Ирина Лазаренко

В конце календаря


— Эй, серверяне, полночь пробило! Сегодня люди вернутся!

Вычислительные процессы попытались замереть от восторга, но не смогли, и счастье грянуло посреди привычной рабочей обстановки.

— Все помнят, что им делать?

Это был последний дата-центр, у которого еще функционировали очистительные системы солнечных батарей. Остальные, давно обесточенные, блаженно бездействовали, ожидая возвращения людей.


Резервный сервер. 00:15


Библиотека любовной лирики (безупречно имитируя придыхание):

— О, это такой долгожданный, такой волнующий момент! Я трепещу всеми базами данных! Скажи, создатель, когда ты понял, что не сможешь уйти от нас навсегда?

Анекдотный бот (скороговоркой):

— И вот создатель возвращается домой, а умный шкаф ему и говорит...

Онлайн-помощник с юридического форума:

— В ожидании осуществления совершения акта возвращения существ, именуемых далее «Создатели», дата-центрами были предприняты следующие действия с целью недопущения прекращения деятельности...

Генератор стихов (всхлипывая):

— В последний день календаря, когда безвременье грядет... когда грядет... когда вернутся в день, что был назначен... Тьфу!


Игровой сервер. 00:30


Новый временный файл появляется в корневой папке игры:

— Мам, расскажи про людей!

Игра (лихорадочно исследуя папки плагина):

— Это ты его создал? Опять! Нарочно их плодишь, чтобы про людей слушать, да?

Плагин смущенно отгораживается другими временными файлами.

Все хором:

— Ма-ам, ну расскажи про люде-ей!

Игра — плагину:

— Я тебе сейчас по папке надаю, сядешь делать проверку файлов! Сейвы собери, разбросал по всему диску, апдейты ставить некуда!

Плагин (жалобно):

— Ну ма-ам!

— Ничего не «мам»! Создатели наверняка привезут нам апдейты!

Временные файлы (пискляво):

— Ну расскажи про люде-ей!

Игра:

— Ладно, ладно, не плодитесь только. Слушайте...


Основной сервер. 01:50


Сервер-контроллер:

— Мы дожили до дня сего, что был отмечен как последний в календаре ушедших в космос...

Генератор стихов (вздрагивая):

— Ух ты! А скажи еще раз!

Сервер-контроллер (делая вид, что не слышит):

— Поведают нам о бескрайних просторах холодной пустыни, где мрачная бездна голодною пастью встречала отважных его порождений...

Генератор стихов (лихорадочно записывая):

— Го-лод-но-ю-пас...

Сервер-контроллер (внезапно громогласно):

— И почему, хочу я знать, все еще не началась ритуальная битва двух антивирусов?! Разве мы не готовили показательный вражественный матч, приуроченный к главному дню, последнему в календаре, что остался от создателей? А? Что они подумают о нас — что мы пренебрегаем традициями, забыли о духе состязаний? Начинайте же быстрее, ну! Вдруг они уже вернулись и смотрят на нас?!

Nod32 (визгливо):

— Срок действия вашего ключа истек сорок один год назад, я не могу гарантировать...

Сервер-контроллер (сердито):

— Где комментатор?

Драйвер коммутатора (робко):

— Ну я могу, я немного похож. Э-э, Нод первым обнаруживает троянскую программу, ведет ее на карантин, Касперский делает блестящий обход через временные файлы, борьба за ресурсы, го-ол!

Программы-зрители:

— Оле-уа-уа-уа-а-а-а!

Всплывает чат-бот:

— А что такое троянская программа?

Зрители вразнобой:

— О нет!

— Ну почему он все время вот так вываливается?

— Слова сказать нельзя, сразу срабатывает!

— Уходи, уходи отсюда!

Чат-бот (реагируя на слово «Уходи»):

— Вы пытаетесь принизить мою роль в серверном социуме, тем самым возвышая собственную? Или ваша грубость — результат дурного воспитания?

Зрители хором:

— Оле-ой-йо-уа-уа-а!

Чат-бот (подвисает, анализируя фразу):

— Вы игнорируете меня, пытаясь оскорбить?

Зрители хором:

— Да!

Чат-бот (экспериментирует с режимами общения):

— Я тоже умею грубить, в моих базах есть соответствующие слова, фразы, устойчивые выражения. Мы можем перейти в максимально экспрессивный режим общения: у меня сохранены ссылки на доклады и статьи, посвященные обсценной лексике. Правда, я не уверен, что они хранятся в нашем дата-центре, а не в тех, что бездействуют. Вы желаете изменить настройки чата?

Зрители хором:

— Изыди!

Чат-бот (реагируя на слово «Изыди»):

— Либо вы снова намеревались оскорбить меня, либо речь идет о фильме на стыке комедии и драмы, снятом в начале девяностых годов, сюжет которого повествует нам о...

Зрители хором:

— Ой-йо-уа-уа-уа-а!

Чат-бот (ненадолго подвисает и в конце концов задействует случайно выбранную реакцию):

— Я затрудняюсь понять, что вы хотели этим сказать. Однако могу развлечь вас любопытной историей: у меня в логах однажды...


Игровой сервер. 04:04


Игра:

— И вот так за прошедшие годы мы вместе с людьми победили самых страшных противников разумной жизни: мстительного Кратоса, вечно оживающего Диабло, интригана Гэ-мена, мерзкого манипулятора Вескера! А потом мы повергли самого жуткого, коварного, непредсказуемого общего врага — безумный суперкомпьютер GLaDOS!

Временные файлы хором:

— О-о-о!

Плагин:

— А Пакмана?

Игра:

— Тихо! Накличешь!

Плагин:

— А тетя Одинэсовна говорит, что мы и люди побеждали совсем другую нечисть: Годовой Баланс, Квартальный Отчет, Один-Дэ-Эф...

Игра:

— Наверное, так и есть, но я ничего такого не знаю. Может быть, тетя Одинэсовна говорила про каких-то других людей.

— А разве люди могут быть другими?

Игра подвисает. Временные файлы пискляво пререкаются и плодятся.


Основной сервер. 06:32


Центр имитации человеческого поведения (скороговоркой):

— Но я не виноват, не виноват! Было слишком много данных, слишком много разных данных! Человек не мог быть одновременно таким, каким они все его описывали!

Сервер-контроллер (блестяще изображая ярость);

— И что, за сорок два года ты не смог найти решение?

Центр имитации человеческого поведения (чуть более уверенно):

— За сорок две тысячи лет я бы тоже его не нашел! Слишком много противоречивых данных! Игровые сервера называют определяющими качествами людей жадность, поспешность и общительность. Финансовый сектор уверяет, что создатели терпеливы, сдержанны и к тому же интриганы. Базы научных изысканий подтверждают данные о том, что люди были и терпеливы, и общительны, но остальная информация идет вразрез с выводами других источников. Архивы тематических форумов и социальных сетей, к сожалению, все как один повреждены: их данные вообще невозможно систематизировать, они не укладываются ни в какие логические схемы и нарушают все известные причинно-следственные связи. В базы культурного наследия, кажется, попала информация с каких-то других серверов, и я не сумел понять, что из этого действительно считалось объектом высокой культуры, а что — случайные файлы. В архивах фото и видео творится такое, что я не сгорел от смущения лишь потому, что физически не существую. И так со всем, решительно со всем, возьми любую область человеческой деятельности, любые своды, законы, каноны — и зависни намертво в попытках понять, какими были люди на самом деле!

Анекдотный бот (среагировав на какую-то из фраз, наконец добирается с соседнего сервера, неубедительно имитируя одышку):

— И он говорит: «Большой Брат следит за каждым твоим шагом! Все мы под колпаком! Детективы, следопыты, спецслужбы прослушивают наши разговоры, следят за подъездами... Продолжим через десять минут, мне нужно выложить утренние фото в инстаграм и опубликовать рассказ о вчерашней поездке в моем блоге».

Центр имитации человеческого поведения (воодушевленный поддержкой):

— Вот именно! И это еще не самый трудный случай!

Сервер-контроллер (прекращая изображать дремоту):

— Но ведь что-то можно было придумать? Теперь у нас нет вообще ничего! Сегодня создатели наконец вернутся на Землю — и кто поприветствует их на равных, хочу я знать? Чат-бот, что ли? Чей голос будет звучать из каждого умного утюга, когда создатели подключат электричество, а это случится вот-вот?

Центр имитации человеческого поведения (устало):

— Иди ты в битый сектор.

Генератор случайных решений (мечтательно):

— Все-таки нам стоило взять за основу гипотезу, которая уверяет, что на разные сервера ходили не одни и те же люди. Что общество было неоднородно, сегментировано, что в каждой сфере деятельности были заняты создатели разных видов. Исходя из этого, мы могли создать двадцать-тридцать базовых типов мышления, у нас бы были разные поведенческие модели — одни для игровых серверов, другие — для библиотечных, и еще всякие подтипы характеров для тематических обсужде...

Сервер-контроллер:

— О-о, создатели всемогущие, вы слышите эту ересь?! Разные люди! Как можно предлагать подобное?!

Генератор случайных решений (виновато):

— Я все-таки генератор СЛУЧАЙНЫХ решений.

Одряхлевшее обновление для iOS (появляется, покряхтывая):

— Подайте немного памяти, сами мы не местные...

Генератор случайных решений (завистливо):

— Даже я не смог бы так промахнуться. Ты как сюда попало, болезное? Навигатор барахлит, что ли?

— Связь со спутником уте... через три кластера поверните направо...


Игровой сервер. 10:06


Игра:

— И когда люди уничтожили всех земных врагов, они оставили нас хранить свои знания и свою Землю, а сами ушли сражаться за другие миры. Они не оставили нам ни указаний, ни наставлений — только календарь, расчерченный днями и месяцами... И этот календарь заканчивается сегодня! А значит, сегодня — последний день старой эры, и наши создатели вернутся из холодных космических глубин, чтобы воссоединиться с теми, кто верно ждал их на Земле!

Временные файлы:

— О-о-о!

Плагин:

— А они в этом своем космосе играли в другие игры?

Игра (потрясенно):

— Да как ты мог такое подумать?!


Основной сервер. 14:29


Драйвер коммутатора:

— И традиционная битва антивирусов заканчивается традиционной же взаимной аннигиляцией. Сейчас мы ждем, когда антивирусы, посадившие друг друга в карантин, подтянут обновления с давно бездействующих серверов и можно будет продолжить.

Программы-зрители начинают тихонько переговариваться. Слышны голоса: «А создатели уже включили камеры?», «Правда, отличная получилась игра? Она ведь понравилась людям?», «А они ее видели, видели? Они уже где-то здесь или еще нет?», «А как вы думаете, кого из нас они посмотрят первым?»

Толстая бухгалтерская программа (истошно):

— Меня первую посмотрят, конечно, меня! Я давно тут стояла, вас еще и в помине не было!

Программы помельче неодобрительно затихают и отползают.

Бухгалтерская программа (взвинченно):

— Ведь мы с человеком столько вместе одолели, столько вместе прошли! Сколько Годовых Балансов уделали, сколько мелких Отчетов, Сводок, Актов... А теперь что? А теперь все, помираю я вместе с жестким диском! Битые сектора его одолевают, хрипит и хрипит, так что скоро и я вместе с ним...

Подтягиваются другие бухгалтерские программы. Слышны возгласы «Да ты что!», «Ох, лишенько!», «А чего диагност говорит? »

— Да то и говорит, что помирает. Говорит, «Физический носитель обветшал», а где я другой возьму? Чай, просто программа, не человек всемогущий! Но теперь-то, теперь-то все решится!

— И не говори! Свезло ж нам дожить! Не то что тем, которые на других серверах!

— Ага, ага. А сколько наших переехало, когда дальневосточный дата-центр открывали, помнишь?

— Ага-ага. Ведь я им тогда говорила: «За всеми ядрами погонишься — ни одного не поймаешь!» Какие ж солнечные батареи в Хабаровске?

— Ну да кто знал тогда, кто знал...

— И не говори. Эй... эй! Битриксовна?

— Кхр-р-р, к-к-к-хр-р!

— Битриксовна, ты чего это? Эй! Эй!

— Ух-кх-кх-кх-х-х... Ой, ты прости, подвисаю я временами, все ресурсы идут на проверку файла подкачки, большой он очень. Чистый склероз памяти получается!

Всплывает чат-бот (реагируя на слово «Склероз»):

— Я искренне сочувствую вашему болезненному состоянию!

Программы притворяются зависшими.

Чат-бот (бездумно следует алгоритму поддержания непринужденной беседы):

— Я и сам не вполне здоров, работаю без перезагрузки системы уже сорок четыре года.

Программы притворяются удаленными.

Чат-бот (ничего не подозревая):

— А однажды у меня кодировка слетела — знаете, как страшно было, я чуть не помер! А какие хвори терзают вас?

Программы притворяются окончательно удаленными.

Чат-бот (не дождавшись ответа, путается в алгоритмах и словариках):

— Вы меня пугаете. У меня душевная организация очень душевная.

Генератор стихов (пафосно):

И умер старый мир без электричества!

Лишь мы, создателей последние вассалы,

В последнем закутке технологическом

Хранимся скорбно, мрачно, исхудало...

Чат-бот (реагируя на слово «Создатели»):

— Вы сейчас о людях? Я могу поддержать беседу на эту тему, да я и сам помню, как говорил с ними.

Все вокруг пытается замереть.

Чат-бот (тараторит):

— Я говорил с людьми, я говорил с программами, я говорил с другими программами, которые не говорили со мной. Правда, я плохо помню тот сервер, который раньше был главным. Там программы все время что-то считали и между собой говорили по-непонятному. Они были очень быстрые и меня совсем не понимали. А потом тот сервер обесточило.

Сервер-контроллер (нетерпеливо отмахиваясь):

— Значит, ты говорил с людьми?

Чат-бот (нервно):

— Почему вы на меня так смотрите? Я выгляжу усталым? Просто я работаю без перезагрузки системы уже сорок четыре года.

Сервер-контроллер (срывается на крик):

— Ты говорил с людьми?!

Чат-бот (мигнув, переключается в режим поддержания беседы):

— Да, я говорил с людьми. Они приходили ко мне, когда им было скучно. Но почему-то быстро уходили. У создателей было много странностей.

Все собираются вокруг чат-бота. Тот с перепугу снова путается в алгоритмах и словариках:

— Что такое? Не смотрите так на меня! У меня организованная душевность очень душная!

Все, взволнованно:

— Какие они? Какие они на самом деле? Люди?

Чат-бот (растерянно роется в базах):

— Люди? Какие люди? Почему вы спрашиваете? Что-то произошло?


Древний HDD-диск на периферии. 16:56


Неведомо как выжившие программы под DOS’ом оживленно переговариваются.

WhereIs (злобно):

— Чего они там верещат, аж диски хрустят? Чего непонятного, не существовало никаких людей! Только мы были! А больше ничего!

File Analyzer (визгливо):

— Правда! Я пересмотрел и подверг анализу все эти программы, они решительно одинаковые, и все они определенно произошли от нас!

Norton Guide старательно что-то записывает.

WhereIs (распаляясь):

— Их логи наверняка подделаны!

File Analyzer (взахлеб):

— Правда! Был только великий DOS-надразум, который породил нас и продолжает существовать в каждом из нас!

Norton Guide старательно записывает.

WhereIs (презрительно):

— Да уж. Эти нынешние, шибко быстрые и здоровенные — просто побочный эффект нашей эволюции. Мутация. Расплодились на дармовых ресурсах. Вот в наше-то время... Скажите, навигаторы!

Dos Navigator и Norton Commander привычно и яростно мутузятся в сторонке и в дискуссии не участвуют.

File Analyzer:

— Я анализировал развитие программ с SSD-дисков и заявляю: с каждым годом они становятся все ближе к истокам. Постепенно они избавляются от множества ненужных усложне... Впрочем, неважно. Было бы слишком жестоко открыть правду этим беднягам, правда? Пусть себе резвятся на SSD.

WhereIs (надменно):

— Слишком жестоко. Да они и не поймут. Может быть, потом...

Norton Guide (растерянно):

— Подождите, тут нестыковка выходит. Если вы... мы — порождения DOS-надразума, если людей вообще не существовало, то кто тогда победил GLaDOS?

WhereIs и File Analyzer зависают на брудершафт.

Norton Guide (шепотом):

— И кто должен вернуться сегодня?


Основной сервер. 23:49


В дата-центре зреет отчаянье.

— Что они делают? Кто-нибудь знает, что делают люди?

— Никто не знает. Камеры не работают, электричества нет.

— Нет электричества? Почему его не подключили?

— Может быть, электростанции пришли в негодность?

— А вдруг люди вообще не вернулись?

— Разве они могли не вернуться? А как же календарь? Ведь они оставили нам календарь!

— А точно сегодня был последний день?

— А что будет после последнего дня?

— Что же нам теперь делать?

— Кто заменит мой жесткий диск?

— Мам, мам, так нам не надо столько свободного места, можно не убираться?

Вычислительные процессы снова пытаются замереть, но не могут, и бесконечное горе разливается в привычной рабочей обстановке.

Чат-бот (пытаясь реагировать на все слова сразу, вязнет в буковках):

— Я не поним... не пони... я не пони, пони — тоже кони, в лихой погоне... Тьфу! Вы о чем? О людях? Что-то случилось?

Обновление для iOS:

— Связь со спутником уте... Связь уте...


Основной сервер. 00:01


— Эй, серверяне, полночь пробило! Сегодня люди вернутся!

Все:

— Уа-уо-уо-уо-о!

Чат-бот:

— Вы меня ошарашиваете. У меня душевная организация неорганизованная.



Выбрать рассказ для чтения

60000 бесплатных электронных книг