Джон Р. Литтл

Первый лунный Хэллоуин


1 октября 2204 года.


Вопрос о праздновании Хэллоуина был погребен в самом конце повестки дня заседания совета города Транквилити[1].

Обсудить его предложила Сюзан Собл, которую этими вопросами засыпа́ли ученики. Сюзан руководит 149-й когортой с первого класса, с тех пор, когда ее ученикам было по пять лет. Теперь в когорте пятнадцать человек, и всем им по двенадцать земных лет (или около того).

Мэр громко прочел пункт повестки дня и пригласил для выступления Сюзан.

— Спасибо, господин мэр. Здесь, в Транквилити, мы всегда поощряли изучение детьми земного наследия. Мелочей, разумеется, никто не помнит, но все мы чувствуем связь с родиной.

Сюзан выдержала паузу, давая слушателям возможность воспользоваться воображением, как им будет угодно. Сама она видела Землю непосредственно лишь дважды. Это была белая сверкающая сфера, висящая над поверхностью Луны и лишенная жизни. Но на видеоэкранах ее изображение постоянно напоминало о родной планете.

— В этом году один из наших учащихся обнаружил отсылку к древней традиции отмечать праздник, называемый Хэллоуином. Отмечают его весело, со смехом, с замечательными костюмами, с притворным страхом и так далее. Этот праздник старинный, он позволяет проследить наши культурные корни. Я бы хотела, чтобы наша когорта первой отпраздновала Хэллоуин здесь, на Луне.

Сюзан выдержала паузу и добавила то, что могло понравиться не всем.

— Я бы хотела, чтобы это произошло на поверхности. Дети готовы выйти наружу и увидеть над собой лицо Земли. Разумеется, под моим присмотром, и у нас есть эскперт по вопросам поверхности, который будет со мной, это Джонатан Петти, он проследит, чтобы были соблюдены все меры предосторожности.

После этих слов в зале воцарилась мертвая тишина. Все были ошеломлены. До сих пор еще не бывало, чтобы столько детей одновременно отважилось выйти на поверхность.

Молчание нарушил мэр.

— Вы сознаете всю опасность?

— Да, конечно.

— Условия на поверхности настолько суровы... и...

Он посмотрел на остальных членов совета, как бы ища их поддержки, но все они уставились перед собой в разложенные на столах бумаги.

Сюзан решилась закончить фразу за мэра.

— Инопланетяне?

Мэр внимательно посмотрел на нее.

— Все мы знаем эти слухи, — сказала Сюзан. — Джонатан уверяет меня, что экскурсия совершенно безопасна.

В конце концов, Сюзан удалось убедить совет, что это идеальная возможность. Они запланировали экскурсию и хотели, чтобы для детей она стала самым памятным событием школьных лет.

За ее предложение проголосовали семеро, против — двое.


Последние две недели Сюзан проводила значительную часть своего свободного времени в поисках сведений о Хэллоуине и была очарована собранным материалом. Вместе с Джонатаном она разработала план экскурсии.

Впрочем, документы, которые ей удалось найти, были немногочисленны. Вместе с Землей погибла и база данных, которой пользовались в Транквилити. Теперь Интернет представлялся туманным мифом. Уцелели лишь отдельные фрагменты, оказавшиеся скачанными, когда прервалась связь с Землей, а также мемуары и дневники жителей Транквилити, созданные в первые годы существования города. Их-то теперь и изучала Сюзан.

— Сюзан.

Она посмотрела поверх монитора. Джонатан. Сюзан улыбнулась ему.

Джонатану было сорок два земных года, а ей тридцать девять. Высокий даже и для жителя Луны, уверенный в себе, широкая заразительная улыбка. Сюзан он нравился.

— Ты готова? — спросил он.

— Точно не знаю, но, наверно, настолько готова, насколько это для меня возможно.

Она вдруг заволновалась и несколько раз глубоко вдохнула, чтобы успокоиться. Выход на поверхность по-прежнему казался ей делом рискованным.

Джонатан взял ее за руку и слегка потянул за собой.

— Все будет хорошо. Им понравится.

— Знаю.

Но ничего такого она не знала.

Последние несколько недель Сюзан и Джонатан планировали экскурсию. Джонатан, эксперт по вопросам поверхности, делал идеи Сюзан практически реализуемыми.

Дети ждали их у Граундпорта. Родители помогали им надеть скафандры. Большинство детей были выше Сюзан, и иногда оказывалось непросто подыскать скафандр, который бы вполне подходил ребенку, но через некоторое время все уладилось.

Шаг первый — украшения.

— Родители, внимание, теперь можете идти. Дети, вам предстоит украсить скафандры друг друга вашими маркерами. Помните, костюмы раньше бывали страшными. Чудовище, инопланетяне, призраки — все что угодно.

На это ушло около часа. Сюзан украсила скафандр Джонатана большим ртом с двумя торчащими наружу ногами. Она пыталась вспомнить картинки с изображением давно вымершей гигантской рыбы, виденные в ту пору, когда она сама ходила в школу, и теперь придавала костюму Джонатана некоторые черты этой рыбы.

— Идея мне нравится, — сказал Джонатан. — Это я понимаю. Хэллоуин. Возможность притвориться на некоторое время кем-то другим. Можно воспользоваться случаем и стать кем-нибудь страшным или великим. Это временно, просто попытка вырваться из скуки нашей повседневной жизни.

Скуки? Сюзан знала, что Джонатан каждую неделю проводит несколько часов на поверхности. Трудно представить, чтобы это было скучно.

Украшения исчезнут с костюмов, когда они вернутся и пройдут обычную процедуру возвращения.

Сюзан уставилась на имя «Петти», выведенное на шлеме Джонатана ярко-зеленым, как и у всех остальных. На поверхности другого способа узнать человека не будет.

— Так, пора, пора, — обращаясь к классу, проговорила Сюзан. Костюмы уже стали нагреваться, но включить систему охлаждения, пока не надеты шлемы, было невозможно.

— Можно вопрос?

Сюзан оглянулась. Мэтт Уайли всегда задавал много вопросов.

— Разумеется, — ответила Сюзан.

— Как насчет инопланетян? Разве их нет на поверхности?

Сюзан растерялась и посмотрела на Джонатана. Он кивнул и ответил:

— Верить в инопланетян на Луне нет оснований. Это старый миф, неподкрепленный фактами.

— Вы уверены?

— Я бывал на поверхности, по крайней мере, раз пятьдесят, и, хотя мы многого еще не знаем, мы никогда не видели ни малейших признаков каких-либо инопланетян. Насколько нам известно, все они находятся на Земле.

Сюзан услышала тоненький голосок и тотчас поняла, что он принадлежит ее дочери, Селене.

— А что, если вы ошибаетесь?

— Никто не ошибается, — сказала Сюзан. — Экскурсия совершенно безопасна, так что желаю вам получить побольше удовольствия от своего первого Хэллоуина.

Закончив приготовления, все стали собираться вокруг трубы. Одновременно в нее могли войти лишь пять человек, поэтому Джонатан пошел первым с четырьмя детьми. Затем пошли еще две четверки, Сюзан — в последнюю очередь, с двумя детьми, одним из которых была Селена.

Пока поднимались на двести метров к поверхности, Сюзан чувствовала себя так, будто ее покидает жизнь, и так бывало каждый раз. Они покидали безопасность города, расположенного в лунной толще, и им предстояло оказаться в безграничном открытом пространстве.

То же чувствовали все. Место обитания человека на луне — ее толща.

Они вышли из трубы. Земля была почти полной и светила так, что всё, находящееся на поверхности Луны, отбрасывало тени.

Сюзан старалась не смотреть на Землю, надо было следить за детьми.

— Проверка: все ли меня слышат? Поднимите руку, если слышите.

Все подняли руки, одни раньше, другие с запозданием, но для детей это естественно. Сюзан знала, что им хочется побегать, попрыгать, осмотреться, как когда-то хотелось и ей, девочке, впервые оказавшейся на поверхности Луны столько земных лет назад.

Скоро.

Впереди ждали неожиданности, а Сюзан хотелось, чтобы дети приятно провели время.

— Так, не забывайте, сегодня Хэллоуин! Должно быть страшно и весело. Праздник захватывающий и... ну, загадочный. Знаю, все вы хотите побегать и попрыгать, но мы должны следовать тропой Хэллоуина.

Хоть шлемы и отбрасывали тени в свете Земли, Сюзан видела, что дети смотрят на нее с удивлением.

— Посмотрите на Землю, — сказала Сюзан. — Вот с нее прилетели сюда наши предки. Люди жили там тысячи лет... — Она не добавила: — Пока не были уничтожены за один день.

Сюзан тоже посмотрела вверх. Земля, загадочный шар, диаметр которого казался в четыре раза больше солнца, будто светящийся драгоценный камень, висела высоко над горизонтом.

— Раньше она была голубая, — добавил Джонатан. — Инопланетяне убили всех, и планета окуталась светящимися белыми облаками. Может быть, такой она останется навечно, этого никто не знает.

— По возвращении, — сказала Сюзан, — будете писать сочинение, так что смотрите внимательно.

Джонатан пошел, перепрыгивая с места на место, остальные последовали за ним, Сюзан шла в цепочке последней, но ее это не смущало. Джонатан вышел на поверхность за день до экскурсии, чтобы проложить Тропу. Сюзан была рада видеть детей, которые ничего не боялись.

Пора.

Джонатан направлялся к Станции 1, как они и планировали. Все, кроме него, были возбуждены, с трудом контролировали свои движения, но все веселились. Сюзан знала, что скафандры совершенно надежны и оберегают детей, так что, если кому-то и случится упасть на острые камни, никаких повреждений не будет. Если бы упала она сама, то почувствовала бы лишь неловкость.

Тропа Хэллоуина в плане представляла собой ромб, и перед тем, как они повернут обратно к трубе, предстояло сделать три остановки. Всего экскурсия должна была продолжаться три часа.

Скользя и перепрыгивая, дети подошли к месту первой остановки. Джонатан выбрал маршрут так, что тропа обходила крупные камни и кратеры. Его старые следы до сих пор виднелись на лунном грунте. Все следы, оставленные экскурсией, будут видны тем, кто пойдет по тропе в дальнейшем. Само по себе на Луне ничто не меняется.

На первой остановке Сюзан проверила время. Все было в порядке.

Дети стали в полукруг возле плоского камня с установленным на нем голо-проектором. Начался показ учебного фильма, который каждый мог слышать в своем шлеме. Что за технология использовалась в этом голо-проекторе, никто не знал.

Сюзан не слушала, этот учебный фильм она видела уже раз десять. На экранах показывали старомодное жилище, какое, возможно, существовало когда-то на Земле, раздавались детские крики: «Сладости или гадости!», ведьма кричит на детей и сует им леденцы. Сюзан надеялась, что все это показано правдиво, но, как это было на самом деле, никто не знал.

Сюзан посмотрела вверх на изумительную Землю.

Хоть Солнце уже зашло за горизонт, это едва ли имело значение. Земля теперь была самым большим светилом Луны.

Миллионы крошечных звезд рассыпались по иссиня-черному небу над Луной. Сюзан захотелось протянуть руку и зачерпнуть звезды так же, как в ее воображении земляне зачерпывали проигоршни песка на морском берегу.

Сюзан вдруг охватила тоска по оставленной родине, стало жаль утраченных корней человечества, и она задумалась над самой обычной загадкой для жителей Транквилити: по-прежнему ли на Земле находятся инопланетяне, и если да, то что они делают?

Фильм закончился громким хлопком, от неожиданности все вздрогнули. И Сюзан тоже. Она знала, что так будет, но слишком глубоко задумалась.

— Пора идти к Станции 2, — сказал Джонатан. — Теперь впереди пойдет Сюзан, так что стройтесь за нею.

Возглавляя шествие, Сюзан вспомнила кое-что из того, что узнала о Хэллоуине, но что не смогла включить в три учебных фильма для голо-проекторов. У нее просто не поместились прыжки за яблоками, поцелуи на Хэллоуин, бритвенные лезвия в леденцах, оранжево-черный пирог из тыквы, бросание яйцами в дома (что бы это ни значило), тематические парки и сотни других тем, материал по которым ей удалось отыскать. Кто знает, что в вышеперечисленном правда, а что — миф? Это-то и делало Хэллоуин таким веселым праздником.

Кроме того, Сюзан рассчитывала предложить ученикам некоторые темы для самостоятельного изучения.

Она оглянулась, чтобы убедиться, что все следуют за ней.

Дорога до следующей остановки заняла десять минут, и Сюзан несколько запыхалась, она не привыкла к такого рода ходьбе.

На остановке дети собрались вокруг проектора и стали смотреть второй учебный фильм. В нем рассказывалось о традициях, связанных с предсказателями судеб, и о привидениях — этими историями пугали маленьких детей.

Больше всего Сюзан нравилось в фильме то место, где в полутемной комнате вечером на Хэллоуин сидит незамужняя женщина и смотрит в зеркало, чтобы увидеть лицо своего будущего мужа. Если вместо лица она увидит череп, то умрет до свадьбы.

Сюзан помнила закадровый текст фильма слово в слово, поскольку сама же его и написала. С помощью Джонатана, естественно.

Сюзан посмотрела по сторонам и вдруг спохватилась, что не видит Джонатана. Она поморгала и осмотрела группу еще раз в твердой уверенности, что зрение ее обманывает.

Но Джонатана по-прежнему не было.

Сюзан напряглась, опасаясь закричать, сглотнула и попыталась скрыть свой ужас, не желая пугать детей.

— Джонатан!

Ответа не последовало. Мэтт Уилей повернулся и пошел за ней. Сюзан же двинулась в том направлении, откуда они только что пришли.

— Джонатан! — Сюзан понимала, что голос выдает ее страх, но ничего не могла с собой поделать.

— Мисс Собл! — Мэтт оказался рядом с нею и положил руку в перчатке ей на плечо.

— Все нормально, Мэтт. Наверно, он пошел, чтобы подобрать что-то.

— Знаю, — сказал Мэтт. — Он же эксперт.

Другие дети смотрели на них. Сюзан, повинуясь подсознательному побуждению, отыскала среди них девочку, на шлеме которой яркими зелеными буквами было выведено «Собл». Прошла еще минута, ответа от Джонатана так и не последовало.

— Давайте немного вернемся, — предложила Сюзан. — Может быть, он где-то рядом.

Они пошли по следам, которые сами же только что оставили. На ходу Сюзан изменила свою частоту и запросила Центр связи Транквилити, не обращался ли туда Джонатан. Оказалось, не обращался.

Транквилити назывался городом, но это было явное преувеличение. Его население составляло всего две тысячи человек — только они-то и оставались в живых во всей Солнечной системе. Возник этот город еще до вторжения, как шахтерский лагерь. Здесь в удивительных количествах обнаружили алмазы. На Земле всякая женщина желала иметь обручальное кольцо с лунным алмазом.

Теперь в Транквилити добычей полезных ископаемых больше не занимались. Город существовал, чтобы могли выжить уцелевшие люди.

Возвратившись по следам группы примерно на двести метров, Сюзан нашла место, где Джонатан сошел с тропы. Здесь от нее отходили в сторону две борозды. Раньше этих борозд тут не было. Сюзан охватил ужас: она поняла, что параллельные желобки оставлены сапогами Джонатана, которого волокли.

— Оставайтесь здесь, — сказала Сюзан детям. Мэтт хотел пойти с нею, но она выставила руку, преградив ему дорогу. — Я далеко не отойду.

Борозды, оставленные сапогами Джонатана, заворачивали за кратер. Сюзан медленно шла вдоль этих борозд, и вдруг сердце у нее бешено заколотилось — она увидела валявшийся на грунте сломанный шлем Джонатана.

На плоской его части на лбу она увидела фамилию «Петти», выведенную знакомым ярко-зеленым цветом.

Все вокруг было залито кровью, которая образовывала гигантское темное пятно с вкраплениями вмерзшей плоти — температура на поверхности Луны близка к абсолютному нолю.

Сам шлем имел зазубренную выемку, как будто от него откусило гигантское чудовище.

Инопланетяне.

Сюзан захотелось закричать, но она не смогла. Хотелось побежать, но ей показалось, что ноги гвоздями прибиты к поверхности Луны.

— Джонатан?..

Что бы она ни сказала, дети услышат.

Она не видела следов ни космического скафандра Джонатана, ни его тела. Широкая тропа уходила с места его гибели за кратер, в пустоту.

Она обязана доставить детей в безопасное место, не напугав их. Сюзан двинулась к ним. Все молча смотрели на нее.

— Все в порядке, — сказала Сюзан, — мистеру Петти понадобилось срочно вернуться из-за неполадки в скафандре. Мы сейчас тоже будем возвращаться.

— Почему же он ушел, не предупредив? — спросил кто-то из детей.

Сюзан не знала точно, кто это был, но просто отрезала:

— Потому что не предупредил. Идемте.

Но куда?

Она, в общем, представляла себе, где находится Станция 3 на тропе Хэллоуина. Придется дойти сначала туда, а уж там она поймет, как вернуться к трубе.

— Сюда, — сказала Сюзан и пошла впереди группы, но сразу сообразила, что в арьергард надо поставить кого-нибудь, заслуживающего доверия. Но не Селену. Ее надо было поставить впереди, рядом с собой.

— Мэтт, проследи, все ли идут за мной. Договорились?

— Так точно.

Никогда в жизни Сюзан не испытывала такого одиночества. Она лишь в общих чертах представляла себе дорогу к третьей станции и принимала меры, чтобы до нее добраться. Каждые несколько минут она останавливалась и, подпрыгнув, разворачивалась к детям, чтобы убедиться, что все они идут за ней.

Дорога до третьей станции заняла двадцать минут.

Там проектор стал показывать учебный фильм, но Сюзан не смотрела и не слушала. Меньше всего на свете ее теперь интересовала праздничная экскурсия.

Со времени их ухода из города прошел час. Воздуха оставалось на два часа.

Она мысленно пересчитала детей в когорте... двенадцать, тринадцать, четырнадцать...

Четырнадцать.

— О нет, только не это!

Не хватало Мэтта Уайли.

— Мэтт! — она подождала и закричала, — МЭТТ! — Было ясно, что криком делу не поможешь. Будь он жив, отозвался бы с первого раза. Правила поведения в опасных ситуациях вдалбливались в каждого жителя Луны с пеленок.

Инопланетяне.

Нет, не может быть. На самом деле их на Луне нет.

Или есть?

Этого никто в точности не знал, но старые предания, дошедшие от шестого поколения предков, рассказывали о том, как инопланетяне разрушили Землю, а затем оставили передовой пост на Луне, не подозревая, что тут находится последнее убежище людей.

Может быть, инопланетяне узнали об этом сегодня.

Сюзан посмотрела на сиявшую над головой Землю и подумала, как и столь многие до нее:

— Что же там на самом деле произошло?

Этого никогда не узнать. Она обернулась и посмотрела на оставшихся детей. Их было четырнадцать.

— Подождите здесь. Станьте поближе друг к другу, чтобы каждый видел остальных. Я сейчас вернусь.

Сюзан, надув губы от страха, запрыгала по тропе туда, откуда они пришли. Если с нею что-то случится, что будет с детьми?

Она обязана доставить их в Транквилити.

Она шла по знакомой тропе несколько минут, но никаких признаков Мэтта не видела.

Если бы он получил какую-то травму, а она оставила его здесь, ко времени прибытия спасательной команды Мэтт был бы уже мертв. Сейчас время становилось таким же врагом, как и все остальное.

Если бы Сюзан не оставила Мэтта, кто знает, что бы случилось с остальными детьми.

Сюзан остановилась и попыталась сосредоточиться, но мозг отказывался работать. Она не знала, что делать.

— Мама.

Голос Селены вернул Сюзан к действительности.

— Я уже возвращаюсь.

— Нам страшно.

— Знаю. Я уже рядом с вами.


Переход к Граундпорту оказался самым долгим в жизни Сюзан. Ей все казалось, будто Мэтт зовет ее, но она понимала, что это только кажется. Никто из ее детей ничего такого не слышал.

На этот раз она шла в арьергарде и, не умолкая, говорила о том, какое направление выбрать, с тем чтобы дети знали, что она с ними.

Около трубы она снова пересчитала детей. Их оказалось четырнадцать.

— О господи, как же я скажу родителям Мэтта, что оставила его здесь?

Сюзан поморгала, стремясь избавиться от слез, мешавших видеть, и заставила себя делать то, что сейчас требовалось. Она дождалась, пока откроется шахта, и отправила в лифт первую пятерку детей, убедившись, что среди них находится и Селена.

Вскоре после этого все оказались в шлюзе с воздухом, находившимся под определенным давлением. Как и предписывалось протоколом, всех просканировали и очистили. Затем пришлось подождать в другом помещении.

Сюзан думала об инопланетянах.

Дети, оказавшись в безопасности, болтали между собой. Сюзан знала, что на поверхности они пережили страх. Смогут ли они впредь без опаски выходить на поверхность?

По окончании положенного по протоколу часового карантина дверь, отодвинувшись, открылась, все могли выйти.

В дверном проеме стоял Джонатан Петти.

Сюзан подумала, что это галлюцинация, что, может быть, инопланетяне каким-то образом проникли в его мозг и теперь управляют его телом.

— Привет всем! — сказал Джонатан. Он широко улыбался, и два работника технической службы, вошедшие одновременно с ним в помещение, улыбались вместе с ним.

— Какого черта! — начала было Сюзан, но умолкла, не зная, что сказать.

— Это Хэллоуин, вы не забыли?

Дети смотрели на Джонатана в такой же растерянности, как Сюзан.

— Помните, что я говорил о Хэллоуине? Это возможность стать другим. Иногда этот другой страшен, а в этом году я хотел дать вам почувствовать, будто вы переживаете настоящий Хэллоуин на Земле. Я решил стать для вас инопланетянином и немножко вас напугать.

— Ты имеешь в виду... свой шлем? И кровь?

— Это лишь видимость. Все заранее подготовлено. По-моему, с кровью вышло особенно удачно.

Сюзан все не могла поверить.

— Так это не по-настоящему?

Она посмотрела на детей, все они начинали улыбаться, главным образом, над ее растерянностью. В конце концов, никто из них не видел места, где на застывшей крови валялся шлем Джонатана.

— Жидкость, похожая на кровь, — поправила себя Сюзан.

— Я считаю, именно таким бывал Хэллоуин, — сказал Джонатан. — Дети требуют угощения, угрожая всяческими проказами, а люди в домах пугают их. Разве не так?

Сюзан не могла не кивнуть. Джонатан говорил все правильно. Просто она не рассчитывала пережить настоящий Хэллоуин.

И зачем люди на Земле справляли его год за годом?

— Хэллоуин, должно быть, был ужасен, — сказала Селена.

Джонатан улыбнулся.

— Этого мы никогда не поймем, но его желательные проявления должны были перевешивать дурные.

Против собстенной воли Сюзан подбежала к Джонатану и обняла его. Она никогда прежде этого не делала, но ей хотелось убедиться, что все это не галлюцинация.

— А где Мэтт? — спросила она.

— Мэтт?

Сюзан посмотрела в дверной проем, через который вошел Джонатан.

— Разве он не с тобой? Он бы хотел...

Сюзан резко повернулась к Джонатану.

— Скажи мне, что он тоже подшутил.

Джонатан покачал головой.

— Не понимаю, о чем ты...

Джонатан посмотрел на детей, пересчитал и сказал:

— О боже мой, что случилось?

— Он был с нами, и вдруг его не стало.

— Так он до сих пор на поверхности?

Сюзан не смогла ответить. Она почувствовала холод и тошноту.


Спасательная команда быстро подготовилась к выходу на поверхность, Сюзан и Джонатан отправились с нею. Сюзан показала место, где, как она твердо знала, Мэтт еще был вместе с группой, а затем другое, на третьем переходе по тропе Хэллоуина, где впервые заметила его отсутствие.

Никаких его следов так и не нашли. Неделю спустя в городе прошла церемония поминовения.

В глубине души Сюзан винила себя. Это она должна была идти в хвосте группы, а не Мэтт.

Вернувшись после церемонии к себе в каюту, она заплакала.

Ей больше никогда не захочется думать о Хэллоуине.


-----

[1] Говорящее название, означающее «спокойствие».



Выбрать рассказ для чтения

50000 бесплатных электронных книг