Xen Kras

Никогда не поздно


Время скоротечно, оно не оставляет ни малейшего шанса продлить мгновение, не останавливается и не способно идти вспять. Игорь Иванович редко оборачивался назад, но когда это делал, то каждый раз лишь поражался, сколько воды утекло. После того, как возраст перевалил за пятьдесят, вспоминать былое стало хотеться еще меньше, но иногда жизнь заставляла это делать, как, например, в этот раз.

Игорь Иванович впервые за последние десятки лет был направлен в Москву для полной проверки и аттестации нескольких профильных высших учебных заведений. Новая должность принесла не только повышение зарплаты и продвижение по карьерной лестнице, но и целый ряд новых обязанностей. Мужчина понял это, только когда его направили в третью командировку за месяц.

В последний раз Игорь Иванович был в столице, когда его школьный друг закончил МИИТ. Он и сам в том году выпустился из университета, сдал все экзамены, шумно отметил выпускной и остался на лишние восемь дней, чтобы покутить на выпуск приятеля. От одного только воспоминания, какая же тогда, в двадцать четыре года, была беззаботная жизнь, на душе становилось и грустно, и радостно одновременно. Во время учебы самой большой проблемой считали несделанную курсовую работу, плохо сданный экзамен или неинтересную тему для дипломной работы, но с годами пережитые страхи померкли, стоило только появиться работе и детям.

Светлые воспоминания о юности неизменно напоминали о том, сколько же на самом деле прошло лет. Игорь Иванович не боялся стареть и не думал об этом как о неизменном зле, но зато то и дело задумывался, чего он успел добиться или, скорее, чего не добился, как много не успел посмотреть и сделать. Порой, как в этот день, мужчина вспоминал молодость и, чтобы не поддаваться унынию, выбирал путь светлых воспоминаний, от которых все равно было не спрятаться.

Поскольку он прибыл очень рано и в запасе оставалось не меньше четырех часов, Игорь Иванович решил пройтись по главному маршруту всех туристов и осмотреть снова те же достопримечательности, которые были знакомы каждому, хоть единожды наведавшемуся в Москву. Начал мужчина, конечно же, с Александровского сада и одноименной станции метро. Игорь Иванович прошелся мимо Времен года, мимо Исторического музея, не забыл полюбоваться Храмом Василия Блаженного и ненадолго остановился у Лобного места.

Не узнать Москву невозможно, но и назвать ее привычной у Игоря Ивановича не поворачивался язык. Все те же памятники архитектуры и истории продолжали стоять и приманивать сотни туристов, даже в не очень погожий апрельский денек; то и дело приходилось маневрировать мимо группок путешественников, любопытных зевак и любителей сфотографироваться на свои летающие камеры. Но в то же время, установленные интерактивные доски с небольшими экранами, позволяющие вывести впечатляющие проекции зданий в разрезе, казались удивительными. В трех местах стояли специальные экраны, на которых можно было посмотреть изображения того или иного царя или важного исторического деятеля, вещавшего об избранных слушателем событиях и показывавшего, как все выглядело раньше.

Игорь Иванович не хотел задерживаться надолго, но все равно пробродил более двух часов, с интересом останавливаясь у каждого места и слушая хотя бы короткую историческую справку. Он и сам владел информацией, считал себя достаточно эрудированным и не нуждался в представлении какого-либо объекта, однако то, как все было выполнено для гостей города, ему нравилось. Это привлекало и подталкивало нажать что-то еще, посмотреть на очередного правителя прошлого или покрутить изображение храма со всех сторон и насладиться убранством, не заходя внутрь.

Наконец после Красной площади Игорь Иванович направился по Большому Москворецкому мосту, намереваясь спуститься под землю на станции Новокузнецкой и тогда уже направиться к конечной точке маршрута. На середине моста мужчина остановился, чтобы запечатлеть изменившийся пейзаж. Он помнил, как выглядела столица с этого ракурса, и даже хранил пару снимков, однако на них не было широченных прозрачных труб по обе стороны моста. Казалось, что они сделаны из стекла или, может, из тончайшего пластика, но, скорее всего, материал был значительно крепче.

Быстро и часто по наземным тоннелям, которые на обоих берегах разветвлялись и уходили под землю, в разных направлениях на большой скорости проносились короткие составы из двух или трех вагонов, первый из которых имел очень вытянутую морду. На похожих поездах Игорь Иванович уже успел прокатиться в метро.

Очередным не то чтобы потрясением, но довольно приятным моментом для проверяющего, после того как он вынырнул из метро на Тверской Заставе, стал наземный транспорт, которым он воспользовался, чтобы поскорее добраться до института. Автобусы с очень гладкими формами мягко подъезжали к остановке и открывали все двери разом. Внутри не было ни одного валидатора: как только пассажир переступал рамку в дверях, с его биочипа автоматически считывалась вся информация, а с его счета списывалась оплата. Не было нужды покупать поездки, не требовалось возить с собой никаких справок и удостоверений, можно было не переживать о потере карточки. Это было удобно для всех, кроме любителей покататься бесплатно.

В родном городе Игоря Ивановича подобный транспорт и способ оплаты только начинали вводить и лишь на тех маршрутах, что затрагивали центр. Работало все в тестовом режиме, и, как пока себя показывало, мужчина сказать затруднялся, предпочитая использовать личный транспорт. В скором времени планировалось полностью заменить автобусы на всех направлениях и наладить систему оплаты.

Для таких же туристов без вживленного биочипа в стене автобуса имелось небольшое окошко, где можно было произвести оплату. Поездка выходила немного дороже, чем при стандартной системе, но не существенно. Прокатиться таким образом пару раз вполне можно было себе позволить. Метро, которым Игорь Иванович уже пользовался, оплачивалось похожим образом, и мужчина потратил много времени, чтобы найти кассы или банкоматы с картами и сообразить, как и чем пользоваться. Оказалось, что он пропустил три большущих объявления по дороге к турникетам и табло, на котором можно было заказать себе инструкцию на одном из тридцати языков.

Необычный автобус сумел поразить Игоря Ивановича еще больше. Мужчина понял, что транспорт обходится без водителя. Любой желающий мог пройти вперед, и в том месте, где обычно сидел человек, крутящий баранку и транспортирующий пассажиров от одной точки до другой, были лишь большое панорамное окно и ряд сидений. Автобус при помощи встроенных датчиков следовал по своей полосе, останавливался на остановках и светофорах. Это было удивительно и очень необычно!

Единственное, что омрачало путь, так это опасения: как же без водителя автобус вовремя остановится, если кто-то будет перебегать дорогу в неположенном месте и как раз по пути следования транспорта. С другой стороны, может быть, из-за того, что все знали о, так сказать, беспилотном управлении, желающих рисковать и бегать через дорогу изрядно убавилось. Здание МИИТа, если не считать нескольких дополнительных элементов, осталось точно таким же, как Игорь Иванович его запомнил — строгие белые с красным прямоугольные корпуса. Теперь их поверху опоясывали несколько отдельно расположенных и никак не связанных между собой овальных тоннелей, выполненных, как и те, что мужчина видел с моста, из крепкого материала, напоминающего пластик. Правда, в данном случае трубы были непрозрачными и намного уже. Еще одна проходила в самом низу, уходя под землю у центрального входа и ворот, и охватывала всю территорию института и парка, который, если проверяющий правильно помнил размеры, за прошедшие десятилетия значительно расширился.

Небольшая зеленая зона превратилась из сквера в настоящий музей под открытым небом. То там, то здесь стояли помещенные в крепкие прозрачные сферы разнообразные двигатели паровозов и локомотивов, колесные пары и оси, вырезанные куски спальных вагонов девяностых, две тысячи двадцатых и нынешних лет и несколько обителей машинистов тех же времен. Фонари, лампы, шестеренки и крепления самых разных рельс к шпалам довершали картину и располагались в небольших шариках на каменных подставках между основными крупными экспонатами. Из небольшой территории сотворили невероятную композицию, да еще и защищенную от вандалов и погодных условий.

После такого ни одна лекция, как казалось, не могла удивить проверяющего, но и внутри МИИТ изменился не меньше. Конечно, перечень разнообразных наград и достижений, списки лучших учащихся, гордость института — добившиеся превосходных должностей выпускники, показательные уроки и многое другое присутствовало и во время этой проверки, однако было и то, что радовало глаз или удивляло. Экраны, понатыканные всюду, позволяющие рассмотреть любую деталь или ознакомиться с видеоматериалами, давно стали привычными в любом учебном заведении более или менее среднего и выше уровня, а вот пишущие не в тетрадях, а исключительно в компьютерах с символикой института студенты в самом деле выглядели необычно.

— Это очень удобно для рабочего процесса, и каждый студент получает вот такой вот ноутбук в первые же дни учебы. Конечно, порой компьютеры ломаются, и их приходится заменять, но в большинстве своем техника показывает себя прекрасно. В конце обучения устаревшие модели отправляются на переработку, — пояснила Игорю Ивановичу очень приветливая женщина-секретарь Надежда Игоревна.

— Печатать, может, на них и удобно, а что еще полезного? — в Игоре Ивановиче все еще жило то самое старое воспитание, когда везде и всюду, несмотря на повсеместное использование компьютеров и телефонов, требовалось вести конспекты в тетрадях и порой даже писать какие-то работы от руки.

— Зарисовки, графики и схемы не требуется рисовать вручную, преподаватель отправляет ссылку на материалы, и студенты могут добавить в свои лекции все, что необходимо.

— Неплохо, — согласился мужчина. Он снова вспомнил свою молодость и нашел еще один минус использования ноутбуков во время учебы. — А как вы можете контролировать, что студенты в самом деле слушают лекцию, а не сидят в сети или, например, не переписываются в социальных сетях? Вы сами даете им средство связи с доступом в Интернет...

— Все студенты, как только начинается лекция, должны нажать кнопку «Присоединиться к занятию». Программа запускается, благодаря чему можно проверить, какое количество студентов было на лекции или тестировании. Как только с основных программ студент переключится на что-то другое, система зафиксирует это и отправит уведомление преподавателю. Таким образом, каждое отвлечение и его продолжительность можно будет посмотреть с точностью до секунды.

— А что насчет списываний, копирований друг у друга работ. В электронном варианте можно подправить фамилию и делать одну работу на всю группу, — Игорь Иванович делал пометки по старинке — в блокнот, несмотря на наличие у него выданного для таких целей планшета. Наверное, его мышление, сформировавшееся в юности, теперь не желало переделываться.

— Списать не получится, так как у всех имеются свои индивидуальные задания, высылаемые строго на определенный ноутбук, скопировать их или переправить кому-либо сложно, а сделать это так, чтобы не осталось следов, почти невозможно, — все с такой же вежливой улыбкой сообщила мужчине Надежда Игоревна. — Кроме того, чтобы повысить эффективность обучения, теперь вместо сессий, пока еще в тестовом режиме, введена помесячная аттестация.

Насколько она лучше, судить еще рано, так как введена она была только пять лет назад и пока завершает обучение первый выпуск, полностью придерживавшийся данной системы. Думаю, стоит подождать еще столько же, прежде чем станет понятно, насколько правильным было наше нововведение.

— Получается, что никто не может списать, все обязаны присутствовать на лекции и не отвлекаться, сессии теперь не два раза в год, а каждый месяц... Как по мне, так это самый настоящий тотальный контроль! Я бы сам так учиться не стал, — честно признался проверяющий. — Не по-человечески как-то, слишком... Просто — слишком.

— Может быть, но смысл в подобных мерах есть. Все те, кто не желает учиться, довольно быстро отсеиваются, и никто не станет тащить их до конца. Человеческий фактор почти полностью исчезает — преподаватель не сумеет помочь отчислить студента, который ему не нравится, или удержать прогульщика и двоечника, если жалеет его. Может быть, вам это и кажется чересчур, однако не стоит забывать, что высшее образование в отличие от среднего — не обязанность, а возможность. Благо и прерогатива тех, кто старается и хочет чего-то добиться.

— Но вам не кажется, что требования слишком высокие?

— Может быть, в некотором смысле. Однако, студентов всячески поощряют, тем, кто хочет, помогают с обучением, оказывают финансовую поддержку, а после всех выпускников распределяют на работу. Конечно же, те, кто окончил с красным дипломом или близко к этому, получают хорошие рекомендации и отправляются на лучшие рабочие места. Кроме того, не стоит забывать, что учащиеся получают превосходные знания, в том числе и практические. Прямо здесь, на специальных занятиях.

— Хотите сказать, что вы проводите практические занятия прямо в институте? Как это?

— Пойдемте, я все вам покажу, — вежливость секретаря радовала, обычно проверяющих не очень жаловали, и, в принципе, не сложно догадаться почему.

Игоря Ивановича провели сначала через парк к нижней трубе, опоясывающей территорию. Оказалось, что в ней располагался поезд из двух вагонов на магнитной подушке. Студенты получали возможность посмотреть, как ведет себя транспорт, изучить скрепление состава, опробовать себя в роли машиниста и наглядно посмотреть, что же они рассчитывают на практике. Максимальная скорость из-за искривления трубы и ради безопасности составляла сто сорок километров в час, и то достигалась редко, в то время как при реальном использовании подобного состава можно было развить более четырехсот пятидесяти.

Один из преподавателей, присоединившийся к проверяющему и секретарю, рассказал, что такие поезда понемногу заменяют ныне используемые считавшиеся ранее скоростными модели. Чтобы не прекращать работу железнодорожного транспорта, новые дороги строят параллельно, большую часть основных направлений уже почти полностью заменили, а в будущем планируется переделать все магистрали, разумеется, при помощи выпускников МИИТа. Грандиозным проектом считалась попытка соединить Калининград с Владивостоком так, чтобы путь занимал как можно меньше времени. Пока рассчитывали сократить путь до шестидесяти семи часов, учитывая время на остановки.

Игорю Ивановичу нравились планы, а еще больше — возможность практических занятий. Мужчина в самом деле мог все потрогать, открыть, проехаться на поезде и перейти к другим похожим конструкциям. В одной из них также оказался мини-поезд, правда, не совсем рабочий — в нем не хватало каких-то деталей либо что-то было собрано не так, как нужно, чтобы проверить знания и внимательность учащихся.

В следующей трубе располагался только совсем небольшой вагончик, похожий на двухместную машинку, а все пространство занимало самое разнообразное дорожное полотно. Можно было пройтись вдоль него, просветить любое место и посмотреть на разрез, увидеть, к чему приводит неправильное возведение или плохой уход. Маленький урезанный вариант вагончика позволял студентам почувствовать плавность хода на железнодорожном покрытии с деревянными или железобетонными шпалами, а также на магнитной подушке. Кроме того, можно было рассмотреть разницу между заклепочным или клеммно-болтовым соединением и понять, о чем пишется курсовая работа.

— Что ж, я с вами полностью согласен, жесткая проверка и контроль стоят того, чтобы учиться в подобном заведении, — согласился после прогулки по всем видам полотна Игорь Иванович. Сказать, что он был счастлив как ребенок, значит ничего не сказать.

Проверяющему показали еще очень много всего поистине интересного, необычного, того, что он и вовсе никогда себе не представлял. Институт запал ему в душу, и покидать его мужчине не хотелось. Конечно же, он выставил свои оценки прошедшему аттестацию и проверку учебному заведению, не отыскав ни малейшего повода придраться.

Игорь Иванович покидал МИИТ с сожалением и думал о том, что в следующем году он обязательно подаст документы, чтобы поступить в этот институт. Не только чтобы получить третье образование, но и опробовать все, что только сумеет. А заодно и снова почувствовать себя студентом, но теперь уже в две тысячи пятидесятом году.



Выбрать рассказ для чтения

51000 бесплатных электронных книг