Павел Бубнов-Гордиенко

Чужая война


Том ненавидел своего бывшего босса, свою бывшую подружку и свое кошачье имя. Еще он ненавидел этих чертовых инопланетян. Молодой человек искренне недоумевал, что заставляет некоторых людей выходить на улицу с идиотскими плакатами типа: «Спасите наших братьев!» или «Человечество вас не оставит!». Низкое серое небо только добавляло тоски, а ветер швырял в лицо мерзкую водяную пыль. Утро явно не заладилось. Ноги сами несли Тома в ближайший бар.

Колокольчик над дверью приветливо дзынькнул, приглашая поскорее войти в уютный полумрак. Бармен вежливо кивнул Тому и, мгновенно оценив внешний вид посетителя, ловко плеснул в безупречно чистый стакан порцию янтарного виски.

— За счет заведения, парень! — широко улыбнулся бармен, придвигая стакан и показывая на высокий стул у стойки. — Паршивое утро?

Усаживаясь на предложенное место, Том что-то пробурчал в ответ. Помедлив пару секунд, он залпом опрокинул в себя обжигающую жидкость и выжидающе сосредоточился на внутренних ощущениях. Слегка полегчало. Показав кредитку, Том молча попросил повторить.

Когда в голове немного прояснилось, он оторвался от тупого созерцания стойки и заново оглядел убранство бара. Практически сразу мрачный взгляд Тома зацепился за еще одного раннего клиента. Незнакомец, расположившийся за дальним угловым столиком, брезгливо косился на стоящую перед ним полную кружку светлого пива и откровенно скучал. Несмотря на вполне заурядную гражданскую одежду, присутствовало в его облике что-то от копа или какого-нибудь военного. Впрочем, Тому было плевать. Душа требовала нормального общения, а не того приторно-вежливого суррогата, что мог предложить бармен.

— Эй, приятель! Не желаешь выпить со мной за чертовых инопланетян и их чертов корабль? — довольно развязно проорал Том и показал бармену два пальца, прося подать второй стакан. — За наших чертовых серых друзей, мать их за ногу...

На вид незнакомец показался вполне нормальным парнем с цепким взглядом и армейской выправкой. «Серьезный мужик, внушает», — уважительно отметил про себя Том. Познакомились. Человек с замашками военного и впрямь оказался лейтенантом особого отдела Армии США. Вдобавок, обладающим очень важным качеством: он умел слушать. Разговорились. Том сам не заметил, как выложил все, что с ним произошло за последние несколько лет, включая сегодняшнее утро. Про мать, бросившую его в десятилетнем возрасте на попечение бабки и укатившую с новым хахалем в другой штат. Про жирного урода-босса, выгнавшего с работы в начале недели без предупреждения и какой-либо компенсации. Про бывшую подружку-потаскушку, прощально помахавшую ручкой из незнакомой машины всего сорок минут назад.

Выпили, помолчали. Вместе вспомнили первый публичный контакт с Чужими. Гигантский диск их космического корабля тогда произвел настоящий фурор. В то время лейтенант был обычным сержантом и его командование ожидало паники среди населения. Конечно, обывателям постепенно приоткрывали завесу тайны, морально готовя к прямому контакту с инопланетным разумом, но... на всякий случай, воякам выдали шоковые заряды и гранаты со слезоточивым газом. Обошлось. Выпили еще, посмеялись.

Вечерело. Бар постепенно наполнялся посетителями. Лейтенант оказался настоящим другом и даже проводил мертвецки пьяного Тома до его съемного пристанища в дешевом модуль-отеле. По пути Том постоянно ронял непонятные глянцевые листочки. Лейтенанта это злило. Том искренне огорчался. Кажется, в баре они обсуждали новую перспективную работу. В какой-то момент обшарпанный пластик двери скрыл за собой нового знакомого, оставив Тома один на один с пыльной тишиной убогого номера. Шатающееся тело едва успело рухнуть на хлипкую кровать. Том мгновенно уснул, уже не слыша последние слова лейтенанта. Возможно, к лучшему.

— Позаботьтесь о том, чтобы эта пьяная скотина прибыла в расположение части Мэйнфрейм к шести утра. Теперь этот ублюдок — собственность Прикрытия, — из голоса военного вербовщика напрочь пропало всё дружелюбие. Так у Тома появилась возможность проявить себя на военном поприще и стать национальным героем. Правда, скорее всего — посмертно.

До некоторых пор мало кто знал, что инопланетные агенты давно сотрудничают с представителями земной власти. Следствием этого явился некоторый скачок электронных и биологических технологий. Впрочем, активно вмешиваться в развитие человечества редкие визитеры не желали, предоставляя людям самим решать свои многочисленные проблемы.

Человека не пытались поработить или съесть его мозг, инопланетян не интересовали природные ресурсы или предметы искусства. Гости из космоса держались в тени ровно до тех пор, пока их огромный корабль, не скрываясь, вошел в плотные слои атмосферы Земли. Именно тогда весь мир официально узнал, что человечество не одиноко. Низкорослые гуманоиды с сероватой кожей пришли просить помощи.

Первое время Тому пришлось туго. Солдат Прикрытия — заведомый смертник. Не удивительно, что на службу подбирали по принципу «кого не жалко». Основной контингент составляли проштрафившиеся военные, должники, свихнувшиеся патриоты и наивные бродяги, вроде самого Тома. Немного поразмыслив, командование решило отказаться от идеи принудительного найма бывших и действительных заключенных. Все-таки полным отморозкам оружие доверять не стоило. У тех, кто передумал служить, не выдержав физических и эмоциональных нагрузок, была альтернатива — пожизненная каторга за досрочное одностороннее расторжение государственного контракта. Как же Том проклинал того лейтенанта! Вспомнить бы еще его имя...

О спешно сформированном Прикрытии ходило множество легенд: про волшебную инопланетную экипировку, чудо-оружие, новейшие гаджеты и страшные импланты. Слухи не врали. Как и про то, что бойцам предстояло умереть, защищая одних неожиданных пришельцев от других. Том прекрасно осознавал план командования относительно Прикрытия. Отличная идея — одним махом избавиться от кучи социопатов и одновременно «обкатать» новейшее вооружение. Еще Том думал о словах взводного.

Кто-то из вышестоящего начальства проболтался, а «солдатское радио» тут же подхватило шокирующую новость. Оказывается, первого человека вывели в своих лабораториях дальние предки наших низкорослых друзей из космоса! По природе своей являясь неконфликтным видом, серые человечки на определенном витке своего развития обнаружили в глубинах космоса неких четырехногих и четырехпалых собратьев по разуму. «Собратья» не разделили энтузиазма от встречи и быстренько развязали войну. Не ожидавшие такого поворота, мирные существа понесли огромные потери. Именно тогда в умных и порядком побитых инопланетных головах родился долгосрочный план о создании новых существ с контролируемой агрессией. Так сказать, боевой биологически-самодостаточный резерв с далеким прицелом на будущее. Тщедушные серые человечки щедро засеяли Землю людьми.

Возможно, это просто глупые выдумки. Том подозревал, что даже окажись все правдой, пресловутое чувство долга землян тут далеко не на первом месте. Наверняка правительство согласилось помочь головастым карликам лишь в обмен на новые технологии или что-нибудь подобное. Ну, и как залог будущих добрых отношений. Также немного утешала мысль, что ввязываться в заведомо проигрышный конфликт никто бы не рискнул. Политика — вещь сугубо прагматичная... Размышления Тома прервал зычный голос сержанта — настала пора грузиться в тяжелые транспортные вертолеты. Прикрытие передислоцировалось на территорию военной базы Зона 51, штат Невада. Разведка доложила, что противник входит в Солнечную Систему на досветовых скоростях.

В операции «Спасение» ставка делалась на наземные силы, то есть на бойцов Прикрытия. По данным, переданным серыми человечками, сражаться с врагом на равных в атмосфере или, тем более, в космосе у землян не было никаких шансов ввиду технического превосходства агрессивных инопланетян. По слухам, русские, на пару с китайцами, спешно возводили какую-то свою, совершенно уникальную, систему защиты. В сам конфликт они лезть не собирались, ограничившись передачей двух звеньев истребителей нового поколения. Боевые машины российской сборки подозрительно смахивали на продукт симбиоза земных и инопланетных технологий. Военные аналитики предполагали, что противник, постаравшись подавить воздушную оборону землян, высадит десант. Отчего-то мирные гуманоиды были уверены, что их попытаются взять живыми.

Зыбкое, дрожащее марево, казалось, простирается до самого горизонта. Жар от раскаленных полуденным Солнцем камней и запах пыли. Странно, но сейчас Том совершенно не ощущал страха. Эти несколько месяцев изнуряющих подготовок притупили все эмоции, сделав их такими же блеклыми, как выжженное до белизны небо над головой. Впитывая оставшиеся минуты тишины, Том прокручивал в памяти информацию, полученную сегодня утром на заключительном инструктаже. Мастер-сержант Вэйс являл собой образец настоящего солдата. Почти семифутовая фигура с внушительными мышцами уверенно ступала перед ровным строем бойцов Прикрытия. Солдаты настороженно внимали, по-уставному впялив взгляд выше линии горизонта. Восходящее Солнце окрашивало окружающий пейзаж в золотисто-розоватые тона.

— Данные нашей разведки совпадают с вводными, переданными союзной стороной. У противника всего один корабль-носитель, теоретически не способный на маневры в атмосфере Земли, — подошвы песочного цвета ботинок размеренно ложились на остатки чахлой поросли и мелкие камешки, сопровождая сухим хрустом каждый сержантский шаг. В голосе чернокожего гиганта явно чувствовались усталость и напряжение последних дней ожидания перед боем. — Предполагается, что враг будет атаковать силами малого воздушного флота численностью от десяти до двадцати единиц. К сожалению, мы не можем всерьез рассчитывать на полное дистанционное уничтожение противника из-за его предположительно высокого уровня защиты. Подкрепления в ходе данной операции, как у врага, так и у союзников, не предвидится, — Вэйс обвел лица солдат внимательным взглядом. — У нас есть все основания считать, что противник на данный момент не обладает оружием массового поражения и не способен нанести войскам обороны и экологии планеты непоправимого ущерба. Далее по самой операции. Военно-воздушная оборона Земли оставит неприятелю узкий коридор, лишая возможности маневрировать и решать, где выгоднее высадить частично нейтрализованный десант. Наша приоритетная задача: не допустить гибели союзников. Мы должны постараться связать солдат врага боем и вынудить сдаться. При достижении критического десятипроцентного предела допустимых потерь с нашей стороны рекомендуется вести огонь до полного уничтожения сил агрессора. Напоминаю, чужие — живые существа и так же, как и мы, смертны. Вопросы? Нет? Удачи, парни, да хранит нас Бог!

Том знал, что вчера вечером часть серых пришельцев покинула район будущих боевых действий в составе моторизированной колонны. Тяжелые грузовики конвоя, гулко порыкивая многосильными двигателями, вспарывали яркими лучами прожекторов быстро сгущающиеся сумерки и, пугая пустынную живность, споро двигались на север. Видимо, этим головастым тоже очень хотелось жить...

Что-то изменилось. Сознание рывком вернулось в реальность. Том, облаченный в тяжелую броню, поводил из стороны в сторону стволами спаренной пушки, проверяя плавность хода и сбрасывая оцепенение. Предчувствие не обмануло. Тактический блок ожил, мгновенно проецируя на забрало шлема значки пиктограмм и обводя зеленым контуром ближайшие фигурки солдат Прикрытия. Отделение Тома рассыпалось неровной цепочкой по гребню одного из песчаных холмов. Внушительная экипировка солдат была переведена в режим мимикрии, полностью сливающей силуэты бойцов с общим фоном. Впереди, размытым в раскаленном воздухе миражом, распластался одинокий серебристый блин корабля союзников. Даже наполовину зарытый в иссушенную почву, он впечатлял своими размерами. До матово отблескивающей на Солнце обшивки было ровно четыреста семьдесят два ярда, как услужливо подсказывал лазерный дальномер. Интересно, каково сейчас приходилось горстке серых человечков, скрывавшихся внутри инопланетного транспорта?

Перед глазами несколько раз мигнула красным иконка, сигнализирующая о боевой готовности. Том задрал голову вверх, напряженно вглядываясь в прозрачную глубину неба. Отфильтровывая мешающие солнечные лучи, система наведения отмечала прямоугольными рамками далекие цели. Где-то там, на орбите, висел чужеродный корабль-матка, выпустивший тринадцать атмосферных судов. Опустив голову, Том увидел, как с поверхности потянулись вверх ниточки дымовых шлейфов. Расположенные в радиусе сорока миль батареи ПВО начали свою работу. Ожидая команды к действию, Том следил за плавной траекторией десятков непрерывно стартующих ракет. Внезапно тактический блок выдал еще одну метку. Яркая фиолетовая звездочка отвесно падала с границ стратосферы. Одинокая капля чистой энергии, выпущенная чужими, оставляла за собой хорошо видимый инверсионный след. Том затаил дыхание. Инопланетное оружие сработало на высоте около полутора миль. Наверное, это было даже красиво. За ослепительной вспышкой в видимом спектре электромагнитного излучения последовало стремительно расширяющееся кольцо ударной волны. Тому показалось, что он увидел проступившие на мгновение звезды. А потом грянул гром. Раскаленный песчаный шторм разъяренным дьяволом обрушился на застонавшую пустыню. Из-за плотной пыльной пелены стало невозможно разглядеть что-либо на расстоянии вытянутой руки. У трети бойцов «полетела» вся электроника, остальные частично лишились связи и средств наведения. Пожалуй, больше всех досталось Лестеру Спайки, пилоту экспериментального шагающего танка. Солдат не мог самостоятельно покинуть парализованную, ослепшую и оглохшую машину, будучи связан с ней жгутами нейроимплантов. А чужие, похоже, пока только прощупывали технические возможности и реакцию людей. Тому повезло. После перезагрузки его бронекостюм заработал в штатном режиме.


В разрывах оседающей пыли было заметно, как в бой вступили истребители землян, базировавшиеся за полторы сотни миль к югу и северо-западу. Небо полосовали разноцветные росчерки, стремительные тени проносились над пустыней, стараясь переиграть друг друга в смертельной пляске. Чужие яростно огрызались. Огненным шаром, теряя плоскости и куски обшивки, перечеркнула небесную синь одна из машин ВВС. Силы обороны открыли счет невосполнимых потерь.

Бойцы Прикрытия кое-как сумели перегруппироваться и занять позиции после отбушевавшего энергетического шторма. Сквозь пыль и помехи Том разглядел, что два десантных транспорта пришельцев сумели прорваться сквозь заградительный огонь землян и приземлились примерно в миле от корабля союзников, развернув радужные пузыри силовых щитов. От них стоило ожидать неприятностей в первую очередь.

— Команда Танго, выдвигайтесь к правому объекту. Дистанция — двести ярдов, огонь по усмотрению. Зря не рискуйте, парни! — Том узнал хриплый голос сержанта Олсона. Бросив быстрый взгляд по сторонам, проверяя своих, Том поднялся и тут же получил крепкий удар между лопаток. Земля ушла из под ног. Нелепо раскинув руки, человек в броне несколько раз перевернулся в воздухе, прежде чем его жестко приложило о камни.

Том открыл глаза. Пластина лицевого щитка, выполненная из прочнейшего стеклопласта, помутнела, покрывшись сеткой трещин. Солдат лежал на боку в крайне неудобной позе. Первые попытки пошевелиться и сменить положение ни к чему не привели. Жутко ныла спина, голова шла кругом. Том с ужасом решил, что повредил позвоночник. Потом до него дошло. Просто в бронекостюме нет энергии. Совсем. Кое-как стянув тяжелые перчатки, Том нащупал под шейной пластиной тугие клавиши аварийного сброса брони. С легким хлопком сработали пиропатроны, отстреливая грудной панцирь — сегмент. Теперь появилась возможность добраться до креплений экзоскелета.

Через пять минут Том остался в «полевом» светло-оливковом комбинезоне и легких ботинках. Высокотехнологичная и, без сомнения, дорогостоящая экипировка осталась валяться на песке мертвой грудой. Обнаружилась и причина короткого, но яркого полета пехотинца. Ей послужил довольно крупный осколок металла, пробивший спинную бронепластину и застрявший в аккумуляторной батарее костюма. Том с сожалением взглянул на неподъемную и оттого бесполезную сейчас пушку. Массивный блок с НУРСами, входящий в комплект брони, тоже пришлось бросить. Больше врагу противопоставить было нечего.

Кроме, пожалуй, «последнего шанса» — композитного двадцатизарядного пистолета с электрическим спуском и патронами, снабженными сердечниками из сверхпрочного сплава. Том вынул оружие из мягкой кобуры, закрепленной на груди комбинезона. Осмотрев пистолет, со вздохом убрал обратно. Еще в набедренных клапанах компактно расположились: аптечка, суточный сублимированный рацион и пластина гидратора, позволяющая получать небольшую порцию воды из воздуха за пару часов. Больше солдату Прикрытия ничего не полагалось.

Бой не думал стихать. Вокруг продолжало громыхать, ветер рвал клубы дыма и закручивал пыль в миниатюрные смерчи. Без брони Том чувствовал себя голым. Стоило скорее определиться, где свои. О выполнении какой-либо задачи в одиночку и речи не шло. Сориентировавшись, Том осторожно вскарабкался на небольшой каменистый холм с целью осмотреться и замер, ничего не понимая. Корабль союзников зачем-то поднялся в воздух и завис в полусотне ярдов над пустыней, игнорируя близость двух приземлившихся кораблей врага.

Противник тоже почему-то не спешил атаковать удобную цель. Внезапно по краям левитирующего диска прошла зеленоватая призрачная рябь, быстро собравшись в пульсирующую изумрудную сферу на верхней части корабля. Сияющий зеленый шар оторвался от обшивки и резко рванул ввысь, по направлению к основному транспорту противника, болтающемуся на орбите. Еще два мгновенно образовавшихся энергоклубка поменьше тут же атаковали корабли, находящиеся на земле. Мирные серые человечки оказались не такими уж и безобидными. Ближайший десантный бот врага разлетелся миллионами бело-зеленых искр. Второй, щиты которого выдержали, попытался экстренно набрать высоту, одновременно смещаясь в сторону гор. Уйти ему не дала пара истребителей землян.

Ведущий и ведомый поочередно выпустили в спасающийся бегством транспорт по две ракеты. Видимо, на отражение атаки земных ВВС у уцелевшего корабля попросту не хватило энергии. Не успев толком набрать высоту и чудом не развалившись в воздухе, он начал тяжело заваливаться на один бок, пикируя прямо на Тома. Пролетев над остолбеневшим пехотинцем в каких-то трех десятках ярдов, дымящаяся громадина рухнула на землю, подняв тучи песка и пыли. Наверняка солдаты Прикрытия вскоре прибудут на место крушения с целью зачистки. А вот отстрелившуюся капсулу могли и не заметить. Проклиная самого себя за излишнюю самоуверенность, Том рванул по направлению к предполагаемому месту падения вражеской спас-ячейки.

Дымящийся сигарообразный силуэт чужого аварийного модуля обнаружился примерно через триста ярдов, на краю каменистого участка пустыни. Прячась за наиболее крупными валунами, Том осторожно обходил капсулу по широкой дуге. Вспотевшая ладонь крепко сжимала рукоять пистолета, в горле сухо першило. Сейчас, как никогда, хотелось глотнуть обычной минералки из запотевшего стакана в кондиционированной прохладе первой попавшейся забегаловки. Где-нибудь подальше отсюда.

Промелькнула дельная мысль дождаться подкрепления, но смесь упрямства и любопытства толкала Тома вперед. Сделав очередной шаг, человек что-то заметил. Из-за края капсулы показалась часть тела какого-то существа. Существо не двигалось. Дохлый или без сознания? Может, притворяется? Поди, разбери этих тварей... Как учили, Том слегка расфокусировал взгляд, подключая периферийное зрение для более полной картины восприятия. Двигаясь, согласно правилам, вбитым на занятиях по тактической подготовке, человек настороженно приближался к инопланетянину. Чужой лежал на песке, уткнувшись головой в валун. Больше всего пришелец напоминал гигантскую кошку, затянутую в короткий жемчужно-золотистый комбинезон. Вот только вместо шерсти открытые части тела инопланетного существа покрывала фиолетовая чешуя. Обувь отсутствовала. Лапы пришельца оканчивались четырьмя когтистыми пальцами: два опорных и два покороче, противостоящих.

Кончик длинного чешуйчатого хвоста мелко подрагивал. Живой. Голова инопланетянина была своеобразно подвернута набок. Так иногда делают представители кошачьих, когда спят. Том обратил внимание, что нижнюю лицевую часть головы пришельца закрывает изящный... намордник? Очевидно, серебристая полумаска выполняла функцию дыхательного аппарата.

Борозды на песке позади пришельца и безвольно раскинутые задние конечности указывали на то, что у вражеского пилота серьезно поврежден поясничный отдел. Отлично, далеко не убежит. Том с удивлением отметил, что невольно залюбовался хищной красотой инопланетного врага. Веки пришельца дрогнули, полупрозрачная мембрана открыла ярко-фиолетовую радужку. Вокруг иссиня-черной щели зрачка заискрилась россыпь золотых и изумрудных звездочек.

«Мне жаль...» — чужие мыслеформы интуитивно понятно сложились воедино, прозвучав в голове Тома. Землянин едва не выстрелил с перепугу, когда на него обрушился поток эмоций этой странной кошки-переростка. Послание сопровождалось сильной тоской и болью.

— Что за хрень? — выдохнул Том. Палец дрожал на спусковой пластине. Несмотря на жару, тело пробрал озноб.

«Мы... Контроль...»

— Типа, копы, что ли? — перевел для себя Том, прикидывая, куда лучше всадить пулю, если что.

«Ваша планета... Заинтересованность... Ложная информация... Переговоры...»

Из этой мешанины странно привычных образов и чужих переживаний Том, неожиданно для себя, сумел выделить не только общую идею, но и интересные детали. Выходило, что летящих с проверкой «космических полицейских» заманили в ловушку. Серые человечки были не в ладах с агентами Контроля, но не могли соперничать с «кошками» в космосе. Прикинув шансы, головастые засранцы все-таки решились устранить досадную помеху и выиграть время. Людей же попросту подставили.

«Угнетение... Неприемлемо...»

Переварив очередной поток мыслеформ, Том осознал, что имеет в виду пришелец. Действительно, Том где-то слышал, что возможности человеческого мозга используются всего на несколько процентов. Неужели серые человечки искусственно тормозят мыслительные процессы людей? Для чего?

«Как вирус... Не умеют создавать...»

Том понял, что инопланетянин имеет в виду не всех серых гуманоидов. Только ту часть, которая обосновалась на Земле. Что ж, оказывается, организованная преступность — штука, присущая и более развитым существам.

— Все как у людей, — невесело ухмыльнулся Том, не забывая целиться в фиолетовый глаз. — Зачем им все это?

«Чувствовать... Как боги... Обернись...»

Землянин резко развернулся, одновременно смещаясь в сторону. Так, чтобы держать в поле зрения и «кота», и того, кто мог находиться за спиной. Сначала Том не заметил ничего угрожающего и решил, что это какая-то уловка. Через секунду в десятке шагов от землянина воздух всколыхнула призрачная рябь. С едва слышным шелестом отключилось маск-поле. Перед Томом стояли два серых человечка. Тот, что находился справа, держал перед собой небольшую черную коробочку, с которой быстро произвел некую манипуляцию. От коробочки послышался легкий гул. Кошачье тело у ног землянина конвульсивно выгнулось, фиолетовый хвост заелозил по песку, свиваясь в кольца. Запахло горелым мясом.

Том резко отпрянул на пару шагов и инстинктивно вскинул ствол пистолета, направив его в сторону серых карликов. Второй из пары инопланетян что-то отрывисто пробормотал обладателю смертоносной коробочки. В следующий миг виски Тома пронзила острая боль. Пистолет, выпав из ослабевшей кисти, крутанулся в воздухе и звонко ударился о камни. Ноги землянина подогнулись, Том рухнул на колени. Теряя сознание, он неожиданно наткнулся на взгляд огромных фиолетовых глаз. Инопланетный агент Контроля был еще жив.

«Борись...» — волна нечеловеческого умиротворения смыла часть серой мути, затягивающей Тома в Ничто. Щека землянина коснулась колючего песка, горячим наждаком рассадившего кожу. Непослушные пальцы нащупали клапан кармана, в котором лежала универсальная аптечка. Пластиковая ампула с адреналиновой смесью легко скользнула в руку. Из последних сил Том воткнул иглу в ногу прямо сквозь плотную ткань комбинезона и сжал капсулу.

Видимо, пехотинец все-таки отключился на несколько секунд. Оба серокожих карлика стояли над телом свежепрожаренного инопланетянина. Тот, что недавно держал черную коробочку, обследовал фиолетовую тушку. Второй, стоя вполоборота, похоже, делал доклад, надиктовывая что-то в коммутатор. Том скосил глаза, пытаясь рассмотреть, далеко ли отлетел пистолет. Стараясь не привлекать внимания, землянин осторожно протянул руку и схватил уже ощутимо нагревшуюся ребристую рукоять. Хорошо, что у мелких гуманоидов такие большие головы — удобно целиться. Первый выстрел пришелся на исследователя дохлых космических кошек, проделав отверстие в серой черепушке. Второй карлик прервал общение с невидимым собеседником и вскинул тощие ручки в защитном жесте.

— Тебя неверно информировали, человек! Ты... — торопливо зашелестел инопланетянин.

Следующий выстрел поставил точку, оборвав серого человечка на полуслове.

— Вы мне никогда не нравились, парни, — Том приподнялся на локте, контролируя ситуацию и готовясь снова открыть огонь.

— Эй, Том! Томми Иваннофф! Долбанный польский сукин сын, ты зачем этих уродов завалил? И где твоя броня, солдат? — проорали из-за ближайшего каменистого нагромождения. Свои. Землянин с облегчением узнал усиленный динамиками брони голос мастер-сержанта Вэйса.

— Все в порядке, серж, я не спятил. Костюм обесточен, пришлось бросить. Имею важную информацию, которая может изменить наше отношение к союзникам. И, да, сэр! Мой дед был русским, а не поляком.



Выбрать рассказ для чтения

49000 бесплатных электронных книг