Энди Вейер

Случайные числа


Эдвин Ратледж смотрел в окно на уходящий вдаль бульвар Лас-Вегас-стрип. Его кабинет на последнем этаже здания гостиницы и казино «Вавилон» представлял собой образец роскоши. Итальянские кожаные диваны окружали изящный стеклянный кофейный столик. Гости даже не догадывались о том, что сидят на мебели стоимостью со средний автомобиль. Но в городе крайностей молчаливое качество импонировало Ратледжу больше, чем кричащая неоновая вывеска «Я очень важный».

И все-таки определенная демонстрация статуса была необходима. Книжные шкафы из красного дерева и антикварные бюро стояли на персидских коврах ручной работы. Письменный стол из ореха расположился у окна, откуда открывался потрясающий панорамный вид на город.

— Сэр, — послышался из коммутатора голос секретарши, — пришел глава информационно-технического отдела.

Ратледж поправил бриллиантовые запонки и нажал кнопку коммутатора.

— Пусть войдет.

Двустворчатые двери отворились, и в кабинет вошел мужчина непрезентабельного вида. Внешне он больше походил на посетителя казино, чем на сотрудника. Мешковатые джинсы, футболка с кадром из «Звездных войн» (или из «Звездного пути» — Ратледж так и не научился отличать одно от другого), кроссовки и абсолютно никаких попыток укротить дикую шевелюру.

Ратледж указал на кожаное кресло напротив письменного стола.

— Присаживайтесь.

Смущенно кивнув, мужчина сел. Больше всего он сейчас напоминал ученика, которого вызвали к директору.

— Итак, мистер Чен...

— Ник, — перебил мужчина.

— Прошу прощения?

— Зовите меня Ником.

— А, — сказал Ратледж. — Мистер Чен, будьте добры, объясните, почему зал с лототронами отключен.

— Ну на самом деле произошло вот что...

— Эти лототроны приносят «Вавилону» двести тысяч долларов в день, — не дал ему договорить Ратледж.

— Да, но...

— И вы их отключили. То есть лично вы обошлись нам сегодня в двести тысяч долларов.

— Нет, я сберег вам миллионы, — оскалился Чен.

Ратледж вопросительно поднял брови.

— Вы что-нибудь слышали о квантовых компьютерах?

— Я время от времени встречаю эту тему в новостях.

— За последние несколько лет в этой области произошел настоящий прорыв. Решена проблема снижения уровня шума, защита когерентности близка к идеальной, черт побери, а долговременное управление состоянием кубитов позволяет обеспечить их стабильность в течение месяцев. Но сегодня особенный день. Сегодня на рынок выходит новая Модель-707 компании «Куана-Тех». Это чисто игровой компьютер. У него разрядность 1024 кубита с долговременной памятью размерностью 512 кубит. И речь идет о логических кубитах, а не просто физических...

— Здесь я вынужден вас остановить, — сказал Ратледж. — Во всем этом для меня нет никакого смысла, и это не имеет никакого отношения к лототронам.

— Нет, имеет, и самое непосредственное, — стиснул кулаки Чен. — И я несколько месяцев пытался предупредить ваших людей. Но эти глупые управляющие просто не слушали меня. Поэтому мне пришлось ввести пароль администратора и отключить все автоматы.

— Включите их назад.

— Послушайте, я пытаюсь вас защитить. Если вы хотите включить автоматы, нет проблем. Я прямо сейчас войду в систему с вашего компьютера и открою главную страницу управления. Я даже скажу вам, какую клавишу нажать. Но нажмете ее вы. А не я. Я не возьму на себя эту ответственность.

Ратледж поднял руку.

— Хорошо, мистер Чен. Очевидно, вы чем-то сильно возбуждены. Успокойтесь и все объясните.

Чен шумно вздохнул.

— Да, хорошо. — Он сел на место. — Квантовый компьютер — это совершенно другой зверь по сравнению с обычным компьютером, — начал он. — Для решения математических задач он использует такие уникальные особенности квантовой физики, как когерентная суперпозиция и квантовая запутанность. Как правило, он работает медленнее обычного компьютера, однако в некоторых случаях он оказывается экспоненциально быстрее.

Ратледж молча кивнул. Лучше дать этому человеку высказаться, хоть все это, кажется, не имеет никакого отношения к делу.

— Что вам известно о генераторе случайных чисел? — спросил Чен.

— Ничего.

— Вы серьезно?

— Мое дело — заведовать и управлять этим казино. Я не настолько самонадеянный, чтобы полагать, будто я смогу разобраться во всех деталях его работы. Для решения конкретных задач я нанимаю специалистов, таких, как вы. Надеюсь, вы это понимаете.

— Ладно, это справедливо. Ну так слушайте: такой штуки, как генератор настоящих случайных чисел, не существует. Компьютеры выдают псевдослучайные числа.

— Какая тут разница?

— Псевдослучайные числа рассчитываются по сложным математическим формулам. В математическую формулу вводится одно число, называемое «семенем» или «начальной точкой», а на выходе получается последовательность вроде бы случайных чисел. Формула использует возведения в степень, остатки от деления на простое число и прочие штучки, которые делают обратные вычисления невозможными.

Ратледж протер бриллиант на перстне.

— Хорошо, это понятно. Значит, если дать генератору одно и то же «семя», он снова выдаст ту же самую последовательность чисел?

— Вот именно! — ткнул в него пальцем Чен. — И в этом вся проблема.

— Система используется уже много десятилетий, и никаких проблем не возникало.

— Проблема заключается в квантовых компьютерах. Помните, я говорил, что формула не позволяет произвести обратные вычисления по известному результату? Так вот, это не совсем так. Формула необратима для обычных компьютеров — всем компьютерам Земли потребуется непрерывно работать сотни лет, чтобы перебрать все «начальные точки». Но квантовые компьютеры используют другой подход. Они в каком-то смысле, — Чен развел руки, — пробуют все возможные значения одновременно, последовательно сжимая это множество до единственного решения. Это очень сложный процесс. Перейду сразу к выводу: они очень хорошо решают подобные задачи.

— Гм, понимаю, — сказал Ратледж. — И если кто-то это сделает, он получит возможность предсказывать числа, выдаваемые лототроном?

— Да, — подтвердил Чен. — Теперь, когда «Куана-Тех 707» стал доступен любому пользователю, я вынужден был отключить зал с лототронами. Наверняка уже сейчас хакеры работают над тем, как вычислить «семя». Это лишь вопрос времени.

Встав, Ратледж подошел к бару.

— Это очень интересная проблема. Совершенно новая для игорного бизнеса. Я могу вас чем-либо угостить?

— Э... нет, спасибо.

— Мм. — Ратледж всегда относился к непьющим с подозрением. Эти люди или не знают, как получать удовольствие от жизни, или же являются лицемерами, уверенными в собственной правоте. В любом случае с ними трудно иметь дело. Ратледж налил в шейкер ром, сок лайма, сироп и добавил пару кубиков льда. — У вас есть решение?

— Да, сэр. Но оно дорогое.

Ратледж налил коктейль в высокий стакан и отпил глоток. Ничто не сравнится с хорошим дайкири. С настоящим дайкири — свежеприготовленным, с кубиками льда, а не пойлом из банки.

— Что вы предлагаете?

У Чена зажглись глаза.

— С квантом мы будем бороться квантом. Мне нужен этот «Куана-Тех». Я напишу на нем программу генерации случайных чисел. Настоящих случайных чисел. Квантовая физика является генератором случайных чисел вселенной. Определить с помощью обратных вычислений закономерность этих чисел будет невозможно, потому что никакой закономерности нет.

— Сколько стоит такой компьютер?

Чен откинулся назад.

— Триста тысяч долларов, плюс кое-какие расходы на то, чтобы его установить и запустить. Понимаю, это большая сумма, но...

— И это всё? — перебил его Ратледж. — В таком случае это нужно сделать обязательно.

— Ого! — воскликнул Чен. — Я хочу сказать... я не ожидал, что вы согласитесь так быстро.

— Я был бы идиотом, если бы не прислушивался к главе своего информационно-технического отдела, — пожал плечами Ратледж.

— Блин, это будет классно! — Чен просиял. — Я хочу сказать... я не хочу показаться непрофессионалом, но о-го-го! У меня будет свой собственный квантовый компьютер! Это же... это же моя самая сокровенная мечта!

— Я рад, что вы счастливы. Сколько времени потребуется, чтобы снова запустить зал лототронов?

Чен поднял взгляд на потолок, мысленно прикидывая.

— Я переговорю с ребятами из «Куана-Тех»; они пришлют сюда человека все наладить. Если мы сделаем заказ сегодня и договоримся о срочной доставке, компьютер будет установлен здесь и настроен через два дня. Написать программу генератора случайных чисел в квантовой логике невероятно просто — я справлюсь с этим за час. Подключить ее к лототронам... полагаю, трех дней будет достаточно.

— Приступайте к работе. Я даю вам четыреста тысяч долларов на компьютер и дополнительные расходы. Деньги будут на счету вашего отдела к тому времени, как вы вернетесь на свое рабочее место.

Чен выходил из кабинета, сияя улыбкой.

«С квантом мы будем бороться квантом».


* * *


Еще никогда прежде Чен не испытывал такой прилив душевных сил.

Гладкий цилиндрический корпус «Куана-Тех 707» сиял в мягком голубом свете. Впереди простой монитор и черная клавиатура, ждущая прикосновения его пальцев.

Прасат Сингх, представитель «Куана-Тех», закончил осматривать соединительные кабели.

— Так, теперь можно включать, — сказал Прасат. Он поднял взгляд на потолок. — Странное помещение. Здесь всегда было такое освещение?

— Я установил эти лампы вчера. — Чен не отрывал взгляда от компьютера. — Для классной штучки и освещение должно быть классным.

— Ваши ребята, похоже, не рады, — заметил Прасат. — Меня провожали недовольными взглядами.

— Чтобы освободить место для этой крошки, мне пришлось переставить серверы в комнату отдыха, — небрежно махнул рукой Чен. — Ничего, как-нибудь переживут.

— Итак... — Прасат нажал кнопку «Сеть». Через три секунды на экране появился мигающий курсор. Никаких красивых ненужных прибамбасов. Только клавиатура и консоль. Именно таким и должен быть компьютер.

— Прелесть! Я хочу получить случайное число.

Раскрыв инструкцию пользователя, Прасат полистал ее и протянул Чену.

— Для тестирования и отладки имеется несколько предустановленных программ. Все они перечислены здесь.

Взяв инструкцию, Чен прищурился, стараясь разобрать мелкий шрифт. Голубой свет был просто поразителен для создания настроения, но читать при нем было трудно. Неважно. Тут дело не в практичности. А в том, чтобы было классно.

Отложив инструкцию, Чен похрустел пальцами и подошел к клавиатуре.

— Что ж, поехали!


>ВЫПОЛНИТЬ ТЕСТ_ГСЧ

>СЛУЧАЙНЫЙ БИТ РЕЗУЛЬТАТ: 1

>КОНЕЦ

>|


— О господи! Круто! — просиял Чен. — Теперь все готово? И можно начинать?

— Почти, — поправил Прасат. — Мне еще нужно установить модуль долговременной памяти.

— Да, точно. Потрясающая хрень. Способна хранить состояние по несколько месяцев? Ребята, вы гении.

— Ну не я, — возразил Прасат. — Гении там, на фирме. А я просто торговый представитель. Если честно, я в этом ни фига не смыслю. Но я знаю, что никакая другая компания не может предложить защиту когерентности в пять девятых.

Он раскрыл стоящий на полу пластмассовый чемодан. Внутри находился изолированный металлический ящик с подключенными к нему кабелями.

— Вы не слышали про казино «Бухта»? — спросил Чен. — Это совсем рядом.

— Нет, а в чем дело?

— Сегодня утром они потеряли два миллиона долларов на лототронах, прежде чем спохватились и заткнули пробку. Хакеры делали небольшие ставки, но сотнями. Отделить их от честных игроков не было возможности, поэтому «Бухте» пришлось оплатить все билеты. Это сейчас во всех новостях.

— Мы не потворствуем тому, чтобы наша продукция использовалась для противозаконной деятельности, — нахмурился Прасат.

— Да, знаю, — сказал Чен. — Смысл в том, что я был прав. Теперь босс просто обожает меня за то, что я это предсказал.

— Рад это слышать, — сказал Прасат.

— Готов поспорить, на Рождество в этом году я получу офигенную премию.

— Очень хорошо, очень хорошо.

— Если какой-нибудь хакер попытается обратить мою систему, его будет ждать неприятный сюрприз. Она действительно случайная, твою мать!

— Да, но помните, что система надежна до тех пор, пока надежна безопасность этого компьютера, — заметил Прасат. — Если его взломают, можно будет заменить программу на псевдослучайный алгоритм с фиксированным «семенем». И тогда все числа будут известны наперед.

— О, об этом я позаботился, — усмехнулся Чен. — Эта крошка обитает в безвоздушном пространстве. Она не подключена к сети казино, не имеет доступа в интернет и никак не может принимать входящую информацию. К лототронам она подключена по выделенной линии. И я даже не буду связываться со стандартной процедурой запросов и ответов. Малышка будет просто раз в пятнадцать минут выплевывать последовательность чисел. 707-й не будет принимать никаких входных данных. Нельзя взломать то, к чему невозможно обратиться.

— В большинстве случаев мошенничества за этим стоят свои люди. — Прасат оглянулся на дверь, словно проверяя, услышали ли его другие айтишники.

— Тут также никаких проблем. Это помещение представляет собой сейф, ключ от которого есть только у меня. — Чен похлопал по карману. — А система безопасности извещает меня всякий раз, когда дверь открывается. Так что даже если кто-нибудь раздобудет ключ или снимет с него дубликат, я буду знать, как только он войдет в комнату. И меньше чем через минуту здесь появятся вооруженные охранники.

Прасат распутал кабели модуля памяти.

— Похоже, защита и правда хорошая, но помните, что система является надежной только в той мере, в какой мере является надежным обслуживающий ее человек.

— Я в информационной безопасности уже семнадцать лет, — сказал Чен. — Поверьте — я знаю, что к чему.

Прасат подключил последний кабель. Введя с клавиатуры в систему несколько диагностических команд, он удовлетворенно кивнул на монитор.

— Отлично, память подключена, и система работает исправно.

Чен погладил монитор.

— Чудесно, пришла пора писать квантовую программу! Папенькиным малышам-лототронам нужны случайные числа!

— Развлекайтесь по полной, — сказал Прасат. — Я остаюсь в городе до завтрашнего утра. Позвоните, если возникнут какие-либо проблемы. А пока что вы не посоветуете мне какой-нибудь хороший ресторан поблизости?

— Вы шутите? — сказал Чен. — Вы думаете, что вам сегодня придется самому платить за ужин? О нет, черт возьми! Поднимайтесь в премиум-клуб. Ваша фамилия в списке. Заказывайте все, что пожелаете, — платим мы.

— Ого! Спасибо, — сказал Прасат. — Позвоните мне, если возникнут какие-либо проблемы.

— Договорились! — сказал Чен.

Прасат вышел из помещения с легкой усмешкой на лице.


Накануне...

Шуми собрала мужу чемодан. Его командировка в Лас-Вегас будет подобна урагану. К обеду прилететь в город, в тот же день установить в казино «Вавилон» компьютер, а на следующий день утром самолет домой. Многие женщины встревожились бы, отпуская мужа одного в «Город порока», но Прасат неизменно оставался преданным и любящим.

Вообще-то ему потребуется только одна смена белья, но в чемодане оставалось много свободного места, так что почему бы не добавить небольшой запас? Шуми положила три наглаженные и аккуратно сложенные белые сорочки, а также две пары черных брюк. К этому она добавила два синих галстука и из озорства бросила в чемодан еще и красный. Красные галстуки Прасату очень идут, но он упорно носит только синие. Ну и пусть. Шуми положила в контейнер домашних лепешек с острым соусом — пусть Прасат вечером перекусит в гостинице — и застегнула чемодан.

Она прошла на крохотную кухоньку, где Прасат ужинал рисом с фасолью.

— Йогурта тебе хватает? — спросила Шуми.

— Да, спасибо, — ответил он. — Пальчики оближешь!

— На десерт рисовый пудинг, так что оставь в желудке место.

— Ммм, — ответил Прасат.

Шуми уселась напротив. Они практически никогда не ужинали вместе — Шуми выросла в Индии, где ужинают от восьми до девяти вечера, а Прасат всю жизнь прожил в Соединенных Штатах. Тем не менее устроенный родителями брак был очень удачным. Шуми не представляла, что смогла бы жить с кем-либо другим.

— Ты волнуешься? — спросила она.

Прасат отложил вилку.

— Если честно, да. По-моему, это очень опасно. Лас-Вегас... в общем... люди там очень серьезные.

— Все зависит от тебя. Если захочешь, ты можешь просто ничего не делать.

— Нет, я хочу это сделать. — Он обвел рукой маленькую квартиру. — Не этого я хочу для нас. Для тебя. Невозможно дорогая однокомнатная халупа в сомнительной части Окленда? Те, кто работает в Кремниевой долине, здесь жить бы не стали. Это абсурд.

— Я ни на что не жалуюсь, — сказала Шуми.

— Ты заслуживаешь большего. И мы пробуем завести ребенка. Нам нужно больше пространства. А для этого нам необходимо больше денег. И все-таки, если нас поймают, это может закончиться длительным тюремным сроком...

— Этого не случится, — уверенно произнесла Шуми.

— На самом деле у нас не было возможности проверить, как все это работает. Ты уверена, что нас не схватят?

— Нет. Но в отсутствие доказательств как подозрение может пасть на нас? — Встав из-за стола, она прошла в гостиную. Там тихо гудел ее «Куанта-Тех 707». На мониторе мигал курсор, ожидая ввода команд. К компьютеру были подсоединены два модуля долговременной памяти.

Прасат выкрутил шею, наблюдая за женой.

— Это сложно?

— Проще простого. — Шуми ввела команду с консоли. Меньше чем через секунду дело было сделано. — Вот и все. Теперь каждый кубит в моем модуле памяти связан с кубитом в том модуле, который ты везешь в «Вавилон».

— Ты уверена в том, что никто не узнает, что кубиты связаны?

— Физически невозможно определить, что какой-то кубит связан.

— А каким образом эта связь поможет нам обмануть лототрон? Эта квантовая ерунда вечно ставит меня в тупик.

Родители Шуми сделали все возможное. Ее невозможно высокий интеллект стал очевиден, как только она начала говорить. Ее отдавали в лучшие школы для одаренных детей, но Шуми все равно находила их скучными. Родители влезали в огромные долги, чтобы нанимать репетиторов, которые просто следили бы за тем, как быстро девочка овладевает знаниями.

Вскоре Шуми сможет расплатиться с ними. И построить ту жизнь, которую хотели они с Прасатом. Американскую мечту.

Ее родители понимали, что ни за что не смогут найти ей такого же умного мужа, как она сама. Поэтому они сосредоточились на том, чтобы найти «достаточно умного, чтобы он не сильно отставал». Прасат оказался по-своему блестящим. Из них получилась идеальная пара.

— Квантовая физика — это очень сложная штука, и интуитивно ее не поймешь, — начала Шуми. — Законы, управляющие вселенной на микроскопическом уровне, не похожи на все то, что мы ждем. Достаточно сказать, что можно связать два кубита так, что, если одному из них придать случайное значение, второй примет в точности такое же значение. После того как они становятся «связанными», неважно, сколько времени придется ждать и как далеко они будут находиться друг от друга. Будучи связанными, они гарантированно останутся одинаковыми при любом случайном изменении любого из них.

— Значит, у нас две копии одной и той же информации? — спросил Прасат, указывая на модули памяти.

— Нет, не воспринимай это как информацию. Считай эти модули двумя кучками игральных костей, но только эти кости волшебным образом связаны друг с другом, так что, если бросить кость из одной кучки и ее пару из другой, они гарантированно дадут одинаковый результат.

— Это какая-то бессмыслица.

— В квантовой физике нет никакого смысла, — согласилась Шуми. — Пожалуйста, постарайся не загружать себе голову этим. Тут могут прийти самые грустные мысли.

«Будучи связанными, они гарантированно останутся одинаковыми при любом случайном изменении любого из них».


* * *


Парсат заерзал на стуле.

— Их модуль памяти и наш связаны. То есть они, по сути дела, будут общаться между собой через всю страну. Но разве ты не говорила мне в свое время, что квантовую запутанность нельзя использовать в качестве средства связи?

Шуми запустила с клавиатуры короткий тест.

— Да, говорила. И это действительно так. Но мы тут используем нечто другое, — сказала она. — Две стороны не могут общаться друг другом посредством квантовых измерений. Но они обе могут наблюдать за соответствующими результатами и действовать сообразно с этим.

— Это похоже на связь.

— Не совсем. Представь себе перекресток со светофорами. Светофоры функционально связаны между собой. Если я вижу, что на одном горит зеленый свет, я знаю, что на другом должен быть красный.

— Пока что я тебя понимаю, — сказал Прасат.

— Скажем, две машины приближаются к перекрестку с разных направлений. Один водитель видит красный сигнал, другой видит зеленый. Водители не говорят между собой и вообще никак не общаются друг с другом. Но оба видят свой сигнал, и это показывает им, что нужно сделать и что сделает второй водитель. Связи нет, есть только заранее установленное соглашение относительно того, что означают красный и зеленый сигналы.

— Ну хорошо, то есть у нас есть «заранее установленное соглашение» с казино относительно того, что означают эти кубиты?

— Есть. — Вернувшись на кухню, Шуми помешала пудинг. — В казино «Вавилон» для управления лототронами используется компьютер 2002 года выпуска. Старый, но надежный — именно такие и любят казино. Производитель выложил в интернет полную техническую документацию, поэтому я знаю, как именно случайные значения кубитов будут преобразованы в случайные числа. Выполнение этого алгоритма с нашими кубитами даст нам те же самые случайные числа. Этот алгоритм и есть «заранее установленное соглашение».

— А почему бы не связать все кубиты, а не только те, что в долговременной памяти?

Шуми попробовала пудинг. Как раз то, что надо.

— Связь не является нерушимой. Помнишь, я говорила тебе о волшебных игральных костях? Так вот, они работают всего один раз. После того как их бросить, связь разрывается, и они перестают иметь какое-либо отношение друг к другу. Если бросить их снова, никакого волшебства больше не будет. Выпадут просто два случайных числа. Так что есть только один бросок — всего один, — когда будет известно, как именно поведет себя вторая кость.

— Понятно, — сказал Прасат. — Значит, насколько я понимаю, при обычном функционировании 707-й использует одни и те же кубиты снова и снова?

Шуми наложила в тарелку щедрую порцию пудинга. Прасат любит сладкое и всегда съедает больше, чем просил.

— Да. Лототрон казино исчерпает наши запасы связанных кубитов за считаные секунды. Так что вся хитрость в том, чтобы заставить их использовать вместо оперативной памяти долговременную и нанести удар именно в этот момент.

Прасат отодвинул от себя миску с рисом, освобождая место для тарелки.

— И как это сделать?

— Один раз в неделю 707-й выполняет самотестирование когерентности. Когда будешь устанавливать систему, проследи за тем, чтобы время этого самотестирования было настроено на 23.58 в ближайшее воскресенье.

Шуми поправила сари. Да, американская одежда смотрится хорошо на американцах, но она предпочитала традиционные наряды.

— Процедура самотестирования занимает около пяти минут. Если в этот промежуток времени системе потребуется выполнять операции с кубитами, она использует те, которые хранятся в модуле долговременной памяти, потому что обычная оперативная память будет занята. В «Вавилоне» лототрон получает случайное число раз в пятнадцать минут — очередная загрузка будет ровно в полночь в понедельник. Вот тогда мы и нанесем удар. Но у нас будет только одна попытка. В долгосрочной памяти хранится 512 кубит, а лототрону требуется двадцать восьмибитных чисел.

Прасат поднял палец.

— Двадцать восьмибитных чисел — это всего сто шестьдесят кубит. То есть у нас будет три попытки, прежде чем лототрон съест все пятьсот двенадцать.

Шуми покачала головой.

— Числа не должны повторяться, и они должны быть в диапазоне от одного до восьмидесяти. Будет много одинаковых чисел. Компьютеру придется вырабатывать случайные числа до тех пор, пока не наберется двадцать различных чисел.

— А.

— Как только система дойдет до конца долговременной памяти, она зациклится, снова примет случайные значения и начнет повторно использовать уже использованные кубиты. Об этом у нас никакой информации не будет. — Шуми вздохнула. — Все было бы значительно проще, если бы я смогла поработать с самим компьютером до того, как ты его установишь.

— Это точно ни за что не пройдет, — сказал Прасат. — Все входы опечатаны, а операционная система записана в ПЗУ. То же самое с модулем долговременной памяти. Пронести ее сюда оказалось достаточно просто, но если мы попытаемся ее вскрыть или заменить аппаратные средства, в казино сразу же об этом узнают, когда взглянут на систему.

Шуми поставила перед мужем пудинг вместе с чистой ложкой.

— Ты уверен, что кто-то обратит на это внимание?

— Абсолютно уверен, — кивнул Прасат. — Я говорил с главным айтишником «Вавилона» по телефону. Он... очень аккуратный. Крайне дотошный.

— В таком случае это единственный способ, — сказала Шуми. — К счастью, долговременная память поступает с предустановленной когерентной суперпозицией. При первом использовании система пропустит преобразование Уолша-Адамара.

— Тут я совсем ничего не понимаю.

— Важно только то, что в систему добавлена незначительная оптимизация производительности, создающая дыру в системе безопасности, которой мы и воспользуемся. — Вернувшись в гостиную, Шуми села за компьютер. — Ну а теперь пришла пора получить числа...

— Подожди, что? — удивился Прасат. — Прямо сейчас? Ничего не понимаю!

Шуми ввела с консоли несколько команд.

— Квантовая запутанность — это улица с двунаправленным движением. Я могу измерить значения одного модуля памяти прямо сейчас, а в другом они окажутся такими же, когда их измерит «Вавилон».

— То есть ты, по сути дела... прямо сейчас выработаешь те числа, которые выдаст лототрон в воскресенье?

— Да. — Шуми нажала клавишу ввода. На дисплее появилась последовательность чисел. Шуми прильнула к экрану, запоминая результат. Ганеша[1] благословил ее замечательной памятью.

— Что это такое? Числа?

— Да, — ответила Шуми, не отрываясь от экрана.

— Ты их запоминаешь? — удивился Прасат. — А почему бы просто не сохранить их в файл или не сфотографировать на телефон?

— Нет, — покачала головой она. — Никаких цифровых следов. Отныне и до самого конца всё только у меня в голове.

— А, ну да. Разумно.

Закрыв глаза, Шуми мысленно представила себе числа. Все двадцать четко запечатлелись у нее в памяти. Открыв глаза, она проверила себя по экрану и убедилась в том, что запомнила всё правильно. Замечательно.

Прасат рассеянно ковырял пудинг ложкой. Это было совсем на него не похоже — обыкновенно он жадно набрасывался на сладкое.

Шуми развернулась в кресле к мужу.

— В чем дело, милый? Ты никак не успокоишься.

Он покрутил в руках ложку.

— А ставку обязательно должна делать именно ты?

— Ну конечно, — сказала Шуми. — В тебе сразу же узнают того, кто настраивал компьютер.

— А может быть, лучше заплатить какому-нибудь студенту?

— Сообщники только усложняют дело, — нахмурившись, покачала головой она. — Я единственная, кому мы можем доверить сделать ставку.

— Да, пожалуй.

— Все будет хорошо, муж мой. Ешь свой пудинг.

— Ладно.

Отправив в рот кусок, Прасат расслабился. Сладкое неизменно приводило его в хорошее настроение.

Временами он бывает таким сложным, но иногда он очень простой. Для Шуми было величайшим наслаждением находить эти простые мгновения и доставлять ему радость.

Улыбаясь, она смотрела, как муж ест.


* * *


Шуми не спеша потягивала лимонад в зале лототронов. Толпа была не такая плотная, как в часы пик. Хотя полночь — это тоже оживленное время для казино Лас-Вегаса. Воздух был наполнен обыкновенной какофонией звона, писка и жужжания.

Шуми сжимала в руке выигрышный билет — ну билет, который, хотелось надеяться, станет выигрышным, — вместе еще с несколькими билетами, которые обязательно проиграют. Было бы подозрительно, если бы она купила только один билет.

Многое могло пойти наперекосяк. В модуле долговременной памяти или в самом компьютере произойдет какой-нибудь сбой программного обеспечения, после чего потребуется сброс всех кубитов. Настройка времени проверки когерентности была неправильной, и процедура самотестирования уже завершилась или еще не началась. И в таком случае у билета Шуми шансов выиграть будет столько же, сколько у любого другого.

Чтобы выделиться как иностранная туристка, Шуми надела еще более традиционное сари. Чуточку Старого света, с бронзовыми украшениями там и тут. Она сфотографировала себя на телефон. Какой турист удержится от такого?

Зал наполнился электронной мелодией, возвещающей о том, что сейчас начнется очередной розыгрыш. Взглянув на большой экран над лототроном, Шуми крепче стиснула пачку билетов.

На дисплее появилось анимационное изображение таблицы с числами лото, выполненными под клинопись, — словно это была древняя глиняная табличка. Пока вавилонский лучник вкладывал стрелу в лук и прицеливался, числа дергались в своих квадратах. Все это было очень глупо. Если все пройдет хорошо, первой выпадет девятка.

Мультипликационный лучник выпустил стрелу, и та, пролетев по дуге, вонзилась в девятку. Шуми облегченно выдохнула.

Дальше все пошло по плану. Остальные числа выпадали именно так, как и должны были. Разыгрывая роль потрясенного и бесконечно обрадованного победителя, Шуми побежала к стойке сообщить о своем выигрыше.

Выигрыш оказался настолько большим, что вызвали дежурного распорядителя, который проверил билет. Затем по записям камер видеонаблюдения было установлено, что приобрела его именно Шуми. Ее попросили задержаться для фотосъемки. По такому случаю в зал спустился сам управляющий.

Управляющий, Эдвин Ратледж, пожал Шуми руку.

— Поздравляю, — сказал он.

Они встали перед экраном с надписью: «ДЖЕКПОТ — 9 ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫХ ЧИСЕЛ В ЛОТО: 741 299 ДОЛЛАРОВ». Штатный фотограф казино сделал несколько снимков.

— Спасибо, — с сильным индийским акцентом поблагодарила Шуми.

— Как вы выбирали выигрышные числа? — спросил Ратледж.

— Просто наугад, — ответила Шуми. — Я только хотела показать билеты своя подруга в Мумбай. Я даже не думать, что выиграю.

— Как вы собираетесь распорядиться такими деньгами?

— Много отдам своя семья, — улыбнулась Шуми. — Они бедные. Это им очень поможет. И я куплю большая американская машина, чтобы ехать на ней в Индии.

— Спасибо, этого достаточно, — сказал фотографу Ратледж.

Фотограф удалился, а Ратледж повел Шуми к лифтам.

— Мисс Сингх, уверен, для вас это неизведанная территория. Я помогу вам сориентироваться.

— Вы важный человек, — возразила Шуми. — Мне не нужно помогать такой важный человек.

— Для меня это большая честь, — сказал он. — И это прекрасная реклама для «Вавилона». Крупный выигрыш — лучшая реклама для казино.

— Спасибо, мистер Ратледж, — сказала Шуми. — Что мы делать сейчас?

Ратледж нажал кнопку вызова лифта.

— Первым делом вам придется пообщаться с сотрудником налоговой службы. Он захочет получить свою долю прямо сейчас. Мы выдадим ему то, что причитается, а на остальное выпишем вам кассовый счет. Или, если хотите, мы можем расплатиться с вами наличными.

— Нет-нет, — рассмеялась Шуми. — Не наличные. Я не смогу идти со столько наличные.

Двери открылись, и они вошли в кабину. Ратледж провел по считывателю своим электронным ключом. Все горевшие кнопки этажей погасли, и зажглась самая верхняя. Они беспрепятственно поднялись на последний этаж.

Ратледж провел Шуми в пустой кабинет, отделанный красным деревом.

— Извините, моя секретарша уже ушла домой, — объяснил он. — В конце концов, уже час ночи.

— Конечно, — сказала Шуми.

Ратледж открыл двустворчатые двери в свой кабинет, и там тотчас же автоматически зажегся свет. Он направился прямо к бару.

— Что будете пить?

Шуми прошла следом за ним.

— Я не пью, спасибо.

— Какая жалость.

— Где сотрудник налоговая служба? — спросила Шуми.

Ратледж жестом предложил ей сесть на мягкий кожаный диван.

— О, его здесь нет. — Он щедро плеснул себе виски.

— Почему нет? Разве правительство не хочет свои деньги?

— Никаких денег не будет. — Пригубив виски, Ратледж взял со стола папку. — У меня очень дотошная служба безопасности. Вы знали, что мы тщательно проверяем всех тех, кто выигрывает больше ста тысяч долларов?

Шуми стиснула губы.

— Нет, я этого не знала.

— Ваш акцент куда-то исчез. — Ратледж открыл папку. — Вам известно, сколько в мире Шуми Сингх? Много, поверьте. Но только одна из них гений-вундеркинд, защитившая докторскую по физике, математике и квантовой теории. Чертовское совпадение, вы не находите? Талантливая специалистка в области квантовой физики срывает джекпот на девять последовательных чисел через четыре дня после того, как мы установили квантовый компьютер. Да, примечание: вы замужем за человеком, который его устанавливал.

Шуми отвела взгляд.

Ратледж сел за стол.

— Лас-Вегас имеет дело со многими умными людьми, пытающимися нас обмануть. С очень умными людьми. Гениями, учеными, электронщиками — всем кем угодно. Они съезжаются сюда со всего света, чтобы проверить свои схемы. И они всегда изобретают какой-нибудь новый подход, который нам даже в голову не приходил. Потому что они умные. Как вы. — Он подался вперед. — Вы такая умная, что я не могу даже мечтать когда-либо стать таким же. И я не стыжусь в этом признаться. Однако опыт ничем нельзя заменить. Вы знаете все, что только можно знать о квантовой физике, но у меня за плечами двадцать лет управления этим казино. А за плечами у Лас-Вегаса сто лет поимки чрезвычайно умных мошенников.

— Вы ничего не сможете доказать, — сказала Шуми. — А если вы не выплатите мне деньги, которые я выиграла, я подам на вас в суд.

— Ого! — удивленно поднял брови Ратледж. — А вы храбрая, следует отдать вам должное.

— Это сущая мелочь по сравнению с прибылью вашего казино, — продолжала Шуми. — Она не сто́ит того, чтобы вы тратили на нее свое время.

— Если у меня украдут хотя бы четвертак, я потрачу сотню тысяч долларов, чтобы поймать вора! — повысил голос Ратледж. — И дело тут не в прибыли; я поступлю так, чтобы защитить свое казино. В городе сотня других казино, готовых забрать моих клиентов. Даже тень слухов о мошенничестве или плохом руководстве ляжет пятном на нашем заведении, представив его второсортным. А в Лас-Вегасе нет места второсортным казино. Сюда не приезжают ради того, чтобы сходить куда придется. Сюда приезжают ради лучшего.

Передохнув, он вернулся к своему обычному голосу.

— По словам моего главного айтишника — который, кстати, сейчас очень переживает, — виной всему, скорее всего, является что-то под названием квантовая запутанность, не так ли? Я даже близко не понимаю, о чем идет речь, но он сказал, что наш модуль долговременной памяти был подключен к другому компьютеру вместе с еще одним модулем. Полагаю, ваш муженек приносил его к вам, прежде чем принести к нам.

— Теоретически, если такое произошло, — сказала Шуми, — кубиты в обоих модулях больше не связаны, и никак невозможно проверить, что они были когда-то связаны.

— Вот видите, вы опять начинаете умничать. Рассуждать как квантовый физик. — Ратледж покрутил виски в стакане. — А я больше склонен рассуждать как преступник. Наш модуль долговременной памяти в настоящий момент находится в изолированном помещении. Вы никогда не бывали там. Но я готов поспорить, что на модуле по-прежнему остались какие-то ваши микрочастицы — с прошлого раза.

Шуми широко раскрыла глаза.

— Да, умники попадаются на простейших мелочах. В общем, полиция уже направляется сюда.

— Что?

— Конечно, я мог бы поручить охране задержать вас. Но завтра все газеты кричали бы: «По приказу миллиардера из Лас-Вегаса громилы издеваются над запуганной иностранкой». Гораздо лучше заманить вас сюда и передать полиции.

Шуми вскочила на ноги.

— Лифт работает только от электронного ключа. Вы никуда отсюда не выйдете. — Ратледж поднял стакан. — Вы точно не хотите выпить?

— Подождите секунду... — сказала она. — Я думаю.

— О чем?

— Как выпутаться из этой ситуации.

— Мм, — сказал Ратледж, — у вас выхода нет. Полиция будет здесь через несколько минут.

— Значит, у меня есть несколько минут на то, чтобы подумать.

«Вот видите, вы опять начинаете умничать. Рассуждать как квантовый физик. А я больше склонен рассуждать как преступник».


* * *


Ратледж пожал плечами. К чести его надо сказать, он не злорадствовал. Казалось, он вообще не получал никакого удовольствия от происходящего. Дело было не в деньгах или в отмщении. Дело было в уважении.

Шуми наморщила лоб. А это уже что-то.

Казино — его жизнь. Его детище. Миллиардеру не нужно вникать в повседневную деятельность своей компании. Ратледж запросто мог бы нанять для этого другого человека и проводить жизнь, разъезжая по европейским горнолыжным курортам и пляжам в Индийском океане. С такими средствами он мог бы делать все что угодно. И Ратледж пожелал руководить своим казино.

Пожелал, чтобы его уважали. Нет, не совсем так. Речь идет не о его личном тщеславии. Уважать должны казино. Почему? Потому что без этого уважения будет страдать бизнес. Значит, главное — успех бизнеса. А она своим мошенничеством поставила его под угрозу.

Вот он, ответ!

— У меня к вам предложение, — сказала Шуми.

— Прошу прощения?

Откинувшись назад, она сплела руки на коленях.

— Вы можете отменить вызов полиции и выплатить мне выигрыш.

— И с какой стати я должен так поступить?

— Мой муж уволится из «Куана-Тех», и мы с ним учредим новую компанию — выпускающую качественные квантовые устройства для игорного бизнеса. Компания неминуемо добьется успеха, учитывая деловую хватку моего мужа и мои знания.

— Я по-прежнему хочу услышать, с какой стати я должен так поступить.

— Для того чтобы развернуться, одного нашего выигрыша будет недостаточно, — задумчиво произнесла Шуми. — Так что вам предстоит стать нашим ангелом-хранителем, анонимно вложившим в компанию крупную сумму.

— Господи! — рассмеялся Ратледж. — Я тут назвал вас храброй — это было явное преуменьшение. Вы граничите с безумием!

— Наша новая компания будет выпускать квантовые генераторы случайных чисел, — продолжала Шуми. — Наша продукция будет представлять собой просто коробочку, вырабатывающую на основе квантовых законов последовательность действительно случайных чисел и выдающую ее с определенной скоростью. Никакой конфигурации. Никакой операционной системы. Только один последовательный порт.

Ратледж поднял было палец и раскрыл рот, но остановился. Подумав, он наконец сказал:

— Такие коробочки захотят иметь все казино. Их будут нужны сотни. По одной для каждого автомата для игры в покер, по одной для каждого лототрона и так далее. Блестящая бизнес-перспектива с огромным потенциальным рынком.

— Спасибо.

— С учетом этого я, пожалуй, принял бы участие в финансировании такого проекта. Но не с вашим участием. Вы по-прежнему отправляетесь за решетку.

— Нет, именно с моим участием. — Говоря, Шуми продолжала лихорадочно соображать — время поджимало. Когда прибудет полиция, все будет кончено. — Я хотела сказать, с нашим. Моим и моего мужа.

— Вы только что в буквальном смысле пытались меня обокрасть.

— Да, — кивнула Шуми. — То есть мы убедились в том, что я обладаю определенной моральной гибкостью.

— Какое мне дело до...

Встав, Шуми принялась расхаживать по кабинету.

— Мы будем продавать эти коробочки себе в убыток. По любой цене, лишь бы подавить конкуренцию и заставить всех покупать именно нашу продукцию. — Она заговорила быстрее. — Да. Это привлечет все крупные казино. И разумеется, эти коробочки будут защищены от несанкционированного доступа. Нет, не просто защищены — в прямом смысле наглухо запечатаны, чтобы никто не смог изменить то, что внутри.

У Ратледжа на столе зазвонил телефон. Он нажал кнопку.

— Да?

— Сэр, прибыл наряд полиции, — послышался голос. — Они говорят, вы их вызывали.

— Да, пусть поднимаются сюда. — Завершив разговор, Ратледж снова повернулся к Шуми. — Продолжайте разглагольствовать.

По собственному опыту Шуми знала, что на последний этаж лифт поднимается примерно полторы минуты. Девяносто секунд — вот сколько времени у нее осталось. Она хлопнула ладонями по столу.

— В заранее определенный момент времени, скажем, через пару лет, все генераторы случайных чисел одновременно откажут. Потому что мы с самого начала так их запрограммируем.

Ратледж нахмурился. Можно ли было считать это искоркой интереса?

— Определите, что значит «откажут».

— Все они начнут выдавать последовательности из одних нулей. Игровые автоматы, использующие их, выйдут из строя, потому что программное обеспечение не готово к тому, чтобы каждый раз получать одно и то же «случайное» число. В лучшем случае они отключатся. Возможно, какие-то системы продолжат работу, раз за разом выдавая одинаковый результат. Это будет еще хуже — особенно если этот результат окажется выигрышным. Во всех казино Лас-Вегаса начнется полный хаос.

До Ратледжа наконец дошло. Он поднял взгляд на потолок.

— Кроме «Вавилона».

— Точно! Кроме «Вавилона». — Шуми ткнула в него пальцем. — Потому что у вас уже была установлена другая система. И вы просто скажете, что у вас не дошли руки ее заменить. Вам повезло. И что будет потом, мистер Ратледж? Что произойдет, когда «Вавилон» останется единственным казино в Лас-Вегасе с работающими игровыми автоматами?

— Мы заберем себе всех клиентов. Всех до одного! — Залпом допив виски, он крутанулся в кресле к окну, из которого открывалась панорама города. — А наши конкуренты потеряют миллионы долларов!

Шуми обошла вокруг стола.

— На то, чтобы переоснастить все автоматы, потребуется время, — сказала она. — Вернуться к старым, неквантовым генераторам случайных чисел будет нельзя. К тому времени у всех уже будут квантовые компьютеры, способные взламывать генераторы псевдослучайных чисел. Нужно будет устанавливать центральный квантовый генератор случайных чисел, как это сделали вы.

Ратледж почесал подбородок.

— Острая нехватка таких систем вызовет еще большее промедление. У нас будет неделя, а то и две, полного контроля над рынком игровых автоматов. Гм.

Встав рядом с ним, Шуми устремила взор на пребывающий в блаженном неведении город.

— Разумеется, задолго до этого дня мы с мужем начнем новую жизнь, с чистого листа, где-нибудь далеко отсюда, а вы заплатите нам кругленькую сумму. Скажем, десять миллионов долларов? Малая толика от того, что вы получите.

Ратледж молчал.

— Это шанс, мистер Ратледж. Сопряженный с большим риском, но способный принести огромный выигрыш. По-моему, в глубине души вы азартный игрок. Ну что скажете?

Лифт звякнул, и двери кабины открылись. Двое полицейских прошли через приемную в кабинет. Один был молодой и жилистый, другой минимум на двадцать лет старше. Тот, что постарше, очевидно, старший, сказал:

— Мы получили вызов, что нужны вам.

Ратледж развернулся в кресле лицом к ним.

Он посмотрел на Шуми, затем снова на полицейских.

— Присутствующая здесь миссис Шуми только что выиграла больше семисот тысяч долларов. Она впервые в нашей стране. Вы не могли бы проследить за ее безопасностью, когда она вернется к себе в гостиницу?

— Разумеется, — ответил полицейский. — Примите наши поздравления, мэм.

Шуми облегченно выдохнула.

— Спасибо. Мистер Ратледж, если ваше предложение еще в силе, думаю, я все-таки выпью. Двойной джин с тоником и щедро выжатым лаймом, если можно.

Улыбнувшись, Ратледж направился к бару.

— С удовольствием.


-----

[1] Ганеша (Ганапати) – в индуизме бог мудрости и благополучия. Один из самых почитаемых богов индуистского пантеона.



Выбрать рассказ для чтения

69000 бесплатных электронных книг