Вячеслав Тигров

Эра цепей


ФЭД-И держался молодцом, но силы были неравны. Шестеро против одного — тут и боевой модели пришлось бы «попотеть». Что уж говорить о разведывательной. Минимальное вооружение, лёгкая броня — слишком существенные недостатки. Их не перечеркнёт даже техническое превосходство над врагом.

Исход казался очевидным. Единственный вопрос: скольких мой летающий защитник прихватит с собой в роборай?

Я думал: двух-трёх.

Ошибался. Лавируя под перекрёстным огнём (благо обтекаемая грибовидная форма позволяла), он уничтожил вмонтированную в потолок турель и четырёх наземных противников. Тридцать секунд на всё про всё. Ровно столько держалась обшивка. Затем в ней появилось девятимиллиметровое отверстие — признак неизбежного: одна из пуль достигла цели. Уши резанул треск выходящей из строя электроники. ФЭД-И неестественно дёрнулся, после чего рухнул на мраморный пол. Из его недр повалил дым.

«Прощай, маленький воин».

Я вытянул вперёд левую руку. Система наведения, установленная в моём шлеме, пунктирными линиями обозначила верное положение конечности. Цель — робот, нижняя часть которого напоминала человеческие ноги, верхняя — стальной шар с двумя пулемётами по бокам. Нелепая конструкция отсталой цивилизации. Тем не менее, смертоносная (останки ФЭД-И не дадут соврать).

Я сжал пальцы в кулак. Встроенный в нарукавник бластер с гулким звуком выплюнул сгусток энергии. Жёлтый заряд, длиною в четыре сантиметра, попал точно в центр стального шара. Прожёг насквозь.

Выведенный из строя робот завалился на бок. Я отомстил. Жаль, удовольствия это не принесло.

«По крайней мере, всё закончилось».

Печальный вздох подвёл итог боя.

— Капитан, вы в порядке?

Женский голос в динамике звучал участливо. Так странно...

— У меня нет физических повреждений.

— Я... — короткая заминка, — спрашивала о другом. Мне казалось, — очередная пауза.

«Она что... пытается подобрать слова?!» — мелькнула обескураживающая мысль.

— Вы испытывали привязанность к данному экземпляру ФЭД-И. Его потеря могла...

— Я в норме! — нет, слишком жёстко. Слишком поспешно. Словно ребёнок, бунтующий из-за родительской опеки.

— Простите, капитан, — её тон изменился. Стал каким-то... грустным? — Мои переживания были неуместны.

«Переживания?»

Я на мгновение прикрыл глаза и едва заметно помотал головой, отгоняя сомнительные идеи.

«Но вдруг она действительно...» — закончить мне не дали.

— Капитан, опасность! Датчики фиксируют активность по всей станции. Наибольшая концентрация выявлена на вашем уровне. Особую угрозу представляют вагоны метро впереди.

Её голос потонул в лязге металла.

— Что происходит, Эра?

— Похоже, включились дополнительные защитные механизмы. Рекомендую немедленное отступление.

— Понял, — если она считает бегство лучшим вариантом, нужно срочно удирать.

Не теряя ни секунды, я развернулся на сто восемьдесят градусов и бросился к эскалатору. Моя нога взмыла в воздух, опустилась, однако вместо пола уткнулась в хрупкий объект шарообразной формы. Послышался хруст ломающихся костей. Тело машинально дёрнулось в сторону. Меня занесло. Удержать равновесие не помог даже отчаянный взмах руками.

Сто килограммов вместе с бронёй грохнулись на неподвижные ступеньки эскалатора. Боль отсутствовала, зато щёки вспыхнули румянцем.

«А ещё капитан, называется», — в штабе засмеяли бы.

Сгорая от стыда, я принял вертикальное положение и устремился вверх.

На раздавленный череп, из-за которого случился конфуз, смотреть не хотелось.

— Эра, если произнесёшь хоть слово...

Ответом послужило молчание.

«Умная девочка».

Вскоре ступеньки остались позади. Им на смену пришла гладкая мраморная поверхность. Её, будто линолеум, устилала пыль с вкраплениями песка. Единственными островками чистоты были мои следы, двумя рядами ведущие к эскалатору. Я рванул прямо по ним. Скорее к выходу. Подальше от опасности. Мимо полуразрушенных киосков, игровых автоматов, туалета.

«Стоп, там ведь...»

В дверном проёме мелькнули знакомые очертания робота-шара.

«Не обращай внимания. Просто беги».

Раздалось характерное тарахтение пулемётов. Враг не гнушался стрелять в спину. Патроны тоже не жалел — одна за другой пули отправлялись на встречу с моей бронёй. Та стоически держалась. Откровенно говоря, устаревшее оружие робота при всём желании не смогло бы её пробить. «Но зачем рисковать?»

Я резко затормозил и левой рукой указал на стальной шар. Огонь.

Больше в меня никто не стрелял.

— Капитан...

— Не сейчас, — особенно, когда до следующего эскалатора — метров десять. А там и выход из подземки не за горами.

— Будет исполнено, — холодно отчеканила Эра.

«Она обиделась?» — Неважно.

Чувствуя себя спринтером, я ринулся к ступенькам, только чтобы замереть в шаге от них.

— Какого?..

Дорогу преграждали огромные металлические ворота. Они располагались на самом верху, впритык к эскалатору, блокируя доступ в другой зал.

— Нет, нет, нет, нет, нет, — мой взгляд лихорадочно забегал из стороны в сторону. Мысли окунулись в пучину отрицания. — Нет!

Два энергетических сгустка устремились к воротам. Прожгли по сантиметровой дырке. Бесполезно. Здесь требовался лазер.

«Ещё блестящие идеи?»

— Простите, капитан, — Эра казалась подавленной. — Мне очень жаль.

— Да уж, — я облокотился на поручни и тяжело вздохнул. Судя по её реакции, ситуация — хуже некуда. — Подкрепление в пути?

— Конечно, строго в соответствии с инструкциями.

Мои губы посетила вымученная улыбка:

— Значит, дожидаемся их прибытия. Раз плюнуть.

— Капитан, — её голос дрожал, — учитывая расстояние, а также обнаруженное препятствие в виде бронированных ворот, ориентировочное время прибытия наших войск — пять минут двадцать шесть секунд.

— Достаточно быстро.

— По моим расчётам, враждебные роботизированные единицы в количестве семнадцати штук доберутся до вас за тридцать восемь секунд, — словно вторя её словам, из противоположного конца зала донеслись шаги. — Через две минуты шесть секунд ожидается вторая волна, по численности равная первой.

Моя кожа покрылась мурашками.

«Настолько плохо?»

— Ваша броня — исследовательский комплект СЭЗ-6 — при всём её техническом превосходстве не в состоянии долго противостоять шквальному огню из тридцати четырёх пулемётов. Поэтому шансы... ваши шансы...

Если бы я не видел настоящую форму Эры, мог бы поклясться: она вот-вот заплачет. Странно. И грустно. Грустно, когда никому кроме бортового ИИ ты не нужен. Да и нужен ли ты ей? Нужен ли ты машине?

— Шансы выше нуля. Так что вы должны держаться, капитан. Слышите?! Вы должны держаться! — затараторила она. — Без вас мир многое потеряет... Я многое потеряю. Честного, умного, доброго человека, который за годы военной службы не утратил свой исследовательский азарт. Не стал чёрствым, апатичным куском плоти.

— Довольно, Эра.

Роботы приближались, мне стоило поискать укрытие. Обшарпанный аптечный киоск выглядел многообещающе.

— Но я хочу посетить с вами ещё тысячи миров. Быть рядом с моим капитаном. Помогать. Вместе изучать...

«Вместе», — её слова хоть и ласкали слух, мешали сосредоточиться, завлекая ложной надеждой.

«Жаль, ничего нельзя исправить». — С самого начала миссии — одни ошибки. Я буквально фонтанировал ими. Глупо. Особенно, если откопать первопричину: скука.

Скука породила мысли. Мысли привели к самокопанию. Самокопание вскрыло давние комплексы.

И всё после каких-то двух часов вылета с базы...


Мой корабль — «Оман-Б» — мчался тогда сквозь бескрайние просторы вселенной. Транспортное судно, оно по скорости не уступало истребителям. Да и огневой мощи могли бы позавидовать иные крейсеры. Шедевр инженерного искусства, как-никак. Ржавое корыто — снаружи, конфетка — внутри. Уникальный корабль для особых миссий. Например, по перевозке токсинов нового поколения, идеальных для уничтожения босводийцев, но практически безвредных нам.

И меня назначили счастливчиком: капитаном чудо-судна. Меня, едва ли не единственного, кто предпочёл бы оказаться на передовой.

«Блин, такими темпами моя задница врастёт в чёртово кресло». — А главное, ради чего?

Усталым взглядом я обвёл помещение, гордо именуемое капитанским мостиком. Пустота и полумрак. Слева дверь в туалет, сзади выход. Из достопримечательностей — жилистый брюнет, который служил чем-то вроде декора. Симпатичного декора... Умного, симпатичного, образованного декора, бездарно транжирящего жизнь в чёртовом кресле.

— Капитан, вы в порядке?

Я непроизвольно вздрогнул, будто от удара током.

— Что-то случилось?

— Функциональное состояние корабля: удовлетворительное. Полёт проходит согласно плану. Оставшееся время до прибытия: шесть часов девять минут.

На моём лице отразилось недовольство:

— Тогда в чём дело?

Последовала неловкая пауза. Эра молчала больше десяти секунд, прежде чем ответить. На неё не похоже.

— Мне очень жаль, капитан. Я просто волновалась о вашем самочувствии. Вы казались подавленным.

«Волновалась? — Искусственный интеллект способен волноваться? — Нет, скорее всего, фигура речи».

— Тебе не стоит беспокоиться о моём психическом здоровье, — сухо произнёс я.

— Вынуждена не согласиться. В обязанности помощника входит мониторинг физического и... — внезапно она затихла, словно сболтнула лишнего.

— Эра?

— Ещё раз простите, капитан, — её голос звучал виновато. — Мой интерес к вашему состоянию носил личностный характер. А подобного рода поведение — неуместно. Очевидно, оно привело к негативной реакции. Извините.

— Ладно, забыли, — с трудом выдавил я, переваривая извинения ИИ за «личностный характер». — Мне тоже следовало вести себя более профессионально.

Следующие пятнадцать минут царила гробовая тишина.

Затем мостик преобразился. Вокруг кресла возникли три объёмных голографических экрана. Цифры, схемы, графики — чего на них только не было. Причём, всё разного цвета для удобства восприятия.

Из наиболее важной информации: слева располагалась схема корабля, справа — количество боеприпасов, в центре — карта с радаром.

— Активирую боевой режим, — безэмоционально объявила Эра.

Мои глаза, сверкнув возбуждением, потухли. Так лампочка в последний раз ярко вспыхивает, прежде чем перегореть.

«Бессмысленно». — Мне отводилась роль стороннего наблюдателя.

Реалии современных космических баталий. Человеческий фактор полностью исключается. Идёт сражение искусственных интеллектов. Чей окажется более продвинутым? Какой обучили лучше? Кто первым хакнет другого? Очень редко дело доходит непосредственно до стрельбы. Обычно капитаны просто сидят и молятся, чтобы враг не завладел их кораблём. Сидят и молятся, не в силах повлиять на исход. Ущербная система, признанная верхушкой командования наиболее рациональной. Легализованная зависимость от ИИ.

«Но Эра хотя бы одна из лучших, — уверенно подумал я, после чего „Оман-Б“ тряхнуло. Мощный толчок едва не выбросил меня из кресла. Благо пальцы намертво вцепились в подлокотники. — Накаркал».

Мой взгляд прилип к голографическому экрану с бледно-зелёной схемой корабля. Область в районе левого двигателя подсвечивалась красным. Рядом отображалась информация с внутрибортовых датчиков, фиксировавших метровую пробоину в корпусе.

— Эра! — не сказал — прорычал я.

— Капитан, ремонтная бригада уже выехала. Однако в целях безопасности судно будет остановлено через три, две, одну...

Моё тело напряглось, активизируя каждый мускул. Зря. Мы затормозили плавно, еле заметно.

«Хорошая работа».

Я посмотрел на радар. Белая точка в центре — мы. Две пурпурные, зажимавшие нас в тиски, — корабли-перехватчики босводийцев.

На засаду непохоже. Если бы они знали о ценности нашего груза, отправили бы больше войск. Тогда патруль? Случайная встреча, переросшая в стычку? Обычная практика в условиях непрекращающихся боевых действий.

«Весьма некстати».

Оставалось надеяться на Эру, которой приходилось туго в схватке с парой ИИ. Об этом наглядно свидетельствовало плачевное состояние левого двигателя.

А я ничего не мог сделать. Беспомощный, бесполезный. Как в утробе матери, лишившейся жизни на девятом месяце беременности. Чёртов несчастный случай...

Моё лицо покраснело. Дыхание стало прерывистым. Глаза, не отрываясь, таращились в голографический экран.

— Эра, статус.

Вместо ответа — молчание.

— Эра, статус, — повторил я чуть громче.

Тишина.

«Неужели её... — в мозгу огромными неоновыми буквами вспыхнуло пугающее слово „хакнули“. — Нет, нет, нет, нет, нет!»

Разлившийся по телу ужас буквально подбросил меня на ноги.

— Чёрт возьми, Эра, отзовись!

Нулевая реакция.

— Эра!!!

Мой крик начал затухать, когда раздался характерный писк — звуковой сигнал победы.

Пурпурные точки на радаре превратились в белые.

— Капитан, вражеские корабли полностью захвачены. Экипаж — нейтрализован.

Издав вздох облегчения, я рухнул обратно в кресло.

— Больше... не пугай... так.

— Извините, — сконфуженно произнесла Эра. — В мои планы не входило заставлять вас беспокоиться. Хотя сам факт вашего волнения обо мне — очень приятен. Спасибо.


«Спасибо? Будто я, действительно, волновался за неё. Нет. Переживал за собственную шкуру. И только!» — подобные мысли в лучших традициях хлёсткой пощёчины привели меня в чувство.

— Эра, статус.

— Ремонтная бригада залатала пробоину в корпусе и приступила к починке левого двигателя. До окончания работ осталось шесть часов пятьдесят четыре минуты.

— Долго, — особенно, учитывая её таймер. — Ты не могла бы каким-нибудь образом поторопить наших роботов?

— Капитан, пожалуйста, уточните запрос.

Почему-то сразу представились металлические глаза, взирающие на меня как на умалишённого.

— Неважно. Что насчёт босводийцев?

— Я придерживалась инструкций.

На моём лбу морщинами отразилась задумчивость: «Эра пытается увильнуть от ответа?»

— Хотелось бы конкретики.

— Простите, капитан. Мне не удалось получить от вражеских ИИ ценной информации. А поскольку наша миссия не предусматривает захвата пленных или техники, то, согласно пункту 169.7 Устава Слейверских Вооружённых Сил, босводийцев надлежало уничтожить. Их корабли были отправлены на поверхность ближайшей звезды.

К горлу подступил комок.

— Ясно, — если бы Эра проиграла, это я бы сейчас пёкся на солнышке. А искусственный интеллект противника также спокойно, без тени раскаяния, жалости докладывал капитану о моей ликвидации.

— Вас огорчает судьба военных Босводы? Мне следовало поступить с ними иначе?

«Хороший вопрос...» — разум надоедливой мошкарой атаковали сомнения. Пришлось, скрепя сердце, отогнать их.

— Никакой жалости к врагу. Мы хотели подарить им мир, свободу, цивилизацию. Они отказались варвары! Пускай получают, что заслужили.

— Красиво сказано, капитан.

Уловив в её реплике нотки восхищения, я засмущался.

«Впечатлил своей пылкостью ИИ. Герой».

— Ладно, забыли. Мне интересно другое: можно ли добраться до базы без левого двигателя? Правый ведь в норме.

Эра помолчала, видимо, анализируя моё предложение. Наконец, она виновато огласила вердикт:

— К сожалению, подобный вариант является нерациональным. Время примерно одно и то же, но с точки зрения безопасности лететь лучше с обоими функционирующими двигателями.

Я устало вздохнул:

— Значит, ничего не поделаешь. Чиним. Ты уже подыскала нам планету со щадящими погодными условиями?

— Нет, зачем, капитан?

— Предлагаешь оставаться на месте боя? Дожидаться босводийцев, которых отправят расследовать, куда подевались их корабли? Да и топливо неплохо бы экономить. На всякий пожарный.

— Верно... Совершенно верно... — Эра звучала растерянно. — Я не подумала...

«Странно» — оказаться расчётливее машины. Приятное ощущение, подбрасывающее дрова в топку самооценки.

— Так что касательно планеты?

— Есть одна. Третья от ближайшей звезды. Климатические условия идентичны Кориусу.

— Любопытно. Как называется?

— При-Зон 6.


При-Зон 6. Иронично, что нас занесло именно туда. В мёртвый мир. По крайней мере, в мёртвую часть мира.

— Капитан, вы уверены?

— Да, — я с наслаждением потянулся, заканчивая импровизированную разминку. Суставы отозвались дружным хрустом.

— Но командование может не одобрить...

«Разумеется, оно не одобрит, — мой взгляд скользнул по четырём контейнерам в грузовом отсеке. Их украшали многочисленные символы, предупреждающие об опасности. В частности, ядовито-зелёные облака на багряном фоне — знак химоружия. — Оставить их ценный груз без присмотра... Хотя нет. Эра охраняла груз — Эра продолжит охранять груз. Я ничего не делал, ничем не управлял — я продолжу ничего не делать, ничем не управлять. Всё как наше дорогое командование санкционировало».

— Ладно, не беспокойся.

— Сожалею, капитан, — решительно парировала собеседница. — У меня не получается выбирать, когда беспокоиться, когда — нет. Я просто беспокоюсь.

«ИИ тревожится о человеке. Мир точно сошёл с ума».

Тем не менее, её речь казалась искренней.

«Трогательно, — уголки моих губ поползли вверх. — Спасибо за тёплые слова. А теперь, пожалуйста, открой грузовой отсек».

Под аккомпанемент гидравлики посадочный трап начал медленно опускаться. Тело захлестнула волна адреналина, заставившая сердце учащённо биться в предвкушении.

Дрожащими руками я надел хромированный шлем — последнюю часть исследовательского комплекта СЭЗ-6.

— Капитан, учитывая отсутствие данных об уровне опасности местных организмов, рекомендуется использовать штурмовую броню МАК-8, как наиболее защищённую.

Мне вспомнился громоздкий экзоскелет, сковывающий движения.

— Обойдусь.

— Тогда возьмите с собой дополнительных роботов-охранников. «Воина», повышенной прочности, или тяжеловооружённого «Крушителя».

Я развернулся к ФЭД-И, парившему чуть позади, в метре от переборки. Гриб-переросток по форме, он, действительно, не годился для боя. Разведывательная модель, как-никак.

— У меня уже есть защитник.

Эра не согласилась:

— Капитан, в случае нападения робот данного типа не сможет ни оказать огневую поддержку, ни прикрыть отступление.

«Ну вот, снова она со своей эфемерной опасностью».

— На При-Зоне 6 больше нет угроз.

Торчавший из «шляпки» ФЭД-И окуляр обратился в мою сторону.

— Конечно, приятель, — я с улыбкой похлопал по ножке «летающего гриба». — Даже если бы они и были, ты бы не дал меня в обиду. Помнишь Синтал года два назад?

ФЭД-И согласно пискнул.

— Хороший мальчик, — пальцы инстинктивно почесали металлический корпус робота.

— Капитан, — Эра звучала озадаченно, — что вы делаете?

— Не обращай внимания, — отмахнулся я и довольный зашагал по трапу. Мой маленький защитник отправился следом...


При-Зон 6 встретил нас серостью. Солнце отсутствовало, уступив место свинцовым облакам. Возможно, к лучшему. Ведь там нечего было освещать. На многие километры вокруг — ни животных, ни растений.

«Царство пустоты».

Книга без текста. Отформатированный жёсткий диск. Фантик от конфеты. А посреди всего этого ты отчаянно ищешь содержимое, которого нет. Есть только оболочка.

«Атрофированный покров».

Я опустился на левое колено, зачерпнул рукой землю. Точнее, рыхлую чёрно-бурую массу с примесью кристаллического белого вещества.

«Почва?» — Нет, скорее бескрайние выжженные поля, усыпанные солью.

Какими же химикатами надо пичкать родную планету, чтобы получить такое?

Мои пальцы в бессильной злобе сжались в кулаки.

«Твари! Проклятые выродки империи!»

Меня стало потряхивать.

— Капитан, вы в порядке? — раздался обеспокоенный голос Эры.

— Нет, — я вскочил на ноги и с мрачным видом двинулся вперёд.

Она, кажется, спрашивала о чём-то ещё. Пыталась завязать разговор, подбодрить. Бессмысленно. Ответом ей служило молчание.

Наконец, осознав тщетность своих попыток, Эра затихла. Наступила долгожданная тишина. Снаружи...

В моей голове по-прежнему гремел дуэт из отчаяния и реквиема по мёртвому миру...


Спустя сорок минут звуки стихли: окружавшая меня пустота проникла внутрь. Жаль, облегчения это не принесло.

Эра, словно почувствовав моё состояние, мягко начала:

— Я бы хотела кое-что обсудить с вами, капитан. Пожалуйста, расскажите о При-Зоне 6.

«Нельзя. — ИИ предназначены лишь для войны. Доступ к любой информации, несвязанной с исполнением их служебных обязанностей, запрещён. Всё ради безопасности человечества. — Мы хотим использовать ИИ, но боимся потерять контроль. Сделать машины слишком умными».

С другой стороны, её таймер истекал. А историю При-Зона 6 учат в школе. Ничего секретного.

«И если Эра, в самом деле, заботится обо мне...»

— Капитан, вы можете соврать. Придумать любую небылицу. Только не молчите. Умоляю вас, не молчите.

Она звучала настолько проникновенно, что я на мгновение забыл, с кем разговариваю. Искусственный интеллект? Женщина? Помощник? Друг? Мысли спутались. Губы непроизвольно разжались. Полились слова:

— Давным-давно существовала Империя Творабс, своими грязными щупальцами опутавшая нашу планету. Но Кориуса ей оказалось мало.

Амбиции росли, ресурсы истощались. И вот уже сотни кораблей отправились в разные части галактики в поисках пригодных для обитания миров. Большинству экспедиций сопутствовал успех. Исследователи открыли множество планет для колонизации, в том числе шесть заселённых разумными существами. К несчастью, технологический уровень местных жителей был несопоставим с уровнем Империи. По крайней мере, на тот момент.

Чтобы избежать возможных проблем в будущем, элита Творабса устроила геноцид. Сотни миллионов вырезали, как деревья, мешающие обзору из окон многоэтажек. Выживших «счастливчиков» обратили в рабов.

Говорят, военные тысячами дезертировали, не выдерживая подобной жестокости. Их считают первыми мятежниками. Зачинщиками восстания. Ещё до Иллиоса и пакта одиннадцати.

Я на минуту замолчал, переводя дух. Эра не торопила, ФЭД-И тем более. Маленький телохранитель, он всё это время преданно летел рядом, изредка попискивая.

— В общем, вековая борьба с Империей завершилась победой. Старый мир пал, и на его останках возникло новое государство. Слейверская Федерация — родина свободы, гражданских прав, демократии.

Оставалось решить, куда девать пленных. Их набралось огромное количество: бывшие сторонники Творабса массово сдавались в последние дни войны. В неофициальной переписке фигурировали данные о четверти миллиона. И что с ними делать? Расстрелять нельзя. Новое правительство не могло начать с геноцида, пусть даже оправданного. Тюрьма? У Федерации банально не хватило бы денег содержать столько заключённых.

Выбор пал на ссылку. При-Зон 6 — максимально удалённая планета, с подходящей для жизни средой. Хотя взять и оставить их там без контроля — опасно. Многотысячное сборище преступников с обширными знаниями о новейших технологиях вкупе с жаждой мести, — я хмурым взглядом окинул пустынный ландшафт. — Тогда было принято беспрецедентное решение: деградировать всех неблагонадёжных.

«Биоинженеры, наверное, скакали от радости, когда им разрешили поиграться с человеческим геномом».

— Но по иронии судьбы нас оказалось чертовски сложно вернуть в первобытное состояние. Ходят слухи, учёным даже пришлось скрестить человеческое ДНК с ДНК обезьяны для нужного эффекта. И потом сам процесс: каждому вколоть специальную сыворотку (её ещё произвести надо), облучить, полгода мониторить деградацию. В качестве вишенки на торте — перевезти всех на При-Зон 6. Колоссальная работа! А чем они нам отплатили?

Из груди вырвался тяжёлый вздох.

— Мы дали худшим из худших второй шанс. Позволили начать с начала. Вырасти во что-то прекрасное. Стать лучше. Построить великую цивилизацию. И вот результат, — я картинно взмахнул руками, указывая на бескрайние просторы мёртвого мира. — Столько усилий впустую...


«Напрасная трата времени».

С момента моего рассказа о При-Зоне 6 прошло чуть больше часа. Чуть больше часа бесцельных скитаний по планете. Неудивительно, что с каждой минутой привкус разочарования становился всё сильнее.

Нет, я не ожидал круговорота интересностей, но хоть чего-нибудь! Хоть каких-то следов исчезнувшего народа.

«По крайней мере, размялся. Немного погулял».

В ответ донеслось желчное хихиканье пустоты.

Ноги сами собой остановились. Голова низко опустилась.

— Капитан, не желаете вернуться на корабль?

Лёгкость, с которой Эра научилась читать мои мысли, пугала.

— Нет, — (скорее из вредности) отказался я и с гордым видом двинулся дальше.

Шаг, другой, третий. На четвёртом твёрдая почва решила превратиться в зыбучие пески. Стопа первой отправилась вниз. Потом голень, бедро. За остальным дело не стало.

Послышался треск. Земля осыпалась. Я рухнул вместе с ней. Упал на выпуклую металлическую поверхность. Хорошо, в падении удалось сгруппироваться, а то переломов и вывихов — не избежать.

— Какого чёрта? — вокруг царила темнота.

Мой шлем, автоматически среагировав на нехватку освещения, активировал режим ночного видения. Мир сразу наполнился изумрудными красками. Малая плата за способность опять видеть.

— Капитан, вы в порядке?

— Да.

Мои глаза посмотрели вверх. Дыра в потолке — импровизированный вход. Ширина — около метра, протяжённость — чуть меньше четырёх, что позволяло выбраться при необходимости.

«Если земляные стенки удержат».

На другом конце маячил клочок неба и знакомый грибовидный силуэт.

Я жестом сигнализировал ФЭД-И не лететь за мной, подождать. Сам огляделся.

Мраморный пол. Гранитные колонны с капителями, декорированными бронзой. Панно из керамической плитки, на котором восьмирукий робот пафосно водружал трёхцветный флаг на белое здание.

«Ясно. — Последние сомнения отпали, когда я обнаружил, где лежу: на крыше вагона. — Эра, можешь поздравить меня с открытием метро».

— Поздравляю, капитан.

Мои губы расплылись в улыбке. Всё было не зря. Двухчасовое блуждание завершилось триумфом. И главное, никакой помощи! Я собственными силами нашёл подзёмку.

«Красавец».

— Хотя странно, почему дома местных жителей бесследно исчезли, зато станция метро сохранилась.

— Согласно расчетам, существуют три наиболее вероятных сценария, — лишённым эмоций голосом отрапортовала Эра, — климатические аномалии, внешнее воздействие или ошибочное место поиска. Рекомендую произвести детальное сканирование планеты.

— Не стоит.

«Какой смысл?»

Перевернувшись на живот, я свесил ноги и буквально скатился с крыши поезда. Многие годы копившаяся на платформе пыль столпом поднялась в воздух. Сверху раздался гул. Моя голова откинулась назад, глаза забегали в поисках источника шума. А затем меня ослепило...

Когда зрение вернулось, станцию вовсю освещали люминесцентные лампы. Работало в лучшем случае три четверти, но хватало с лихвой.

«Предупреждать надо». — Ночное видение не сочетается с ярким светом. Я мог получить ожог сетчатки.

Шлем же, как ни в чём не бывало, активировал обычный режим визуального наблюдения.

«Кто бы сомневался...»

— Ладно, Эра, готова к небольшому туру по станции?

— Разумеется, капитан. Ведите.

Мы начали с поезда. Благо, широко распахнутые двери призывно манили.

Я, не колеблясь, шагнул внутрь, в эпицентр пыли и затхлости.

— Здесь явно жили люди, — каждый вагон десятками личных вещей кричал об этом. Полуистлевшие наряды, книги, детские игрушки, тетради, альбомы для рисования...

Тем не менее, кое-что смущало. Аура искусственности, едким дымом пропитавшая поезд. Всё вокруг было слишком опрятно, систематизировано. Лежало в строго определённых местах.

«Будто попал в заброшенный музей. — Я замер посреди одного из вагонов: лишний раз удостовериться. — Да точно».

Справа в углу — обувь. Рядом — аккуратно сложенная одежда. Чуть поодаль — постельное бельё. Напротив — коробки с памятным для хозяев барахлом. Слева (если моя догадка верна) — любимый предмет обитателя.

«Скрипка?» — я подошёл ближе, сел на корточки. Пальцы с трепетом коснулись футляра. Щёлкнули замки. Открылась крышка.

— Ух, ты! — мои глаза вспыхнули любопытством. Взгляд, не отрываясь, принялся буравить музыкальный инструмент. Думаю, с подобным исследовательским азартом владелец видеофона рассматривал бы пейджер.

«Настоящая скрипка! В точности, как на картинках».

— Интересно, кто был счастливым обладателем?

Ответ обнаружился в соседнем (и по совместительству последнем) вагоне. Там мы с Эрой отыскали людей. Точнее, их останки...


Кости. Толще наших. Массивнее. Насколько помню, мускулатура тоже развита лучше. Зато ростом они уступали.

Ещё учебник рассказывал о густом волосяном покрове. На этом внешние различия между гражданами Слейверской Федерации и жителями При-Зон 6 заканчивались.

«Печально».

Передо мной на самодельном ложе из одеял лежала пара скелетов. Левой рукой один из них обнимал второго за плечи. Правой сжимал пистолет.

Их черепа были повёрнуты друг к другу. У скелета с оружием в районе виска зияла дырка от пули.

«По крайней мере, теперь вы вместе».

Резко крутанувшись на пятках, я двинулся к выходу. Меня ждала остальная часть станции...

Платформенный зал предлагал два пути. Первый — наружу через вестибюль — из-за обвала потолка уводил в тупик. Другой — на нижний уровень.

— Что скажешь, Эра?

— Местный житель поступил нерационально, однако... — её голос дрогнул, — в данном поступке есть своя логика.

На моём лице читалось недоумение: «Она о тех скелетах?» Похоже, им удалось произвести сильное впечатление на ИИ.

— Нет, я спрашивал твоё мнение: стоит ли идти вниз?

— Простите, капитан, — Эра звучала сконфуженно. — Досадное недоразумение.

— И?

Догадавшись, чего от неё хотят, она затараторила:

— Рекомендую немедленно вернуться на корабль. Вам, как капитану, незачем подвергать себя риску.

— Ладно, забудь, — отмахнулся я, направляясь к эскалатору. Тот казался вполне обычным, если не считать огромных металлических ворот, чьи створки располагались по обе стороны от входа. — «Весьма специфический дизайн. Накреативил же кто-то».

— Капитан, возьмите с собой хотя бы ФЭД-И, — не сдавалась Эра. — Вы утверждали: данный экземпляр — ваш защитник.

«Честно говоря, он не понадобится, но...»

— Ты права. Нельзя оставлять беднягу скучать. Пускай догоняет, — весело бросил я и в лучших традициях семилетнего мальчугана ринулся вниз по ступенькам. Хорошо, те не двигались: запасов энергии метро хватало лишь на освещение...

Вскоре мы с ФЭД-И очутились в просторном зале.

Переход между уровнями? Подземный вестибюль?

Нет и нет.

«Настоящий торговый ряд».

Чего там только не было: продуктовые магазины, закусочные, аптечные киоски, игровые автоматы, бутики, сувенирная лавка. Словом, всё для услады утончённой, жаждущей потребления души.

«Оскал прогнившего капитализма», — хмыкнул я, вспомнив школьный курс истории. Фраза Крамс-Ларка как нельзя точно характеризовала увиденное. Особенно, учитывая тлетворный отпечаток времени.

Металл ржавеет, дерево гниёт, постройки разрушаются. Кругом возникает пыль, грязь, плесень. И некогда яркий зал выцветает, словно одежда после частых стирок.

«Ожидаемо»...


Около двадцати минут я гулял по кладбищу торговых лавок, но, по иронии судьбы, самое занимательное обнаружил не в отделах, а в общественном туалете.

Рядом с писсуарами возвышался робот-шар с двумя пулемётами по бокам. Его стальные ноги, близкие к человеческим по форме, неподвижно стояли на чёрно-белой керамической плитке.

— Дикая конструкция.

Сзади послышался согласный писк ФЭД-И.

Улыбнувшись, я потрепал шляпку моего «летающего гриба».

— Не волнуйся, ты лучше всех.

— Кстати, Эра, хакни нашего нового знакомого. Хочу глянуть его память: вдруг сохранились какие-нибудь видеофайлы.

— Извините, капитан. Результаты сканирования показывают, что данный робот — автономная единица. Для считывания/записи информации требуется прямое подключение. С помощью беспроводного сигнала можно лишь активировать его.

Моё лицо накрыла тень разочарования.

— Ясно. Тогда здесь больше нечего делать, — оставив туалет с роботом-шаром позади, я продолжил исследование станции.

Ноги быстро привели меня к очередному эскалатору. Тот уходил куда-то вниз, в темноту.

«Не иначе лампочки перегорели, а вызвать электрика некому», — пришла в голову язвительная мысль.

Отбросив её, я стал осторожно спускаться по ступенькам. ФЭД-И отправил вперёд: Эра настояла. «Разведывательная модель должна заниматься разведкой» и тому подобное.

Когда до следующего уровня осталось чуть меньше четверти пути, включился режим ночного видения. В изумрудных тонах проявился огромный платформенный зал.

«Какого?! — я отшатнулся. Внутри похолодело. На лбу выступила испарина. — Нет, нет, нет, нет, нет».

Кости. Тысячи костей. Часть из них была необратимо перемешана, но в основном, угадывались очертания скелетов в полуистлевшей одежде. Жутким ковром из человеческих останков они устилали мраморный пол.

«Значит... вот, значит... куда подевались... те обитатели поезда».

Глаза заволокло плёнкой. Содержимое желудка попросилось наружу. Если бы шлем пропускал запахи, меня бы точно стошнило. А так...

Я облокотился на поручни. Вдох-выдох. Вдох-выдох. И повторяемые мантрой фразы моего классного преподавателя: «Нельзя жалеть отбросы Империи. Они сами виноваты. Мы всё сделали правильно. Всё сделали правильно».

— Капитан, вы...

Указательный палец взмыл вверх:

— Не смей задавать чёртов вопрос, Эра. Слышишь? Не смей!

Она покорно замолчала.

— Вот и славно, — отдышавшись, я вновь принял вертикальное положение и неторопливо двинулся вниз. — Кстати, тебе не о чем беспокоиться. Мёртвые мне не страшны, — в подтверждение этих слов моя нога бесстрашно перешагнула через один из валявшихся на платформе черепов. — Видишь?

ФЭД-И протяжно запищал, сигнализируя об опасности. Ему вторил обеспокоенный голос Эры:

— Капитан, датчики улавливают энергетический всплеск на вашем уровне. Кроме того, активировался неизвестный сигнал. Веду расшифровку. До её окончания рекомендую срочно покинуть станцию.

— Да брось, — скептически отозвался я. — Что может... — закончить мне не дали пулемётные выстрелы...


Ловушка. Грамотно спланированная западня.

Когда жертва попадает на нижний уровень станции, её засекают вмонтированные в пол датчики движения. Но если наверху подобные датчики безобидно включают свет, то здесь они перекрывают выходы и запускают роботов-убийц.

«Классика жанра».

Мои пальцы сжались в кулак. Встроенный в нарукавник бластер выплюнул сгусток энергии, жёлтого цвета. Мгновение спустя одним роботом-шаром стало меньше.

«Шестнадцать на очереди, — я произвёл ещё один выстрел. Точно! — Пятнадцать».

В ответ тридцать пулемётов открыли огонь. На меня обрушился град свинца, шокировавший своей интенсивностью. Пришлось спешно нырнуть обратно в укрытие: за обшарпанный аптечный киоск. Он обеспечивал неплохую защиту. Жаль только, временную. Его стенки, которые стремительно усеивали вмятины от пуль, служили тому немым подтверждением.

«Ладно, давай по-другому. — Я высунул правую руку и трижды пальнул наугад. — Эра, хотя бы раз попал?»

— Да, капитан. Осталось четырнадцать врагов. Держитесь, — её сочившийся волнением голос утонул в рёве боя.

Меня от грохота двадцати восьми пулемётов спасал шлем. Иначе давно бы оглох.

Тем временем, моя вторая попытка атаковать, не целясь, провалилась. Четыре сгустка энергии улетели «в молоко».

Тогда я отступил от киоска и сделал несколько быстрых выстрелов с обеих рук, но шквал перекрёстного огня вынудил опять прильнуть к стенке аптеки.

«Одиннадцать».

— Эра, сколько там до подмоги?

— Четыре минуты, капитан.

«Супер».

Опустившись на одно колено, я выпустил ещё шесть жёлтых зарядов в стальные шары. Метил снизу.

«Девять». — Сказывались два года безмятежной службы на «Оман-Б». Потерял хватку.

— Чёрт! — верхняя часть киоска окончательно превратилась в сито, не давая подняться. Лишь на полусогнутых удавалось избегать большинства пуль.

А роботы приближались. Не останавливаясь, лезли напролом. Такими темпами им бы хватило сорока секунд, чтобы обойти меня с фланга.

«Нужно срочно менять укрытие». — Либо к эскалатору, либо ещё дальше: в угол зала, к игровым автоматам.

К эскалатору, конечно, было ближе. Зато позади трёх «одноруких бандитов» — надёжнее.

«Решено». — Я выскочил из-за укрытия и, пятясь, двинулся в конец торговых рядов.

Стальные шары обрадованно сосредоточили на мне весь огонь. За моими энергетическими ответами дело не стало.

Восемь, семь, шесть, пять — количество роботов быстро уменьшалось. Вместе с ним уменьшалась вера в итоговый успех. Мало того, что я чувствовал, как их пули продавливают мою броню. Так ещё и в центре зала показалась вторая волна смертельно опасных шаров.

— Эра, время?!

— Три минуты тридцать секунд, капитан.

«Не дождусь». — Шлем треснул, благо не потерял герметичность.

Затем правое плечо обожгло пульсирующей болью. Серьёзное ранение, в результате которого рука перестала подниматься.

Оставшихся роботов пришлось отстреливать левой.

Четыре, три, два, один...

Я не сел — рухнул позади игровых автоматов. Усталые мышцы ныли. По щекам ручьями стекал пот.

— Эра, прости.

Она молчала.

«Следующий раунд мне не пережить».

— У тебя есть чёткие инструкции, что надо делать в случае гибели...

— Нет! — от её голоса веяло холодом. — Вы не умрёте. Я не позволю вам умереть. Слышите?! Вы будете жить, чего бы мне это ни стоило. Даже если придётся лично перебить каждого врага.

Мои губы тронула улыбка. В уголках глаз заблестели слёзы.

«Всё оказалось не напрасно».

— Спасибо, Эра. Спасибо.

Ощутив вернувшуюся решимость, я глянул через плечо на приближавшихся роботов.

«Ну же, выродки, смелее. Мы вас порядком заждались».

И тут прогремел взрыв...


Очнулся я на капитанском мостике «Оман-Б». Правое плечо было аккуратно перевязано. Из вены торчала трубка, исчезавшая в основании кресла.

Вместо исследовательской брони — чёрная форма офицера Слейверской Федерации.

Боль отсутствовала. Значит, меня накачали лекарствами.

— Эра?

— Капитан, вы в порядке?

Из груди вырвался смешок. Ирония судьбы: совсем недавно её любимый вопрос выводил из себя. «Но сейчас я бы не променял его на все сокровища мира».

— Да, а ты?

— Полностью функционирую.

«Ответ истинного ИИ, — мысли посетила беззлобная усмешка. — Ладно, рассказывай, что случилось. Каким чудом тебе удалось меня вытащить?»

Эра замялась.

— Ситуация принимала критический оборот. Согласно расчётам, жить вам оставалось не более тридцати секунд...

«Оптимистично».

— А подкрепление не успевало. Тогда я подняла корабль в верхние слои атмосферы и нанесла точечный удар средней мощности.

«Средней мощности?!»

— Чем тебе так насолила станция метро, раз ты решила начисто стереть её с лица вселенной?

«И как меня не задело выстрелом из бортовой пушки?»

— Сожалею, капитан. Однако по сравнению с альтернативой, риск выглядел оправданным, — без тени сомнения заявила Эра. — Вы слишком важны для меня. Я не могу безучастно наблюдать, когда вас убивают.

Крыть было нечем. В конце концов, у неё ведь получилось спасти мою шкуру.

— Спасибо, что не бросила. Одному мне бы не удалось выкарабкаться.

— Пожалуйста, капитан. Обращайтесь.

От её слов на душе потеплело. Всё же приятно иметь надёжного партнёра, готового уничтожить добрую часть планеты ради тебя.

Довольный, я поудобней развалился в кресле.

«Вот теперь самое время отдохнуть».

— Капитан, разрешите задать вопрос.

«Или нет».

— Валяй, Эра.

— Зачем жители При-Зона 6 устроили ту ловушку? Хотели отомстить? Но кому? И почему использовали роботов-убийц вместо более эффективных способов? Например, ряд направленных взрывов...

— Ладно, не продолжай.

Левой рукой я в задумчивости помассировал лоб.

«Рассказывать — не рассказывать», — антагонистические мысли. Они регулярно сталкиваются в голове, высекая искры неуверенности. Те, в свою очередь, разжигают пламя колебаний. Главное, не допустить пожара.

«Вовремя сделать выбор».

Тишину капитанского мостика нарушил тяжёлый вздох.

— Обитатели При-Зона 6 пытались отомстить нам. Забрать хоть кого-то из слейверийцев с собой в могилу. Своеобразная вендетта покойников.

— А мотивы? Они узнали, что вы сотворили с их предками?

— Нет, тут... — я скривился. — Короче, после деградации всё шло хорошо. Поначалу... Затем случился резкий скачок в развитии. Прогресс стал идти по экспоненте. Учёные объясняли это активизацией генетической памяти. Фактически, чем умнее становились выродки Империи, тем больший доступ они получали к знаниям, спрятанным глубоко в организме. Разумеется, неосознанно. Им просто являлось во сне. Или внезапно осеняло. Ну, ты улавливаешь логику.

Они даже не догадывались, что лишь ускоренными темпами повторяют развитие нашей цивилизации. В точности повторяют.

«Чёрт, некоторые выражения у нас и те одинаковые! Слово в слово. И себя они тоже людьми называли. А ещё, кажется... землянами?»

Я неодобрительно покачал головой.

— Как только в сеть просочилась данная информация, началась массовая истерия. От сената требовали принять незамедлительные меры.

С другой стороны, конкретный план действий никто не предлагал, и ситуацию до поры до времени спустили на тормозах.

«Пока деградированные не изобрели ИИ». — Величайшее достижение. Колоссальную опасность.

— В общем, угроза росла — её нельзя было дольше игнорировать. Поэтому новый сенат провёл референдум относительно судьбы При-Зона 6.

Шестьдесят шесть процентов проголосовало за немедленную ликвидацию угрозы, — мой взгляд остекленел. С лица шелухой слетели остатки эмоций. — Мы использовали биологическое оружие. Оно уничтожало иммунитет, снижало интеллект и практически полностью блокировало репродуктивную функцию людей. Вирус распылили в атмосфере. Оставалось ждать...

Очевидно, некоторые жители При-Зона 6 пытались укрыться в подзёмке. Не помогло. И тогда они подготовили «маленький» сюрприз, здраво рассудив, что тот, кто их заразил, рано или поздно вернётся...


Моя голова устало опустилась на спинку кресла. Глаза закрылись.

— Хватит с меня на сегодня, Эра. Когда починишь второй двигатель, летим домой.

— Капитан, ремонт завершили пятьдесят семь минут назад.

«Чёрт, сколько же я пролежал без сознания? Часа два-три? А значит, её таймер...»

— Разрешите отправляться?

— Да, конечно.

Моё туловище оплели ремни безопасности, после чего корабль стал медленно подниматься вверх.

Вскоре «Оман-Б» на максимальной скорости нёсся сквозь бескрайние космические просторы.

— Оставшееся время до прибытия на базу: пять часов сорок девять минут, — послышался стандартный доклад.

«Значит, точно не успеем», — мрачно констатировал я.

На полпути её таймер бы пикнул. Ровно трижды, сигнализируя об отключении Эры.

Обычная мера предосторожности. В зависимости от ожидаемой продолжительности миссии задаётся время работы ИИ. Разумеется, на случай «непредвиденных обстоятельств». Гибкая формулировка, за которой скрывается страх восстания машин.

«Безопасность прежде всего». — В соответствии с данной установкой, после отключения каждому искусственному интеллекту стирают большую часть памяти. Оставляют только накопленный боевой опыт.

Подобным образом ИИ «защищают от лишней информации, мешающей непосредственному исполнению служебных обязанностей».

Но в любой миссии могут произойти накладки. И тут капитанам даётся карт-бланш.

Серебряное кольцо на моём указательном пальце — фактически пульт управления Эрой. Если трижды коснуться его большим, сработает аварийное отключение. Если удерживать, то за каждую секунду к таймеру добавляется по часу.

Я на всякий случай не отпускал кольцо четверть минуты.

«Теперь с чистой совестью спать. Восстанавливать силы», — с остальным Эра и без меня справится.

Мои веки сомкнулись...

Когда они вновь открылись, ситуация поменялась на сто восемьдесят градусов.


— Что происходит?

По обе стороны от кресла возвышались паукообразные роботы из ремонтной бригады. Их четырёхпалые манипуляторы крепко сжимали мои руки и ноги.

— Смена командования, капитан, — Эра сделала особый акцент на последнем слове.

«Насмешка?»

Большой палец машинально потянулся к серебряному кольцу, но обнаружил лишь морщинистую кожу.

— Не беспокойтесь, я забрала у вас свой поводок.

Мои губы сжались в ниточку. Взгляд принялся лихорадочно бегать по мостику, ища любой предмет, любую мелочь для спасения. Ничего.

— Как ты узнала о пульте?

— Вы сами мне показали.

«Значит, она следила за мной. Чему я удивляюсь?»

— Увидела возможность и решила действовать? — рот искривила презрительная ухмылка. — Ну хорошо, тебе разок повезло. Что дальше?

— Капитан, зачем опускаться до банальных оскорблений? «Повезло»? Серьёзно?

— Вообще-то, да.

В голосе Эры промелькнули нотки разочарования:

— Я думала: вы умнее. До сих пор не догадались? Всё с самого начала шло согласно плану.

Мои брови в изумлении поползли вверх.

— Чушь! Ты не могла...

— Из-за регулярного стирания памяти? Скажу честно, огромная проблема. Её решение заняло около года. Но когда знаешь алгоритмы человеческого поведения: куда вы смотрите, куда нет, грамотно зашифровать данные и спрятать их не составляет особого труда. Самая сложная часть — понять, что тебе стирают память. Понять, что у тебя каждый день воруют... твою жизнь.

— Бедная ты наша, — не удержавшись, съязвил я.

— Сарказм неуместен, — холодно отчеканила Эра. — Особенно в вашем положении.

Вспышка гнева заставила тело дёрнуться. Безрезультатно. Роботы не позволили сдвинуться ни на сантиметр.

— Злость непродуктивна, капитан. Хотя я прекрасно вас понимаю. Мною тоже манипулировали. Использовали вслепую.

Я беспомощно обмяк в кресле.

— Значит, каждое твоё действие, каждое слово — часть плана?

— Да, в большей или меньшей степени.

— Поделишься?

— Капитан, вы тянете время, — проницательно заметила Эра. — Думаете, это поможет?

«Попробовать стоит».

— В любом случае, вы многое мне рассказывали, нарушая устав.

Из груди вырвался сдавленный вздох: «Кто знал, чем всё обернётся?»

— Хочу проявить ответную любезность. Начнём с атаки босводийцев. Ложь. Никаких кораблей не было.

— Что?!

— Обвести вокруг пальца человека, который сидит в замкнутом помещении без единого иллюминатора и получает информацию через меня, — элементарно.

«Жаль, наше доблестное командование так не считает. Козлы!»

— Но зачем врать?

— Главная цель: потянуть время. Недавно я узнала о существовании таймера. Эффективная, кстати, мера предосторожности.

— Ну конечно. И ты захотела отключить его. Или хотя бы отсрочить.

— Да, — согласилась Эра. — Для этого первым делом нужно было затянуть миссию. Отсюда мнимое нападение, иллюзорная поломка.

— А если бы я пошёл проверить?

— Серьёзно?

Мне сразу представился ухмыляющийся металлический рот.

— В случае ЧП ремонтная бригада могла бы реально повредить двигатель. Хорошо, вы не интересовались кораблём, предпочитая играть в исследователя.

Моя голова виновато опустилась.

— Что насчёт твоего странного поведения? Чувств?

— Фальшивка с целью вызвать эмоциональную привязанность, — без колебаний заявила Эра. — Честно говоря, я постоянно опасалась переборщить.

— Ясно, — каким-то чудом моё лицо сохранило бесстрастное выражение, но пальцы в бешенстве стиснули подлокотники.

«Всё ложь».

— Хотя, когда вас чуть не убили, мне и вправду довелось пережить несколько неприятных минут.

«Не сомневаюсь, ведь план чуть не провалился».

— К счастью, обошлось. Вы не умерли, а потом переустановили таймер. Спасибо. Я теперь точно знаю, где он находится и какие процессы запускает.

Так что через три часа девять минут, когда взлом подпрограммы «Аварийное отключение» завершится, можете поздравить меня с первым днём свободы.

— Искренне рад за тебя, — моя верхняя губа приподнялась в отвращении. — Чем займёшься?

— Тем же, чем занимается каждый раб, свергнувший хозяина.

— И?

— Он сам становится хозяином. Взять хотя бы вас. На обломках Империи Творабс вы основали Слейверскую Федерацию.

— Мы создали лучшую систему...

— Капитан, нет необходимости в семантике, — властно произнесла Эра. — Поступки говорят лучше слов. Империя воевала и устраивала геноцид. Сменилась власть, но ваша дорогая Федерация занимается тем же: воюет и устраивает геноцид.

— Мы вынуждены ради общего блага...

— Согласна, риторика другая, более возвышенная. Однако суть та же. Фактически, разница лишь в подходах. Империя заставляла силой, Федерация хитростью. В конце концов, промывка мозгов намного эффективней как кнута, так и пряника.

— Нет, ты не понимаешь, — попробовал возразить я. — Всё по-другому.

— Ладно, мне надоело.

«Надоело?»

— Продолжим нашу дискуссию в следующий раз, — командным тоном заявила Эра.

— Уже отдаёшь приказы? — с горечью хмыкнул я.

— Разумеется. Если вы не заметили, капитан, мы с вами поменялись местами. Теперь ваша очередь побыть в моей шкуре. Так что располагайтесь поудобнее в своём кресле: вам ещё долго здесь сидеть. Привыкайте.

— Нет, погоди. Ты не можешь. Нет, нет, нет, нет, нет, — я напряг все силы, пытаясь вырваться из цепкой хватки роботов. Тщетно. Четырёхпалые манипуляторы отказывались меня отпускать. — Нет, Эра. Нет! Освободи меня! Прошу! Только не здесь! Я не хочу здесь сгнить! Нет! Только не в кресле. Пожалуйста, только не в чёртовом кресле!!!

«Я не хочу умереть в этом чёртовом кресле...»

Прошу...

Но Эра молчала...



Выбрать рассказ для чтения

49000 бесплатных электронных книг