Мария Полянская

День в зоопарке


— Малыш, просыпайся, сегодня воскресенье!

Ростик недовольно приоткрыл глаза и перевернулся на другой бок. Но мама не отставала, а продолжала тормошить сына.

— Ты что, забыл, мы же сегодня идем в зоопарк?

В зоопарк? Ростик вылетел из кровати пулей — чистить зубы, мыть лицо и руки, завтракать такой невкусной, но такой здоровой — с маминой точки зрения — пищей: зеленой биомассой-смузи с белковыми батончиками. В обычной жизни, да еще в воскресенье, когда маме не нужно лететь на работу на другой конец Земли, он бы так просто не сдался — валялся бы в кровати до обеда, играл бы в запрещенные на неделе игры, выпрашивал бы у мамы свежие булочки, которые так необыкновенно вкусно готовит семейный робот Валли.

Но сегодня все было иначе. Валли даже глазом моргнуть не успел, как Ростик дожевал невкусный завтрак и исчез в гардеробной — подбирать и печатать одежду на день из специального материала, который мама закупала на экосайтах. Мама работала в огромной конторе гигантской трансмировой корпорации «Гринпис» и знала все про передовые технологии. «Гринпис» была очень важной частью маминой жизни, поэтому мама все время ездила по миру, смотрела разные страны, при этом напрочь отказываясь брать сына с собой и оставляя его на попечение няни Селесты — милой, доброй, умной, но такой же строгой, как она сама и как бабушка Ростика, которая иногда говорила, что Селесту делали прямо с нее. Бабушка Ростика тоже была ужасно занятой деловой женщиной — так говорила о ней мама, поэтому в обычной жизни мальчика воспитывали домашние роботы — Селеста и Валли. Бабушка и мама верили в торжество прогресса, цитировали назубок все законы робототехники, упоминали модное в доме словосочетание «тест Тьюринга», но Ростик все равно обожал выходные дни, когда можно было ничего не делать, а просто валяться с мамой на диване или летать куда-нибудь на ее персональной машине.

Зоопарк был мечтой всего детства Ростика. Когда-то давно, когда он был совсем маленьким, мама рассказывала, как ее водили в настоящий зоопарк — в самом центре малой Москвы, на таинственной для Ростика станции метро «Баррикадная», где она видела настоящих животных, которые сидели в клетках, чтобы на них смотрели люди. Мама говорила, что видела там львов, тигров, медведей, жирафов, бегемотов, обезьян и даже китов и дельфинов. Ростик знал, как они выглядят — для этого у него были 6D-модели, с которыми он часто играл, но все же, несмотря на то что модели казались живыми, это все же было не то. Мама и сама пару раз открыла с ним вместе Африку и Антарктику, но быстро потеряла интерес к игре и сказала, что это не настоящие животные, а мама любила все настоящее и натуральное.

Поэтому, когда в новостях написали, что в Большой Москве открывается новый зоопарк будущего, в котором можно познакомиться и посмотреть на животных в их настоящей среде обитания, мама твердо пообещала Ростику, что они непременно пойдут туда, когда у мамы будет выходной. Потому что ей и самой очень хочется посмотреть на то, как они выглядят, как двигаются и ведут себя.

Но дожидаться маминого выходного иногда очень непросто, поэтому, когда мама произнесла волшебное слово «зоопарк», Ростик понял, что чудо свершилось. И даже полет на маминой персональной машине, что в любой другой день вызвал бы восторг, сегодня был просто обычным рядовым событием, потому что зоопарк — это место, куда хотел бы попасть любой ребенок из школы, где учился Ростик. Пока еще ни один из друзей Ростика там не был — электронная очередь на его посещение растянулась на целый год, но, видимо, для мамы Ростика в этой огромной очереди сделали исключение, и поэтому Ростик, чрезвычайно гордый собой, тут же выложил в своем аккаунте, что едет в зоопарк, и потому всю дорогу его телефон разрывался от сообщений одноклассников. Ростик скромно молчал и сжимал телефон в руке, он твердо решил не отвечать никому до тех пор, пока сам не увидит, что это такое — зоопарк — собственными глазами.

Чудеса начались уже при входе, когда мама всплеснула руками.

— Ограда из серого искусственного камня, прямо как в моем детстве, — сказала она. — Неужели здесь все так, как было тогда?

Она недоверчиво сделала шаг внутрь и вдруг словно превратилась в маленькую девочку — почти ровесницу Ростика. По чистым дорожкам из щебня ездили тележки, запряженные осликами, в которых сидели нарядные дети, и тут и там стояли пузатые тележки с мороженым, которое в обычной жизни Ростику никто никогда не покупал. Мама тут же выбрала Ростику такую странную коричневую трубочку на деревянной палочке и сказала, что она называется эскимо, совсем как эскимосы, которые живут на севере. Ростик откусил тонкую шоколадку и понял, что эскимо — это самое вкусное, что было в его жизни, но оно так быстро таяло, что надо было скорее есть, не теряя времени. А еще надо было смотреть за мамой, которая уже тянула его на пруд, в котором плавали лебеди, а по берегам ходили розовые фламинго. А за прудом вдруг неожиданно начался тропический лес, в котором на ветвях, совсем близко к Ростику и маме, сидели необыкновенные птицы, а по ветвям ползали змеи буровато-зеленой окраски. В лесу мама схватила Ростика за руку и строго сказала:

— От меня ни на шаг, все эти новые технологии очень экспериментальные, вдруг они дадут сбой?

Но Ростик уже и сам догадался, что птицы и змеи были не настоящие, а роботы, но так искусно сделанные, что не отличишь. И умный Ростик уже как раз собирался снисходительно сказать маме, чтобы она не боялась, как вдруг из чащи донеслось ужасное рычание. Мама и Ростик прижались друг к другу и еле дышали, когда на поляну из джунглей выскользнул огромный полосатый тигр.

Про тигра даже продвинутый в законах робототехники Ростик не знал точно — был ли это робот или настоящий тигр, сбежавший из клетки, и от ужаса он зажмурил глаза и прижался к маме. Огромный зверь приблизился, от его шерсти пахло лесом, он открыл пасть и показал маме и Ростику желтоватые клыки, а потом беззвучно исчез в кустах. Мама перевела дух и сказала Ростику, что если бы она знала, что будет так страшно, то в жизни не пошла бы в зоопарк будущего, потому в зоопарке ее прошлого животные сидели в клетках, а не разгуливали по чаще.

— Ну, мама, — сказал Ростик, — ведь это же роботы, они просто выглядят как настоящие, но они не могут обидеть человека. Они как Валли и Селеста и знают наизусть все законы робототехники.

Но мама еще долго не могла прийти в себя и все хваталась за сердце — пока они лазили по торосам Арктики и любовались на белых медведей, пока гуляли по саванне и наблюдали за прайдом львов, которые охотились на антилоп, пока бродили по протокам тропической реки и смотрели на крокодилов и даже тогда, когда с лодки видели, как акулы выпрыгивают из воды, охотясь на тюленей.

Наконец Ростик устал, и они с мамой присели поесть в симпатичном ресторанчике на американском ранчо, Ростик выбрал гамбургеры, потому что только читал про них в книгах, поскольку мама не одобряла такую еду. Вот тут-то и случилось то самое настоящее чудо, которое бывает только в зоопарке. Ростик уже привык к тому, что животные ходят рядом, лошади пасутся в нескольких метрах, неподалеку от них сидит парочка койотов, а на горизонте поднимает пыль стадо бизонов. Все, что окружало их с мамой, выглядело как настоящее — цвело, пахло, двигалось, растения хотелось потрогать, а животные проходили так близко, что можно было протянуть руку и погладить их, и в то же время Ростик знал, что все это были роботы, которые вели себя как настоящие животные, но все же ими не были. Конечно же, мама рассказала Ростику, что держать животных в клетках в 21 веке бесчеловечно, поэтому новый зоопарк — это совершенно уникальный проект по воссозданию природных территорий в полном объеме — от цветочка до жирафа, от краба до бегемота, от деревьев до насекомых, и все это — абсолютно безопасно для посетителей, что очень важно. И все же в глубине души Ростик был немного разочарован — ведь настоящего в этом зоопарке было совсем немного — мороженое и гамбургер, а все остальное Ростик уже много раз в своей жизни видел.

И тут случилось нечто невероятное. Кто-то потянул Ростика за штанину. Мальчик заглянул под стол и увидел там собаку — самую обычную небольшую собаку. Сначала Ростик не поверил своим глазам — не может же быть такого, чтобы в зоопарке сделали собаку-робота.

— Мама, — сказал Ростик, — смотри, собака-робот.

— Наверное, — рассеянно ответила мама, которая в этот момент читала сообщения в телефоне.

Но собака-робот вела себя очень странно — она настойчиво тянула Ростика за брюки и жадно смотрела на гамбургер, который лежал на тарелке.

— Хочешь котлетку? — спросил Ростик и, не дожидаясь ответа, отломил половинку.

Собака слегка заскулила от волнения и встала на задние лапы, а затем очень аккуратно взяла у Ростика из рук кусок котлетки и стала его жевать.

— Мама, — сказал потрясенный Ростик, — смотри, она ест котлету.

— Не может быть, — ответила мама, — роботы не могут есть настоящую еду.

— А этот может, — сказал Ростик и осторожно погладил собаку по голове.

— Вот это чудеса науки и техники! — восхитилась мама, и тут собака подпрыгнула и доела гамбургер прямо с тарелки Ростика.

— А вот это уже непорядок, — возмутилась мама, — у нее там сбой в программе, что ли, — и тут же начала куда-то звонить. А пока она звонила, Ростик скормил собаке мамину порцию, и она от благодарности облизала ему лицо мокрым, шершавым и совершенно настоящим языком.

Но тут пришли какие-то люди в униформе и стали извиняться перед мамой, и оказалось, что это вовсе не робот, а самая настоящая собака, из числа бездомных, которой каким-то волшебным образом удалось преодолеть защиту зоопарка и жить здесь, попрошайничая у посетителей. Собаку взяли на поводок, чтобы отправить в приют, потому что бездомных собак в Большой Москве больше нет — все животные имеют специальные чипы в ухе и живут либо со своими хозяевами, либо в больших приютах в ожидании того, что их возьмут в семью. Бездомные животные опасны, и их не должно быть в современном мегаполисе. Собака смотрела на Ростика жалобными глазами, но он знал, что маму упрашивать бесполезно, она любит, чтобы дома было чисто, и ей некогда гулять и ухаживать за собакой. Поэтому он молча проглотил слезы, вдруг подступившие неведомо откуда к глазам, допил вкусный лимонад и доел тортилью, которую мама купила вместо гамбургера, съеденного собакой, но настроение у него немного испортилось. То ли это случилось потому, что животные, хотя и были такими натуральными, все же на самом деле оказались роботами, то ли потому, что, когда он гладил по жесткой шерсти на спине бродячую бездомную собаку, она смотрела на него такими живыми, такими человеческими глазами, что чудо техники меркло в сравнении с миром, который он читал в ее преданных глазах. А может, у всего этого была еще какая-то другая, неведомая ему причина, но только Ростик сказал маме, что устал и хочет домой.

— Тебе здесь не понравилось? — спросила мама, но Ростик ответил, что, наоборот, так понравилось, что уже очень хочется домой. И мама вызвала свою машину к воротам.

На следующий день Ростик был героем школы — все спрашивали про тигров, акул и носорогов, а правда ли, что их можно потрогать и они не кусаются, а Ростик все вспоминал маленькую собачку в кафе и то, как смешно она ела гамбургер у него из рук и как смотрела на него, когда ее уводили прочь. Но говорить об этом с кем-то из ребят было просто смешно, никто бы не понял, а уж с Валли и Селестой и вовсе глупо — они же роботы. Может быть, бабушка смогла бы его понять, но она была далеко, на МКС на Луне, а связь там часто барахлила, и обсуждать с ней собачку Ростик не стал, просто сказал, что ему ужасно понравилось в зоопарке. Но только больше не очень хочется.

Прошла неделя, потом другая, а мальчик все никак не мог забыть собаку в зоопарке. Мама улетела в командировку, и Ростик остался с Валли и Селестой, но только на этот раз разлука показалась ему бесконечной. Мама звонила редко, обещала приехать в воскресенье и обязательно пойти с ним куда-нибудь, например, в музей космонавтики или в обновленный парк «Лужники».

— Мама! — вдруг неожиданно для себя крикнул Ростик. — Давай пойдем в приют!

— В приют, — удивилась мама, — зачем? Но тут ей позвонили по другой линии, и она отключилась, а потом и вовсе оказалась вне зоны доступа, и Ростик понял, что она его не услышала.

— Малыш, просыпайся, сегодня воскресенье!

Ростик сонно обхватил мамину шею руками.

— Я приехала, и я не одна. Смотри, тут кое-кто тебя ждет!

Ростик открыл глаза и увидел рядом с мамой ту самую собаку из зоопарка.

— Эй, соня, вставай, нам еще столько всего нужно успеть. Ведь у нее даже имени нет, только номер в ухе, так как мы ее назовем?

И мама улыбнулась — она на самом деле хорошо знала, что ничто не сравнится с радостью ребенка, которому подарили настоящую живую собаку, пусть даже и из электронного зоопарка во второй половине 21 века в самом лучшем городе планеты Земля.



Выбрать рассказ для чтения

51000 бесплатных электронных книг