Надежда Гусева

Месяц в библиотеке


В неприметном сером костюме, обеспечивающем полный комфорт и неуязвимость перед всеми видами механического, электромагнитного и радиационного воздействия, легкой упругой походкой человека, находящегося в прекрасной спортивной форме и веселом расположении духа, в среду первого июня 2050 года в торжественное здание, расположенное в Москве на углу улиц Моховой и Воздвиженки, вошел невысокий господин.

В Центре Вселенского разума уже давно научились создавать существ, предназначенных для определенных целей. Так и замеченный нами господин, вошедший не куда-нибудь, а в крупнейшую библиотеку самого крупного континента Земли, был создан для исследования истории цивилизаций третей планеты Солнечной системы.

Создание существ для исследования малоизученных цивилизаций по образу и подобию представителей этих цивилизаций всегда несло некоторый риск. Порой они нарушали выданные им инструкции и начинали делать совсем не то, что от них ожидали. Иногда такое непредсказуемое и непрогнозируемое поведение приводило к выдающимся научным достижениям, превосходящим самые смелые ожидания отца-создателя такого удачливого исследователя. Но бывали и печальные случаи. И уже немного знакомый нам господин в сером костюме вызывал опасения у Центра...

Из протоколов собрания комитета по научным командировкам Центра Вселенского разума.

— Ваше имя?

— Антон Эстерский.

— Специальность?

— Историк.

— Область исследования?

— Русская цивилизация, развивающаяся в галактике Млечный путь, в Солнечной звездной системе, на третьей от звезды планете, именуемой ее обитателями Земля.

— Научная проблема?

— Переход Русской цивилизации к стадии Мудрости.

— Поясните.

— Моя задача — это этап решения глобальной проблемы перехода цивилизаций к стадии Мудрости. Вам, несомненно, известно, что планет, на которых есть разумное население и на которых возникали цивилизации, во Вселенной пруд пруди. Но большинство цивилизаций на определенном этапе своего развития самоуничтожаются, и лишь очень немногие оказываются способны найти ту тонкую грань равного соблюдения общественных и частных интересов, что позволяет сконцентрировать усилия на преодолении угроз со стороны внешней среды, и цивилизация достигает стадии Мудрости, после чего ее принимают во Вселенский совет. Наша группа изучает, как в истории цивилизации изменяется способ принятия коллективных решений. Мы хотим понять, чем то, как принимают решения цивилизации, которые в конце концов достигают стадии Мудрости, отличается от всех остальных.

— Место назначения?

— Планета Земля, город Москва, 2050 год. Библиотека имени В. И. Ленина.

— Цель командировки?

— Чтение средств массовой информации — на всю глубину библиотечного фонда с построением хронологической последовательности изменения системы принятия общественных решений.

— Хорошо, предположим, ваша группа решит поставленную задачу. Что вы будете делать с ответом? Как планируете распорядиться полученной информацией?

— Мы планируем выделять перспективные цивилизации настолько рано, насколько это окажется возможным, и оберегать их планеты от случайных внешних угроз. По крайней мере, сейчас мы не считаем возможным вмешиваться в процесс их становления и развития. И, конечно, наблюдая за такими цивилизациями, мы будем уточнять ответ.

— Хорошо. Я разрешаю командировку...

Миновав мраморную лестницу и ротонду, Антон Эстерский попал в зал, в котором, как такси на парковке, выстроились в очередь роботы-библиографы. Каждый такой робот знал все закоулки библиотеки, все ее входы и выходы, весь ее хранящийся в подземных хранилищах многомиллионный фонд, мгновенно находил любое нужное издание, мог пользоваться всеми техническими средствами воспроизведения и сопровождал посетителя все время работы в библиотеке, ненавязчиво помогая решить стоящую перед ним задачу. Лишь одно не умел робот-библиограф — сформулировать задачу за посетителя он не мог.

Антон пробежал глазами по ряду внешне абсолютно одинаковых роботов. К какому обратиться? Способности робота дать нужную информацию при не всегда четко сформулированном запросе зависели от его опыта, от того, кому и как ему приходилось помогать прежде. И хотя каждый из роботов работал в библиотеке уже не первый год, Антону важно было не ошибиться с выбором. Восьмой от конца очереди чем-то привлек его внимание. Решение было спонтанным, он не мог ответить сам себе, чем именно привлек его этот робот. Однако, как оказалось месяц спустя, он сделал очень удачный выбор.

Очереди из посетителей не было. Большинство типичных задач можно было решать из дома. Если вам не требовалось работать именно с оригинальным изданием, то копию необходимого документа можно было получить на любое подходящее для чтения или воспроизведения домашнее устройство. Электронные читалки даже не последнего поколения озвучивали любой текст, подбирали дополняющий музыкальный фон, а при желании и видеоряд. Но коль скоро Антон проделал путь в сотни световых лет и прибыл на Землю, он хотел посмотреть на подлинные документы, ощутить их фактуру, их запах, понять механику движений потребителя информации, содержащейся на данном носителе. Все это могло дать подсказки.

— Могу я обратиться к вам? — спросил он у приглянувшегося робота. Робот бесшумно подъехал к нему, и его пластиковые губы растянулись в приветливой улыбке.

— Здравствуйте, меня зовут Эр-Каллимах, я самый старый робот-библиограф, я работаю немного медленнее остальных, но если вас это не пугает, то буду рад сопровождать вас, — ответил робот. И, увидев кивок Антона, скомандовал. — Следуйте за мной.

Эр-Каллимах привел Антона в просторную комнату с множеством сенсорных экранов в форме небольших столов, за каждым таким столом-экраном стоял один стул для посетителя. Робот находился рядом, корректируя свой рост так, чтобы глаза человека были чуть выше его глаз.

— Я полагаю, что у вас сложная задача, иначе бы вы не стали утруждать себя посещением библиотеки, — начал разговор робот. — Если вы имеете перечень конкретных изданий, мы можем сразу проследовать в подходящий читальный зал, но, возможно, вам нужна помощь в выборе источников информации...

— Мне необходимо ознакомиться со всеми газетами, журналами, записями телевизионных и радиопрограмм, в которых есть информация о решении глобальных проблем, стоящих перед Российским государством, а также с копиями указов глав государства. Начнем с самых древних изданий, хранящихся у вас в фонде, и будем двигаться к нынешнему моменту. Я имею специальные навыки скорочтения и читаю сто тысяч знаков в минуту, но и с такой скоростью, боюсь, мне придется провести у вас не один день.

Робот согласно кивнул, проводил Антона в читальный зал и уехал за первой порцией документов.

Следует остановиться и сказать несколько слов о зале. Размеры этого помещения установить на глаз было совершенно невозможно, ибо оно было облицовано изнутри созданным сравнительно недавно метаматериалом пятого поколения. Очевидно, что в зале было множество рабочих мест, но понять это было можно лишь по специальным привлекающим внимание зеленым полоскам на краю рабочих кабинок. В остальном взгляд проходил сквозь стены кабинок, а также сквозь стены самого помещения, и можно было видеть прекрасный парк вокруг библиотеки. Если же вид парка отвлекал от работы, то стоило нажать кнопку на столе, и стены кабинки закрывала шторка приятного голубого цвета, можно также было выбрать любое голографическое изображение или попросить умный проектор сформировать видеоряд на основе изучаемого текста. Стол также представлял собой сенсорный экран, на котором можно было вызвать любую карту: физическую, геологическую, климатологическую, карту почв, карту подземных вод и так далее — любого места на Земле, а также некоторые карты других объектов Солнечной системы, получить словарную справку, перевод непонятного слова или целого текста и другую необходимую при серьезной работе справочную информацию.

В потолок было вмонтировано устройство, делающее копии, стоило лишь лежащей на столе специальной указкой показать на начало и конец фрагмента, который нужно скопировать. Можно было наговорить в микрофон комментарии к тексту, и они оказывались в нужных местах на полях копий. Можно было заказать перевод текстовых данных в таблицу по указанной форме или попросить построить по табличным данным диаграмму.

Спустя три недели непрерывной работы Антон добросовестно изучил значительную часть материалов, отвечающих изначальным критериям. Но в его мозгу не возникло даже смутной догадки, из которой могла бы выкристаллизоваться гипотеза. Антон начал с отчаянием думать о том, чтобы досрочно прервать командировку, доложить о своей неспособности решить поставленную задачу и подать в отставку. Эти мысли, сами по себе неприятные, к тому же мешали работать. Из-за них скорость чтения упала почти вдвое.

Эр-Каллимах почувствовал состояние Антона. В один из дней с утра вместо того, чтобы, как обычно, молча и бесшумно привезти очередную порцию материалов, он пригласил Антона в ту комнату, где они начали работу.

— В нашей библиотеке более пятисот миллионов единиц хранения, — начал он. — Только газет и журналов более десяти миллионов. Вы перечитали уже больше половины из них, но, простите, мне кажется, не нашли того, что искали. Дайте мне немного больше информации о своей задаче, возможно, я смогу вам еще чем-нибудь помочь.

Антон испытал порыв рассказать роботу все, начиная с того, что он не землянин, что родная для него система времяисчисления считает тысячелетия с той же легкостью, с которой на Земле отсчитывают недели, что он ученый-историк, работает во Вселенском научном центре и изучает то, как цивилизации принимают решения. Что Русская цивилизация Земли — уже третья изучаемая им, до этого он справился с изучением цивилизации роботов, планеты Железяка и цивилизации Арканара, но что-то с Землей у него выходит затык. Все, что он читает в СМИ, он с трудом может сопоставить с ходом Земной истории. У него складывается ощущение, что люди сообщают друг другу одну информацию, а решения принимают на основе какой-то другой, но, как и где искать эту другую, он не понимает совершенно. Все это облако мыслей заползло к нему в голову, попыталось было там зацепиться, но задул ветер отрезвления, и Антон остановил свой зарождающийся порыв, зная о категорическом запрете выдавать себя. В испуге от собственной минутной слабости он взглянул на робота. Эр-Каллимах смотрел на него умными, печальными и, как показалось Антону, сочувствующими глазами.

— Вы думаете еще быстрее, чем читаете, — сказал робот. — Я попытался поймать вашу мысль, не успел, но кое-что я все-таки понял. Прежде всего, не беспокойтесь, я случайно узнал то, что не должен знать, но я забуду это сразу же после того, как помогу вам. Я включу при вас специальную программу, стирающую из моей памяти последний день работы. Но прежде помогу вам. Я уловил, что вы не землянин и хотите понять, на основе какой информации люди принимают важные решения. Задача эта отнюдь не простая, нерешаемая для каждого частного случая, но в общих чертах понять это можно. Но не так, как вы это делали. Пойдемте в зал художественной литературы, там есть выставки, и я покажу вам десятка три шкафов, походите вокруг них, берите те книги, которые попросятся в руку, открывайте их наугад и читайте страниц десять-двадцать, не больше. С вашей скоростью это займет у вас меньше минуты. И я думаю, что к концу дня вы поймете, как и где искать ответ. Но будьте осторожны, возможно, вы захотите уточнять свой ответ всю оставшуюся жизнь.

Робот погасил экран и бесшумно заскользил по коридорам библиотеки. Часов через пять Антон Эстерский обнаружил себя сидящим на полу у одного из шкафов, в его руках была раскрытая книга, в глазах стояли слезы. Он вдруг понял, что с самого начала, с самых первых цивилизаций люди знали о себе все. И всю свою историю они решали ту самую задачу, над которой бьется и он: как им так принимать решения, чтобы эти решения были направлены в вечность. На протяжении тысяч лет люди учились смиряться перед собственными пороками и учитывать их при принятии решения, изначально зная о том, что пороки эти позволяют выживать отдельной особи. Как и все прочие цивилизации, всю свою историю люди искали баланс между выживанием и развитием всех и выживанием и развитием одного и до сих пор не уверены, что они этот баланс нашли. Но он, Антон, он-то знает, что нашли, и теперь он понял, почему им это удалось. Они научились рассказывать себе о себе самих, полагаясь не только и не столько на разум, сколько на чувства. Они научились чувствовать себя настолько тонко, что нашли ключ к мудрости.

В неприметном сером костюме, обеспечивающем полный комфорт и неуязвимость перед всеми видами механического, электромагнитного и радиационного воздействия, легкой стремительной походкой в пятницу первого июля 2050 года невысокий господин на углу улиц Моховой и Воздвиженки потрогал ладонью воздух, так, как будто искал кнопку, открывающую невидимую остальным дверь, затем сделал энергичный толчок рукой вперед, слегка подпрыгнул и пропал из поля зрения наблюдателей.



Выбрать рассказ для чтения

51000 бесплатных электронных книг