Павел Корчагин

Ностальгия-тур


— Сегодня, седьмого августа две тысячи пятидесятого года, в Москве и Подмосковье будет солнечная погода, без осадков. Ветер южный, один метр в секунду. Температура днём — плюс двадцать четыре градуса, вечером — чуть прохладнее, до плюс двадцати, — диктор улыбнулась, изображение замерло.

Злата дотронулась до сенсорной кнопки на дужке стереоскопа на ухе, и 3D-проекция перед глазами девушки в тот же миг рассеялась. Потянувшись и размяв замлевшие от лежания мышцы, она встала с кровати и подошла к зеркалу.

Тщательно осмотрев своё лицо, расчесав волосы и завязав их в тугой хвостик, Злата улыбнулась сама себе. Она была очень довольна своей внешностью. В правом верхнем углу электронного зеркала среди оповещений о непрочитанной почте и смайликов от подруг из школы она увидела интересную новость: Велимир, парень из параллельного 8 «Б» класса, которому Злата втайне очень симпатизировала, поделился адресами компании «Ностальгия-Тур» и настоятельно рекомендовал всем посетить их мероприятия самостоятельно или с родителями.

— Ба! Не хочешь сегодня прогуляться? — крикнула Злата, но ответа не последовало.

Девушка прошла в гостиную. На полу сидела её бабушка Елизавета Максимовна в необычной позе: спина прямая, ноги вместе и вытянуты вперёд, носки стоп повёрнуты в сторону головы, а глаза закрыты. Женщина издавала тихий протяжный звук «М».

— Ба, ты это чего? Чего не отвечаешь? Я же тебе кричала, — удивлённо и с улыбкой спросила Злата.

Бабушка затихла, открыла глаза и взглянула на внучку.

— Я занимаюсь. Йога, очень полезная поза Дандасана способствует улучшению кровообращения в ногах и спине, а в моём возрасте это просто необходимо.

— Бабуль, йога? Да это ж только в исторических фильмах показывают. Чем тебе бодипластика-то не угодила?

— Я йогой ещё в двадцатых начала заниматься и не променяю её ни на какую пластику вашу современную или на что-то там ещё, — вставая и кряхтя, проговорила женщина.

— Значит, ты у нас поклонник старины, или как это там называется, всё современное плохо?

— Златуль, мне шестьдесят пять, я прожила долгую жизнь и имею право любить то, что люблю, и делать то, что хочу. А вот тебе в твои пятнадцать пора бы уже перестать смеяться над старушкой, а то я больше к вам в гости не приеду.

— Ну ладно тебе, ба. Я просто хотела тебе сделать сюрприз, кое-что предложить: прогулку и эмоции.

— Вот это уже интереснее. И куда же? — спросила бабушка.

— А вот выбери себе сама, — с этими словами Злата достала из кармана тонкое чёрное прямоугольное стекло, гласфон, направила его в сторону телепанели на стене и провела по нему пальцем, тут же на ней появилась карта центральной части Москвы с красными флажками-указателями и названиями мест. — Вот двадцать пять локаций. Выбери любую, и поедем. А что будет дальше — не скажу, узнаешь на месте.

Елизавета Максимовна внимательно изучила все названия. Прочитав «Дом-Корабль на Тульской», она изменилась в лице: погрустнела на мгновение, что-то вспомнив, а затем улыбнулась.

— Злата, поедем вот сюда!


* * *


Беспилотное электротакси остановилось у высокого здания, просто утопающего в зелени окружавших его деревьев.

— Большая Тульская, дом два, корпус один, — объявил приятный женский голос. — Прошу вас произвести оплату.

Елизавета Максимовна хотела было открыть свою сумочку, но Злата её опередила.

— Ба, не надо. У меня на руке есть деньги, я оплачу, — с этими словами она приложила к красному световому квадрату на двери машины своё запястье. Квадрат стал зелёным, и дверь открылась.

— Неужели уже в таком возрасте чипы вшивают в руку? — искренне удивилась бабушка.

— Приятного вам дня, уважаемые пассажиры, — проговорил автомобильный компьютер.

— Да, баб, уже с семи лет можно: карманные деньги, да и просто передвигаться по городу, пропуск в школу. Да много чего на руку сейчас пишут, не только деньги. Это ты всё по старинке с пластиком никак не расстанешься.

— У нас в Циолковском и с пластиком нормально, — с иронией ответила Елизавета Максимовна.

Бабушка вышла из электромобиля и стала осматриваться. Она в замешательстве крутила головой по сторонам, не понимая, где находится.

Электротакси мгновенно тронулось и через несколько секунд исчезло в зияющем тёмном отверстии, над которым сиял голографический указатель «Большой Тульский тоннель». На лице Елизаветы Максимовны читалось полное недоумение и растерянность:

— Ничего себе! Вот это изменения, вот такого-то я не ожидала увидеть.

— Что, бабуль? Что не так? — с волнением поинтересовалась внучка.

— Да всё не так! Всё! Я же не зря выбрала этот адрес: вот там вот школа была, пятьсот сорок седьмая, а чуть дальше — детский садик, как сейчас помню. Да и дом-то где? Где корабль? Я же жила в нём аж с восемьдесят седьмого. Папе моему тогда дали квартиру в этом доме. Он в министерстве работал, не помню название. А теперь тут прям парк. Вот эта высотка и всё! Даже дорогу, Большую Тульскую улицу, и ту в туннель запихнули! Ну дела... Давно я в Москву не приезжала.

— На самом деле не одна высотка, а три, — поправил бабушку, подошедший молодой мужчина в синем костюме. — Три тридцатиэтажных трёхподъездных здания стоят по углам парка имени Николая Николаевича Дроздова. Школа и детский садик тоже есть — в центре парка круглое строение. Если будете гулять, увидите. А про дорогу вы правы: в этом районе её спрятали под землю, чтобы шум, грязь и другие «прелести» убрать. Теперь это Большой Тульский тоннель, а не улица. Так вы, значит, Лопатины? «Ностальгия-тур» приветствует вас. Пройдёмте в наш офис. Меня зовут Богдан.

— Да, это мы, — сказала улыбающаяся Злата, глядя на удивлённую бабушку. — Мы заказывали тур «Дом-Корабль».

Мужчина указал рукой на едва заметное небольшое стеклянное строение между деревьев и зашагал первым в его сторону.

— Злата, ты с ума сошла! Тур! Это же, наверное, дорого. Что мама скажет, когда с работы приедет? — шёпотом, склонившись к самому лицу внучки, негодовала Елизавета Максимовна.

— Бабуль, не волнуйся. Эта программа при поддержке правительства Москвы. Для школьников и пенсионеров всё абсолютно бесплатно! — Злата задорно подмигнула бабушке и поспешила за Богданом.


* * *


Над входом в «стекляшку» светилось приятным зелёным светом название компании и часы работы. В самом стеклянном кубе находилась стойка регистрации, три кресла и девушка, также в синем деловом костюме.

— Прошу вас, уважаемые гости, присаживайтесь. Элеонора сейчас прикрепит вам необходимое оборудование, а я расскажу несложные правила посещения нашего, не побоюсь этого слова, эмоционального аттракциона. Благодаря поддержке правительства Москвы и непосредственному участию Института памяти и наследия появилась программа «Ностальгия-тур». Виртуальный тур с ментальной проекцией по значимым местам столицы, которые более, увы, по каким-либо причинам не существуют, но всегда в своё время вызывали живой интерес у москвичей и гостей нашего города. Институт памяти и наследия скрупулёзно воссоздал эти места на основе видео- и фотоконтента, который жители создавали в огромном количестве в конце десятых и двадцатых годов нашего века во времена Инстаграма и Ютуба. Сотрудники института отсеяли огромное количество цифрового мусора и оставили только самые лучшие виды, которыми вы и насладитесь в процессе экскурсии.

В это время Элеонора закрепила на висках Елизаветы Максимовны и Златы сенсоры, похожие на чёрные таблетки, одела на уши стереоскопы и выдала наушники-капли.

— Вставьте их внутрь уха, пожалуйста, и проверьте, удобно ли закреплены дужки стереоскопов, — с улыбкой произнесла сотрудница.

— При посещении нашего аттракциона необходимо соблюдать следующие правила безопасности: во время экскурсии вы будете идти по световой проекции тропы, но с неё нельзя сходить, так как вы действительно будете двигаться по парку, но не будете видеть настоящее. Вы можете просто-напросто врезаться во что-нибудь, сойдя с тропы. И этим чем-нибудь вероятнее всего окажется дерево. А я уверен, что шишка на лбу — не самое желанное украшение для таких приятных дам.

Елизавета Максимовна и Злата смущённо заулыбались в ответ.

Несмотря на четкое и детальное объяснение программы, бабушка Златы никак не могла взять в толк: какая тропа, какое настоящее, куда надо идти...

Богдан тем временем продолжал:

— Напоследок хочу рассказать вам о цели нашего проекта «Ностальгия-тур». Он создан для того, чтобы молодое поколение смогло окунуться в историческую атмосферу прошлого, а взрослые и пожилые люди — увидеть то, что они помнят и любят, точнее любили. Ведь связь времён, как и связь поколений, — это и есть залог успешного развития не только человека, но и всей страны. Помнить прошлое — это значит не допускать пройденных ошибок, а учиться и извлекать только хорошие и полезные знания. Итак, прошу вас выйти на улицу и встать у старта экскурсии — маленького столбика со светящимся шаром.

В шаре находилась улыбающаяся голограмма головы Элеоноры.

— Эля будет сопровождать вас в качестве виртуального экскурсовода, она расскажет обо всём, что знает, и ответит на ваши вопросы, — сказал Богдан. — Конечно, это немного странно, что голова летает вокруг вас, но вы быстро привыкнете, ведь это ещё и весело.

Елизавета Максимовна и Злата встали у столбика и замерли в ожидании дальнейших указаний.

— Добро пожаловать в «Ностальгию»! Прогулка по времени не лимитирована. Как устанете, приходите обратно сюда. Сейчас вы перенесётесь на тридцать лет назад. Включить стереоскопы!

В тот же миг из двух маленьких кубиков, закреплённых на ушах при помощи круговых дужек, в разные стороны вылетели лучи. Головы бабушки и внучки оказались как будто в световых шлемах. Деревья парка Дроздова, стеклянный офис, современная высотка — всё исчезло. Перед глазами стоял огромный серый потрясающий своим величием и мрачностью дом — брутальный монолит, уходящий вдаль на сотни метров. Под ногами засветилась тропинка, вдоль которой бежали указатели направления движения, а слева вылетел шар с голограммой головы Элеоноры.

— Добрый день, уважаемые гости нашей экскурсии. Перед вами знаменитый дом-корабль на Тульской.

— Ого! Бабуль, ты правда жила в этом монстре?

— Да, жила до две тысячи двадцать пятого года. Потом с твоим дедом переехали в Циолковский. Он работу на космодроме «Восточный» получил тогда, — с сожалением сказала Елизавета Максимовна, явно с большой любовью вспомнив уже умершего мужа.

— Я услышала, что вы уехали в двадцать пятом. А вы знали, что в две тысячи тридцатом началась реструктуризация данного жилого района, и дом начали сносить? — вырвала из мыслей бабушку гид Элеонора. — Разбирали его практически два года, хотя строили, конечно, в разы дольше.

— Элеонора, а расскажи, пожалуйста, о доме, — попросила Злата.

— Экскурсия «Дом-Корабль», часть первая, — произнесла голова и начала своё повествование. — Это впечатляющее архитектурное сооружение являлось четырнадцатиэтажным жилым домом. Дом строили почти два десятилетия. Строительство дома началось в семидесятые годы двадцатого века. Он был невероятно большим, даже огромным и практически белым, а на фоне синего неба казался плывущим круизным лайнером. Поэтому и получил название «дом-корабль». «Длинный дом», «большой дом», «лежачий небоскреб» — так его называли за необычайную длину — четыреста метров.

Пока Элеонора рассказывала факты из энциклопедии, бабушка шла и рассматривала дом своего детства и юности. В голове проносились мысли, воспоминания: первый парень, первый поцелуй, встречи у дома, шумные соседи, отец за очередным проектом в своём кабинете, бессонные ночи подготовки к экзаменам в университет, свадьба, беременность.

— Эля, а странности какие-нибудь есть у этой громадины? — спросила Злата, явно поражённая строением.

— Да, конечно! В доме много странных строительных решений. Например, запутанная система водоснабжения. В некоторых квартирах располагается сразу три стояка. При этом один из них может перекрыть воду в кухне соседей, а в квартире других соседей — вентиль, который перекрывает воду в вашей ванной. Есть версия, что в здании есть так называемые пустоты. Это целые комнаты с окнами, но входных дверей в них нет. Для чего они были созданы — непонятно.

— А я вот жила с родителями и сёстрами на двенадцатом этаже, — сказала бабушка. — У нас двухэтажная квартира была.

— Да, на двенадцатом и четырнадцатом действительно были двухэтажные квартиры, поэтому лифт не останавливался на тринадцатом этаже, — подхватила электронная голова гида.

— Бабуль, вот у тебя интересное место жительства было!

Вдруг мимо проехал парень на велосипеде образца двадцатых годов и в одежде тех лет. Елизавета Максимовна автоматически посмотрела вслед уезжающему. Тут же рядом прошла девушка, которая тоже выглядела весьма старомодно.

— Не удивляйтесь, уважаемые гости, — произнесла гид, — это специально вставленные видео тех времён. Эти люди сняли себя на камеру во время прогулки в тот период, или кто-то их снял. И вот теперь их изображения встроены в нашу виртуальную экскурсию для полного погружения и правдоподобности. Всё это благодаря работе сотрудников Института памяти и наследия и при поддержке правительства Москвы. Может быть, узнаете своих знакомых, раз уж вы тут жили.

Елизавета Максимовна, идя далее, всматривалась в лица других видеовставок, но никого не узнавала. Дойдя до конца дома и обогнув боковую стену, все вышли на Большую Тульскую улицу — многополосную магистраль, по которой в полной тишине пролетало множество машин. Злате показалось, что она находится внутри старого фильма.

— Уважаемые гости, а не хотите ли услышать звуки той Москвы? Звук оживлённой улицы, этих машин, работавших на продукте нефтепереработки? — спросила с улыбкой гид Элеонора.

— Да, да, включайте, безумно интересно! — запрыгала от счастья девушка.

— Дорогая, будь готова к тому, что это не самое приятное удовольствие. Это сейчас машины все электрические и практически бесшумные, а тогда всё было совсем не так, — не успела бабушка договорить, как через наушники-капли на всех вывалился шум и гвалт улицы начала двадцать первого века.

От неожиданности Злата даже присела и закрыла уши руками. Лицо её застыло в гримасе неподдельного ужаса. Грохочущие грузовики, легковые машины, карета скорой помощивключённой сиреной — нескончаемый поток шума жирной массой втекал в неподготовленные уши подростка. Наконец шумовая презентация выключилась, и всё стихло.

— Как вообще можно было жить в таком шуме? — подняв глаза на бабушку, спросила Злата.

— Да нормально. Мы его не замечали, привычные были. Шум нас везде сопровождал, Москва же — мегаполис, — ответила, улыбаясь, бабушка. — Это сейчас город стал для людей,согласии и гармонии с природой, на возобновляемых источниках энергии всё работает, а тогда всё было по-другому. Ты ещё запах того города не чувствовала, Злата. Вот где бы ты точно ужаснулась. Элеонора, нет презентации по запаху Тульской улицы?

— К сожалению, нет. Спасибо за обратную связь и ваш комментарий. Я уже передалаИнститут памяти и наследия данное предложение. Может быть, в скором будущем и сделаем презентацию запахов.

Обойдя дом-корабль вокруг, уже перед самым концом экскурсии, Злата задала ещё один вопрос:

— Элеонора, а почему дом снесли?

— По многочисленным просьбам горожан. За свою многолетнюю историю от белого цвета дома не осталось и следа. Он стал грязно-серым, обзавелся стеклопакетами, разномастными балконами, кондиционерами, спутниковыми тарелками, уродливыми вывесками и тому подобными следами той эпохи. И чем дальше, тем мрачнее и ужаснее он выглядел, портил общий облик местности. В двадцать девятом году было принято решение о реконструкции всего района и уничтожении этого дома, а также ряда соседних строений, включая огромный торговый центр «Ереван-Плаза» с той стороны улицы. Ведь уже в те годы большая часть торговли была с доставкой на дом, и крупные торговые центры остались просто не у дел.


* * *


Перед тем как выключить стереоскопы, Елизавета Максимовна обернулась и взглянула на прощание на свой родной дом. Она не могла поверить своим глазам: дверь первого подъезда отворилась, и из него вышла женщина с дочерью лет десяти. Обе очень красиво и нарядно одетые, явно позируют перед невидимой камерой.

Бабушка знала всё, что будет с этой парочкой дальше. Муж этой женщины снимает их на смартфон, поэтому его и не видно в этой экскурсионной видеовставке. Сейчас они покрасуются и отправятся в Московский зоопарк, где прекрасно проведут целый день. А вечером, уложив дочь спать, за бутылочкой вина при свечах посидят вдвоём на кухне. Женщину зовут Елизавета, её мужа — Роман, а дочку — Алиса. Впоследствии именно эта девочка выйдет замуж, возьмёт фамилию мужа — Лопатина и станет мамой Златы.

— Ба, ба, ты чего это расплакалась? — спросила внучка, увидев слёзы на лице бабушки после выключения стереоскопов.

— Да так, ничего. Всё хорошо, просто замечательно. Накрыла меня связь времён и поколений.



Выбрать рассказ для чтения

51000 бесплатных электронных книг