовый к делу пистолет сорок пятого калибра и щелкнул предохранителем.

— Нет, не белка, — сказал он. — У нас гости.

Мартин нырнул в трейлер и тут же выскочил наружу с помповым «сэвиджем» двенадцатого калибра.

— Эй, Бо! — крикнул он. — Вставай!

— Чего там? — спросил Бо изнутри.

— К нам гости!

Мартин сошел со ступенек, направив «сэвидж» вперед. Секунду спустя из трейлера появился и Бо — в чем мать родила, волосатый, как йети, с «узи» в руках.

— Кто? Копы?

— Не думаю, — ответил Харви. — Эти нас бы уже скрутили. Должно быть, конкуренты явились — поживиться на халяву.

— Вот я им сейчас дроби-то на халяву отсыплю! — заржал Мартин.

Харви оглянулся на него. Вдруг вспышка, громкое шипение, и... и в брюхе Мартина, будто сама по себе, возникла огромная дыра!

— Ах ты!..

Вскинув пистолет, он веером выпустил несколько пуль в заросли. Бо принялся поливать деревья очередями из «узи».

Вдруг Бо отчаянно завопил. Взглянув на дружка, Харви успел увидеть, как его руку разнесло в клочья по самое плечо...


Слоун услышал выстрелы — слабое эхо вдали. Пистолет... автоматический пистолет-пулемет... Стрелков двое.

— Байкеры, — сказал он. — Нужно убираться из дома. Мы знаем лес лучше этих инопланетян. И "кикиморы«[3] наденем.

Мэри молча кивнула.


Посреди дежурства Мака вызвала Лоретта.

— Мак? Поступило сообщение о стрельбе в стороне пруда Кроун.

— Принял, еду. Небось, байкеры снова палят по банкам.

— Хочешь, отправлю на помощь Чарли и Арни?

— Не-е. Эти байкеры — не такие идиоты, чтоб с нами шутки шутить. Словом, я проверю. Понадобится помощь — свяжусь с тобой.

— Осторожней, Мак. Вдруг они дурью обдолбались? Кто знает, что им в голову взбредет.

— Понял.


<Никакого интереса, — сказал Наканде. — Как в тире>.

<Совсем неумелые, — согласилась его подруга, пожав плечами. — Но другой дичи нет. Все-таки лучше, чем ничего>.

<Не для того мы летели в такую даль, чтоб убивать столь жалкую дичь>.

<День только начался, — утешила его Вагути. — Пойдем за Снайпером?>

<Да. Надеюсь, он сохранил хоть немного былого мастерства>.

Впрочем, в это Наканде не верилось. Жаль...


«Кикимору» Слоун не надевал целую вечность, но это ведь — все равно, что ездить на велосипеде. Костюм до сих пор пах заплесневелыми тряпками и кошачьей мочой.

Он улыбнулся Мэри, застегивавшей молнии своей «кикиморы».

— Смеешься, да?

— Разве что самую малость. Ты здорово выглядишь. То есть выглядела бы, если б я мог тебя разглядеть.

Мэри улыбнулась в ответ.

— Какое ружье возьмешь?

Себе Слоун взял «мегабист» и «магнум». Побольше патронов. Большой охотничий нож. Жаль, нет гранат. И гранатомета. И тактических ядерных снарядов...

— Винчестер триста восьмого.

— А короткоствол?

— Обойдусь. Короткоствол, способный остановить такую тварь, сломает мне запястье.

— Да ладно! Ты куда крепче, чем выглядишь.

Мэри окинула взглядом свой костюм.

— Сейчас я выгляжу сущей ведьмой.

— Вовсе нет. Не ведьмой, а кикиморой.


Подкатив к трейлеру, Мак почуял запах горелого мяса, а вскоре увидел и трупы.

«Господи Иисусе!»

— Лоретта! Пошли ко мне Чарли и Арни. Вызывай шерифа Перкинса. Звони в полицию штата — пусть высылают спецназ.

— Мак, что там?

— Три трупа. Байкеры. С виду — будто убиты какими-то... лучами смерти из кино. Словом, у нас большие неприятности.


<В жилище тихо>, — сказала Вагути.

<Да>, — кивнул Наканде.

<Признаков жизни не вижу. И не слышу никого>.

<Их транспорт выведен из строя. Уйти они не могли>.

Вагути изумленно уставилась на мужа.

<А как же мы с тобой здесь оказались? Ты полагаешь, у них и ноги вышли из строя?>

Наканде покачал головой. Да, его подруга была остра на язык и никогда не давала об этом забыть. К счастью, у нее были и другие достоинства. Она была прекрасной Охотницей.

<Пойду, проверю>, — сказала она.

<Я и сам могу проверить>, — возразил он.

<Кто бы сомневался. Однако пойду я>.

Наканде пожал плечами. Спорить было ни к чему.

Вскоре его подруга вернулась.

<Их нет>.

<Ну что ж. Они ушли пешком. Вероятно, вооружены. Значит, идем за ними. Так даже интереснее>.

<Да>.


— Слоун, у нас есть план?

— Да, — кивнул Слоун. — Идем через лес к трейлеру байкеров. Там у них есть грузовик и мотоциклы. На них и уедем.

— Думаешь, они мертвы?

— Могу спорить на что угодно.

— Хорошо, а дальше?

— Дальше — будет видно. Услышим погоню — сядем в засаду и перебьем их.

— Если увидим.

— Верно. Но в прошлый раз получилось.

— Только мы чуть-чуть не погибли.

— «Чуть-чуть» не считается.


Маку следовало бы дождаться помощи, но вокруг было тихо, как в склепе. Кто бы ни прикончил троих байкеров — он давно смылся.

Он снял с подвески в кабине дробовик и загнал патрон в ствол. Не то чтобы от этого стало намного легче — на земле рядом с убитыми валялись «узи», пистолет и помповый «сэвидж» двенадцатого калибра, плюс целая уйма стреляных гильз, и все же кто-то неизвестный прикончил всех троих.

Во влажной земле рядом с трупом самого здоровенного из байкеров остался след — отпечаток ноги с каким-то странным рисунком подошвы. А уж стоило Маку поставить рядом ногу... Господи Иисусе, у него же двенадцатый размер, а отпечаток на земле почти вдвое длиннее и более чем вдвое шире!

Боже милостивый... Следов здоровенного байкера вокруг было множество, и весил он, на глаз, фунтов триста, однако странный отпечаток был заметно глубже. Сколько же в этом, неизвестном? Семь футов росту? Четыреста фунтов весу?

Кто же это? Снежный человек, стреляющий из оружия, оставляющего в теле сквозную дыру размером с кулак, одинаковую на входе и на выходе?

— Лоретта, где там этот спецназ?

— Уже едут с базы полиции штата, будут через сорок пять минут. Чарли и Арни жди через десять.

— Нашим ребятам — отбой. Пусть возвращаются. Еще не хватало, чтобы попали в засаду по пути. Байкеров перебил кто-то, намного превосходящий нас в огневой мощи. Я сейчас отгоню машину и буду искать укрытие. Полиции штата передай: будут подъезжать — пусть свяжутся со мной по третьему каналу.

— Принято, Мак. Что там происходит?

— Хотел бы я знать. Ясно только что дело — дрянь.


— Слышишь?

Слоун оглянулся на Мэри.

— Что?

— Послушай.

Слоун напряг слух. Да. Негромкий звук сзади, со стороны дома. Не слишком близко, но и не так уж далеко.

— Надо было купить этот чертов слуховой аппарат, — пробормотал он.

— Главное, потом эти слова не забудь.

«Если, конечно, оно будет — это „потом“».

— Они сзади. А может, и всего один. Нужно сойти с тропы и затаиться.

— У них эти устройства для маскировки...

— Ага. Но они все же не совершенны. Если знать, что ждешь увидеть, разглядишь. Глаза у меня еще не настолько сдали. Идем.


<Нам нужно действовать осторожнее>.

<Кого нам опасаться? Старого уумана и его необученной подруги?>

<Вспомни, что о них рассказывают>.

<Я — Наканде, тот, кто выследил и убил в бою один на один кианде амедха! Меня не запугать какими-то байками!>

На сей раз Вагути промолчала. И правильно сделала: не ему, самому Наканде, терпеть поучения подруги в вопросах охоты! Что ему два старых дряхлых уумана, стоящих одной ногой в могиле? Тьфу!

<Они не могли уйти далеко, — сказал он. — Я покончу с самцом. Ты можешь взять на себя самку>.

Вагути вновь промолчала. Как и положено.


Слоун уже много лет стрелял только в стрелковом клубе Трех округов, да и то не так часто, как надо бы. На дальних дистанциях «мегабист» точностью не блистал, но они с Мэри засели всего в пятидесяти метрах от сужения тропы — с такого расстояния Слоун мог стрелять хоть с завязанными глазами.

По крайней мере, надеялся, что еще может.

Он замедлил дыхание и расфокусировал устремленный на тропу взгляд. Оружие было готово. И он был готов.

Как только он выстрелит, выстрелит и Мэри. Ей нужно всего-то прицелиться в кривой ствол земляничного дерева и нажать на спуск — именно там он задумал уложить преследующую их тварь, увидев рябь в воздухе.

Выстрелив, оба откатятся в стороны и уберутся в лес — на случай, если кто-то сумеет заметить, откуда стреляли.

Теперь — никаких разговоров, никаких отвлечений внимания. Только ждать.

Время тянулось медленно-медленно...

— Вижу его, — прошептал Слоун. — На три... два... раз!

Он нажал на спуск, целя в рябь в воздухе перед стволом земляничника.

Рядом рявкнул винчестер Мэри.

— Марш!

Откатываясь в стороны, оба услышали нечеловеческий вопль, и сгусток энергии выжег пятно в траве в трех метрах позади них.

— Марш-марш-марш!

Либо оба промахнулись, что вряд ли, либо преследователей по меньшей мере двое.

Проклятье!


Вагути склонилась над Наканде. Он был еще жив, но это ненадолго. В него попали из кинетического оружия дважды. Один поражающий элемент пробил легкие, другой — бедро.

Стоило Наканде заговорить — и в его горле забулькало.

<Ты... была... права, — сумел выговорить он, прежде чем его скрутило в неодолимом приступе кашля. Из горла брызнула ярко-зеленая кровь. — Я недооценил этого уумана...>

Наканде снова закашлялся, издал предсмертный хрип и затих.

«Конец».

Вагути опечалилась, но лишь на миг. Прежде всего следовало отключить его устройство самоуничтожения. Конечно, на таком расстоянии взрыв прикончил бы ууманов, но ей хотелось прожить достаточно долго, чтобы сделать это самой.

«Да. Именно самой».


Неподалеку грохнули выстрелы — один гораздо громче другого. «Ну и грохот, — подумал Мак. — Крупный калибр. Кто там в кого палит?»

В этих глухих местах никто не жил, кроме пожилой пары, купившей дом Мак-Ги несколько лет назад. Ружья у старичка имелись — Мак пару раз встречался с ним на стрельбище. Лесничий на пенсии, отставной рейнджер или что-то вроде того — голова сплошь седая, лицо в морщинах, как сыромятная кожа...

Если это старички, тешиться надеждами не стоило. Они — кто бы ни были эти «они» — сумели справиться с троицей байкеров, несмотря на весь их арсенал.

Вот дерьмо... Стоило бы спецназа дождаться, но — что, если там кто-то в беде? Надо проверить. За это ему и платят.

«Вот дерьмо...»


Слоун с Мэри шли через лес — быстро, как только могли. Теперь преследователь будет ждать новой засады, и превосходство в вооружении позволит ему зачистить любые подозрительные места. Теперь все решала скорость. Если удастся добраться до трейлера байкеров и завести их грузовик или хотя бы мотоцикл, они смогут оторваться. Вероятно, у преследователя тоже где-то поблизости есть транспорт, но мчаться по дороге, вжимая педаль в пол, куда лучше, чем идти пешком по лесу.

— Слоун?

— Теперь он будет двигаться медленнее — на случай, если мы снова устроим засаду. Рисковать с его стороны было бы ошибкой.

— Надежды, надежды...

— Я бы на его месте так и поступил. Он — охотник, преследующий добычу, которая только что серьезно ранила, а то и прикончила его дружка. Думаю, сможем уйти.


Вагути горевала о смерти Наканде, несмотря на всю злость на него. С последним вздохом он признал свою ошибку. Он не счел уумана серьезным противником, потому что тот постарел. Да, годы уносят с собой проворство и силу, но вовсе не всегда — мастерство. А что такое выстрел из оружия, из которого стрелял десять тысяч раз? Одно нажатие пальца. Ни сила, ни проворство для этого не нужны.

Она не повторит ошибки Наканде. Ууманы бежали к тому вонючему жилищу на колесах, где умерли другие, менее искусные ууманы. Это было разумно: там имелись транспортные средства, и ууманы решили, что таким образом смогут уйти.

Жвала Вагути дрогнули.

Да, тут стоило рискнуть. Идти следом за ууманами по лесу — не лучшее из решений.

Лучше всего прийти туда, куда они направляются, первой и подождать, когда они сами выйдут на линию прицела.

Хотя, возможно, она воспользуется боевыми лезвиями. Это будет веселее.


Мак шел через лес, держась в стороне от тропы, осторожно пробираясь сквозь кусты. Конечно, кусты в случае чего не защитят, но, если человека не видно, его куда труднее поджарить из лазера — или что там у них еще. Он двигался осмотрительно, не спеша. Либо пожилая пара прикончила преступников, либо старички были убиты — после первых двух выстрелов стрельба прекратилась. Что бы ни произошло, похоже, дело было кончено, и, если вдуматься, следовало бы дождаться спецназа... но нет. Маловероятно, но вдруг кому-то там еще нужна помощь? Мак должен был пойти и посмотреть.


Слоун замедлил шаг.

— Что?

Он сделал глубокий вдох и медленно выпустил воздух.

— Я вот думаю. Если твари, что охотятся на нас, убили байкеров, значит, им известно об их трейлере.

— И? А, вот ты о чем...

— Точно. Они знают, что там есть грузовик и мотоциклы.

— Думаешь, они и там баллоны порезали?

— Если знали, что байкеры мертвы, а нас собирались взять в доме, то, может, и нет.

— Так что же тогда?

— Они знают, что мы бежим, а ближайший транспорт — грузовик и мотоциклы байкеров.

— Да, и что?

— Если бы я шел следом за нами и решил, что знаю, куда мы направляемся... Конечно, двигаться медленно, чтобы не нарваться на выстрел из засады, было бы относительно безопасно. Но я предпочел бы пойти в обход и опередить нас.

— Плохо дело.

— Если они раньше охотились на людей, то должны понимать ход нашей мысли. С опасной дичью без этого никак. Ей нужно навязывать свою игру.

— Как я понимаю, очертя голову мчаться к берлоге байкеров — не в наших интересах. Может, надо... что это?

Слоун прислушался.

— Кто-то впереди, движется в нашу сторону. Лесом, в стороне от тропы.

— Тот самый монстр?

— Не знаю. Шума меньше, чем я ожидал. Давай-ка укроемся. Может, он снова подставится под выстрел.


По пути Мак изрядно взмок. Тучи рассеивались, вокруг, даже в тени деревьев, становилось все жарче — возможно, и за плюс тридцать сегодня зайдет — и он от души жалел, что не догадался захватить бутылку с водой или фляжку.

Неподалеку протекал ручей — можно было бы напиться из него, если не боишься подцепить заразу, хлебая воду, густо настоянную на бобровом и утином дерьме. Хоть бы фильтровальную трубку из багажника прихватить догадался...

«А заодно морскую пехоту и ВВС, раз уж на то пошло».

Мак взглянул вперед. Деревья, кусты, заросли ежевики.

Он вышел из кустов на крохотную прогалину...


— Не стреляй, — шепнул Слоун. — Это помощник шерифа.

— Вижу, — откликнулась Мэри. — Не слепая.

— Давай-ка попробуем предупредить его так, чтобы не начал палить во все стороны.

Слоун тихонько засвистел тему инопланетян из «Близких контактов третьей степени».

— Слоун, ты что?

— Кто здесь?! Служба шерифа! Руки вверх и выходи!

— Господин уполномоченный, это Слоун с Мэри. Мы купили дом старого Мак-Ги. Вы встречались со мной на стрельбище.

— Оружие на землю и покажитесь!

— Господин уполномоченный, надо спешить. В лесу есть кое-кто еще, и очень опасный.

— Я видел, что стало с байкерами. Выходите!

— На нас «кикиморы». Маскировочные костюмы. Встанем — от кустов не отличишь. Оружие положили. Не стреляйте.

— Без резких движений.

Слоун с Мэри сняли капюшоны и медленно поднялись.

— О господи! Как же я вас не заметил?

— Просто мы не хотели показываться.

— Что за хрень здесь творится?

— Подойдите поближе. Ни к чему нам кричать.

— Сюда едет группа спецназа.

— Очень кстати, — сказал Слоун.

— Зачем вы свистели этот мотив?

— Чтоб вы задались этим вопросом и не начали палить из дробовика по кустам.

— А-а...


— Вы что, дурачить меня вздумали? — прорычал Мак.

— Нет. Мы сталкивались с этими тварями на Аляске, почти десять лет назад. Федеральным службам об этом известно. А после произошел мощный взрыв, уничтоживший все улики. Теперь эти существа вернулись.

— Да вы сумасшедшие!

Но Маку сразу же вспомнился тот след — больше любого человеческого...

— Вы когда-нибудь видели людей, убитых так, как эти байкеры?

— Нет. Но может, это какая-то секретная операция. Или соперничающая банда.

— А есть ли разница, если они людей убивают? — вмешалась Мэри.

Мак задумчиво взглянул на нее.

— Где вы оставили машину?

— В паре сотен ярдов от трейлера. У лесовозной дороги.

— Это хорошо. Может, нам удастся добраться до нее так, что эти твари не заметят. Можете нас арестовать, а обо всем остальном поговорим в более безопасном месте.

— Оружие придется сдать.

— Нет. Если эта тварь появится, вы ее, скорее всего, не увидите — у них какой-то электронный камуфляж, а нам нужно попасть в нее первыми. Трое стрелков лучше, чем один.

Мак призадумался.

— Господин уполномоченный, надо двигаться.

— Мак. Зовите меня Мак.

— Эта тварь может идти следом за нами, а может ждать впереди — в любом случае здесь оставаться нельзя.


Вагути вернулась к трейлеру. При быстром осмотре места обнаружилось, что кроме мертвых здесь больше никого нет.

Хорошо.

Воспользовавшись боевыми лезвиями, она привела в негодность средства транспорта — четырехколесное и три трехколесных. Шины дома на колесах тоже изрезала в клочья. Это следовало сделать с самого начала.

Затем она подыскала превосходное место, откуда могла бы следить за жилищем, но тут же решила, что это место не годится — чересчур удобно. На месте ууманов она первым делом подумала бы именно о нем.

Присмотрев другое, не столь удобное, но подходящее, она направилась туда. Они убили Наканде, несмотря на маскировку. Как? Впрочем, неважно как — главное, это произошло. Следовало учесть, что ууманы могут заметить и ее, если не укрыться целиком. Наканде совершил роковую ошибку. Она ее не повторит. Она должна сдерживать ярость. Ее супруг мертв, и любая глупость с ее стороны может привести к схожему результату. Очевидно, рассказы не преувеличивали: старый ууман и его подруга действительно смертельно опасны.


— Мы думаем, она — или они — явились к трейлеру раньше нас и сели в засаду, — сказал Слоун. — Мы сможем подойти к машине незамеченными, если они там?

— Да. Нужно зайти с востока, через овраг. Вот только идти там — сплошное мучение.

— Уж лучше помучиться.

— Это точно.


Вагути устроилась в засаде, выровняла дыхание и принялась ждать. Охотник должен быть терпеливым. Наканде был хорошим Охотником и воином, но в списке его достоинств терпение было далеко не на первом месте. Он был силен и быстр, и этого было достаточно. До сего дня.

Она пристрелит их из плазменной пушки. Пронзить лезвиями и разделать на части было бы много приятнее, но Вагути не собиралась недооценивать эту дичь. Яутжа, недооценившие ее прежде, умерли именно по этой причине — все до единого, включая Наканде. Действовать нужно быстро и наверняка — добыть череп и возвращаться домой, где еще придется объяснять потомству, почему с ней не вернулся их отец.

«Он совершил ошибку, — скажет она. — Пусть его пример будет вам наукой».


В овраге было более-менее сухо, но спуск и подъем оказались очень крутыми. Трейлер, невидимый из-за густого леса, находился метрах в ста к западу. Если повезет, они выберутся из оврага, дойдут вдоль грунтовки до машины помощника шерифа и умчатся ко всем чертям, прежде чем преследователи успеют понять, что дичь ускользнула.

До сего дня Слоун с Мэри не рассказывали о том, что случилось на Аляске, ни единой живой душе, но теперь кот был выпущен из мешка.

Кто бы там из федеральных служб ни отвечал за борьбу с инопланетной угрозой, придется им прибыть и взяться за дело, но об этом можно было подумать и позже. Вначале следовало убраться отсюда живыми.

Достигнув дна оврага, они полезли наверх по противоположному склону. Придет октябрь, пойдут дожди, и этот овраг превратится в настоящую реку, но и об этом сейчас беспокоиться не стоило.

Почти взобравшись наверх, Мак ухватился за ствол засохшего деревца, и ствол толщиной с запястье обломился прямо под его рукой.

Утреннюю тишь нарушил громкий треск.

— Твою мать! — прошипел Мак, хватаясь за лапу огромной ели, чтобы не соскользнуть вниз.

Слоун прижал палец к губам.

Все замерли, вслушиваясь в тишину. Конечно, ушам Мэри и Мака следовало доверять больше, чем собственным, но Слоун затаил дыхание, напряг слух...

Тишина.

Возможно, с такого расстояния звук не донесся до трейлера?

— Идем, — скомандовал он. — Быстро.


Вагути услышала шум в лесу. Не близко, но и не так уж далеко. Треск сломанной ветки. Знакомый звук: именно с таким треском не раз пыталась уйти от нее крупная дичь.

Они огибали жилище кругом. Собирались подойти с неожиданной стороны, подозревая, что их ждет западня. Разумно. А также свидетельствует о том, что дичь — не только дичь, но и охотник.

Вагути обдумала возможную стратегию и тактику. Она легко могла бы сменить позицию и найти новую, обеспечивающую лучший обзор нужного сектора.

Или неожиданно для них выйти им навстречу.

Возможно, неожиданность где-то и оправдалась бы, но здесь ей места нет. Рассчитывать на нее не стоит. Возможно, они и не знают точно, где она, но будут начеку. Двое, оба вооружены... На подходе они разделятся, и, атаковав одного, она превратится в легкую мишень для второго. Сама Вагути на их месте так бы и сделала.

Ей нужно, чтобы они остались вместе.

Вагути поднялась.


— Патрульная машина — там, сразу за поворотом, — сказал Мак.

Слоун кивнул.

— Может, дашь мне ключи? Я пойду и подгоню ее сюда. Не стоит всем троим подходить слишком близко.

Помощник шерифа сдвинул брови.

— Машина моя, мне и идти.

— Мы прикроем, — согласился Слоун.


Вагути почуяла это транспортное средство еще до того, как увидела: густую вонь сгоревшего нефтяного дистиллята, используемого на этой планете в качестве топлива, невозможно было спутать ни с чем иным.

Вагути нахмурилась. Когда она в первый раз осматривала эту местность, здесь не было никакого транспорта. С тех пор неподалеку появился кто-то еще.

Кто-то новый.

Значит, вот куда направлялся Снайпер. Вовсе не к убитым ууманам. Задумал сбежать.

Вагути увидела автомобиль. Опознала его. Судя по специфическому оформлению, это было транспортное средство местных органов правопорядка.

Новая вооруженная дичь. Сколько их?

Вагути осторожно двинулась ближе.


Как только Мак направился к машине, Слоун заговорил:

— Нам нужно разделиться. Оставайся здесь, а я пойду на ту сторону дороги.

— Зачем?

— Если один из них рядом, он не успеет сменить прицел, чтобы снять нас обоих. Увидишь вспышку — стреляй по ней.

Мэри кивнула.

— Осторожнее, Слоун.

— Хорошо. Не высовывайся. Оставайся в укрытии.


Вооруженный ууман подошел к транспорту.

Стрелять было нельзя — это означало бы подставиться под огонь остальных. Возможно, ей и удалось бы справиться со всеми, но это не самый разумный выбор. Их было минимум трое, а возможно, и больше.

Что, если они в самом деле намерены бежать на этом транспортном средстве? Тогда остается лишь подождать, пока все они не окажутся внутри, где им не увернуться и не выстрелить в ответ, взять автомобиль на прицел и завершить охоту.

Не так интересно, как хотелось бы, однако она получит голову уумана, убившего ее супруга. И кто, если вдуматься, сможет ее упрекнуть? Ведь она осталась одна против многих — вооруженных, да еще и настолько опасных.

Вагути слегка отодвинулась назад в поисках лучшей позиции. Автомобиль направится туда, по дороге, удаляясь от нее. Остальные, должно быть, затаились дальше — ждут его приближения. Если не знаешь, где цель, в нее не попасть. К тому же не стоит забывать: все они действуют так, как действовал бы Охотник.

Но она добывала опасную дичь на дюжине планет. Добудет и эту.

Нужна только позиция поудобнее.

Вагути огляделась...


Мак отпер дверцу автомобиля. Распахнул ее. Окинул взглядом окрестности.

Ничего.

Вставил дробовик в скобы подвески.

Скользнул на сиденье. Завел мотор. Развернул машину и медленно, осторожно, стараясь не поднимать пыли и не создавать лишнего шума, тронулся с места.


Машина помощника шерифа медленно двинулась в сторону Слоуна.

Слоун внимательно вглядывался в заросли позади нее.

Пока что все было в порядке.

Вот только опять это ощущение, что за ним следят...

Будь он инопланетным хищником, наблюдай оттуда, из леса — что сделал бы в такой ситуации? Их трое, все вооружены. Если хищник только один, стрелять опасно.

«Дождаться, когда все сядут в машину — и разнести ее на куски».

Слоун кивнул собственным мыслям.

Патрульный автомобиль затормозил.

— Полезайте, — позвал Мак.

«Линия прицела, — подумал Слоун. — Где я засел бы, чтобы попасть в машину?»

Следовало учесть, что враг должен видеть автомобиль. И любого, кто подойдет к нему, чтобы забраться в кабину.

— Мэри. Пригнись и забирайся назад. Я сделаю вид, будто сажусь вперед.

— «Сделаю вид»?

— Если я присяду пониже, открою дверцу и захлопну ее, они могут не увидеть, что я делаю. Зависит от того, под каким углом наблюдают.

— Ты что-то видишь?

— Нет. Но они рядом.

— Ты уверен?

— Да.


— Что ты делаешь? — удивленно спросил Мак.

— По-моему, за нами следят. Хлопну дверцей — дай пять секунд вернуться в укрытие и газуй. Зигзагами, да пыли побольше подыми.

Последовала короткая пауза.

— Окей.

Слоун проводил взглядом Мэри, крадущуюся к задней дверце. Распахнув дверцу, она прыгнула внутрь.

Слоун сделал глубокий вдох, присел пониже и двинулся гусиным шагом к пассажирскому месту впереди. Открыл дверцу — и тут же захлопнул.

«Либо меня видят, либо нет. Если видят, стрелять не станут. А если нет?»

Откатившись в кусты, он залег, вжавшись лицом в землю.

«Три... два... один...»

Мак ударил по газам. Колеса взвизгнули, поднимая в воздух тучу пыли. Машина порыскала из стороны в сторону, нащупала опору и рванулась вперед.

Слоун поднял голову, вглядываясь в дорогу и в заросли — вглядываясь, вглядываясь во все глаза...


Вагути взяла транспортное средство ууманов на прицел. Оно подняло за собой хвост пыли, мешая целиться, но все они были там, внутри. Пора...


Ничего. Как ни вглядывайся — никакой ряби в воздухе.

Может, ошибся?..

...шишка! Шишка, упавшая с высокой орегонской сосны по ту сторону дороги!

Слоун поднял взгляд вверх, по траектории ее падения...


«Ты был достойным противником, Снайпер. Честь тебе и хвала, но все же яутжа — лучшие Охотники. Смерть идет за тобой».


«На дереве! Он там, на дереве! Но где же?»

Должно быть, на той толстой ветке в пяти метрах от земли. Более тонким веса этой твари не выдержать.

Но Слоун ничего не видел. Воздух был неподвижен. Вот дерьмо!

У самого основания ветки, присев и опираясь спиной о ствол... Скорее всего.

Времени гадать не было. Если тварь собирается стрелять, ее нужно опередить. Слоун поднял взгляд, прицелился вверх, в пустоту, и нажал на спуск.


Вагути приготовилась к выстрелу, но вдруг бок пронзила страшная, невыносимая боль. Вагути упала вниз...


Услышав удар, почувствовав, как вздрогнула земля, Слоун выхватил револьвер.

Ничего. Никаких лучей смерти.

Выходит, только один?

Он замер, направив ствол на место падения невидимой твари.


Вагути не могла дышать: от удара о землю перехватило дух. Из ран в груди и спине струилась кровь. Ребра были сломаны, внутренности повреждены, но она еще жила.

С огромным трудом ей удалось подняться.

Поврежденное при падении маскировочное устройство отказало. Теперь стрелок мог ее видеть. Примерно представив себе, где он, она выстрелила — понизу, ведь он наверняка залег...


Земля в полуметре слева от Слоуна вздыбилась, заряд энергии пропахал в почве глубокую двухметровую борозду.

Слоуна осыпало комьями земли, в лицо дохнуло жаром.

Он поднял револьвер, прицелился в центр огромной фигуры и выстрелил.

Шестьдесят метров — не такая уж сложная дистанция для этого оружия.

Хищник упал.

Новых зарядов энергии не последовало.

Значит, один. Будь их больше — другие бы выстрелили.

Он поднялся на ноги.


— Ты достал его? — спросила Мэри за спиной.

— Да.

За Мэри стоял Мак.

— Думаешь, он не один?

— Один, иначе я был бы мертв.

Втроем они подошли к умирающему или мертвому инопланетянину, распростертому на ковре из пожелтевшей хвои.

Этот оказался не так велик, как другие. Подросток? Нет, самка!

Охотница подняла взгляд на Слоуна, сказала что-то на незнакомом, совершенно чужом языке, засмеялась — по крайней мере, звук был очень похож на смех, — закашлялась и умерла.

— Ничего себе! — выдохнул Мак. — Ты только глянь! В жизни подобного не видел!

И тут Слоун почуял неладное. Какая-то штука — часы? — на запястье охотницы... На ней заморгал огонек!

«О, дьявол!»

— В машину — быстро, быстро! — сказал Слоун.

— Что?

— У нее какое-то устройство самоликвидации! Вскоре взорвется и разнесет все вокруг. Уходим!

Все трое побежали к машине.


Они успели отъехать на полмили. Бомба взорвалась, и взрывная волна швырнула машину к обочине, точно рука невидимого исполина.

Мгновение спустя все поняли, что живы. Мак нервно рассмеялся.

— Поверить не могу. Просто поверить не могу, что сам все это видел.

Слоун оглянулся на Мэри. Та улыбнулась, и он вновь повернулся к помощнику шерифа.

— Еще пара раз — и поверить будет легче, — сказал он.


-----

[1] Популярный бренд многоцелевых ножей производства американской фирмы Kershaw Knives.

[2] Искаженное Хищниками английское human (человек).

[3] Маскировочная плащ-накидка.


Выбрать рассказ для чтения

47000 бесплатных электронных книг