Джон Ширли

Чжуинь


Тем знойным летним днем они отправились в Бернд-Ок (штат Калифорния) только потому, что Логан исполнилось тринадцать. Только по ее просьбе Брайди и повезла Логан в город, угоститься в день именин гамбургером с молочным коктейлем. Поездке Логан внутренне радовалась, очень радовалась, так как они с Брайди — то есть с ее матерью — провели большую часть лета на ферме, среди одной только домашней скотины (нечастых визитов ветеринара можно не считать). В город Брайди ездила неохотно, старательно изыскивала предлоги от этого воздержаться, и даже продукты, смирившись с нешуточными расходами, заказывала на дом.

Припарковав старенькую «тойоту»-пикап на обочине хайвэя напротив кафе «Толстая Мэри», Брайди заглушила мотор и устало выбралась из кабины. Одета она была в желтый сарафан, под желтой широкополой шляпой поблескивали желтые солнцезащитные очки.

Логан тоже поспешила наружу. Ради поездки в город она надела бейсболку с эмблемой "Сан-Диего Падрес«[1], шорты, тапки-вьетнамки и белую блузку. Стоило ей ступить на раскаленный асфальт, лоб покрылся каплями пота. Щурясь от яркого солнца, Логан пошлепала следом за матерью.

На крытом крылечке хозяйственного магазина по соседству с «Мэри» сидела симпатичная светловолосая девчонка примерно одних с Логан лет. Девчонка хмурилась, глядя в экран смартфона. Довольно резкий, крикливый макияж на ее лице неплохо соответствовал короткому красно-синему платью в цветочек. Подняв голову, девчонка окинула Логан оценивающим взглядом. При виде ее усмешки Логан подумалось, что для поездки в город стоило бы надеть кроссовки и блузку получше, а может быть, даже платье (правда, платье, подходящее по размеру, у нее осталось только одно, и после школы Логан надевала его только раз).

Хайвэй Брайди с Логан перешли под самым носом огромного грузовика с двумя прицепами, везущего бор с рудника. Фура прогрохотала мимо небыстро, но так грузно, что дощатый тротуар, ведущий к кафе, задрожал под ногами. В Бернд-Ок специально поддерживали этакий дух старомодности: фальшивые фасады, дощатые тротуары... Маленький городок, едва дотянувшийся краем до Юго-восточного Калифорнийского хайвэя, понимал: подобную сельскую простоту туристы вполне могут счесть оригинальной.

Слева от входа в кафе висел, истекая струйкой ржавой воды, шумный кондиционер. Справа к доске был прикручен огромный градусник с рекламой апельсиновой шипучки «Саншайн».

Следом за матерью Логан вошла в кафе. После поездки в пикапе со сломанным кондиционером внутри ей показалось едва ли не холодно. Народу (день был воскресным) собралось немало: шахтеры, хозяева магазинов с женами — все дружно уставились на Брайди с Логан, будто бы узнавая в них местных, только не в силах припомнить, кто они такие. Мать Логан, эффектная, привлекательная брюнетка с короткой стрижкой и большими темными глазами, притягивала любопытные взгляды, точно магнит.

Сели они у стойки, так как Брайди не сомневалась, что Логан нравится наблюдать за приготовлением коктейлей (стереотип, устаревший лет этак десять назад).

Повар-мексиканец, выглянув из окошка, окинул их взглядом и указал на бейсболку Логан.

— Эгей, «Падрес»! Ходил, ходил в Сан-Диего на их матчи! Замечательный там стадион.

— «Падрес»! — с улыбкой откликнулась Логан, отсалютовав повару поднятыми кверху большими пальцами.

Шесть раз... шесть раз они с папой ходили в Петко-Парк на матчи этой команды. Нет, болельщиком «Падрес» папа не был, просто любил бейсбол. Может, и до сих пор любит, если жив... После того, как они переехали сюда, поближе к армейской базе Сьерра-Батте, им стало не до матчей высшей лиги. На ферме — правда, не настоящей, не производящей ничего особенного, хотя имелись здесь и дойные коровы, и бык, и несколько племенных кобылиц на развод — кроме них с папой, не было ни души. Там Логан и провела большую часть учебного года, пока папа трудился на базе над каким-то секретным проектом. Безропотно сама готовила себе ужин, безропотно сносила долгие автобусные поездки в куорривильскую среднюю школу, многие мили среди ребят, упорно не желавших с ней разговаривать. Скоротать время помогала разве что Бринда — девчонка с большущим родимым пятном на щеке, и тот веснушчатый парнишка, Эрвин, увлеченно, с придыханием, всю дорогу рассказывавший, как разводит для БФА[2] каких-то японских коров. Ничего парень, только нудный немного.

А потом папа...

«Не надо сегодня о папе, — велела она себе. — День рождения все же. В городе, с мамой. Вот этим голову и займи».

Официанткой в «Толстой Мэри» работала пожилая белая дама: ярко-алая губная помада, ярко-оранжевые волосы, убранные под старомодную кружевную наколку, крутые дуги нарисованных бровей...

— Как поживаешь, милая? — спросила она, выкладывая на стойку блокнотик и улыбаясь Логан.

На ее зубных протезах алели следы помады, карман блузки украшала вышивка: «Лана».

— Окей, — откликнулась Логан, надеясь, что Брайди не придет в голову упомянуть о ее дне рождения.

Официантка перевела взгляд на Брайди.

— Что будем заказывать, мэм?

Брайди сделала заказ за обеих. Старательно все записав, Лана окинула взглядом Брайди и Логан, склонила голову набок и заулыбалась, будто актриса из первых телевизионных комедий.

— Так вы ж, надо думать... Брайди, верно? Гарва Келли жена?

— Да, верно, — сухо подтвердила Брайди, снимая солнечные очки. — Вот только Гарва в живых больше нет.

— Он пропал без вести на поле боя, — негромко, но твердо поправила ее Логан. — За океаном, в Тунисе.

— Военные говорят... — запнувшись, Брайди пожала плечами. — Военные говорят, будто он пропал без вести.

— О, бог ты мой! — ахнула Лана, сдвинув мультяшные брови. — Прости, милая, прости! Но он же... я думала, он служит здесь, исследованиями какими-то занят. А его, выходит, послали за океан воевать?

Брайди поправила перед собою вилку и нож.

— Полевые испытания чего-то там... чего — точно не знаю, — едва уловимо проговорила она.

— Сейчас принесу вам бургеры с картошкой, — сказала Лана, потрепав ее по руке. — И о коктейлях, конечно же, не забуду. Один ванильный, один клубничный.

Ели и пили молча. За едой Логан то и дело украдкой косилась на Брайди.

С того самого дня, как Брайди появилась на ферме, Логан ни разу не назвала ее мамой или хоть матерью. Некогда — амбициозный, подающий надежды юрист, Брайди развелась с папой, когда Логан была еще совсем маленькой. С тех пор она, если не брать в счет подарков, доставляемых под Рождество с какого-то веб-сайта, исчезла из жизни Логан на долгие годы — до самой пропажи отца. Однажды папа просто не вернулся со службы домой. Логан позвонила на базу, там ей пообещали во всем разобраться, а через три дня одиночества на ферме появилась Брайди с какими-то официальными бумагами от военных и сказала, что папа был в командировке за океаном, с задания не вернулся и:

— Я, как твоя мать, обязана о тебе позаботиться, и потому... вот, приехала.

Если по справедливости, она сказала все это так холодно только потому, что Логан разрыдалась, заорала на нее: ей, дескать, нужно позвонить папе, не верит она, будто папа уехал, ни слова не сказав, и сама о себе прекрасно позаботится, а заботы Брайди ей ни к чему.

Однако Брайди осталась на ферме, а папы Логан так и не дождалась.

Два месяца Брайди проработала юрисконсультом с фермы, через интернет. Логан все это время держалась от нее в стороне, а Брайди эпизодически встречалась со средних лет армейским капитаном по имени Майлс Уинн, служившим на той же базе, а иногда — с молодым сержантом, Крисом как-его-там.

Затем им сообщили, что папа официально объявлен пропавшим без вести во время какой-то неназванной военной катастрофы в Северной Африке — вероятно, в столкновении с боевиками Исламского Государства.

Теперь Брайди с Майлсом уже не встречалась — как-то вечером, вернувшись домой, она пробормотала что-то насчет ссоры с ним.

— Следить за мной вздумал. Устроил скандал из-за Криса.

Больше она не сказала ничего, но в ее блузке зияла дырочка: одна из пуговиц была оторвана «с мясом».

Ну что ж, Крис Брайди все равно нравился больше... только давно уже не появлялся. Возможно, отчасти поэтому Брайди в последнее время была так задумчива и молчалива.

Допивая коктейль, Логан мысленно репетировала речь, которую скажет по дороге домой. «Я, — скажет она, — могу жить в Риверсайде, у тети Трейси. Мы переговорили онлайн, и она согласилась взять меня к себе. Здесь оставаться я не хочу, а военным сообщу, как связаться со мной, когда они найдут папу».

Может, Брайди уже наскучило «делать, что полагается»? Может, она согласится ее отпустить?

Когда обе, перейдя хайвэй, вернулись к пикапу, солнце еще жарило вовсю. Забравшись в кабину, они тут же взмокли от пота: внутри оказалось куда жарче, чем снаружи. Раскрыв сумочку, Брайди нахмурилась в поисках ключей.

— Сможем по пути заехать в библиотеку? — спросила Логан.

— В библиотеку? Вряд ли она открыта.

Отыскав ключ, Брайди вставила его в замок зажигания и повернула. Механизм только скорбно, меланхолически щелкнул.

— Вряд ли она закрыта, Брайди. Там кондиционер. Я одну книгу заказывала — может, уже прислали.

Нахмурившись сильнее прежнего, Брайди повернула ключ еще раз и еще. Щелк. Щелк. Щелк... Двигатель не заводился.

— Чтобы взять новую книгу, нужно предыдущую сдать.

— Та у меня с собой, под сиденьем.

— Помолчи, Логан. Видишь, машину не завести? В чем же дело...

Еще попытка. Щелчок, и больше ничего.

— Вытащи ключ и вставь заново, — посоветовала Логан.

— Это же не компьютер перезагрузить...

Тем не менее ее совету Брайди последовала, но стартер опять только щелкнул.

— Бензина еще полбака — значит, дело не в этом. Ах, чтоб тебе...

Еще пара минут безуспешных попыток завести двигатель, и жара выгнала их из грузовичка. Пришлось вернуться в кафе. Оттуда Брайди, кипя от злости, позвонила Милберну, хозяину станции техобслуживания, и вызвала эвакуатор.

До библиотеки Логан добралась только после пяти и нос к носу столкнулась с выходящим на улицу Эрвином, едва удерживавшим под мышкой стопку увесистых томов.

— А, Логан! Привет.

В школе он никогда не унывал, вел себя очень даже жизнерадостно, но сейчас выглядел так, будто сидит в больничном коридоре и ждет дурных новостей.

— Привет. Они уже закрылись?

— Да, только что, — кивнул Эрвин, мрачно уставившись под ноги.

— Ты... э-э...

Логан умолкла. Не настолько она с ним знакома, чтобы расспрашивать, что у него за беда.

— Про... э-э... разведение скота читаешь? — спросила она, кивнув на его книги.

— Нет. О хищниках, — ответил Эрвин, устремив взгляд в сторону окружавших город холмов. — О калифорнийских хищниках, миграции пум и все такое. Мои коровы... — губы его задрожали, будто он вот-вот расплачется.

— Кто-то напал на твоих коров? На тех, что ты разводишь?

В ответ Эрвин быстро кивнул:

— Ага. И всех загубили.

— Всех до одной?!

Эрвин шумно перевел дух.

— Даже объедков почти не осталось. Задрали всех и сожрали дочиста. Может, койоты, может, и волки... только следов никаких. Ладно. Домой пора. Скоро последний автобус уходит.

— Понятно. А я в автосервис иду, — сказала Логан, опустив книгу в щель под табличкой «Возврат». — Если тебе по пути, идем вместе.

Молча, щурясь на солнце, будто нарочно бьющем прямо в глаза, они двинулись к автомастерской Милберна. Казалось, о раскаленный липкий асфальт вьетнамки шлепают особенно громко. У ворот гаража Эрвин повернулся к ней, застенчиво, благодарно улыбнулся и направился дальше, а Логан прошла в захламленный, благоухающий машинным маслом кабинет Милберна.

Брайди стояла у окна и, нервно кусая губу, смотрела вдаль, на безлюдную улицу.

— Библиотека закрылась, — сказала Логан. — Но книгу я вернула.

Брайди едва заметно кивнула в ответ.

Логан уселась в старое деревянное кресло, и почти в тот же миг через порог шагнул Майлс. Майлс Уинн. Галстук его был ослаблен, форменный китель с погонами капитана перекинут через локоть.

Брайди встретила его холодным, тяжелым взглядом.

— Только этого для полного счастья и не хватало.

Круглолицый, слегка располневший, Майлс снял фуражку и утер рукавом пот с широкого лба.

— Уф. Ну и жарища, — сказал он. — Я видел там, в гараже, твой пикап...

— Да, он там, — подтвердила Брайди. Голос ее был сух, точно гриб-трутовик.

Майлс невпопад закивал.

— Милберн сказал, что за сегодня его не починит. Тебя подвезти?

— Нет, не нужно, — отрезала Брайди, отвернувшись к окну.

Майлс повертел в руках фуражку, смерил Брайди странным, долгим, немигающим взглядом, с шипеньем втянул воздух сквозь сжатые зубы, развернулся кругом и, ни слова больше не говоря, удалился.

— Вот дьявол, — удивилась Логан. — Да что на вас обоих нашло?

— Он навязчиво меня домогается, только и всего. И я непременно сообщу об этом его начальству. А ты ни о чем не волнуйся.

— Но...

Тут в кабинет, отирая масло с ладоней лоскутом красной ветоши, вошел Милберн со щербатой улыбкой на узком, покрасневшем от солнца лице.

— Ну что вам сказать, придется запчасти заказывать. Трамблер под замену, а у меня на «тойоту» трамблеров нет.

— И долго ждать? — спросила Брайди, устало поднимаясь с пластикового стула.

— Может, завтра после обеда. Если в Куорривиле нужный найдется. Хотите, могу после работы вас домой отвезти, — предложил Милберн. — Но это не раньше половины восьмого.


В половине девятого все трое, уместившись на широченном переднем сиденье эвакуатора, подскакивая на ухабах и покачиваясь на поворотах, катили по извилистому проселку к ферме. Милберн даже не снял рабочего комбинезона, а его почерневшие пальцы оставляли на рулевом колесе грязные пятна. Логан от души радовалась, что сидит у окна: рядом с Милберном ей становилось как-то неуютно.

За окном вдаль тянулись невозделанные поля, густо усеянные желтыми соцветиями сорных трав. Солнце едва-едва село, и западный горизонт все еще полыхал мрачным, зловещим багрянцем.

Этак за полчаса до приезда на ферму Милберн вдруг сказал:

— Так вот, трамблер-то ваш... похоже, там провода кто-то перерезал.

Брайди уставилась на него, подняв брови.

— Провода перерезали? Отчего же вы не сказали об этом еще в гараже? Я бы шерифа вызвала!

— Да потому что... — Милберн облизнул губы. — Потому что капитан Уинн велел помалкивать. Сказал, это его забота. Он думает, кто-то решил вас разыграть. Сам хочет с ним разобраться.

У Логан аж челюсть отвисла.

— Как это — Майлс велел помалкивать?

Милберн задумчиво покачал головой.

— Майлс этот, знаете... лучше ему не перечить. Так вам всякий в городе скажет.

Брайди негромко выругалась.

— Господи, Милберн, что же вы... ну, не знаю... срастили бы эти провода, или еще там как!

Милберн поморщился. Гримаса раздражения на его лице оказалась не менее выразительной, чем улыбка.

— Нельзя, мэм. Как знать — вдруг вы со сращенными проводами на полдороге домой застрянете? Я вот что думаю...

— Осторожно! На дороге что-то лежит! — внезапно воскликнула Брайди, указывая вперед.

Милберн ударил по тормозам так, что Логан пришлось ухватиться за приборную доску. Вильнув в сторону, машина остановилась футах в пятидесяти от большого бревна, лежавшего поперек дороги. В лучах фар бревно казалось глянцевито-черным. «Наверное, от коры очищено», — подумалось Логан.

Концы бревна, перегородившего проезд от края до края, скрывались в тени нависших над дорогой дубов.

— О господи, упавшее дерево! — вздохнула Брайди. — Ну да, конечно. Как раз под стать всему этому распроклятому дню. Объехать сможете?

— При таких-то зарослях по бокам... не знаю, не знаю. Может, оттащить смогу. Глянуть нужно.

Заглушив двигатель, Милберн сунул ключи в карман и выбрался из машины.

Логан перевела взгляд вперед. Остановившись в сходящихся вместе кругах света фар, Милберн повернулся направо, налево, оглядел ствол дерева вдоль.

«Наверное, даже эвакуатором его оттащить нелегко», — подумала Логан, на глаз оценив диаметр — фута четыре, не меньше.

Покачав головой, Милберн повернулся к машине и закричал что-то вроде:

— Кажется, это не...

И тут упавшее дерево пришло в движение — медленно, флегматично, будто ток раскаленной лавы, заскользило через дорогу справа налево.

— Его кто-то тянет, или?.. — удивилась Брайди.

У Логан пересохло во рту, да так, что слова не выговорить.

— Нет. Это... кажется, оно само...

Что напугало ее до замирания сердца? А то, что, скользя, дерево едва уловимо колебалось из стороны в сторону. Большое, упругое, ползущее само по себе, оно глянцевито поблескивало в лучах фар. Милберн с отвисшей челюстью подался назад, попятился прочь от черной ползучей громадины.

«Даже объедков почти не осталось. Задрали всех и сожрали дочиста. Может, койоты, может, и волки... только следов никаких».

— Брайди, — раздался в ушах Логан ее же собственный голос. — Брайди, что это?

— Не знаю. Неужели это действительно...

Тем временем толстое ползучее «бревно» начало сворачивать в сторону. Его середина изогнулась к эвакуатору, к Милберну, вжавшемуся спиной в радиаторную решетку. Стекла машины задребезжали от громкого свиста пополам с треском вроде помех в эфире. Внезапно длинное черное тело с неуловимой для глаз быстротой обхватило Милберна, петлей обвилось вокруг его пояса, сдавило, стиснуло...

«Всех загубили», — так сказал Эрвин.

Голова Милберна сорвалась с плеч, прыгнула вверх, точно пробка, выбитая из бутылки. В капот эвакуатора ударила мощная струя крови.

Логан отчаянно завизжала. Брайди зажала ладонью рот, сдерживая визг.

Ползучая тварь подтащила обмякшее, обезглавленное тело Милберна ближе и поднялась на хвост, нависнув над левым бортом машины (этого Логан разглядеть не могла, но Брайди прекрасно все видела).

Странно шипя и порыкивая, тварь заскользила по крыше кабины. Левое ветровое стекло пошло трещинами, крыша прогнулась, просела внутрь.

— О нет, — выдохнула Брайди. — Логан, живо наружу!

— Нет! Здесь нам ничто не грозит! — пискнула Логан, сжавшись в комок под приборной доской.

— А, дьявол! Логан, послушай меня! Дверь вот-вот распахнется, и эта тварь проберется внутрь! Живо наружу! Через другую дверь!

Резкий, повелительный тон Брайди заставил Логан встряхнуться, распахнуть пассажирскую дверь и выползти из кабины. Над головой нависло что-то огромное, темное...

— Беги назад, к городу! — бичом подхлестнул ее голос Брайди.

Охваченная ужасом, Логан пустилась бежать, ринулась в ночь, не разбирая дороги. Вскоре, неудачно споткнувшись на подвернувшейся под ноги рытвине, она потеряла вьетнамку, стряхнула с ноги другую и дальше помчалась босиком.

«Брайди...»

Тяжело дыша, чувствуя боль в сбитых ступнях, Логан остановилась и оглянулась, но матери не увидела. Дорога была пуста: эвакуатор скрылся из виду за поворотом. Кричать она не рискнула: вдруг крик приведет тварь, задавившую Милберна, прямиком к ней? Жалобно заскулив, Логан побежала дальше, в сторону города, но город остался так далеко позади...

Что это? Уж не машина ли едет навстречу?

Лучи фар, копьями пронзившие тьму, скрылись за лесом и вновь появились примерно в полумиле от Логан.

Услышав позади топот, Логан обернулась и пискнула от страха при виде темной фигуры, мчащейся к ней.

— Логан!

Голос принадлежал Брайди.

Подбежав вплотную, Брайди крепко прижала Логан к себе, а та и не подумала вырываться. Мать с дочерью умолкли, облегченно переводя дух.

Наконец Логан отстранилась от Брайди и прошептала:

— Где она? За нами гонится?

— Не знаю!

— Сюда едет машина. Можно им помахать, и...

Тут их залило светом фар. Брайди, схватив Логан за руку, оттащила ее на обочину. Подкативший седан оказался армейским — оливково-зеленым, с номером на дверце.

В окно, склонив голову, выглянул сидевший за рулем Крис — в сержантском мундире, светлые волосы стрижены «ежиком», светлые усики выровнены в нитку, подбородок слегка мягковат, серые глаза обыкновенно сощурены, будто он втихомолку посмеивается над чем-то, известным только ему одному. Правда, сейчас его губы были сурово поджаты. Ветровое стекло с негромким гудением поползло вниз.

— Садитесь, живей!

Обе сели в машину. Логан устроилась сзади, а Крис, едва Брайди успела захлопнуть переднюю пассажирскую дверцу, дал газу, развернулся и погнал автомобиль назад, к городу.

— Ты о ней знаешь, верно? — спросила Брайди, в упор глядя на Криса. — О той твари в лесу.

— Я... да, Брайди, знаю. Лана сказала, что вы уехали с Милберном, а эта тварь сегодня здесь, на свободе.

— Она раздавила его, — хрипло сказала Брайди. — Схватила и раздавила.

— Я так и понял, когда вас на дороге увидел.

— Но если ты знал о ней...

— Знал, да все не мог сообразить, кому сообщить, к кому обратиться. Доложить по команде, как по уставу положено — того и гляди, отправят за мной команду зачистки, и кончится все пулей в лоб.

Логан изумленно вытаращила глаза. Как же так? Крис вправду считает, что военные могут его убить?

— Давно надо было бросить к чертям эту ферму, — сказала Брайди. — И Логан с собой увезти.

— Так отчего же не бросила?

Крис вел машину быстро, но осторожно, сверх надобности сбавляя ход перед каждым из поворотов. Словно опасался обнаружить там, за поворотом, что-нибудь этакое...

— Из-за Майлса. Он обещал, если останусь, выяснить, что именно с Гарвом стряслось. А если уеду — сказал, пальцем не шевельнет, и мы с Логан никогда ничего не узнаем. А еще... он как-то исподволь внушил мне ощущение, будто уезжать небезопасно.

— О господи. Ты с ним еще встречаешься?

Брайди покачала головой.

— Нет. Он и по телефону названивает, и сообщения пишет... ни минуты покоя не дает. А еще... одним словом, боюсь я Майлса.

— Что именно стряслось с Гарвом, он знает точно. А насчет этих скрытых угроз... — Крис от души хлопнул ладонью по баранке руля. — Вот он, настоящий капитан Уинн, во всей красе! Приподними тонкую корочку «обычного армейского служаки» — увидишь под ней законченного мудака! Извините за выражение, — добавил он, глянув в зеркало заднего вида на Логан.

— Что он мудак, я согласна, — сказала Логан. — Может, шерифу позвонить?

Крис вынул из нагрудного кармана форменной рубашки телефон и подал его Брайди.

— Попробуй. По-моему, надежды мало: десять минут назад связи не было. Я поехал сюда следом за капитаном, и... кажется, он меня заметил.

Брайди набрала номер, поднесла телефон к уху.

— С экстренной службой связи нет. Глухо.

— Попробуй базу набрать.

Попробовав, Брайди отрицательно покачала головой:

— Тоже глухо. Одни помехи.

— Ага. Значит, он глушилкой этот район накрыл.

— Тогда... Крис, тогда просто отвези нас в город, пожалуйста, и поскорей!

Логан склонилась вперед.

— Крис, где папа? Говоришь, Майлс знает... а ты?

Крис сбавил скорость перед очередным поворотом — здорово сбавил, сверх всякой надобности.

— Совсем недавно выяснил, да только кому о таком деле расскажешь? Вся суть в этом огромном змее. Зовут его Чжуинь. — сказал он, покачав головой. В исполнении Криса имя змея звучало, скорее, как «Жугинь». — Чжуинь — это... из китайских мифов. Гигантский змей с человечьим лицом. Наподобие бога: открывает глаза — становится в мире светло, закрывает — наступает ночь. Ну, а у нас это — проект «Чжуинь». Что может быть гибче, незаметнее, бесшумнее змеи? Змеи сильны, прекрасно приспосабливаются к рельефу местности, невидимы для радаров, внушают ужас врагу... словом, достаточно большая, управляемая, бронированная змея — оружие восхитительно эффективное. Майлс, — с отвращением добавил он, — испытал его на каких-то местных коровах, и...

И тут Крис резко ударил по тормозам. Машину занесло.

— О, нет... Это же... Господи, ну и быстра эта тварь!

Глянцевито поблескивая в придорожной траве, черное, длинное, текучее тело огромного змея скользнуло на дорожное полотно, упруго выгнулось в лучах фар.

Чжуинь... Теперь Логан видела его ясно. Действительно, это был змей — змей шестидесяти футов в длину, толщиною со ствол солидного дерева, сужающийся к хвосту, каждая чешуйка — с чайное блюдце, черен, как смоль, если не считать пары белых колец позади челюстей, да чего-то вроде пузыря из стекла и металла на самой макушке, чуть выше глаз.

Поднявшись на хвост в лучах фар, Чжуинь развернулся навстречу машине. Его лицо, живой барельеф на ромбовидной голове, тоже было покрыто чешуйками, во всех пропорциях совпадало с размерами тела, однако ни нос, ни глаза на змеиные совершенно не походили.

Лицо змея оказалось грубым подобием лица человека. Особенно глаза. Все прочие черты, хоть и покрытые черной чешуей, хоть и невероятно крупные, тоже были вполне человеческими: нос меж огромных глаз чуть приплюснут, как и чешуйчатые губы...

Змей склонил голову, фары машины осветили его под другим углом, и тут Логан узнала это лицо.

Лицо отца.

Логан отчаянно завизжала. Брайди всхлипнула.

Сдавленно выругавшись, Крис обернулся, лязгнул рычагом передач и дал задний ход. Машина с ревом ушла за поворот, оставив гигантского змея во мраке.

— Похоже, он, — прохрипел Крис, — нагнал нас напрямик, по бездорожью. И вполне может повторить то же самое снова.

Все вокруг казалось Логан ненастоящим, страшно далеким, будто во сне. Отчетливо чувствовалась только тягостная, сосущая боль в низу живота. За окном, точно в тумане, мелькала лощина, заросшая пыльными кривыми дубами.

— Но ведь на самом деле это не он, — зло всхлипнув, сказала Брайди.

— Он, — откликнулся Крис. — Он, можешь не сомневаться.

Дорогу впереди перегораживала машина. Крис вдавил тормоз в пол так, что Логан пришлось ухватиться за подголовник переднего кресла. Автомобиль, взвизгнув протекторами, остановился.

— Неужели? — пробормотал Крис, взглянув на человека, выбирающегося из перекрывшей им путь машины. — Ага, он самый. Майлс.

Как будто почувствовав затылком чье-то дыхание, Логан обернулась назад и увидела пару глаз, мерцающих алыми огоньками, отражениями габаритных огней. Змей настигал, с немыслимой быстротой скользил следом.

— Догоняет, — едва сумела выговорить Логан.

— Объезжай этого сукина сына, — ледяным тоном сказала Брайди (похоже, Логан она не расслышала). — А если потребуется, дави к дьяволу.

— Попробую его урезонить, — ответил Крис.

— Но...

— Змей догоняет! — завизжала Логан.

И тут Чжуинь всей тяжестью рухнул на крышу машины. Тонкая сталь прогнулась, дала трещину, стекло заднего окна прогнулось наружу и лопнуло, разлетевшись на множество мелких, похожих на бриллианты осколков, ближайшая дверца распахнулась настежь, и Логан бросилась на пол за спинками передних сидений.

Прижатая к земле, машина, визжа протекторами, завиляла из стороны в сторону, будто зверек, угодивший в объятия удава. Крис, до отказа вывернув руль вбок, дал газу. Брайди в ужасе вскрикнула. Вырвавшийся на волю, автомобиль скачком рванулся вперед... и тут же, клюнув носом, устремился куда-то вниз.

Логан швырнуло о спинки передних кресел. Перед глазами, точно в тумане, мелькнула ветка, пробившая ветровое стекло. Скачок, другой, третий... Казалось, еще чуть-чуть, и Логан вывернет наизнанку, но тут машина, столкнувшись с какой-то преградой, остановилась, окуталась облаком дыма и пыли.

— Выходим! — заорал Крис. — Выходим!!!

Оглушенная столкновением, Логан никак не могла сообразить, что делать. Похоже, шевелиться было не время: сейчас бы лечь смирно да прикинуться мертвой в надежде, что все обойдется, что этот Чжуинь, потеряв их, отправится на поиски новой добычи...

Тут кто-то ухватил ее за щиколотку, потянул, и Логан с визгом брыкнула ногой, стараясь вырваться.

— Логан, прекрати пинаться! — закричала Брайди. — Дай-ка выбраться помогу!

Подняв взгляд, Логан увидела Брайди, тянущую ее за ноги наружу сквозь распахнувшуюся дверцу. С помощью матери она сумела дотянуться ногой до земли, а дальше выбралась из машины сама.

Оказавшись снаружи, она пошатнулась, закашлялась от едкого дыма, и Брайди подхватила ее под локоть. Машину занесло в русло высохшего ручья, до самых краев забитое хворостом пополам с палой листвой. Крис обнаружился неподалеку, с карманным фонариком в левой руке и тяжелым, угловатым на вид пистолетом в правой. Повернувшись к Логан с Брайди, он указал на вершину холма.

Сверху донесся знакомый свист и шорох помех. По склону, змеясь, прямиком к ним скользило огромное тело.

Вдруг за спиной, заставив Логан взвизгнуть от неожиданности, протяжно взревел автомобильный гудок. Обернувшись, она увидела машину, врезавшуюся в толстый пень: передняя часть сплюснута, под смятым капотом пляшут синеватые язычки пламени.

— Идем! — заорал Крис. — Прочь от машины, живей!

Логан и Брайди, спотыкаясь, бросились за ним по дну лощины, вдоль русла высохшего ручья. Босые ноги жутко саднило, за спиной тревожно ревел автомобильный гудок, путь то и дело преграждали корни, выступавшие из земли, но Логан, стараясь не отставать от Криса, бежала так быстро, как только могла.

Внезапно гудок смолк. Позади ухнуло, полыхнуло, и Логан, оглянувшись, увидела, как над разбитым автомобилем вздымается кверху столб желтого с просинью пламени. Из подхлестнутых пламенем, пустившихся в бешеный пляс теней показалось чудовищное змеиное тело; глаза, отразившие отсветы зарева, засияли зловещими сине-алыми сполохами. Подрагивающий, колеблющийся из стороны в сторону, змей поднялся на хвост, уставился в пламя, точно завороженный.

Чжуинь...

Лицо змея обратилось к Логан. Всхлипнув от страха, она отвернулась, неловко, хрустя хворостом и палой листвой, поспешила дальше.

Вдруг Крис остановился и направил на склон луч фонарика. Поравнявшись с Брайди, Логан увидела, что Крис поднял и пистолет: неяркий луч выхватил из темноты Майлса Уинна, спускавшегося к ним по откосу, со стороны дороги. Уинн по-прежнему был в форме, только без фуражки и кителя, а на голову нацепил гарнитуру вроде тех, в которых мальчишки из Сан-Диего резались в многопользовательские стрелялки.

Что у него в руках, Логан в неверных отсветах пламени разглядела не сразу, однако спустя пару секунд поняла: Уинн целит в Криса из штурмовой винтовки. Машина капитана стояла наверху, словно бы глядя в лощину с обочины. Включенные фары ярко освещали обоих.

Логан нетвердым шагом двинулась ближе, но Крис, не сводя взгляда с Майлса, остановил ее взмахом руки:

— Логан, останься с мамой.

Подавшись назад, Логан угодила прямиком в объятия Брайди.

— Змей там, сзади! — крикнула она.

— Ничего, змей ближе не сунется, если только я не прикажу, — заверил ее Майлс, соскальзывая по склону еще чуть ниже.

«Странно звучит у него это „змей“... будто в кавычках».

Теперь Уинна отделял от Криса какой-то десяток футов.

— Я, Крис, могу разговаривать с ним. Он знает мой голос и настроен на повиновение ему и только ему.

— Ты не имел права заходить так далеко. Тебе было дано разрешение только на опыты с шимпанзе.

— Он вызвался сам. Добровольно.

— Врешь, Майлс. На это он добровольно не вызывался.

— «Капитан», сержант Эккард. Обращайтесь ко мне, как положено.

— Подчиняться тебе я отказываюсь, — ответил Крис. — Ты совершил преступление. А Брайди, верно, решил посадить под замок в строении двадцать три? А девочке что приготовил? Гибридизацию?

— Обе в дело сгодятся. Далее в планах весьма необычная форма гибридизации, и о ней ты ничего знать не...

— Тебе не позволят установить в строении двадцать три личную диктатуру! — оборвал его Крис.

— Мне вверена полная...

— Разрешения проделать такое с Гарвом тебе никто не давал!

— О господи, так это он, он, вправду он, — пробормотала Брайди.

— «С Гарвом», — хмыкнул Майлс. — Я же сказал: он сам вызвался.

— Он вызвался пожертвовать образец ДНК, — прорычал Крис. — А не разум и тело! А ты, Майлс, его подставил! Помешался на Брайди и решил Гарва с дороги убрать, психопат хренов!

Брайди сдавленно ахнула.

— У меня свои надобности, — спокойно откликнулся Майлс. Улыбался он лучезарно, любезно, однако глаза его в пляшущих отсветах пламени казались бездонными темными омутами. — А у армии — свои. Мы ведь всего лишь сделали одного из солдат куда больше похожим на настоящего солдата. Таким, какими со временем станут все. Что за беда, если внутреннее станет внешним?

Сзади донесся все тот же свист, и волны помех... и долгое, протяжное шипение. В этом шипении Логан почудилась мука.

Треск пламени за спиной нарастал, запах горящего хвороста и сухих листьев набирал силу. В последнее время стояла такая жара, такая безжалостная, беспощадная сушь...

Майлс бросил взгляд мимо Логан, на дно лощины.

— От твоей машины бурелом занялся. Еще немного, и все вокруг полыхнет. Времени нет. Что ж, Брайди, придется довериться мне! Змей мне во всем подчиняется. Едем со мной, и я гарантирую: он тебя не тронет. Мы будем вместе, и все будет хорошо!

— Ты все это время делал вид, будто Гарв погиб... за океаном... — в голосе Брайди слышалась дрожь. Казалось, у нее пересохло в горле.

— А он все это время был от тебя в каких-то двадцати милях! — с издевательским сожалением подхватил Майлс. — Хотя он действительно умер... добром сотрудничать не пожелал. Потому мы кое-что от него и взяли. Нам нужен был биоинженерный материал с человеческой памятью. Приправить его кой-какими особыми свойствами, заложенными в гены рептилий, и... вот он, наш славный Чжуинь!

Слушая все это, Логан никак не могла поверить собственным ушам. Папа? Злодейски убит? И воскрешен в виде...

— Ну, Майлс, черту ты перешел миллион лет назад, — сказал Крис, вскинув пистолет и прицелившись.

— Крис! — крикнула Брайди. — Не надо! Он...

Крис с Майлсом одновременно нажали на спуск.

Майлс пошатнулся... а Крис, получивший три пули в грудь, рухнул на колени, кашляя кровью.

Логан бросилась к ним, но Брайди оттащила ее назад.

— Приготовься бежать, — прошептала она. — Просто беги за мной.

Перехватив штурмовую винтовку, Майлс ощупал левый бок и поморщился.

— Царапина. Ерунда. А вот ты, Крис, сливай воду...

Крис попытался подняться, но тут же обмяк, завалился на левый бок.

— Крис! — завизжала Логан, но сержант не откликнулся. Только ногами пару раз дернул.

«Мертв. Крис мертв».

— Бежим! — крикнула Брайди, дернув Логан за руку.

Обе со всех ног помчались в темноту, прочь от лучей фар автомобиля Майлса.

— Брайди!..

Тут Логан споткнулась, едва не зарылась носом в землю, но, подхватившись, продолжила бег. Брайди тащила ее прямо к разгоравшемуся огню, прямо к гигантскому черному змею, затаившемуся где-то неподалеку.

— Брайди, нам не туда! Там эта тварь!

— Он ей управляет! — откликнулась Брайди между двумя шумными, хриплыми вдохами. — Он не позволит ей меня прикончить!

«Да? — подумала Логан. — А вдруг все-таки решит наказать за то, что вознамерилась удрать от него?»

Вдруг все-таки прикажет Чжуиню прикончить обеих?

Так они с Брайди бежали от человека с оружием, а пламя пожара мчалось навстречу, словно затем, чтобы с разбегу обнять их.

И тут слева блеснуло глянцево-черное тело Чжуиня. Сквозь треск пламени прорезался знакомый свист...

Вбежав в облако дыма, мать и дочь тут же закашлялись.

— На холм, Логан, на хо...

Осекшись, Брайди зашлась в новом приступе кашля. Устремившись следом за нею, наверх, Логан поскользнулась на крутом, осыпавшемся склоне, рухнула на четвереньки и оглянулась. Сзади, на фоне пламени, высился черной громадой Чжуинь. Покачиваясь на хвосте, будто кобра, змей пристально вглядывался туда, где остался Майлс — очевидно, слушал его приказания.

Тут в воздухе, точно дракон из китайских сказаний, зазмеилась пелена черного дыма, и Логан потеряла Чжуиня из виду.

— Логан!

Поднявшись, снова закашлявшись, Логан крепко стиснула поданную Брайди руку. Обе полезли наверх... но огонь достиг вершины холма первым.

Густые заросли земляничного дерева и сосенок впереди вспыхнули разом, будто щедро политые керосином. Полумертвая, изнуренная нескончаемой засухой растительность воспламенилась мгновенно — пары секунд не прошло, как Логан с Брайди преградила дорогу сплошная стена огня.

Вскинув ладонь, заслонив глаза от яркого света и жара, Брайди остановилась, замешкалась, будто ошеломленная всем происшедшим. Змей... Гибель Криса... Пожар... Гарв... Чжуинь...

Дым ел глаза. Смахнув слезы, Логан огляделась по сторонам. Кажется, там, справа в стене пламени виден просвет.

— Туда! — крикнула она, увлекая за собой Брайди.

Брайди шагнула следом, но тут же споткнулась, рухнула на колени, отчаянно замотала головой.

— Я не знаю, что делать, не понимаю, что...

Остальное утонуло в новом приступе кашля: клубы дыма вокруг сделались гуще.

Пылал не только кустарник, пылала сама земля у корней. Валежник, сухая хвоя, опавшие листья — весь покрывавший почву горючий сор вмиг обернулся смертоносным ковром огня. В ушах загудело от треска и гула пожара.

Огонь рвался к ним. Притянув к себе Логан, Брайди обняла ее, будто могла оградить, уберечь от огня.

— Мам! Мам, придется вернуться к Майлсу! Может быть, он...

Однако еще не успев закончить, Логан бросила взгляд туда, где оставался Майлс, и увидела пламя, бегущее вдоль русла высохшего ручья, точно расплавленный металл, струящийся из доменной печи. Огонь заполнял лощину, окружал их кольцом, гоня перед собой волны жара, пожирая живительный кислород.

Тут что-то с неодолимой силой, с нежданным коварством толкнуло Логан под колени и подняло в воздух. Брайди что было сил вцепилась в нее. Ослабшие, задыхающиеся от дыма, обе вознеслись вверх, и Логан увидела, что вместе с Брайди сидит верхом на шее Чжуиня, как раз позади его головы. Вовремя же огромный змей подхватил их...

Брайди заскользила вниз, в подступивший вплотную, сомкнувшийся вокруг огонь, впилась ногтями в скользкую чешую, однако Чжуинь извернулся, изогнул широкую спину так, что Брайди осталась на месте, прямо позади Логан. Гигантский змей вскинул голову, поднимая обоих над огнем, и плавно двинулся к Майлсу, заскользил водяной змеей по озеру иссиня-алого пламени.

Вскоре разрастающийся пожар и дым остались позади. Еще секунд двадцать, и змей поравнялся с Майлсом — тот, кашляя, пятился вверх по склону холма.

Вцепившись в прохладную чешуйчатую шею Чжуиня прямо позади головы, прерывисто, хрипло всхлипывая, Логан думала лишь об одном: как бы умом не тронуться.

И тут ее взгляд привлек блеск отсветов пламени, отраженных в том самом стеклянном пузыре на голове змея, в небольшой прозрачной полусфере, начиненной изнутри мешаниной тоненьких проводов.

Подняв голову, Логан сквозь слезы взглянула на Майлса, упрямо, зло повторявшего что-то в микрофон гарнитуры. Чжуинь подполз к нему ближе...

«Сними эту штуку. Сними эту штуку. Сними эту штуку».

Чей это голос?

«Сними...» Казалось, эти слова рождаются из «белого шума», шипения, треска и свиста, слившихся воедино.

Голос звучал не в ушах — в сознании, в голове.

«Сними эту штуку. Сними эту штуку. Дергай сильнее. Сними. С меня. Эту. Штуку».

Обхватив шею змея коленями, Логан покрепче вцепилась в стеклянную полусферу.

«Да. Сними ее. Дергай, дергай».

Полусфера была вживлена в черную змеиную чешую — в то, что осталось от отца Логан. Вот только ухватить ее не удавалось: стекло, как за него ни возьмись, выскальзывало из рук.

«Сними ее. Дергай».

Поглубже вонзив ногти под чешую вокруг полусферы, Логан рванула, что было сил...

И, потеряв равновесие, съехала со спины змея, звучно шлепнулась в пыль пополам со щебенкой.

Тем временем огонь подступал ближе и ближе...

— Мам! — крикнула Логан, сжимая в ладони окровавленную стекляшку, сорванную со змеиной головы.

Брайди, соскользнув наземь, обняла Логан и помогла ей подняться на ноги.

Чжуинь текуче, плавно двинулся к Майлсу.

— Назад! Подбери обеих, обеих женщин, и принеси сюда! — пятясь по склону вверх, заорал капитан.

Чжуинь черной молнией метнулся к нему.

Майлс пронзительно завопил.

Змей поднялся на хвост, сжимая Майлса в широко разинутой пасти. Оброненная капитаном штурмовая винтовка с лязгом покатилась вниз.

Чжуинь подбросил визжащего Майлса в воздух, поймал его так, что голова и плечи мужчины скрылись в огромной пасти, развернулся и устремился навстречу стене огня. Пламя ширилось, рвалось к вершине холма, будто стая полупрозрачных изжелта-красных хищников, взявших добычу в кольцо.

Не глядя ни на Логан, ни на Брайди, слегка покачиваясь, виляя то вправо, то влево, Чжуинь скользнул мимо, к самому сердцу пожара. Вот кончик его хвоста скрылся в дьявольском пекле... и тут исполинский змей выплюнул Майлса в огонь.

Из взвившихся к небесам клубов дыма раздался душераздирающий визг, шипение, треск... Секунда — и огромный черный змей скрылся из виду, исчез в сгустившейся дымной завесе.

Оскальзываясь на сыпучем щебне, Брайди потащила Логан наверх, к машине Майлса. Однако у самого гребня Логан оступилась и, не устояв на ногах, покатилась вниз.

— Мама! — отчаянно завопила она.

Не «Брайди», нет — «мама»...

Пелена дыма сомкнулась над головой. Из дыма стремительно вырвались языки пламени. Откуда-то сверху донесся крик Брайди, зовущей Логан. Затем в дыму сверкнула пара огромных глаз, и...


Спустя неделю Брайди плавно вела взятый в аренду пикап по проселку, окаймленному широкими полосами выжженной земли, опустошенной пожаром, едва-едва не спалившим дотла и их ферму. Многодневная жара шла на убыль, с севера наползали тучи, гонимые к югу легким, чуточку влажным бризом. Больше всего на свете Брайди хотелось бы повернуть назад, однако она, собрав в кулак всю волю, с пересохшим горлом и с трепетом в сердце ехала дальше и дальше.

Вот и она, эта лощина.

Притормозив, Брайди съехала на обочину, дрожащей рукой распахнула дверцу и неохотно выбралась из кабины. «Не стоило этого затевать», — подумалось ей. И вправду, что она здесь найдет? На поиски останков капитана Майлса Уинна, сержанта Кристофера Эккарда и Логан Келли военные власти отрядили кинологов с розыскными собаками, а судебные медики опознали погибших только по ДНК да зубным пломбам.

По крайней мере, так сообщили ей. Но Брайди им не поверила.

Вздохнув, она не без опаски ступила на черные, точно деготь, угли и подошла к краю лощины. На каждом шагу из-под ног поднимались в воздух облачка пепла.

Остановившись на самой кромке, Брайди окинула взглядом неширокий, серый от пепла овраг. Остов армейской машины, на которой они врезались в пень, удалось разглядеть не сразу — вон она, в русле ручья, почерневшая так, что на первый взгляд кажется каменным валуном.

Тут Брайди увидела за обгоревшей машиной, на самом краю гари, по ту сторону лощины, еще кое-что. Поднявшийся ветер сдул пепел в сторону, и...

Поначалу Брайди подумалось, что это останки Чжуиня. Может, шкура, или скелет. Или останки Логан.

В последний момент, перед смертью, Логан звала ее: «Мама»...

Спустившись в лощину, Брайди остановилась, секунду помедлила, подошла ближе и пригляделась.

Нет, никакого скелета. На краю почерневшей, спекшейся от жара земли лежала сброшенная змеиная шкура. Обычная шкура змеи, только невероятно огромная, исполинская, точно древний миф. С чем-либо спутать ее Брайди никак не могла: сброшенных змеями шкур она повидала немало.

Да, слегка обгоревшая с краю змеиная шкура принадлежала Чжуиню. Невдалеке вверх по склону, в поля, тянулся извилистый, присыпанный пеплом след, широкий, точно отпечаток протектора карьерного самосвала.

По этому следу Брайди и двинулась дальше. Склон был так крут, что порой приходилось, кашляя в облаках потревоженного пепла, взбираться наверх на всех четырех.

Наконец подъем остался позади. Пот со лба льет градом, колени и ладони черны от пепла...

И — ничего. Вокруг не было ни души, а след исчезал в зарослях, в нетронутой пламенем гуще трав и диких кустарников вперемежку с небольшими деревьями — трехзубчатой пуршии, крушины, краснокоренника, шалфея и толокнянки.

Шипение, шорох...

Из зарослей, стряхнув лепестки с цветущего краснокоренника, поднялся змей — огромный змей о двух головах, одна чуть поменьше другой.

«Весьма необычная форма гибридизации», — так говорил Майлс...

Змеиное туловище венчала пара лиц. Лиц бывшего мужа и дочери — приплюснутых, покрытых чешуей, едва узнаваемых. Знакомый свист, треск помех... и Брайди услышала голос, раздавшийся в голове: «Я люблю тебя, мама...»

С этим Чжуинь развернулся и заскользил прочь, скрылся в пронизанной множеством ароматов тени. Верхушки трав и кустов всколыхнулись, подернулись рябью. Извилистый, наподобие кильватерной струи, тянущейся за судном, след вел...

— Прощай. В животе пусто.

Куда направлялся Чжуинь, Брайди понимала без слов. След змея вел прямо к армейской базе.


-----

[1] Профессиональный бейсбольный клуб, выступающий в Главной лиге.

[2] Молодежная организация «Будущие фермеры Америки» (англ. «Future Farmers of America»).



Выбрать рассказ для чтения

51000 бесплатных электронных книг