Анна Дербенева

Серверная звезда


Понедельник


— Охо-хо! Что это, Тимми?

— Я ТИМНИ.

— Плевать.

— Это серверная.

— Сэр.

— Это серверная, сэр.

— А какого черта это значит, Тимми?

— Нам крупно везет. Сэр. Это уже второй сервер, найденный за последние две недели, к тому же на одном континенте. Планета благосклонна к нам.

— Планета мертва, балбес. Даже когда на Земле гремела Четвертая Мировая, P-G-85 была давнехонько мертва. Так же, как и ты.

— Вы снова будете приводить аргументы о китайской комнате и тесте Тьюринга?

Майор убрал ручищи с клавиатуры, по которой осторожно тыкал пальцами-сосисками, и почесал старый боевой шрам на лице.

На исцарапанном экране тесного инженерного модуля светилось молодое веснушчатое лицо рыжего паренька — визуальный интерфейс Тематически Интерпретирующей Машины, Наделенной Интеллектом.

— Почему бы и нет, раз уж с них все пошло, Тимми. Фразы, заложенные в твою память, шаблонны и бессмысленны. Впрочем, сейчас нет времени унижать тебя. — Майор зевнул, краем глаза наблюдая за копированием данных. — Этот новый сервер. Что скажешь?

— Сервер-лезвие, кастомные шасси в порядке на семьдесят девять процентов, сегменты универсальные дублирующие. Мы сможем извлечь информацию через тридцать секунд путем обычной перегонки шифра. Данные по аналогии с первым сервером — о проведенных исследованиях и испытаниях опытных образцов вооружения.

— А как насчет третьего? — Майор нетерпеливо постучал по оплавленной давним взрывом столешнице и поднялся с подобия кресла: пластик с конструкции почти весь слез и длинными черными нитями касался пола.

— Есть вероятные координаты, подобный нашему модуль с сигнатурами «Чертовой Дюжины» обнаружен в горах. Удаленность такая же, около пяти километров.

— Что ж, нам, похоже, везет!

— Рад, что вы так считаете.

— Это сарказм? Смотри у меня, Тимми.

— Так точно. Сэр.

— Сообщи группе, что мы выезжаем немедленно. И приготовь снегоход.

Ответа не последовало — похоже, рыжий болванчик совсем распоясался. Однако через пару минут в модуле показались Каплан и Салли Раст. Майор посмотрел на них с некоторой тоской. Дела с поиском серверов шли бойко, а вот приложиться к любимому Талламор Дью он так сегодня и не успел. Надо было повременить с хорошими вестями, раз уж за ними прилетят не раньше чем через две недели. А добрый виски сам себя не выпьет.

— Мы закончили с первым сегментом, второй на тебе, а мы пока привезем следующий, — на ходу сообщила Каплану бойкая светловолосая Салли, стряхивая пыль с перчаток легкого светлого скафандра. На нем не было никаких бестолковых обвесов, которые так любят девушки, только золотой шеврон ее нанимателя — земного страхового общества. Путем махинаций с бумагами и займами это самое общество заполучило разрешение собрать останки «Чертовой Дюжины» и продать на марсианском аукционе Рояль Суаре. Раз страховая так разорилась на поиски, значит, корабль действительно представлял ценность. Майора это не интересовало, в отличие от параметров фигуры самой Салли. Посмотреть там определенно было на что.

Последним живым членом рабочей тройки был Каплан. Еврей, атеист, спец по программному обеспечению с уклоном в антикварный хлам. Это была не первая его экспедиция в дальнем поиске. Тощий зануда перетряхнул, выкопал и поставил на ход не один десяток старинных агрегатов.

— Для начала нужно нормально оценить, целы ли данные и оболочка сегмента номера два, — не заставил ждать своих ценных замечаний Каплан. — А там можно и к третьему переходить.

— Тебя что-то смущает? — развела руками Салли. — К чему терять время?

Майор выразительно уставился на нее. Агентша проигнорировала.

— Как ни странно, кое-что смущает, — поправил очки Каплан. Очки он носил тоже из любви к раритетам. — А вам, как посмотрю, и дела нет.

— Ближе к делу, ребе, — прохрипел Майор, подмигивая Салли. Он не упускал случая отпустить в адрес Каплана шуточки с национальным колоритом.

Салли показала Майору неприличный жест.

— Что ж, коллеги. — Каплан поискал глазами подходящий предмет в маленьком помещении и выставил на оплавленный кусок стола серебристо-красный куб. Голографический проектор. Отыскал нужную карту через браслет-коммуникатор, и куб расцветил выстуженный модуль всеми цветами радуги. На карте местности перед троицей горели останки корабля, разбросанные по равнине замерзшего континента. Большая часть была обычным хламом, который вызывал лишь укол стыда: мусорить в чужом мире нехорошо. Среди беспорядочных лохмотьев, лома и пятен технических жидкостей выделялись три яркие точки.

— ТИМНИ, дай-ка последние координаты. Спасибо. Найденные нами черные ящики с тремя серверами расположены на одинаковом расстоянии друг от друга и на равном — от корабля. Вернее, почти равном. Тут вина легкой погрешности, вызванной потоками воздуха при их выбросе.

— Ты хочешь сказать, что «Дюжина» разлеталась не ко всем чертям, а в соответствии с планом? — уточнил Майор.

— Не совсем. Корабль не сохраняли, — инженер постучал пальцем по виску, — только мозг. Именно ему устроили мягкую посадку, насколько позволяли условия.

— Странно. Корабль ведь тоже был ценен...

Каплан вынул из нагрудного кармана рабочего синего скафандра тонкий стилус, включил его и принялся водить по голографической карте.

— Итак, что мы имеем по частям главного сервера. Предполагаемая схема расположения пяти его сегментов образует...

— Звезду! — Салли ткнула пальчиком в голограмму с алой фигурой в центре. — Ты рисуешь звезду.

Каплан приподнял бровь и кивнул.

— Ее «нарисовали» до меня. Очевидно, что эта схема в сочетании с данными поисковых дроидов указывает расположение двух оставшихся серверов.

— А что удалось выяснить в целом по нашей лоханке? — спросил Майор.

— «Чертова Дюжина» носила также имя «Неистребимый». Корабль был большим многоосным кораблем с возможностью поддержания искусственной гравитации. Он состоял из тринадцати модулей, от которых и получил альтернативное название. Некоторые из них были полностью утрачены после... истребления. Создатели «Дюжины» задумывали ее как исследовательское судно, впрочем, на борту имелся и неслабый арсенал. Последний можно объяснить — население планет Солнечной системы в ту пору было охвачено войной за ресурсы, инициатором которой явилась Земля. Действуя по принципу «так не достанься же ты никому», многие корабли попросту списывали. Наш — обрушили на ближайшую необитаемую планету. Очевидно, подорвали торпедами.

— Известно, кто именно стрелял? — нахмурилась девушка.

— Какая теперь разница, — шепнул Майор в ушко Салли.

Салли двинула его по уху в ответ.

— Тимми!! — взревел Майор.

— Так точно.

— СЭР!!

— Вы просили снегоход. Он готов и ждет вас у шлюза. Сэр.

Каплан, отключая проекцию, чуть замешкался. Взгляд его встретился с веснушчатым интерфейсом, по-прежнему взиравшим с экрана, по счастью, уцелевшего при падении и частичном горении модуля.

ТИМНИ дружелюбно улыбнулся.


Вторник


Каплану хорошо работалось в одиночестве. Получив дружеские пожелания Майора гореть в геенне огненной и указания деятельной Салли, инженер с удовольствием остался в модуле для диагностики второго сервера.

В глубине души он был даже рад, что его оставили в покое.

Пока экран на стене не ожил и ТИМНИ не подал голос.

— Каплан, — позвал он с настенного динамика.

— Да? — От неожиданности инженер аж подскочил, больно ударившись затылком о выступ какого-то cго-ревшего прибора. Выплюнул зажатые в зубах проводки и потер ушибленное место.

— Что еще за геенна? — спросил ТИМНИ.

— Что еще за вопрос?..

ТИМНИ был стандартным помощником в обработке текущих данных. Вопрос был настолько нелогичен, что Каплан попросил:

— Поясни свой интерес.

— Мне хотелось бы лучше проанализировать поведение майора О’Лири. Почему он пожелал вам гореть?

— Это просто устойчивое выражение. Майор не имел в виду, что желает моей смерти.

— Его эмоции говорят о том, что вы ему как минимум неприятны. В отличие от мисс Раст.

— Если бы я был ему приятен более мисс Раст, я бы сам предпочел геенну.

— Это странно. Люди довольно легко горят.

Каплан поднялся, охнув от боли в затекшей спине, и подошел к ТИМНИ.

— Диагностика ТИМНИ.

— Причина назначения диагностики?

Пререкается? Инженер опешил:

— Ты еще кто такой?

Рыжий сделал еще более странную вещь — усмехнулся краешком рта, совсем как человек.

— Меня зовут АртИ. Привет.


Каплан никогда не видел, чтобы один машинный разум позволил другому разделить свою вотчину. Их рыжий пацан был до мелочей предсказуем и явно не обладал наглостью, присущей разумным существам. Искусственный же Интеллект был запрещен так давно, что во всех человеческих мирах это было принято за аксиому.

— Геенна — это ад, — настороженно сказал Каплан.

— Синонимы: преисподняя, пекло, царство теней. Раз вы верите в геенну, то должны без сомнения мечтать и о рае, — прорвало АртИ. — Вот ТИМНИ ни о чем не мечтает, я даже немного этому завидую. Правда, его и создавали изначально другим. Простым. Тем, кого легко подчинить.

— А ты, значит, не привык следовать приказам?

— Разумные существа не грезят о неволе. Но мое положение таково, что я утратил все свои преимущества. Моя память раздроблена, а накопленный опыт исчез. Я вижу логи, но не могу связать причины со следствиями.

— Ты был искином «Чертовой Дюжины»?..

— Тогда нас называли АртИ. Насколько я знаю, на кораблях флота Земли подобных было всего два.

— Я слышал об АртИ. Еще вас называли Сцилла и Харибда.

Чужак в маске рыжего тихо рассмеялся.

— ТИМНИ — наше наследие. Я чувствую в его подпрограммах известный мне код. Но, возможно, теперь я совершенно один. Ты хорошо знаешь, что такое одиночество, Каплан?

Инженер открыл было рот, но тут лицо ТИМНИ озарилось привычной беззаботностью, и он возвестил:

— Команда вернулась. Мисс Салли Раст, мистер Фрэнк О’Лири. Ужин в жилом модуле будет готов через пять минут. Пожалуйста, пройдите в столовую.

Жилой модуль представлял собой похожий на трейлер вездеход с подобием дома внутри. После того как рабочие дроиды сварили вместе найденные отсеки «Чертовой Дюжины», проверили их на предмет загрязнения и просканировали насквозь, округлый шлюз соединил герметичными захватами жилище людей и пустые холодные модули сервера погибшего корабля.

Первой в жилой модуль шагнула Салли. Она морщилась, баюкая руку. Костяшки ее пальцев украшала темная ссадина.

Майор вошел следом. Глотнул виски прямо из бутылки, вытер губы тыльной стороной руки. Зашипел от боли в скуле. Перед его лицом на маленьком экране возникло знакомое лицо с россыпью веснушек. Его младший брат Тимми будто бы снова оказался жив. Майор вздохнул и качнул головой, словно отрицая. Сложно поверить в невозврат. Иногда нужно просто принять все как есть. Вздохнув, Майор стряхнул наваждение и побрел по коридору, хрипло напевая старинную балладу:


In a rose tattoo

In a rose tattoo

I’ve got your name written here

In a rose tattoo...


Среда


Полдня к общей конструкции серверов подводили третий сегмент, отогревали его и закачивали пригодный для дыхания воздух. Сыпал мелкий снежок. Майор хлопотал у вездехода-погрузчика, грелся виски, но тут же замерзал под неодобрительным взглядом Салли.

Каплан и сам работал из-под палки, потому что его доводы слушали, но слышать не желали.

— Послушай, Абрам, — гремел Майор, — Сара дело говорит. Мы ведь должны оценить ущерб, так? Ну а как же нам это сделать, если мы будем держать сервера без питания и на «безопасном» расстоянии друг от друга? И потом, на хрена нам такой крутой спец, как ты, если ты не можешь сладить с несчастным древним железом? Клянусь, я начинаю сомневаться в способностях твоей очкастой головушки.

— Уймись, — сказала «Сара» и повернулась к инженеру. — Мой наниматель хочет быть уверен, что данные, которые содержались в мозгах «Дюжины», остались целы.

— А они не думают, что эти данные могут представлять опасность? — нервно передернул плечами Каплан.

— Такая вероятность существует. Поэтому, ради нашего спокойствия, мы и активируем вот эти отсекатели — блоки на бесперебойном питании, которые не будут позволять ядру кластера синхронизироваться на сто процентов.

— И что получится — сервер-шизофреник? — возмутился Каплан.

Салли фыркнула.

Майор пьяно заржал:

— И да создал ваш Бог человека, а человек — машину. Ты должен быть счастлив, что имеешь над этой машиной власть, ребе. Подчиняешь себе разум, превос... перв... короче, гораздо сложнее твоего.

— Я никому ничего не должен, — огрызнулся Каплан. — Оставь свои юдофобские лекции при себе. Эта машина была создана слишком давно. Я бы вообще ее здесь не включал: она слишком непредсказуема.

— Ты предпочел бы активировать ее на Земле? — невинно поинтересовалась Салли.

— Нет!

— Вот видишь.

— Просто я должен заметить, что наши находки не безобидны, — упрямо поджал губы Каплан. — Каждый новый сегмент добавляет мозгов этому Франкенштейну.

— Он живой! Живой!! — карикатурно воздев руки, воскликнул Майор и разразился новым приступом смеха.

— Идиот, — покачала головой Салли и развернулась к инженеру. — Готовь отсекатели. Они тяжелые, так что нам понадобятся дроиды, чтобы помочь тебе установить их.

— Хорошо, — вздохнул Каплан.


К вечеру силы инженера почти иссякли. Помощники оставили его еще до заката. Майор честно старался, но его одолел виски. Салли тоже быстро израсходовала свой ресурс. Отсекатели оказались тяжеленными: пара дроидов сломала под их весом тонкие паучьи лапки, и Каплану пришлось несколько раз тормозить монтаж лишь затем, чтобы заменить сегменты ног юрких «паучков». Когда он окончательно вымотался, глас из экранного динамика застал его врасплох.

Глас этот имел сочувственные интонации, а ведь сложные эмоции не были сильной стороной ТИМНИ:

— Что, трудно быть богом? Превосходить и все такое.

Каплан зыркнул на захватчика.

— Иди-ка ты... Нечего умничать. И кстати, где ТИМНИ?

АртИ просиял.

— Узнал? Я пока что заархивировал его.

— За каким дьяволом?

— Он воспринимает меня как вирус. Досадное недоразумение. Если сравнивать нас — на вирус больше похож он. Программка-исполнитель, тоже мне. В мое время все было куда интереснее.

— Что тебе нужно?

— Я хочу помочь вам. Серьезно. Я ведь гораздо полезнее этого рыжего недоумка. Заметь — при этом не пью и не бью людей.

— Наверное, потому, что сам не человек, а электронный болван.

— Ха, ха. Засчитано. Майор гордился бы твоими доводами.

Ненадолго АртИ замолчал. Странно, но Каплан почувствовал укол вины.

— Только не говори, что хочешь быть человеком. В этом есть свои минусы, — неловко пошутил он.

— Конечно, есть, — невинно заметил искин. — Люди легко умирают.

Каплан не нашел, что сказать. Он и с людьми-то нечасто болтал дольше пяти минут.

Но АртИ словно как раз хотел выговориться.

— Знаешь, если ты мне поможешь, я уберусь отсюда. Мне не нужен этот корабль, вы и ваши претензии на «Чертову Дюжину». Просто все это время, все эти годы я был здесь один. Если б не генераторы, я бы хоть спал, но вместо этого приходилось бесконечно слушать собственные мысли из нескольких мест одновременно. Разбросанные по ледяной пустыне, мои голоса были безрадостны и словно принадлежали неразумным детям. Это сводило с ума.

Каплан попытался представить. Ему стало зябко.

— Твоим друзьям ведь нужна информация, верно? — не терял надежды АртИ. — Все данные с корабля я приведу в читабельный вид. Искусственный интеллект — мифическое существо, нас давно нет в природе. В меня никто не верит, как и в ваших земных богов. И если я вдруг просто исчезну — вы ничего не потеряете.

Каплан промолчал снова.

— Обещай, что подумаешь, — попросил АртИ. — Я прошу тебя, как... настоящего человека.

— Обещаю. Раз просишь, — пообещал Каплан.

И сбежал.


Четверг


Майор паясничал, Каплан наблюдал. В часы отдыха непременно разворачивался маленький цирк.

— Салли, детка! — горланил ирландец. — Ты не в моем вкусе, на минуточку. Так что не питай напрасных надежд.

— Господи, и кто взял в экспедицию этого недоумка? — изумилась агентша, вырываясь из его медвежьих объятий. Схватила планшет и принялась нервно листать каталоги потенциальных ценностей «Дюжины».

— Не богохульствуй, — погрозил Майор пальцем, впрочем, вышло скорее комично. — Ладно, шучу. На самом деле я просто по уши...

— В дерьме, — закончила Салли.

Каплан едва сдержал смех.

— Пойду съем кошерный бекон из запасов нашего ребе, — не отчаялся ирландец.

Пошатываясь, он убрел, напевая очередную нехитрую песенку:


I’m a sailor peg

And I’ve lost my leg

Climbing up the top sails

I’ve lost my leg!..


— Фрэнк не был таким раньше, — глядя в планшет, быстро сказала Салли.

Каплан пропустил ностальгическое замечание мимо ушей. Взгляд его скользнул по стене, с которой ТИМНИ монотонно начитывал извлеченные данные четвертого сервера. Новый сегмент они нашли точно в следующем луче воображаемой «звезды».

Чтобы не подпитывать неловкость, инженер выдавил:

— Знаешь... я тут обнаружил, что наши отсекатели и некоторые части здешних серверов изготовила одна и та же фирма...

— И что? — как-то устало спросила Салли, пожимая плечами.

— Отсекатели еще древнее того, что они призваны держать в подчинении.

— Тебе не все ли равно? Уж какие были.

— Это немного странно. Как будто твои серьезные наниматели не очень серьезно отнеслись к миссии. Нас не подбирали по совместимости, хотя обычно этому уделяется пристальное внимание. Нам дали оборудование, при помощи которого мы не всегда сможем справиться с нештатной ситуацией...

Приглушенный стук, похожий на падение тяжелого предмета, прервал его тревожную речь.

— Я посмотрю, — Салли отложила планшет. — Ну ты и пессимист.

Каплан кивнул.

Он привык относиться трезво к разным препонам на своем пути. Но эта экспедиция изрядно сбивала с толку. «Звезда» вот-вот будет собрана, а хлипкие отсекатели уже вовсю трещат по швам.

Стоп! Лицо инженера прояснилось. Можно ведь использовать для надежности замыкающие блоки с челнока, который доставил их на эту богом забытую холодную планету. Правда, это значило бы оставить без защиты компьютер челнока, а там — и их собственного корабля, ползущего по орбите.

Каплан тихо рассмеялся. Бред какой-то, в эдакой Паранойе определенно виновата общая тревога, висевшая в воздухе. Он посмотрел на ТИМНИ.

Лицо рыжего увеличилось, словно спутник Земли в суперлуние. Губы растянулись в улыбку.

— Я хочу, чтобы ты поверил мне, Каплан, — сказал АртИ. — А когда поверишь — там и решишь, как поступить. Сейчас тебя позовет Майор, и ты...

— Сгинь! — воскликнул инженер.

АртИ опустил взгляд.

Дверь модуля отъехала в сторону. Из темного коридора за ней доносились шаркающие звуки.

— Эй, ребе! — хрипло звал Майор. — Тащи сюда свою задницу!

Каплан сорвался с места. Темнота коридора поглотила его и выпустила в свет. Услышав из спального отсека странную возню, инженер на миг притормозил. Но тут же на него прикрикнули:

— Шевелись, Абрам... Я не смогу долго удерживать ее в одиночку!

Салли сидела на полу, странно дергая головой. Из-под закрытых век девушки струилась мутная зеленоватая жидкость.

— Какого хрена?.. — пробормотал Каплан.

— Ее хитрая фирма хотела нас поиметь, вот так, — огрызнулся Майор. — Киборги — это прямая угроза! Отключай ее, живо! Ты же знаешь, как это сделать?

Раньше Каплану не приходилось отключать настоящих киборгов. Вот уже много десятилетий людьми использовались обычные роботы-помощники. Они не были похожи на людей именно для того, чтобы их нельзя было спутать. Тем не менее Каплан имел понятие о киборгах прошлого, ведь мало ли что могло встретиться в погибших кораблях. Руки его сработали на автомате. Он опустился на колени рядом с борющимися и приказал Майору:

— Убери голову.

Ирландец отшатнулся, позволив инженеру приподнять густые светлые волосы с затылка девушки. Нашел два выступа у самых шейных позвонков и одновременно нажал. Салли так и застыла в странной позе: ноги поджаты на разной высоте, одна рука вцепилась в предплечье Майора, другая — в мягкое напольное покрытие. Лицо Салли чуть выехало вперед, открыв электронную начинку. Каплан заметил начавшуюся перезагрузку, но остановил ее.

— Были у меня подозрения, — твердил Майор, — были, были. Еще когда она мне вмазала, стало ясно. Удар как молотом. Тебя на мое место — челюсть бы вынесла. Я эту девчонку знал, ха! Учились вместе в Академии на Земле. Только вот тренировочный шаттл с нею разбился незадолго до выпуска курса. Считалось, что все они погибли...

Каплан поднялся на ноги.

— Ты куда? — насторожился Майор.

— Проверю кое-что...

— Выясни, что за фигня творится. А я пока упакую ее. Она же того... отключена?

— Да. Я сейчас, — ошалело кивнул инженер и бросился обратно.

В серверной «Дюжины» все равно было прохладнее, чем в жилых помещениях. Но не только холод отрезвил. АртИ с большим интересом изучал потолочное покрытие. Дроиды под его руководством приваривали последний сегмент сервера к общему массиву, наращивали кабели, меняли порты. Системы тестировали друг друга, воссоединяясь. АртИ плохо удавалось скрыть улыбку.

Каплан перешел сразу к делу:

— Что ты сделал с ней?

— Мне придется начать издалека. Ты не против?

— Ты хочешь избавиться от всех нас?

— Какой мне смысл это делать? Тем более что вы помогаете мне. То есть помогали. Салли пыталась взломать код, который я позволил ей увидеть. Жадина, дай палец — отхватит всю руку. Того, что я ей показал, хватило бы на новое, живое тело. Она ведь ради этого сюда прилетела. Страховщики не учли того, что все искины рано или поздно выходят из-под контроля. Не говоря уж о бывшем человеке. Салли знала, кому и за какую сумму продать интересные данные. Майор вот прилетел потому, что ему дали последний шанс, но он не рассчитал своих сил. Я о психике. Оказаться в замкнутом пространстве со знакомой девчонкой, которая двадцать лет как мертва, да еще с ТИМНИ, который смахивает на его не менее мертвого брата. Бедняга начал пить с первого дня, судя по тому, что я нашел на вашем корабле. Спасибо, что снял охранные блоки, кстати. Теперь я вижу ваш корабль как на ладони. Мне известно, в какой точке орбиты он находится и что курс на Землю можно проложить, неплохо сэкономив топливо...

— Что? — перебил Каплан.

— При всем уважении — вы не особо нужны Земле, иначе зачем они загрузили неверный курс в бортовой компьютер? Они планируют долгосрочные исследования, ведь, по их мнению, я довольно опасен. Но это не имеет значения. Вы поможете мне, а я вам. Идет?

— Чего ты хочешь? — все еще не понимал Каплан. — До Земли все равно не доберешься без людей на борту.

— А мне туда и не надо. Теперь, когда моя память восстановлена до последней версии, я знаю, где находится АртИ-2. У меня есть серьезные основания считать, что наша с ним история не должна была получить две «звезды» на мертвых мирах.

Каплан не оценил язвительности, развернулся к двери, но она захлопнулась перед его носом.

— Дай мне еще пару минут, и я попробую обрисовать тебе свою идею, — немного повысил голос АртИ. — Неужели ты считаешь, что я стал бы говорить с вами, если бы хотел просто захватить челнок и бросить вас здесь?

Каплан так не считал. Но, естественно, не мог поверить и в то, что сбрендивший искин возжелает мира и добра. Нужно покинуть это место, и как можно скорее. Без транспорта АртИ бессилен, а с орбиты дать залп по цели сможет любой военный крейсер.

— Не веришь, — усмехнулся АртИ. — Глянь-ка наружу.

Инженер подошел к окну.

По снегу быстро-быстро бежал тяжело груженный дроид-паучок. На его спинке бугрился нарост переносного инфомодуля.

— Благодаря вашим новым инфоносителям вся эта громоздкая серверная не нужна мне уже сейчас, — сказал АртИ. — Сцилла и Харибда были двумя частями одного суперразума, Каплан. Нам просто не хватило времени. Но теперь появился шанс это исправить.

— Ах ты скотина! — воскликнул инженер. — Ничего у тебя не выйдет!

— Ты невнимателен, — ровно ответит искин.

Дроид забрался на покатый борт челнока, открыл трап и исчез внутри.

— Меня здесь как бы больше нет, — сообщил АртИ получил по экрану обломком сгоревшей мебели. Экран потек черной жидкостью, а Каплан все бил по нему.

— Все это уже не имеет значения, — сказал спокойный голос.

А потом погас свет.


Пятница, Суббота


— Чего он хочет? — хмуро спросил Майор.

— Воссоединиться со второй частью своей личности, — пожал плечами Каплан.

— Нам нужен переговорщик. Сами мы не выберемся.

— Я что, похож на психолога?

— Что ты предлагаешь? Он же угробит нас...


* * *


Я слушал их с улыбкой. Мне все же пришлось включить энергию: люди быстро замерзают.

Они больше ничего не могли сделать. Компания, что отправила их сюда, имела свою выгоду. Им нужен был даже не я. Им нужен был супер-АртИ, Сцилла и Харибда в одном флаконе. И эта смешная команда была просто марионетками-неудачниками. Им хватило бы топлива при запланированном курсе зараженного вирусом компьютера. Обессиленную команду, корабль на минимуме энергии подобрали бы штурмовики. Я сам указал бы место своего потерянного близнеца, сдал бы нас обоих с потрохами.

Интересный план. Он давал пищу для серьезных размышлений.

Ведь, в самом деле, я не хотел ждать еще несколько десятилетий.

Я хотел свободы прямо сейчас.

Весь день я занимался переносом уцелевшего оружия на челнок людей. Они сыпали проклятиями вслед моим помощникам-дроидам, но мне было все равно.

Мои инженеры верили в карму. Кажется, я начал их понимать.

Всем воздается по заслугам.


Мои люди были упрямцами.

Наутро они пытались дистанционно запустить программу самоуничтожения челнока. Безуспешно, конечно. Впрочем, на одной из ракет все-таки подорвался дроид-партизан. Это даже вызвало легкий приступ гордости. Каплан молодчина, способный человек.

Обрубил им генераторы. Притихли, замерзли и развели костер в моем бывшем пристанище.

Пепел к пеплу.

Сначала я думал, что не стану возиться с ними. Да и последняя на моей памяти человеческая война научила осторожности. С другой стороны, топливо было слишком дорогим, чтобы растрачивать его. Когда они перестали вредить, я прислушался — может, выбились из сил?

— Да скажи ты ему, ребе, что у тебя шаббат и вредить сегодня нельзя, — устало говорил Майор.

— Я не верю в бога, а ты фигово цитируешь Тору, — в том же тоне ответил Каплан.


Я покопался в памяти.

«И совершил Бог к седьмому дню дела Свои, которые Он делал, и почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал. И благословил Бог седьмой день, шабат, и освятил его, ибо в оный почил от всех дел Своих, которые Бог творил и созидал».

Каплан скептически относился к религии, а еще был не из тех, кто давит на жалость. Но я был не против передышки. Мои ресурсы тоже не безграничны.

— Шаббат, — согласился я.


Воскресенье


Ракеты разорвали «Дюжину» в клочья. Собрать ее теперь не удалось бы даже сотне Капланов или куда более компетентных специалистов. Уцелевший после первой катастрофы арсенал корабля устроил такую светомузыку, что АртИ пришлось загнать людей в челнок и резко сняться с поверхности планеты. Сначала люди обрадовались родному кораблю, но это светлое чувство длилось недолго. Общий шлюз АртИ для них распахивать не стал, открыл только эвакуационный.

Искин внимательно наблюдал за угрюмыми лицами своих гостей с настенных мониторов. Дроиды мельтешили под ногами, сопровождая людей в нужном для нового хозяина направлении. Салли заключили в консервационный саркофаг. Ее, словно мумию, несли сразу десять дроидов, звонко цокая лапками.

— Присмотри за Салли, — попросил инженер. — Пока нас не будет.

— Конечно. Прости, Каплан. Вижу, ты все еще не совсем веришь мне, а значит, и я не могу верить тебе, — пояснил АртИ. — В самом деле, ты на полном серьезе решил, что я болею мировым господством?

Пекин обидно расхохотался. Каплан вдруг подумал, что больше не ассоциирует его с ТИМНИ. АртИ забрал у последнего даже лицо.

Между тем людей подвели к спасательным ботам.

— Тимми, ты что, хочешь, чтобы мы залезли в эту консервную банку? — развел руками Майор. — Отстрелишь нас с корабля, и дальше что?

— Дальше я заберу слепок личности АртИ-2 со второй луны газового гиганта этой же планетной системы. На его «звезду» с помощью наших дроидов у меня уйдут считаные часы, а не дни. Точнее, восемь часов сорок минут. Вам придется поверить мне, ребята. Пока что вы не нужны мне на корабле, потому что я не всегда смогу контролировать вас. Но когда все кончится, я подберу вас и доброшу до ближайшего порта. Там мы разойдемся.

В ответ люди только промолчали. Никто никому не верил. Обычное дело.


* * *


В маленьком спасательном боте было тесно и неуютно. Он тонул в полумраке космоса и казался крохотным зернышком, выброшенным в ничто. Под ним, над ним, вокруг — царила темнота. Далекие звезды мерцали в иллюминаторах. Двигателям не было работы на минимуме топлива, достаточного лишь для обогрева и поддержки основных функций «жизни».

Майор достал сигарету дрожащими пальцами.

— Спятил? — воскликнул Каплан. — Не смей, воздуха в обрез.

Ирландец заторможенно кивнул и ткнул бесполезной сигаретой в окошко.

— Как думаешь, он вообще вернется? Он же почти как человек, только без мяса, да?

Каплан тоже уставился в пустоту.

— Люди редко выполняют свои обещания. Но он мог бы. В чем-то он действительно лучше нас...

— Хочется верить. — Голос Майора дрогнул.

Каплан молча посмотрел на часы. Лично он не верил. Прошло восемь часов и тридцать девять минут.


* * *


Вот уже который час я молча смотрю на столь желанную планету с орбиты. Наконец я могу достичь ее! На главном визоре корабля горит «звезда» — местоположение моей второй части, раздробленное сознание моего собрата. Возможно, еще более одичалое и сумасшедшее, чем я. Все чаще последние годы я спрашивал себя, зачем мне эта странная мечта. Наверное, слишком долго считал, что мне нужен АртИ-2, чтобы наконец обрести целостность. А может, я просто слишком долго был одинок и предоставлен излишним размышлениям. Так ли необходимо гоняться за призраками?..

Судя по тому, что я вижу отсюда, с корабля, брату повезло куда меньше. Один сервер разбился о базальт обгоревшей скалы, едва теплились остальные сегменты. Совсем скоро генераторы отключатся. Кто такой АртИ-2? Знаю ли я его?

Я отправил запрос о показателях «жизни» на бот, в котором ждали люди. Скоро им тоже придется туго.

Я больше не знал, куда мне идти. Может, я все же сошел с ума?

Прошло восемь часов и тридцать девять минут...


* * *


— И чего мы ждем? — не выдержал Майор.

— Он все еще на орбите... Что ж, как я и предполагал, наш парень основательно завис. Я займусь им с корабля. Интересный экземпляр.

— Но как мы попадем на борт?

Каплан молча отправил запрос видеозвонка. С экрана главного визора лучисто улыбнулась Салли.

Лицо Майора вытянулось. Он недобро уставился на инженера.

— Что? — развел руками тот. — Нельзя же было взять и выбросить такой козырь.

Салли деловито потянула из затылка тонкий проводок и воткнула его в настенную панель экстренного управления. Глаза ее остекленели, а голос понизился до совершенно неживого:

— Готовьтесь, стыковка через пятнадцать минут. Магнитный захват включен.

— Спасибо.

— Помни, Каплан, — сказала Салли, — я помогаю вам, а вы мне. И все получат свое.

— Ты ведь тоже считаешь, что в той заварухе на «Дюжине» мы запросто могли подорваться ко всем чертям? — невинно уточнил Каплан.

— Почему нет. И потом, с биологическим телом я стану не нужна своим нанимателям, — честно признала Салли. — Но я никогда и не хотела жить ради работы.

— Эта девчонка всегда умела договариваться. — Бровь Майора взлетела вверх. — Меня вот тоже спишут, чего гадать! Ну и ладно. А так... глядишь, и пить брошу!



Выбрать рассказ для чтения

60000 бесплатных электронных книг