Виктор Лебедев

Котлованы


На котлованы в это время года ходить было опасно. Тихон обычно добирался по реке Кумшак до развалин Цимлянского судомеханического завода и на этом останавливался. Да, на котлованах улов побогаче, но и жизнь дороже. А в августе у местных лягушек гон начинается. И слушать противно и опасно — привлекают мерзкие создания чудовищ покрупнее, цапли слетаются поохотиться, чайки тоже не брезгуют земноводными. Гадюки заплывают полакомиться скользкими, пахнущими тиной созданиями. А уж если испарений болотных надышаться, то вообще погибель. Так и сгинешь в пузырящихся вонючих водоемах, обросших камышом.

Знал все это Тихон, но заигрался, слишком щука огромная попалась, а ее ведь просто так не вытащишь — запросто утлую, дышащую на ладан лодчонку перевернет. Вот и надо вымотать рыбину, дать ей потаскать за собой посудину. А потом останется только багром подцепить, гарпуном проткнуть да привязать крепко к лодке сбоку.

Поскрипывала лодка, жаловалась на старость, дергалась и звенела леска, терлась о деревянный борт, а Тихон то стравливал ее, то натягивал — вот так незаметно к котлованам и подошел. Опомнился, а вот уже и торчат слева трубы завода, обвитые высохшим на жаре плющом — значит, дальше чем нужно забрался. Всполошился мужчина. Это что же, леску рубить да деру давать? А над водой нависли, угрожающе покачиваясь на степном ветру, плакучие ивы, да возбужденные крики птиц доносились отовсюду — кто знает, может, суденышко Тихона уже под прицелом острых глаз? А ведь можно и на орлана нарваться! Лягушки тому не интересны, но на своих сородичей-птичек он с удовольствием охотится — нежное мясцо цапли ему очень даже по нраву. Человечиной он ведь тоже не побрезгует, а гарпуном не намашешься, отгоняя крылатое создание.

Родом Тихон был с Красноярского сельского поселения под Цимлянском. Промышлял рыболовством, излишки обменивал на полезные для хозяйства вещи. Не шиковал, но на жизнь хватало. А разве кто живет сейчас припеваючи?

Ну если только цимлянские получше живут, особенно заводские с «Цимлянских вин». У тех погреба, стены — да там укрепрайон настоящий! Степные волки не сунутся, вышки по периметру стоят, на подходах — ловушки и капканы. От них и до Цимлянского моря рукой подать — там не в пример больше рыбы. Единственный фактор, омрачавший жизнь, — напасть с Саркела. В безлунную ночь поднимается затопленный город со дна Цимлянского водохранилища, и лезет оттуда нечисть, собирает дань с города, устраивает пиршество. Но от них можно спрятаться, переждать.

До Красноярской волна нечисти не доходила, захлебывалась на Цимлянске, потому Тихон знал о ней лишь по рассказам соседей. А так, если подумать, то жизнь не лучше и не хуже, чем была. По крайней мере лично для Тихона. Случился апокалипсис, а в станице почти и не заметили. Какая разница, с кем воевать — с местной властью на словах или с мутантами на деле? Иногда от второго варианта проку побольше будет. Приспособились. Обнесли хлипеньким заборчиком на Советской улице несколько домов и зажили. Детей вроде вырастил — уже и внуки родились, а жена Тихона померла давно. Выходит, кому по реке ходить и рыбу ловить, как не ему? Он и так уже пожил на белом свете прилично.

На котлованах, подернутых рясой, цвели кувшинки. Аромат цветов смешивался с вонью болота. Запах жуткий — аж слезы на глазах выступили. Тихон смахнул налипшие на лоб пряди, утерся воротом выцветшей рубахи в разводах и залег на дно лодки, нащупывая в сумке нож. Вот сейчас он отрежет леску, тихонько спустит весла на воду и, даст бог, через десять минут уже отплывет на безопасное расстояние. Как вдруг впереди, возле берега, кто-то вскрикнул.

Тихон выругался, сжал зубы. Не похоже на крик птицы, слишком по-человечески прозвучал. Но кто ж не знает, что на котлованы ходить нельзя? Даже самые смельчаки обходят стороной болота. Или такой же идиот, как и он сам, зазевался и не заметил, как оказался в гиблых местах?

Тихон осторожно приподнялся и выглянул из лодки. За густо поросшим камышом ничего не видно, окликнуть не решился — вдруг замануха или тварь какая кричит. Но тут раздался плеск по левому борту лодки, а следом за борт ухватилась рука, покрытая зеленой тиной и водорослями. От неожиданности Тихон подпрыгнул, выхватил нож и уже собирался было полоснуть по скрюченным пальцам, как вдруг показалась голова. При одном взгляде на нее было понятно, что это не тварь болотная, не мутант, а несчастный, невесть как оказавшийся в котловане паренек. Недолго думая, Тихон отбросил нож и ухватился за скользкую руку, помогая незнакомцу забраться внутрь.

Парень был незнакомый, он упал на дно лодки — та опасливо качнулась и чуть не набрала зловонной воды — и закашлялся, отхаркивая из легких вонючую болотную жижу.

— Тише ты! Нас двоих угробишь! — шикнул на него Тихон.

Оказаться в вонючей воде, кишевшей змеями и лягушками, не хотелось. Рыба хищная наверняка тоже водится и мимо бултыхающихся тел не пройдет.

Парень скрючился, затих, а Тихон осторожно спустил весла на воду, тихонько шлепнул ими, разгоняя водоросли, и сделал первый гребок. Тут он и вспомнил про щуку — та уже не тянула лодку, не сопротивлялась. Тихон подергал леску — рыбина не сорвалась, на движение отозвалась вяло, леска натянулась и снова немного ослабла. «Выдохлась, значит», — удовлетворенно отметил он про себя, — «И что же ты, зараза, не могла пораньше это сделать, до того, как в котлованы заплыли?!»

Мужчина думал недолго. Стоило рискнуть! Оглядываясь и стараясь сильно не высовываться, он начал подтягивать щуку поближе к лодке. Натянет, немного отпустит, снова натянет. Так, миллиметр за миллиметром, он наматывал на катушку грубую толстую леску.

Парень немного пришел в себя, поднял облепленную водорослями голову, вытер тыльной стороной руки губы от налипшей тины, брезгливо стряхнул с себя листья кувшинки и пиявок. Тихон глянул на него, ухмыльнулся.

— Ты кто такой? Как здесь оказался? — зашептал он.

— С Мичуринца я, — громче, чем следовало, произнес парень.

— Да тихо ты! Или хочешь, чтобы цапли или чайки слетелись? Говори вполголоса!

Парень часто-часто закивал и сбавил тон.

— Чайка меня сюда и занесла, — он показал раненую ногу, — выронила по дороге.

— У вас, мичуринцев, там не учат, что ли, как надо вести себя с чайками? Не припомню, чтобы с нашими за последнее время подобные казусы случались, — неодобрительно покачал головой Тихон. — Хотя неудивительно, если так орать!

Мичуринцы — вообще странный народ. Выращивают какую-то муть, с волгодонцами торгуют, поселились в бывшем садоводстве «Мичуринец». Непонятно, как они продержались эти двадцать лет, ведь абсолютно не приспособленные к такой жизни. Тем не менее их община не только выжила, но и численность увеличила. Зато научить, как вести себя с чайками, не могут!

Тихон хмыкнул, вытянул еще с полметра лески.

— Как зовут тебя? — тихо спросил он парня.

— Саня.

— Саня, на ногу опираться можешь?

Парень неуверенно кивнул.

— Хорошо. Видишь под скамьей гарпун — тащи сюда!

Парень подобрал оружие и заковылял к Тихону, низко пригибаясь. Гарпун не представлял ничего особенного: палка, к которой веревкой примотан клык волколака. Убить серьезную тварь таким сложно, и против человека гарпун не особо поможет, но для средней рыбы сойдет.

— Сейчас на поверхности покажется голова щуки, ты ей в основание головы бей, справишься?

Саня снова неуверенно кивнул.

— Ты только поувереннее, ничего сложного в этом нет.

Через минуту показалась голова щуки с выпученными глазами, она еще вяло сопротивлялась и пыталась уйти под воду, но ей это не удавалось — Тихон держал леску крепко. Рот, усеянный маленькими острыми зубками, хватал воздух. «Судя по размерам башки, в ней килограммов шестьдесят будет, — удовлетворенно отметил про себя мужчина, — а длина за полтора метра, хватило бы надолго нашей маленькой общине».

— Бей, чего застыл?! — зашипел Тихон на замершего от ужаса парня.

Саня ударил — как и ожидал мужчина, неудачно. Гарпун скользнул по голове и угодил в глаз, отчего тот лопнул. Щука дернулась сильнее.

— Да что же творишь! — заворчал Тихон. — Она же уйдет.

Доверить парню леску еще хуже, не удержит ведь!

— Бей еще!

Со второго раза получилось лучше, острие гарпуна угодило в основание головы, и через несколько мгновений рыба обмякла.

Тихон огляделся. Заросли камыша шевелились, там явно сидел кто-то хищный и большой. Вдобавок метрах в десяти от лодки вспухали пузыри среди мясистых листьев кувшинок — значит, подбирается еще один водный обитатель.

Тихон быстро накинул две петли и споро привязал щуку к левому борту лодки.

— Садись справа, — шепнул он Сане и сам полез туда же, чтобы выровнять накренившуюся лодку. Таких здоровых экземпляров щуки домой он еще не привозил! Лодка сильно просела, слишком старенькая была, а тут еще лишний пассажир.

— Вы отвезете меня домой? — взволнованно поинтересовался Саня.

— Отвезу в Красноярскую, а там с первыми караванами к себе попадешь.

— Круто мы ее, да! — неожиданно громко сказал парень, показывая на щуку.

— Да тихо ты, идиот!

Но из камыша уже выглянула любопытная голова цапли. Заметила! Тут же показалось длинное блестящее тело на ногах-ходулях. Ну вот, попались! Теперь не уйти. Цапля выгнула свою длинную шею и уставилась на них, а затем разом, одним шагом, преодолела половину расстояния до лодки.

Саня заверещал, вцепился в рукав Тихона.

— Да отвали ты! Хватай вторые весла со дна и греби!

Но парень продолжал раскачивать лодку, из-за чего та бултыхалась в воде и практически стояла на месте.

«Так он нас всех погубит», — промелькнула мысль в голове Тихона, а затем он размахнулся своим веслом и ударил Саню по голове.


— Богатый улов! — восхищались внуки, рассматривая здоровенную щуку, которую Тихон на телеге втащил во внутренний двор. — Как ты в одиночку умудрился?

Подошел сын и благодарно похлопал отца по плечу.

— Ты молодец, батя! Жена переживала, но я ее успокоил, сказал, что ты всегда возвращаешься, и всегда с уловом! Как прошло?

— Нормально, — ответил Тихон, — как обычно. Без происшествий.

А перед глазами его стояла картина: цапля заглатывает Саню, пока он отчаянно гребет с уловом прочь. И почему он пожертвовал парнем, а не щукой?



Выбрать рассказ для чтения

49000 бесплатных электронных книг