Некто Любой

В кольце врагов


Еще когда Василий был маленький, его отца случайно застрелили во время охоты с друзьями. Поэтому Василий давно ощущал и предсказывал эти ужасные процессы деградации общества и его падения в новые средние века. Годами он сражался в сетевых баталиях и даже выкладывал на Ютуб просветительские ролики, в которых объяснял своей аудитории, что:

— ...мировой опыт не применим к российской специфике, у нас изначально более агрессивные и пьющие люди, поэтому все эти манипуляции с цифрами, даже если бы они имели связь с реальностью, все равно не были бы уместными в нашей среде. Оружие — это материализованное насилие, оно создано исключительно чтобы убивать животных и людей. Цивилизация — это движение по пути ограничения нашей животной агрессии, а следовательно, мы должны сказать: «Прощай, оружие!».

Учитывая, что это было основным занятием, его физическое выживание было возможно в основном за счет финансовых вливаний его матушки. Если бы не они — Василий бы, наверное, уже умер с голоду или был вынужден даже бросить это свое благородное дело. Однако он не испытывал чувства вины перед матерью, так как он положил свою жизнь на глобальное дело, которому посвятил себя еще со времен университетского обучения на специалиста по рекламе.

Постепенно правовой режим оружия в России ужесточали, число проклятых владельцев ружей, винтовок и «травматики» в стране стало даже на какое-то время сокращаться — с 5,2 млн в 2010 году до 4,4 млн человек в 2015 году, в чем Василий видел и свою личную просветительскую заслугу.

Всего около 3 % населения России было легально вооружено — ничтожная цифра по сравнению с 40 % подобных маньяков в США и приближающими к ним показателями из Евросоюза.


Когда в России, как в США, начались массовые расстрелы в школах с использованием гражданского оружия, Василий подумал, что наконец-то мы пойдем по наиболее передовому опыту таких стран, как Австралия, где после аналогичных случаев запретили всю линейку участвовавшего в расстрелах оружия и произвели его принудительный выкуп у населения. Немало часов ему пришлось потратить на перевод и популяризацию этого опыта. И он нашел своего зрителя, ведь Василий даже стал неофициальным помощником депутата Леонида Владимировича, который позволил ему заниматься этой своей миссией по искоренению нового вооруженного варварства на постоянной основе. Дела Василия вроде бы налаживались, и он смог заниматься своим любимым делом на профессиональной и хорошо оплачиваемой основе, хотя и продолжал жить с мамой.

Но тут случилось непредвиденное.

Ранее до половины российской стрелковой продукции ВПК шло на экспорт в западные страны. Когда же отношения с Западом у России совсем испортились, весь этот экспорт был перерублен из-за санкций. Более того, неожиданно обнаружилось, что российских запасов и мощностей патронной промышленности не хватит и на полгода полноценного крупномасштабного военного столкновения. И вот озабоченные доходами ВПК безответственные правители, к сожалению, решили стремительно развивать внутренний оружейный рынок. И тогда началось...

Сначала заговорщики отменили пятилетний стаж владения гладкоствольным оружием для приобретения нарезного длинноствольного оружия. Миллионы граждан России ринулись скупать настоящие снайперские винтовки, минуя владение дробовиками и ружьями. Расцвела варварская и жестокая охота на животных. Охотугодья и заказники стали множится как грибы после дождя. Там безжалостно стали отстреливать все больше краснокнижных видов. Только на потеху кровожадным охотникам эти некогда краснокнижные виды резко перестали быть вымирающими, несмотря на активные протесты «зеленых».

Василий искал способы противостоять этой ужасающей тенденции и искал новые аргументы «против». Даже вступил в союз с набирающей популярность фракцией отдельных любителей альтернативной истории и опубликовал для них исследование о том, что древние «утятницы», широко встречающиеся по миру для охоты с лодок или защиты крепостных стен, на самом деле скорее всего были оружием древних гигантов, построивших в свое время все мегалитические постройки вплоть до Александрийского столпа в Санкт-Петербурге и перекопавших Землю вплоть до Великого Каньона в США. Однако именно из-за их милитаризма эта древняя цивилизация самоуничтожилась в районе XVII века в огне ядерной войны, следы которой скрывают оружейные лоббисты сегодня, чтобы повторить этот самоубийственный цикл уже с нашим участием.


Дальше — больше.

В России упростили лицензирование для тиров и стрельбищ и отменили запрет на рекламу гражданского оружия в СМИ. Как плесень, в стране стали разрастаться тысячи новых гнезд подготовки убийц, а кругом стали рекламировать эти ужасные орудия насилия.

Годами сокращавшаяся доля владельцев гражданского оружия в стране стала стремительно возрастать, перешагнув за несколько лет после начала этого социального рака показатель в 10 % населения. Периодически случавшиеся громкие самоубийства, расстрелы и хищения в тирах, несмотря на все усилия Василия и его единомышленников, не могли сбить наметившейся разрушительной тенденции.

Потом случилось то, что столько десятилетий с ужасом предсказывали: в России отменили ограничения на допустимую минимальную длину ствола нарезного оружия. Иначе говоря, вернули в гражданский оборот пистолеты и револьверы. Последовал еще один, на этот раз просто астрономический бум продаж оружия и количества зараженных этой заразой больных людей.

Василий взывал в своем видеоблоге: «Насильственная преступность в России сокращалась многократно и до расширения доступа населения к оружию, смотрите на открытую статистику МВД — уровень убийств и грабежей в любом случае сокращался, и когда владельцев оружия становилось меньше, и когда их число увеличивалось, поэтому все рассказы о положительном влиянии легальных стволов на преступность — манипуляции и спекуляции! Вместе с тем, вот смотрите — количество убийств с оружием в частности резко возросло, подскочило буквально в десятки раз! Ну и что, почти всегда это — самоубийства, оружие провоцирует людей сводить счеты с жизнью, это общемировая закономерность! До массового хождения пистолетов тысячи людей не вышибали при помощи них себе мозги! С другой стороны, вот десятки законных случаев легального применения гражданского оружия с летальными исходами. У нас, где смертная казнь запрещена, сравнивать не с чем, однако если посмотреть на сходный опыт тех же захлебывающихся в насилии США — граждане в разы чаще убивают преступников, чем это делает государство. Кого мы этим взращиваем? Палачей и линчевателей? Это разрушает основы государственной монополии на насилие! Наши оппоненты лгут, что это — лишь статистически фиксируемая верхушка айсберга, на каждый случай смертельного исхода при самообороне приходится 99,99 % случаев демонстрации оружия без применения, или не смертельного применения, однако это всего лишь бездоказательные заявления!»

По мере того как вооруженных граждан становилось все больше, организовывалось и гражданское ненасильственное сопротивление им. Однако было уже поздно, распространение порочной технологии невозможно было остановить, особенно на фоне появления в каждом доме 3D-принтеров и общедоступных чертежей огнестрельного оружия в Интернете.

Василий снимал все новые просветительские ролики, где детально объяснял, что все эти пресс-релизы МВД и тысячи видеороликов, якобы закачанных в Сеть с камер наблюдения, где от бандитов успешно отстреливались даже инвалиды-колясочники, детишки, оказавшиеся одни дома с родительскими пушками, и задержавшиеся на работе после повышения пенсионного возраста до 80 лет старички и старушки — всего лишь постановочные агитационные фальсификации оружейных лоббистов. Однако эта серия разоблачений не нашла своего массового спроса. Его голос все больше был похож на крики вопиющего в пустыне.


Эта осень очень не задалась — оплачивавший последние годы усилия Василия Леонид Владимирович не прошел в новый созыв парламента, а вместо получения нового мандата был объявлен в федеральный розыск за организацию коррупционных схем по продаже наградного оружия и бежал из страны, даже не попрощавшись. К счастью, Василий не сильно публично связывал себя с этой фигурой, поэтому скандал со своим бывшим шефом его не похоронил.

Пикеты солидарности с активным участием Василия у посольства Украины не привели к результатам — Республика Галиция заявила о своем отделении от Киева, и соседнее государство фактически перестало существовать, разбежавшись на множество суверенных городов-государств. Осуждаемый Василием кровавый режим в Москве пустил на Донбасс миротворцев ООН на линию разграничения и даже на свою границу с ДНР и ЛНР, однако при этом РФ сняла ограничения на экспорт оружия, радикально упростила его производство, отменила уголовную статью за наемничество и легализовала Частные Военные Компании с широкими для них возможностями владения боевым оружием. В результате русская земля, богатая на шовинистически настроенных предпринимателей и наемников, самодеятельно помогала во все новых областях соседнего государства местным аналогам Игоря Стрелкова и Александра Ходаковского и тысячам их приспешников, только значительно лучше вооруженных и подготовленных. Они брали под защиту храмы РПЦ, и попутно появлялись новые Народные Республики, а волна децентрализующего хаоса просто смыла унитарное управление, тем более что за обсуждение возможности федерализации в Украине в последние годы ее существования давали уголовную статью за призывы к сепаратизму, из-за чего от нее отвернулись в конце даже федеральное правительство США и федерализующийся Европейский Союз.

В начале ноября Василий, не найдя лучших источников дохода, чем пенсия матери, только вернулся домой с пикета у одной из центральных школ в своем провинциальном городе, где он вместе с другими своими единомышленниками протестовал против «милитаризации школ» — внедрения дежурных смен скрыто вооруженных пистолетами учителей и технического персонала (в техникумах и ВУЗах к этому добавлялись еще и совершеннолетние студенты).

Про себя он продумывал свою сопроводительную речь для закадрового голоса с описания этой акции: «Какая разница, что при помощи этого удалось прекратить волну насилия молодежи, поднявшуюся еще до всеобщего безумия гражданского вооружения? Дети, отравленные духом милитаризма — уже умирают на культурном уровне, вместо нескольких убийц мы получаем целые поколения маньяков, готовых убивать своих сверстников!»

Перед тем как начать записывать свою обличительную речь, Василий пробежался по новостям и с ужасом обнаружил практически во всех СМИ анонс, посвященный Дню Народного Единства, от Министерства обороны России, где заявлялось, что призывную армию в течение трех лет полностью заменят на «швейцарско-израильскую модель» народного ополчения с обязательным участием (кроме беременных и нетрудоспособных инвалидов) в стрелковой, тактической подготовке и сборах для военнообязанных (обоих полов, с 14 до 60 лет) в удобное время, но не менее чем 10 дней в каждом году до окончания мобилизационного возраста. Все уклонисты получают дополнительный штраф в конце каждого года, а участники системы народного ополчения обязаны хранить минимальный запас боевого арсенала своих местных тактических групп либо у себя по месту жительства, либо в специально оборудованных оружейных комнатах в своих товариществах собственников жилья, становящихся первой ячейкой национальной обороны после семьи.

Дальше в новостных каналах шла какая-то стандартная новостная трескотня о каких-то очередных малозначительных референдумах и расширении местного самоуправления, однако вся голова Василия была забита заявлением Минобороны.

Фактически речь шла таким образом о введении налога на безоружных — то, о чем милитаристы часто говорили, они наконец смогли провернуть, за несколько лет своего рывка заменив дискриминируемую группу с себя на нас — безоружных граждан! В состоянии отчаяния и полузабытья Василий, подавленный этой ужасной новостью, поплелся в зал к матери, которая сидела на диване и смотрела центральные телеканалы, где крутили какую-то дешевую отечественную фантастику недавнего выпуска, слепленную при поддержке Министерства культуры. На экране актер с глазами испражняющейся кошки в футуристическом костюме военно-космических сил, рассуждал:

— Перед тем как мы навсегда покинем Землю и отправимся в дальние миры, каждому из вас необходимо понять главное. Как отличить обычное кормовое, декоративное животное или объект для научных экспериментов от разумного переговорщика, чьи права и свободу воли необходимо уважать? Даже соглашаясь с тем, что разумность сама по себе для нас является критерием правового признания, возникает вопрос о том, как нам ее обнаружить? Мы действительно стремимся к тому, чтобы сосуществовать с местными формами жизни, чтобы не допустить ущемления, возможно, существующей, но пока не обнаруженной разумной, хотя и примитивной жизни. Проверить последнее можно только в рамках непосредственного общения, так как ни наличие развитых систем коммуникации (например, пение птиц или волчий вой), ни общественная инфраструктура (термиты, муравьи или любые гнездящиеся формы жизни ей успешно обладают), ни орудия труда (также широко применяются у животных во всех средах, от птиц до осьминогов) не позволяют с однозначностью говорить о наличии уже сформировавшегося, условно высшего разума у биологического вида.

Разумеется, у себя на Земле и в развитых колониях мы взяли под опеку всю биосферу и стараемся защищать права в том числе недееспособных животных, как детей, однако в диких мирах ситуация отличается.

Конечно, любой геноцид, в том числе наиболее примитивных жизненных форм, запрещен и будет караться, однако насилие в отношении свободы воли примитивных животных неизбежно.

В этот момент у Василия расширились глаза, и он начал понимать, о чем дальше будет идти речь, тогда как командир космической группы колонистов Земли будущего продолжал свою затянувшуюся лекцию:

— ...Каждый сантиметр жизненного пространства биосистемы уже кем-то занят, находится в ареале обитания каких-то территориальных видов. Невозможно даже забить столб, не разрушив ареал обитания какого-нибудь червя. Поэтому мы обречены не только вторгаться на чужую территорию, но и применять против других видов насилие, даже принуждая их к симбиозу — выкапывая и пересаживая к себе в огород интересующие растения, одомашнивая скот, заводя себе из числа местных — животных-компаньонов.

Как нам определить, что мы нашли уже разумных существ, чью свободу воли и суверенитет личности мы должны уважать? Экозащита биосистемы — это не то же самое, в этом случае они не приобретают самостоятельного суверенитета, мы их обеспечиваем своим суверенитетом, родительски распространяя на них свою силовую защиту в той мере, в которой считаем это необходимым.

Ужасная истина заключается в том, что единственный механизм признания суверенитета кого-то, а значит, полноценное признание той или иной жизни разумной, находится в плоскости их физического сопротивления нам. Мы будем застраивать своими городами и дорогами пространство, сколько бы мы не умилялись тем или иным зверушкам.

По-настоящему считаться с ними мы будем, только если они начнут наши города и дороги демонтировать и противостоять нам силой. Только тогда мы срочно озаботимся расшифровкой их способов общения и попытаемся с ними войти в переговоры и прийти к взаимопониманию. Только в этом случае это будет для нас жизненной необходимостью, а не благотворительностью, эстетической потребностью, досужим любопытством или абстрактной долгосрочной перспективой.

К сожалению, права можно взять только силой, в иных случаях мы даже не будем понимать, кому они действительно нужны, а кто здесь — объект ландшафта и биологическое сырье. Критерий, отличающий одно от другого — не речь, не сложность нервной системы и наличие какой-то культуры, а способность силового сдерживания и противостояния — это тот самый ключевой критерий «разумности», который мы в состоянии уловить в первую очередь. Утверждая обратное, мы просто распространяем свою силовую защиту на те явления, которые мы хотим по каким-то произвольным своим критериям оберегать собственными силами. Без подобной защиты не мы, так кто-то еще все равно лишит интересующий нас объект свободы воли, территорий, ресурсов или даже жизни.

Поэтому каждому из колонистов будет роздано оружие, а стрелковая подготовка будет общеобязательной, и не дай Дарвин нам встретить по-настоящему разумную местную жизнь на просторах космоса. Однажды мы, конечно, с ней договоримся, однако путь к этому не факт, что будет для нас простым... — На этом космические корабли полетели в какую-то даль, а Василий в состоянии легкого тремора схватил пульт и, несмотря на протесты матери, переключил канал.

Несколько биологов в передаче про эволюцию дискутировали о том, что в первую очередь делал древний человек, впервые взявший палку/камень в руки и начавший их активно применять, что в конечном итоге и отделило его от остального животного мира — сбивал ли он ей растительные плоды или использовал ее как орудие насилия, защищаясь от хищников и сам преследуя добычу? Все в общем-то были согласны, что других ключевых отличий в людях нет — коэффициент энцефализации (соотношения размеров мозга и тела) дельфинов выше, чем у всех обычных приматов, и идет вровень с этим показателем у человека прямоходящего — прямого предка человека разумного. Однако признать, что именно оружие насилия было тем ключевым Рубиконом, который позволил предкам человека стать собственно разумными людьми и создать всю современную цивилизацию, звучало излишне кровожадно и многих отталкивало... Василий с подергивающимся глазом переключил канал дальше.

Там была какая-то историческая передача, где лысеющий картавый старик рассуждал:

— ...Никогда права населения не падали на него просто так, за красивые глаза. Всегда это был результат кровавой борьбы и противостояния угнетаемых и господствующих групп, которые под давлением аргументов вполне физического характера шли на компромиссы и признавали за теми или иными социальными группами какие-то права просто потому, что в ином случае общество ждало продолжение войн и расколов. Неспроста арбалеты против единоверцев проклинались специальными эдиктами папы римского в средние века — феодализм, который разрушился вследствие того, что городские ополчения с арбалетами и мушкетами после непродолжительной подготовки стали слишком лихо отстреливать закованных в латы рыцарей, всю жизнь обучавшихся своим боевым искусствам. В этих условиях смещения баланса сил монархи стали вынуждены переориентироваться на национальные ополчения и награждать их конституционными гарантиями и избирательными правами, формируя современное общество национальных государств — во многом потому, что появились технические средства массового насилия, менявшие баланс сил в сторону широких народных масс, а следовательно, и изменявшие под них правовую и институционально-политическую надстройку. Если изучать, например, историю английского ограничения произвола монархов и развития правовых личных гарантий, нигде просто «по любви» власть не ограничивалась, а права не гарантировались, всегда это было результатом постепенно смещающегося компромисса между группами сил в буквальном, боевом смысле этого слова. К счастью, наше современное общество, пройдя горнила своей трагической истории смут и катастрофических вторжений, стало наконец достаточно сознательным, чтобы форсировать это развитие распределения баланса сил, не дожидаясь очередного периода катастрофической дестабилизации...

Закипающий от гнева Василий переключил картавого профессора на какую-то общенаучную передачу в эфирной сетке вещания, где раньше транслировали недавно выгнанную с центральных телеканалов «Битву экстрасенсов».

В ней несколько академиков РАН рассказывали журналистам о своей новой междисциплинарной научно-популярной книге-исследовании «Основы спонтанного порядка». На ее страницах они прокладывали параллели и взаимосвязи между ключевыми теориями из разных отраслей науки, доказывая, что и самоорганизация пылегазовой материи в звезды, планеты и галактики, биохимическое возникновение и последующая эволюция жизни вплоть до человека разумного, рыночная экономика, институты частного сектора и вооруженная гражданская самозащита — в конечном итоге звенья одной цепи самоорганизации материи и всего живого. Так же как для появления планеты, полной высокоразвитой жизни, достаточно комплекса стартовых благоприятных факторов «зоны обитаемости» различных уровней вместо прямого управления и вмешательства неких высших сил (не претендуя на отрицание их возможного существования как такового), так и для развития социума при помощи институтов гражданского общества, добровольного обмена, собственности и ее силовой вооруженной самозащиты, не требуется дополнительного внешнего вмешательства — все мы всего лишь люди. Для корректировки и совершенствования своего поведения нам требуется не тирания и мелочная регламентация со стороны таких же простых смертных, как мы сами, а возможность свою свободу воли проявлять, напрямую сдерживая произвол друг друга доступными средствами защиты. Гражданское оружие является, таким образом, ключевым элементом развития цивилизации в рамках того же самого единого и взаимосвязанного процесса спонтанной самоорганизации, который начался с самого начала времен...

Василий покраснел от злобы, выключил телевизор вовсе и разразился гневной тирадой о том, что ему нигде нет покоя от проклятых милитаристов.

И тут слово взяла его мать, заявившая, что он малолетний, безответственный и инфантильный дурак, который никак не может вырасти и понять, что его отец умер на охоте не по вине оружия, а потому что не нужно было пить как не в себя. Она якобы не винит в смерти отца оружие, напротив, для защиты себя она даже приобрела себе в сумочку новый дамский револьвер по скидке.

Не выдержав такого предательства, с красным лицом и выпученными глазами Василий выбежал из комнаты, подбежал к материнской сумочке в прихожей, нашел и выхватил оттуда ее маленький револьвер и с криком:

— Вы все меня предали! Я смогу разрушить этот несущийся в пропасть мир своей жертвой! — Василий выстрелил себе в голову, но, никогда не имея стрелкового опыта, он промахнулся, снес себе нос и потерял сознание, провалявшись в луже крови у себя в прихожей до приезда скорой помощи.

Когда ему оказывали первую помощь и несли в машину — Василий на мгновение очнулся, открыл глаза и увидел, что сотрудники скорой помощи тоже вооружены пистолетами. Всеобщее обязательное вооружение медиков на выездах закрыло череду нападений на них из-за наркосодержащих препаратов в их арсенале или просто из-за специфической клиентуры. Василий посвятил этому чудовищному шагу целую серию видеороликов, объясняя, что люди, дававшие клятву Гиппократа, не могут сознательно убивать кого-то и обладать средствами убийства. Поэтому, издав стон отчаяния, он откинулся на носилки и опять потерял сознание.

После реанимации и пластической хирургии как суицидника Василия направили в психиатрическое учреждение. Там он задержался надолго, посвящая свободное от процедур и тестов время интересным беседам с жертвами похищений инопланетян, жителями плоской Земли и борцам с разрушительными лучами wi-fi. В последующем они сильно сблизились и даже создали совместную политическую партию, однако не получили массовой поддержки неблагодарного электората. Тогда они основали обособленное поселение на Шантарских островах в Охотском море — сделав его крайне процветающим туристическим районом.



Выбрать рассказ для чтения

50000 бесплатных электронных книг